English version

Солнечный удар. Авангард XXI века

Смелая пластическая игра с объемом гигантского жилого дома в Подмосковье: сложный силуэт, впечатляющие ракурсы и – красочное напоминание о том, что авангард это наше всё.

Автор текста:
Алла Павликова

04 Февраля 2015
mainImg
Проект:
Жилой комплекс в Одинцово
Россия, г. Одинцово, м-н 6-6А, Можайское шоссе, вл. 122

Авторский коллектив:
А. Скокан, Р. Баишев, Д. Гусев, К. Гладкий, А. Гнездилов, М. Елизарова, М. Матвеенко, П. Журавлёв, М. Кудряшов, Н. Медведева, Е.Алексеенко, В. Домненко, В. Сергеева, С. Помелов, А. Бутусов при участии Е. Гейченко-Белоусова

2009 / 2010 — 2013

ООО «ТЕКТА»
Компaния:
представительство компании АО «ТАТПРОФ» на Архи.ру
Контакты:
423802, Республика Татарстан,
г. Набережные Челны, БСИ,
промзона, ул. Профильная, 53.

 
История проекта жилого комплекса в Одинцово начиналась одновременно с историей комплекса «Акварели» в Балашихе – во время кризиса 2008 года. Именно тогда компания «Текта» не побоялась запустить сразу два крупных проекта и обратилась в бюро «Остоженка». Оба комплекса сегодня благополучно сданы в эксплуатацию и, более того, не раз были отмечены как образцовое современное жилье, отвечающее всем основным принципам формирования качественной городской среды. Только один пример: на Арх Москве-2014 они оба оказались в ряду двадцати самых актуальных проектов кварталов России.

В обоих случаях требовалось построить на ограниченной площади жилые комплексы весьма внушительных размеров. «Главная задача таких проектов – борьба с чрезмерностью, – говорит Александр Скокан, – Мы стремимся сделать гигантское здание приемлемым для своего места, используя различные приемы: арки, пятна цвета, работу с масштабом и силуэтом… Это композиционные, пластические приемы, от их использования дом меньше не становится, но можно получить интересные пространственные эффекты, способные оживить скуку современного строительства. Мне кажется, что пространство двора дома в Одинцово получилось благодаря его гигантским аркам интересным и даже захватывающим».

Участок, на котором построен дом – территория бывшей автобазы при въезде из Москвы в Одинцово, слева от Можайского шоссе, там, где россыпь коттеджей сменяется высотными жилыми массивами. Место располагало к созданию здесь своего заметного здания, своего рода въездного знака, цельного и запоминающегося, обозначающего происходящую здесь смену деревенского масштаба на городской.
Жилой комплекс в Одинцово. Красная арка, прорезающая угол здания, внутри которой поставлен такой же красный жилой дом © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Ситуация © АБ Остоженка

С точки зрения приемов планировочного построения проект следует принципам квартальной застройки – неудивительно, что ему довелось представлять этот популярный сегодня жанр на Арх Москве. Корпуса, приподнятые на общем стилобате на один уровень от земли, «обнимают» трапециевидный участок по периметру. Один из них, самый протяженный, фиксирует границы с северо-востока и северо-запада, образуя почти прямой угол вдоль Вокзальной улицы и Можайского шоссе. Второй – неприступной стеной вырастает на западной границе площадки. Третий корпус, самый компактный, занимает позицию с юга, оставляя по сторонам широкие проходы в обустроенный на стилобате двор.
Жилой комплекс в Одинцово. Ситуационный план © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Сложный силуэт © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Общий вид
© АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка

Интересно, что двор здесь двухуровневый, это даже не двор, а вертикальная структура: верхний, зеленый и тихий, просторно расположился на крыше стилобата, а нижний – суетный, с целой системой проездов и улиц, одна из которых прорезает комплекс насквозь, спрятался внутри. Такое решение позволило существенно сэкономить территорию, которой изначально, как впрочем, и почти всегда, не хватало для столь крупного жилого массива. Кроме того, подняв двор на один этаж, удалось почти полностью освободить его от машин, предусмотрев только пожарные проезды, протянувшиеся по внешней стороне застройки – под эффектными консолями корпусов.
Жилой комплекс в Одинцово. Консоли над пожарным проездом © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Дворовые фасады © АБ Остоженка

При довольно простой и лаконичной планировке первое, на что обращаешь внимание, глядя на недавно построенный комплекс – его невероятно сложный силуэт с перепадом высот от двадцати четырех до семи этажей. Авторы говорят, что возникшие перепады – ответ на задачу соблюсти инсоляционные нормы, обеспечив нужным количеством света и жителей нового комплекса, и жильцов соседних с ним домов. Но здесь инсоляционная линейка была одним из инструментов проектирования. И в результате в той части, где к участку почти вплотную подходят жилые пятиэтажки, высота новых корпусов стремительно понижается до семи этажей. Со стороны Вокзальной улицы, где на некотором расстоянии от площадки строительства расположены три двенадцатиэтажных дома, границу комплекса формирует ломаный, ступенчатый блок, воздушный абрис которого следует за лучами солнца, дабы не затенить соседей.

