English version

Владимир Биндеман: «Архитектура у нас вполне уже западная, но уважение к архитекторам по-прежнему в дефиците»

В четверг в Музее архитектуры открывается выставка «Город Архитектуриум», посвященная 10-летию одноименно архитектурной мастерской. О том, что сделано за этот срок, мы беседуем с ее основателем архитектором Владимиром Биндеманом.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архитектор:
Владимир Биндеман
Мастерская:
Архитектуриум
0 Архи.ру: Владимир Николаевич, давайте начнем с самого начала: как был создан «Архитектуриум»? Как придумалось это название и какой проект стал для мастерской первым?  

Владимир Биндеман: «Архитектуриум» был основан в мае 2004 года. К тому моменту я уже почти десять лет как перестал работать в ЦНИИП реконструкции городов и вместе с несколькими коллегами-единомышленниками занимался частными заказами. Весной 2004 года наша команда победила в конкурсе журнала «Современный дом» на поселок таунхаусов «НовоАрхангельское», и именно это стало поводом для создания настоящей мастерской. Что же касается названия, то это, можно сказать, домашняя заготовка, отсылающая к «солидным» латинским терминам, заканчивающимся на «иум». Хотелось, чтобы в названии бюро присутствовало слово «архитектура», плюс я в тот период времени очень увлекался творчеством Бориса Гребенщикова… Теперь мы нашим клиентам и коллегам любим объяснять, что «Архитектуриум» – это место, где мирно сосуществуют архитектура и архитекторы. 
Руководящий состав мастерской «Архитектуриум». В центре – Владимир Биндеман © «Архитектуриум»
Малоэтажный жилой комплекс «НовоАрхангельское». Постройка, 2008 © «Архитектуриум»
Малоэтажный жилой комплекс «НовоАрхангельское». Постройка, 2008 © «Архитектуриум»
Малоэтажный жилой комплекс «НовоАрхангельское». Постройка, 2008 © «Архитектуриум»

–  Иными словами, «НовоАрхангельское» стал для мастерской «стартовым» проектом, с которого началась ее специализация на поселках таунхаусов? 

– Этот проект не принес нам никакой прибыли, но действительно сделал нас известными, благодаря чему мы впоследствии получили немало заказов на разработку проектов поселков таунхаусов. И даже наш нынешний «многосерийный» проект – Олимпийская деревня «Новогорск» – пришел к нам благодаря «НовоАрхангельскому». Что касается темы таунхаусов, то я погрузился в нее с начала самостоятельного фриланса в 90-е годы и, можно сказать, продолжаю развивать эту тему, идя по пути «от коттеджа к микрорайону». В 1998-99-м я буквально «горел» этой темой, предлагая ее инвесторам и убеждая их, что таунхаус перспективней и лучше коттеджа и гораздо больше подходит для подмосковного пригорода. Результатом стали первые 3 таунхауса для «МИЭЛЬ» в Ромашково, спроектированные и построенные в 1999-2000 гг.
Таунхаусы в Ромашково © «Архитектуриум»
Таунхаусы в Ромашково © «Архитектуриум»
Затем был конкурс с тем же инвестором на «Барвиху-Club» и уже упоминавшееся  «НовоАрхангельское». В последнем мы серьезно поупражнялись с планировочными вариантами блокировки и придумали 5 различный комбинаций. Затем последовали поселки-«кварталы» для «МЕТРА-девелопмент» – «Ильинский» и «Рижский», где мы совершенствовали свои наработки  и архитектурную стилистику.  Ну, а проекты для «Олимпийской деревни» соединили в себе весь накопленный опыт. 
zooming
«Ильинский квартал», малоэтажная блокированная жилая застройка © «Архитектуриум»
Коттеджный поселок «Рижский квартал». Постройка, 2013 © Архитектуриум
Поселок «Кузьминское» © «Архитектуриум»

– Чем именно Вас так привлекал таунхаус? 

– Прежде всего, своими планировочными возможностями. Вариабельностью компоновок, позволяющей создавать среду маленького уютного городка. Таких возможностей коттеджный поселок не предоставляет.  К застройке таунхаусами можно было применить понятие community, чего не скажешь о «зазаборных» коттеджах. Из таунхаусов можно делать улицы, дворы и даже площади. Мне было бесконечно интересно заниматься этим.

– Вы говорите об этом в прошедшем времени? Но ведь «Архитектуриум» по-прежнему занимается таунхаусами, взять хотя бы третью очередь «Олимпийской деревни Новогорск» или поселок «Андерсен», в котором, наряду с малоэтажной квартирной застройкой, также есть таунхаусы. 

