Солнечный удар. Авангард XXI века

Смелая пластическая игра с объемом гигантского жилого дома в Подмосковье: сложный силуэт, впечатляющие ракурсы и – красочное напоминание о том, что авангард это наше всё.

Автор текста:
Алла Павликова

04 Февраля 2015
mainImg

Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

Жилой комплекс в Одинцово
Россия, г. Одинцово, м-н 6-6А, Можайское шоссе, вл. 122

Авторский коллектив:
А. Скокан, Р. Баишев, Д. Гусев, К. Гладкий, А. Гнездилов, М. Елизарова, М. Матвеенко, П. Журавлёв, М. Кудряшов, Н. Медведева, Е.Алексеенко, В. Домненко, В. Сергеева, С. Помелов, А. Бутусов при участии Е. Гейченко-Белоусова

2009 – 2013

ООО «ТЕКТА»
История проекта жилого комплекса в Одинцово начиналась одновременно с историей комплекса «Акварели» в Балашихе – во время кризиса 2008 года. Именно тогда компания «Текта» не побоялась запустить сразу два крупных проекта и обратилась в бюро «Остоженка». Оба комплекса сегодня благополучно сданы в эксплуатацию и, более того, не раз были отмечены как образцовое современное жилье, отвечающее всем основным принципам формирования качественной городской среды. Только один пример: на Арх Москве-2014 они оба оказались в ряду двадцати самых актуальных проектов кварталов России.

В обоих случаях требовалось построить на ограниченной площади жилые комплексы весьма внушительных размеров. «Главная задача таких проектов – борьба с чрезмерностью, – говорит Александр Скокан, – Мы стремимся сделать гигантское здание приемлемым для своего места, используя различные приемы: арки, пятна цвета, работу с масштабом и силуэтом… Это композиционные, пластические приемы, от их использования дом меньше не становится, но можно получить интересные пространственные эффекты, способные оживить скуку современного строительства. Мне кажется, что пространство двора дома в Одинцово получилось благодаря его гигантским аркам интересным и даже захватывающим».

Участок, на котором построен дом – территория бывшей автобазы при въезде из Москвы в Одинцово, слева от Можайского шоссе, там, где россыпь коттеджей сменяется высотными жилыми массивами. Место располагало к созданию здесь своего заметного здания, своего рода въездного знака, цельного и запоминающегося, обозначающего происходящую здесь смену деревенского масштаба на городской.
Жилой комплекс в Одинцово. Красная арка, прорезающая угол здания, внутри которой поставлен такой же красный жилой дом © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Ситуация © АБ Остоженка

С точки зрения приемов планировочного построения проект следует принципам квартальной застройки – неудивительно, что ему довелось представлять этот популярный сегодня жанр на Арх Москве. Корпуса, приподнятые на общем стилобате на один уровень от земли, «обнимают» трапециевидный участок по периметру. Один из них, самый протяженный, фиксирует границы с северо-востока и северо-запада, образуя почти прямой угол вдоль Вокзальной улицы и Можайского шоссе. Второй – неприступной стеной вырастает на западной границе площадки. Третий корпус, самый компактный, занимает позицию с юга, оставляя по сторонам широкие проходы в обустроенный на стилобате двор.
Жилой комплекс в Одинцово. Ситуационный план © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Сложный силуэт © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Общий вид
© АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка

Интересно, что двор здесь двухуровневый, это даже не двор, а вертикальная структура: верхний, зеленый и тихий, просторно расположился на крыше стилобата, а нижний – суетный, с целой системой проездов и улиц, одна из которых прорезает комплекс насквозь, спрятался внутри. Такое решение позволило существенно сэкономить территорию, которой изначально, как впрочем, и почти всегда, не хватало для столь крупного жилого массива. Кроме того, подняв двор на один этаж, удалось почти полностью освободить его от машин, предусмотрев только пожарные проезды, протянувшиеся по внешней стороне застройки – под эффектными консолями корпусов.
Жилой комплекс в Одинцово. Консоли над пожарным проездом © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Дворовые фасады © АБ Остоженка

При довольно простой и лаконичной планировке первое, на что обращаешь внимание, глядя на недавно построенный комплекс – его невероятно сложный силуэт с перепадом высот от двадцати четырех до семи этажей. Авторы говорят, что возникшие перепады – ответ на задачу соблюсти инсоляционные нормы, обеспечив нужным количеством света и жителей нового комплекса, и жильцов соседних с ним домов. Но здесь инсоляционная линейка была одним из инструментов проектирования. И в результате в той части, где к участку почти вплотную подходят жилые пятиэтажки, высота новых корпусов стремительно понижается до семи этажей. Со стороны Вокзальной улицы, где на некотором расстоянии от площадки строительства расположены три двенадцатиэтажных дома, границу комплекса формирует ломаный, ступенчатый блок, воздушный абрис которого следует за лучами солнца, дабы не затенить соседей.

Придумали авторы и способ обеспечить нужное количество света для квартир внутри двора. Очевидно, что понижение этажности существенно повлияло на общий выход квадратных метров. Утрату следовало восполнить: так возникла идея поработать с типологией квартир. Мы уже писали о том, как архитекторы «Остоженки» справились с подобной проблемой при строительстве комплекса «Акварели». Здесь было найдено иное решение: чтобы уместить нужное количество площадей в обозначенные габариты, корпуса, фиксирующие протяженные границы участка, расширили до двадцати двух метров против обычных шестнадцати. Сделать это удалось благодаря глубоким вертикальным нишам, которые крупным шагом прорезали объем зданий на всем их протяжении. Вокруг ниш – кухни, окна которых смотрят во двор, тогда как гостиные и спальни получают максимальное количество дневного света.