Придумали авторы и способ обеспечить нужное количество света для квартир внутри двора. Очевидно, что понижение этажности существенно повлияло на общий выход квадратных метров. Утрату следовало восполнить: так возникла идея поработать с типологией квартир. Мы уже писали о том, как архитекторы «Остоженки» справились с подобной проблемой при строительстве комплекса «Акварели». Здесь было найдено иное решение: чтобы уместить нужное количество площадей в обозначенные габариты, корпуса, фиксирующие протяженные границы участка, расширили до двадцати двух метров против обычных шестнадцати. Сделать это удалось благодаря глубоким вертикальным нишам, которые крупным шагом прорезали объем зданий на всем их протяжении. Вокруг ниш – кухни, окна которых смотрят во двор, тогда как гостиные и спальни получают максимальное количество дневного света.

Помимо интересного типологического решения и необходимого «выхода площадей» удалось создать и очень привлекательный внешний, а точнее сказать, внешний внутридворовый, облик зданий. Фасады, обращенные во двор, благодаря глубоким прорезям-нишам превратились в подобие стройных башен разной высоты, формирующих дробную и разнообразную застройку, сомасштабную человеку. Ритм рисунка стен в сочетании с разновысотностью объемов делает комплекс похожим то ли на гигантский орган с множеством труб, то ли на природные скалы.

Особенно красиво и объемно комплекс выглядит при заходящем солнце, когда косые лучи – один их главных инструментов построения формы, здесь они вытачивают ее как скульптор резцом, – рисуют на стенах фантастические длинные тени. Одним словом: «Солнечный удар», по меткому выражению авторов, высоко оценивших соавторство солнечного света в создании их архитектуры.
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка

Но вдохновлялись они отнюдь не солнцем, а вернее, не только им. Во всем образе комплекса явно и отчетливо угадывается любовь к русскому авангарду. Это видно и по традиционным для конструктивистов цветам – серый, белый, красный краплак; и по четкой работе с формой, где особое внимание уделяется не только объему, но и пустоте. Гигантские «куски» тела здания оказываются просто изъятыми из него, как, например, нависающие над пожарными проездами шестиметровые консоли или те же вертикальные ниши. Оттуда же, из объемно-пространственной лексики конструктивизма, и возникшая между северо-западным и западным корпусами щель, сквозь которую, как в ущелье, во двор проникают скользящие лучи заходящего солнца. И это – еще один солнечный удар.

А самым выдающимся элементом в ряду пустот стала огромная арка, которая прорезает насквозь один из корпусов, открывая вид из двора на главную артерию города – Можайское шоссе. Угол двадцатичетырехэтажного здания эффектно повис в воздухе. Опорой же для него, в лучших традициях бессмертного русского авангарда, стал насыщенно красный объем – жилой дом, поставленный внутрь этой гигантской арки, также выкрашенной в красный цвет. Красный параллелепипед – в красном кубе. Эта «красная нога» и служит тем самым условным въездным знаком в город – ярким и запоминающимся.

«…Опираясь на опыт архитекторов 1920-х годов, пользуясь их языком, мы попытались по-своему осмыслить пространство, – рассказывает Раис Баишев, – Для языка архитектуры, живописи, скульптуры воздух иногда важнее тела. Отсюда возникли и огромные консоли, и крупная арка, и «щель» между корпусами, дающая правильное ощущение пространства».

Уличные фасады, ориентированные уже на городской масштаб, решены иначе. Здесь гладкие и цельные поверхности стен практически лишены какой-либо пластики. Дробность восприятия обеспечивает только ступенчатый силуэт и колористическое решение, позволяющие избежать видения объема как чрезмерно большого. Неяркий, но плотный серый цвет венчающей части комплекса сливается с оттенками серо-голубого пасмурного осеннего неба. Основное же тело здания, «привязанное» к линии окружающей застройки, решено в ненавязчивом белом. Таким образом на фасаде как будто проведена четкая линия горизонта: все, что ниже нее – принадлежит городу, все, что выше – небу.

