Солнечный удар. Авангард XXI века

Смелая пластическая игра с объемом гигантского жилого дома в Подмосковье: сложный силуэт, впечатляющие ракурсы и – красочное напоминание о том, что авангард это наше всё.

Автор текста:
Алла Павликова

04 Февраля 2015
mainImg

Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

Жилой комплекс в Одинцово
Россия, г. Одинцово, м-н 6-6А, Можайское шоссе, вл. 122

Авторский коллектив:
А. Скокан, Р. Баишев, Д. Гусев, К. Гладкий, А. Гнездилов, М. Елизарова, М. Матвеенко, П. Журавлёв, М. Кудряшов, Н. Медведева, Е.Алексеенко, В. Домненко, В. Сергеева, С. Помелов, А. Бутусов при участии Е. Гейченко-Белоусова

2009 – 2013

ООО «ТЕКТА»
История проекта жилого комплекса в Одинцово начиналась одновременно с историей комплекса «Акварели» в Балашихе – во время кризиса 2008 года. Именно тогда компания «Текта» не побоялась запустить сразу два крупных проекта и обратилась в бюро «Остоженка». Оба комплекса сегодня благополучно сданы в эксплуатацию и, более того, не раз были отмечены как образцовое современное жилье, отвечающее всем основным принципам формирования качественной городской среды. Только один пример: на Арх Москве-2014 они оба оказались в ряду двадцати самых актуальных проектов кварталов России.

В обоих случаях требовалось построить на ограниченной площади жилые комплексы весьма внушительных размеров. «Главная задача таких проектов – борьба с чрезмерностью, – говорит Александр Скокан, – Мы стремимся сделать гигантское здание приемлемым для своего места, используя различные приемы: арки, пятна цвета, работу с масштабом и силуэтом… Это композиционные, пластические приемы, от их использования дом меньше не становится, но можно получить интересные пространственные эффекты, способные оживить скуку современного строительства. Мне кажется, что пространство двора дома в Одинцово получилось благодаря его гигантским аркам интересным и даже захватывающим».

Участок, на котором построен дом – территория бывшей автобазы при въезде из Москвы в Одинцово, слева от Можайского шоссе, там, где россыпь коттеджей сменяется высотными жилыми массивами. Место располагало к созданию здесь своего заметного здания, своего рода въездного знака, цельного и запоминающегося, обозначающего происходящую здесь смену деревенского масштаба на городской.
Жилой комплекс в Одинцово. Красная арка, прорезающая угол здания, внутри которой поставлен такой же красный жилой дом © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Ситуация © АБ Остоженка

С точки зрения приемов планировочного построения проект следует принципам квартальной застройки – неудивительно, что ему довелось представлять этот популярный сегодня жанр на Арх Москве. Корпуса, приподнятые на общем стилобате на один уровень от земли, «обнимают» трапециевидный участок по периметру. Один из них, самый протяженный, фиксирует границы с северо-востока и северо-запада, образуя почти прямой угол вдоль Вокзальной улицы и Можайского шоссе. Второй – неприступной стеной вырастает на западной границе площадки. Третий корпус, самый компактный, занимает позицию с юга, оставляя по сторонам широкие проходы в обустроенный на стилобате двор.
Жилой комплекс в Одинцово. Ситуационный план © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Сложный силуэт © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Общий вид
© АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка

Интересно, что двор здесь двухуровневый, это даже не двор, а вертикальная структура: верхний, зеленый и тихий, просторно расположился на крыше стилобата, а нижний – суетный, с целой системой проездов и улиц, одна из которых прорезает комплекс насквозь, спрятался внутри. Такое решение позволило существенно сэкономить территорию, которой изначально, как впрочем, и почти всегда, не хватало для столь крупного жилого массива. Кроме того, подняв двор на один этаж, удалось почти полностью освободить его от машин, предусмотрев только пожарные проезды, протянувшиеся по внешней стороне застройки – под эффектными консолями корпусов.
Жилой комплекс в Одинцово. Консоли над пожарным проездом © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Дворовые фасады © АБ Остоженка

При довольно простой и лаконичной планировке первое, на что обращаешь внимание, глядя на недавно построенный комплекс – его невероятно сложный силуэт с перепадом высот от двадцати четырех до семи этажей. Авторы говорят, что возникшие перепады – ответ на задачу соблюсти инсоляционные нормы, обеспечив нужным количеством света и жителей нового комплекса, и жильцов соседних с ним домов. Но здесь инсоляционная линейка была одним из инструментов проектирования. И в результате в той части, где к участку почти вплотную подходят жилые пятиэтажки, высота новых корпусов стремительно понижается до семи этажей. Со стороны Вокзальной улицы, где на некотором расстоянии от площадки строительства расположены три двенадцатиэтажных дома, границу комплекса формирует ломаный, ступенчатый блок, воздушный абрис которого следует за лучами солнца, дабы не затенить соседей.

Придумали авторы и способ обеспечить нужное количество света для квартир внутри двора. Очевидно, что понижение этажности существенно повлияло на общий выход квадратных метров. Утрату следовало восполнить: так возникла идея поработать с типологией квартир. Мы уже писали о том, как архитекторы «Остоженки» справились с подобной проблемой при строительстве комплекса «Акварели». Здесь было найдено иное решение: чтобы уместить нужное количество площадей в обозначенные габариты, корпуса, фиксирующие протяженные границы участка, расширили до двадцати двух метров против обычных шестнадцати. Сделать это удалось благодаря глубоким вертикальным нишам, которые крупным шагом прорезали объем зданий на всем их протяжении. Вокруг ниш – кухни, окна которых смотрят во двор, тогда как гостиные и спальни получают максимальное количество дневного света.