– Я надеюсь, что эти два проекта – наше последнее высказывание на тему данной типологии. Сейчас  в этом вопросе я абсолютный скептик и полагаю, что таунхаус не для России. По крайней мере на нынешнем этапе развития. Объективно, таунхаус предназначен для толерантных сообществ, открытых, дружелюбных. Кроме этого, добрососедских и законопослушных, ибо проживание в блокированном доме предполагает уважение к соседу и к самому дому. Жизнь «стена к стене» на участке в среднем 9 метров шириной, заставляет здороваться с соседом и спокойно относиться к тому, что его дети слишком громко общаются друг с другом. Уважительное отношение означает и то, что ты не станешь строить беседку шириной во весь свой участок, наполовину затеняя при этом соседний, и не будешь уродовать общий дом самопальными пристройками и переделками. 
Жилой комплекс «Андерсен». Проект, 2013 © Архитектуриум
Жилой комплекс «Андерсен». Проект, 2013 © Архитектуриум

Дело в том, что приобретатели таунхаусов – это очень специфичная прослойка потребителей загородной недвижимости. Таунхаус для многих – это «уже не квартира, но еще не коттедж», а поскольку жить хочется все же в коттедже, то и отношение к приобретенному дому как к индивидуальному. Перестраиваемость и перекраиваемость этих объектов просто зашкаливает: ни мы, ни другие наши коллеги, построившие таунхаусы, не могут быть уверены в том, что увидят их в задуманном виде через полгода после продажи. И дело вовсе не в том, что планировки оставляют желать лучшего, – дело в самих потребителях и продавцах недвижимости. Одному из таких заказчиков я задал вопрос: «Если Вы хотите так много переделать и пристроить еще половину от приобретенной площади, почему вы не купили землю и не построили индивидуальный дом?». Ответ был обескураживающим: «А я уже построил дом. Теперь хочу таунхаус.» No comments,  как говорится. 

В общем, от пионера движения таунхаусов я за эти годы пришел к полному его отрицанию. Потому что в итоге работа над проектом сблокированных домов сводится к тому, чтобы заранее продумать все, что жильцы потом могут переделать, и не допустить этого. Я ведь даже плоскую кровлю не могу себе позволить: в том же Ромашково, например, все шикарные плоские кровли были надстроены... 

– Может быть, расширение Москвы способно как-то изменить ситуацию? Насколько я понимаю, тот же «Андерсен» оказался после расширения столицы именно московским объектом, и не секрет, что Москва более строго следит за ходом реализации утвержденных проектов, чем область. 

– Не могу не признать: определенный порядок в этой сфере после того, как юго-запад области стал Москвой, был наведен. И тот же заказчик «Андерсена», например, очень надеется на то, что построенные объекты сохранятся в своем первоначальном виде, а мы, в свою очередь, рассчитываем на то, что придуманное нами благоустройство удастся реализовать в полной мере, что придаст проекту целостность и комфорт продуманного и обжитого пространства. 

– Если с таунхаусом вы заканчиваете, то какая типология вам сегодня наиболее интересна?

– Это по-прежнему комплексное освоение территорий, но уже малоэтажное и среднеэтажное жилье. В частности, очень хотелось бы сломить нынешнюю скудость предлагаемых застройщиком квартирограмм. Это же позор, что фактически сегодня проектируются лишь однушки и двушки, которые проще всего продать. Застройщик рассуждает просто: «Если кому-то нужно больше, он купит две квартиры». Но мы же понимаем, что конструктив дома не резиновый! Хорошая трехкомнатная квартира не тождественна объединенным однушке и двушке: в несущих стенах жильцам в лучшем случае позволят сделать стандартный проем. Я поэтому, кстати, сейчас всегда прошу конструкторов заранее думать о подобных вещах и проектировать побольше колонн, поменьше пилонов. В Новогорске нам, например, пришлось железобетонные пилоны переносить.
Жилой дом №27 в поселке «Олимпийская деревня Новогорск». Постройка, 2012 © Архитектуриум
Спортивно-жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск». Проект, 2009 © «Архитектуриум»

– В одном из интервью Вы сказали, что архитектура стала товаром, – это, по-моему, очень точно объясняет ситуации, которые Вы описываете... 

– Достаточно послушать, как современные девелоперы и застройщики говорят об архитектуре. То, что мы делаем, они называет не иначе, как «продукт». И этот «продукт» считается успешным только в том случае, если быстро распродается. Вообще должен заменить, что влияние на проект отделов продаж и их креативных руководителей сегодня становится просто тотальным, а конечное решение принимает не один человек, а целая структура. Кроме того, что это страшно неудобно и невероятно долго по времени, это еще и говорит об уровне доверия профессионалам: его сегодня фактически нет. 