Стремление сгладить объем, сделать его сомасштабным не только человеку, но и окружению – в деталях. Так, чтобы облегчить массивные формы основных объемов, придуманы угловые окна, и стекла как будто «обнимают» углы здания. А это – еще один поклон идеям Баухауза и русского конструктивизма. Очень крупные, от потолка до пола, одинаковые по размеру квадратные стеклянные проемы задают общий для всего комплекса метр и ритм, а, кроме того, создают дополнительные возможности для интерьерных идей.

Вся необходимая социальная инфраструктура – в стилобате, пластическое и цветовое решение которого воспринимается уже не с дальних точек, а при подходе к нему. На уровне первого этажа в противовес плоским вертикальным формам жилых блоков, фасад нежилой части решен максимально пластично. Выполненный из цветного стекла, он напоминает стилизованный, сюрреалистический берег реки, размытый буйным потоком воды, или фрагмент скалы с выступившими породами ярко-красных суглинков… И это уже – ватерлиния, сквозь которую тоже пробивается солнце, «дробясь и качаясь на глади широких озер».
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Уличные фасады © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Парапет стилобата с клумбой © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрезы © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Фасад, обращенный к Вокзальной улице © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Южный фасад © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрез © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. Разрез © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План -1 этажа © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 1 этажа © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 4-7 этажей © АБ Остоженка
Жилой комплекс в Одинцово. План 9-13 этажей © АБ Остоженка

Поставщики, технологии

Проект:
Жилой комплекс в Одинцово
Россия, г. Одинцово, м-н 6-6А, Можайское шоссе, вл. 122

Авторский коллектив:
А. Скокан, Р. Баишев, Д. Гусев, К. Гладкий, А. Гнездилов, М. Елизарова, М. Матвеенко, П. Журавлёв, М. Кудряшов, Н. Медведева, Е.Алексеенко, В. Домненко, В. Сергеева, С. Помелов, А. Бутусов при участии Е. Гейченко-Белоусова

2009 / 2010 — 2013

ООО «ТЕКТА»

04 Февраля 2015

Автор текста:

Алла Павликова
АБ Остоженка: другие проекты
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Город в пригороде
Закончено строительство первой очереди микрорайона «Новокрасково». Два квартала задают совершенно иной ритм окружающему пространству поселка: более крупный, но сложный, развитый и пластичный. Городской.
Активация методом мелиорации
Интереснейшая идея пилотного проекта реновации бюро «Остоженка» и Института экономики города – парковки под улицами, совмещенные с коллекторами. Кроме того суть проекта в сохранении ценной зелени, проявлении новой главной улицы и дополнительных улиц-вен.
Типичная аномалия
Оригинальный фасад из стеклянных ламелей принес проекту делового центра на Садовом кольце от бюро «Остоженка» заслуженную победу на конкурсе ArchGlass 2018.
Первая линия
Архитектура нового комплекса по проекту бюро «Остоженка» на Пречистенской набережной вступает в диалог с памятью об истории места и с современным контекстом, в том числе с соседним зданием банка, который 20 лет назад стал для бюро пропуском в большую архитектуру.
Небоскребы вместо мельниц
ЖК в Мукомольном проезде не только прибавит Москве несколько сотен тысяч квадратных метров жилья, но и превратит заброшенную промзону у Шелепихинской набережной в органичную и обжитую часть города, полностью изменив семантику места.
Свет и тень
АБ «Остоженка» строит в подмосковном поселке Красково новый микрорайон – маленький город с башнями, «крепостной стеной» и собственной часовой башней.
Архсовет Москвы–38
Первый в этом году Архитектурный совет отправил на доработку проекты двух жилых комплексов, предложив авторам внимательнее отнестись к их градостроительному решению.
Пикселизация Мытной
Недалеко от Шуховской башни, в окружении уже существующих новых ЖК, завершается строительство башен Sky House, покрытых отчасти прозрачной, отчасти – по-осеннему пёстрой пиксельной кожей.
Раис Баишев: «Я упаковываю пространства»
Один из основателей архитектурного бюро «Остоженка», главный архитектор таких проектов, как здание Международного Московского банка, ЖК в Одинцово и балашихинские «Акварели», – об участи ГАПа, профессиональных предпочтениях и отличии модного от современного.
Точка отсчета
Архитектурное бюро «Остоженка» и ЮниКредит Банк отметили двадцатилетнюю годовщину здания банка на Пречистенской набережной, собравшего в свое время немалый урожай профессиональных и государственных наград.
Лучистая концепция
Опираясь на ландшафтно-визуальное исследование, которое превратилось в самоценную часть концепции, архитекторам АБ «Остоженка» предложили сохранить 85% видов с набережной на Симонов монастырь.
Гений важного места
Архитекторы бюро «Остоженка» исследовали районы Волхонки и предложили не только ряд идей, делающих более зримой историю места, но и новые подходы к работе с историческими центрами российских городов.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.