Помимо интересного типологического решения и необходимого «выхода площадей» удалось создать и очень привлекательный внешний, а точнее сказать, внешний внутридворовый, облик зданий. Фасады, обращенные во двор, благодаря глубоким прорезям-нишам превратились в подобие стройных башен разной высоты, формирующих дробную и разнообразную застройку, сомасштабную человеку. Ритм рисунка стен в сочетании с разновысотностью объемов делает комплекс похожим то ли на гигантский орган с множеством труб, то ли на природные скалы.

Особенно красиво и объемно комплекс выглядит при заходящем солнце, когда косые лучи – один их главных инструментов построения формы, здесь они вытачивают ее как скульптор резцом, – рисуют на стенах фантастические длинные тени. Одним словом: «Солнечный удар», по меткому выражению авторов, высоко оценивших соавторство солнечного света в создании их архитектуры.
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка

Но вдохновлялись они отнюдь не солнцем, а вернее, не только им. Во всем образе комплекса явно и отчетливо угадывается любовь к русскому авангарду. Это видно и по традиционным для конструктивистов цветам – серый, белый, красный краплак; и по четкой работе с формой, где особое внимание уделяется не только объему, но и пустоте. Гигантские «куски» тела здания оказываются просто изъятыми из него, как, например, нависающие над пожарными проездами шестиметровые консоли или те же вертикальные ниши. Оттуда же, из объемно-пространственной лексики конструктивизма, и возникшая между северо-западным и западным корпусами щель, сквозь которую, как в ущелье, во двор проникают скользящие лучи заходящего солнца. И это – еще один солнечный удар.

А самым выдающимся элементом в ряду пустот стала огромная арка, которая прорезает насквозь один из корпусов, открывая вид из двора на главную артерию города – Можайское шоссе. Угол двадцатичетырехэтажного здания эффектно повис в воздухе. Опорой же для него, в лучших традициях бессмертного русского авангарда, стал насыщенно красный объем – жилой дом, поставленный внутрь этой гигантской арки, также выкрашенной в красный цвет. Красный параллелепипед – в красном кубе. Эта «красная нога» и служит тем самым условным въездным знаком в город – ярким и запоминающимся.

«…Опираясь на опыт архитекторов 1920-х годов, пользуясь их языком, мы попытались по-своему осмыслить пространство, – рассказывает Раис Баишев, – Для языка архитектуры, живописи, скульптуры воздух иногда важнее тела. Отсюда возникли и огромные консоли, и крупная арка, и «щель» между корпусами, дающая правильное ощущение пространства».

Уличные фасады, ориентированные уже на городской масштаб, решены иначе. Здесь гладкие и цельные поверхности стен практически лишены какой-либо пластики. Дробность восприятия обеспечивает только ступенчатый силуэт и колористическое решение, позволяющие избежать видения объема как чрезмерно большого. Неяркий, но плотный серый цвет венчающей части комплекса сливается с оттенками серо-голубого пасмурного осеннего неба. Основное же тело здания, «привязанное» к линии окружающей застройки, решено в ненавязчивом белом. Таким образом на фасаде как будто проведена четкая линия горизонта: все, что ниже нее – принадлежит городу, все, что выше – небу.

Стремление сгладить объем, сделать его сомасштабным не только человеку, но и окружению – в деталях. Так, чтобы облегчить массивные формы основных объемов, придуманы угловые окна, и стекла как будто «обнимают» углы здания. А это – еще один поклон идеям Баухауза и русского конструктивизма. Очень крупные, от потолка до пола, одинаковые по размеру квадратные стеклянные проемы задают общий для всего комплекса метр и ритм, а, кроме того, создают дополнительные возможности для интерьерных идей.

Вся необходимая социальная инфраструктура – в стилобате, пластическое и цветовое решение которого воспринимается уже не с дальних точек, а при подходе к нему. На уровне первого этажа в противовес плоским вертикальным формам жилых блоков, фасад нежилой части решен максимально пластично. Выполненный из цветного стекла, он напоминает стилизованный, сюрреалистический берег реки, размытый буйным потоком воды, или фрагмент скалы с выступившими породами ярко-красных суглинков… И это уже – ватерлиния, сквозь которую тоже пробивается солнце, «дробясь и качаясь на глади широких озер».
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Уличные фасады © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Парапет стилобата с клумбой © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрезы © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Фасад, обращенный к Вокзальной улице © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Южный фасад © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрез © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрез © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План -1 этажа © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 1 этажа © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 4-7 этажей © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 9-13 этажей © АБ Остоженка


Мастерская:

АБ Остоженка

Проект:

Жилой комплекс в Одинцово
Россия, г. Одинцово, м-н 6-6А, Можайское шоссе, вл. 122

Авторский коллектив:
А. Скокан, Р. Баишев, Д. Гусев, К. Гладкий, А. Гнездилов, М. Елизарова, М. Матвеенко, П. Журавлёв, М. Кудряшов, Н. Медведева, Е.Алексеенко, В. Домненко, В. Сергеева, С. Помелов, А. Бутусов при участии Е. Гейченко-Белоусова

2009 – 2013

ООО «ТЕКТА»

04 Февраля 2015

Автор текста:

Алла Павликова

Поставщики, технологии

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.