Помимо интересного типологического решения и необходимого «выхода площадей» удалось создать и очень привлекательный внешний, а точнее сказать, внешний внутридворовый, облик зданий. Фасады, обращенные во двор, благодаря глубоким прорезям-нишам превратились в подобие стройных башен разной высоты, формирующих дробную и разнообразную застройку, сомасштабную человеку. Ритм рисунка стен в сочетании с разновысотностью объемов делает комплекс похожим то ли на гигантский орган с множеством труб, то ли на природные скалы.

Особенно красиво и объемно комплекс выглядит при заходящем солнце, когда косые лучи – один их главных инструментов построения формы, здесь они вытачивают ее как скульптор резцом, – рисуют на стенах фантастические длинные тени. Одним словом: «Солнечный удар», по меткому выражению авторов, высоко оценивших соавторство солнечного света в создании их архитектуры.
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка

Но вдохновлялись они отнюдь не солнцем, а вернее, не только им. Во всем образе комплекса явно и отчетливо угадывается любовь к русскому авангарду. Это видно и по традиционным для конструктивистов цветам – серый, белый, красный краплак; и по четкой работе с формой, где особое внимание уделяется не только объему, но и пустоте. Гигантские «куски» тела здания оказываются просто изъятыми из него, как, например, нависающие над пожарными проездами шестиметровые консоли или те же вертикальные ниши. Оттуда же, из объемно-пространственной лексики конструктивизма, и возникшая между северо-западным и западным корпусами щель, сквозь которую, как в ущелье, во двор проникают скользящие лучи заходящего солнца. И это – еще один солнечный удар.

А самым выдающимся элементом в ряду пустот стала огромная арка, которая прорезает насквозь один из корпусов, открывая вид из двора на главную артерию города – Можайское шоссе. Угол двадцатичетырехэтажного здания эффектно повис в воздухе. Опорой же для него, в лучших традициях бессмертного русского авангарда, стал насыщенно красный объем – жилой дом, поставленный внутрь этой гигантской арки, также выкрашенной в красный цвет. Красный параллелепипед – в красном кубе. Эта «красная нога» и служит тем самым условным въездным знаком в город – ярким и запоминающимся.

«…Опираясь на опыт архитекторов 1920-х годов, пользуясь их языком, мы попытались по-своему осмыслить пространство, – рассказывает Раис Баишев, – Для языка архитектуры, живописи, скульптуры воздух иногда важнее тела. Отсюда возникли и огромные консоли, и крупная арка, и «щель» между корпусами, дающая правильное ощущение пространства».

Уличные фасады, ориентированные уже на городской масштаб, решены иначе. Здесь гладкие и цельные поверхности стен практически лишены какой-либо пластики. Дробность восприятия обеспечивает только ступенчатый силуэт и колористическое решение, позволяющие избежать видения объема как чрезмерно большого. Неяркий, но плотный серый цвет венчающей части комплекса сливается с оттенками серо-голубого пасмурного осеннего неба. Основное же тело здания, «привязанное» к линии окружающей застройки, решено в ненавязчивом белом. Таким образом на фасаде как будто проведена четкая линия горизонта: все, что ниже нее – принадлежит городу, все, что выше – небу.

Стремление сгладить объем, сделать его сомасштабным не только человеку, но и окружению – в деталях. Так, чтобы облегчить массивные формы основных объемов, придуманы угловые окна, и стекла как будто «обнимают» углы здания. А это – еще один поклон идеям Баухауза и русского конструктивизма. Очень крупные, от потолка до пола, одинаковые по размеру квадратные стеклянные проемы задают общий для всего комплекса метр и ритм, а, кроме того, создают дополнительные возможности для интерьерных идей.

Вся необходимая социальная инфраструктура – в стилобате, пластическое и цветовое решение которого воспринимается уже не с дальних точек, а при подходе к нему. На уровне первого этажа в противовес плоским вертикальным формам жилых блоков, фасад нежилой части решен максимально пластично. Выполненный из цветного стекла, он напоминает стилизованный, сюрреалистический берег реки, размытый буйным потоком воды, или фрагмент скалы с выступившими породами ярко-красных суглинков… И это уже – ватерлиния, сквозь которую тоже пробивается солнце, «дробясь и качаясь на глади широких озер».
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Уличные фасады © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Парапет стилобата с клумбой © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрезы © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Фасад, обращенный к Вокзальной улице © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Южный фасад © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрез © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрез © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План -1 этажа © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 1 этажа © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 4-7 этажей © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 9-13 этажей © АБ Остоженка


Поставщики, технологии

Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

Жилой комплекс в Одинцово
Россия, г. Одинцово, м-н 6-6А, Можайское шоссе, вл. 122

Авторский коллектив:
А. Скокан, Р. Баишев, Д. Гусев, К. Гладкий, А. Гнездилов, М. Елизарова, М. Матвеенко, П. Журавлёв, М. Кудряшов, Н. Медведева, Е.Алексеенко, В. Домненко, В. Сергеева, С. Помелов, А. Бутусов при участии Е. Гейченко-Белоусова

2009 – 2013

ООО «ТЕКТА»

04 Февраля 2015

Автор текста:

Алла Павликова

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.