И если основная цель проектировщика – качественная архитектура, то цель девелопера – побыстрее продать «продукт». Наверно, в период становления капитализма так происходит везде. Я сейчас читаю «Нью-Йорк вне себя» Рема Колхаса: так, в США в 1930-е годы происходило то же самое, даже Рокфеллеровский центр многократно переделывался в угоду арендаторов. Думаю, что противостоять этому можно только с помощью постоянных личных коммуникаций и убеждений.

– Значит, все-таки есть заказчики, которые поддаются?

– Считанные единицы. Много бездушных менеджеров, которые вежливо тебя слушают, но сделают так, как проголосует их совет. Сейчас, к сожалению, нет ярких личностей в девелопменте. У авторитарных руководителей свои минусы, но бесспорно одно: творческие личности создают тренд, а пассивные следуют ему, идут в фарватере, ни на что не «заморачиваясь». 
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Квартиры». Проект, 2011 © Архитектуриум

– Как организована работа в «Архитектуриуме»? Бригадный принцип или одна большая бригада под Вашим руководством? 

– Изначально, конечно, у нас была одна бригада. То же «НовоАрхангельское» мы делали впятером. Сейчас несколько бригад. Но они не постоянны по своему составу: формируются под конкретный объект. Всего в мастерской сейчас работает 30 человек, из них 4 конструктора, 4 офисных работника, а остальные архитекторы, из них пять ГАПов. 

– Насколько активно сегодня лично Вы вовлечены в разработку проектов мастерской?

– На мне, как и всегда, принципиальное архитектурно-планировочное решение, проработка вариантов  и выбор оптимального. Поскольку я «играющий тренер», эскизы делаю сам. Это касается и градостроительных, и архитектурных проработок. При этом ГАПы и все архитекторы мастерской, желающие предложить  свою идею, всегда могут это сделать, более того, я настоятельно прошу их об этом – мне кажется, только так по-настоящему хороший вариант имеет шансы родиться. Вообще, чем дальше, тем больше я убеждаюсь в том, что современная архитектура не может быть основана на вкусе архитектора. Особенно когда речь идет о градостроительстве. Приведу простой пример. Был период, когда я считал, что крыши малоэтажного жилья должны быть синими. «НовоАрхангельское» именно так сделано, пансионат в Сочи тоже, причем я всегда очень настаивал на этом, заставлял заказчиков следовать и переплачивать за соответствующие материалы. А сейчас оглядываюсь на тот период и думаю: ну чистый волюнтаризм же! В общем, куда правильнее искать рациональные, а не эмоциональные обоснования архитектурных решений.
Жилой комплекс «Олимпийская деревня Новогорск. Квартиры». Проект, 2011 © Архитектуриум

– А есть заказы, от которых «Архитектуриум» отказывается?

– У нас почти не бывает отдельных объектов. Так сложилось, что, в основном, мы работаем с территориями, делаем проекты комплексной застройки. Сейчас мне, наверно, уже было бы даже странно взять в работу какой-то отдельный объект. Ну разве что в Москве. Да и то, работу над проектом мы бы обязательно начали бы с изучения градостроительного контекста, а закончили бы благоустройством. А вот, кстати, если заказчик не готов отдать нам благоустройство, мы не беремся за проект. Мы убеждены в том, что благоустройство – пятый фасад архитектуры, более важный чем кровля, и оно должно быть прямым продолжением идей и образов, заложенных в проект самого сооружения. 

–  Какими качествами должен обладать архитектор, чтобы быть принятым на работу в Вашу мастерскую?

– Основное требование, чтобы человек любил и понимал современную архитектуру. И чтобы не был всеядным. 

– А если говорить о современной западной архитектуре, то какие примеры Вам хотелось бы перенести на национальную почву?

– Мне кажется, архитектура у нас вполне уже западная. Закавыченный классицизм перестал быть массовым трендом, и это мне кажется едва ли не главным достижением последних десяти лет. Помню, когда мы выставляли «Ромашково» на конкурс «Под крышей дома» в 2002 году, наши планшеты окружали сплошные замки и шале, а сегодня шале, к счастью, уже днем с огнем не сыщешь. Поэтому если что и хотелось бы позаимствовать у Запада, так это уважительное отношение к работе архитектора – как со стороны заказчиков, так и со стороны общества. 

Поставщики, технологии

Архитектор:
Владимир Биндеман
Мастерская:
Архитектуриум

23 Июня 2014

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Город пригородов
До конца лета в Музее архитектуры проходит выставка «Город Архитектуриум», посвященная десятилетию мастерской.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы бюро Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.