Приоритет – квартальной застройке

Подробный отчет о семинаре, посвященном обсуждению базовых принципов формирования городской жилой застройки. Семинар прошел 28 августа в Москомархитектуры.

Автор текста:
Алла Павликова

11 Сентября 2013
mainImg
Сергей Кузнецов
Вступительный рассказ о принципах, которые должны теперь лечь в основу формирования городской среды:

«Сложившаяся в Москве система спальных микрорайонов и перенасыщенного событиями центра разделила город на отдельные функциональные зоны, выбросив из жизненного цикла самого человека. Человек слишком зависит от того района, в котором он проживает. Из-за этого жизнь в Москве нельзя считать достаточно комфортной. Сегодняшнее планирование должно отвечать таким принципам, когда человек, независимо от места проживания в городе, существует в нормальной, благоустроенной и развитой городской среде.

Москва долгий период времени застраивалась как обычный европейский город, по тем же принципам, что и Париж, Лондон или Берлин. Улица была местом, насыщенным самыми разными функциями, и при этом она являлась территорией комфортного существования человека, а не только обеспечивала городской транзит. Отсюда проистекало правильное планирование землепользования, разделения на участки, складывались понятные правила соседства, формировались удобные дворовые территории при отсутствии потерь в пространстве. Одним словом, существовала очень рациональная организация среды. Москва XIX века была городом, удобным для пешеходов. Причем это можно сказать не только о Москве, но о большинстве русских городов того периода.
zooming
Москва XIX века. Историческая фотография. Из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Москва XIX века. Историческая фотография. Из презентации Сергея Кузнецова

В 1930–1950 годы возникает другой масштаб застройки, решающий новые экономические и социальные задачи. Однако базовые принципы квартальности все еще сохраняются, и даже массовое и первое панельное строительство тех лет имеет свое лицо, интересно решенные фасады домов и т.д. Самое негативное влияние на городскую среду происходит в период работы Никиты Сергеевича Хрущева и его борьбы с архитектурными излишествами.

В этот период наблюдается уход от гуманного планирования к рациональному.  
zooming
Москва 1930-х - 1950-х гг. Фотография из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Москва 1930-х - 1950-х гг. Фотография из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Москва 1930-х - 1950-х гг. Фотография из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Москва 1950-х - 1980-х гг. Фотография из презентации Сергея Кузнецова

Сегодня, когда эти принципы уже канули в Лету, и никто не заставляет их соблюдать, мы видим, что периферия Москвы продолжает застраиваться точно так же, как во времена Хрущева. Город сильно вырос в масштабах, резко увеличилась этажность застройки, пугает обилие и размеры спальных микрорайонов города.

Одним словом, продолжают действовать все те же принципы лучезарного города Ле Корбюзье со знаком минус, когда некая поляна усеяна гигантскими зданиями и при этом обустройство пространства между домами мало кого беспокоит.

Но формирование среды в сегодняшнем понимании – это главная задача архитектора и градостроителя. Я вижу, что в этом кроются причины и неопрятного благоустройства, и возникновения гигантских неосвоенных пространств, и нижайший уровень социального контроля, а точнее, его полное отсутствие. Эту ситуацию мы и пытаемся сегодня переломить. Качество архитектуры, на мой взгляд, вообще не обсуждается: каждый дом должен иметь свой фасад, свое лицо.
zooming
Характер застройки в Хафен Сити. Гамбург. Германия. Фотография из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Визуальное разнообразие фасадных решений. Из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Визуальное разнообразие фасадных решений. Из презентации Сергея Кузнецова

Сегодня мы будем говорить о принципах квартальности, о необходимости создавать общественные пространства в первых этажах жилых домов, о разнообразии фасадов внутри квартала и о гуманности застройки в целом».

Сергей Кузнецов привел примеры из собственной практики, как попытку сформировать ту самую комфортную и гуманную среду при имеющемся инструментарии – нормативном и правовом. При этом главный архитектор подчеркнул, что «это все еще не идеал, но с архитектурной точки зрения эти примеры приближены к западным образцам, и, увидев такую застройку в Европе, мы могли бы воспринимать ее как должное».

Жилой комплекс Эдальго в Коммунарке с разными по архитектуре и по высоте домами, с дворовыми пространствами, общественными и пешеходными улицами.
zooming
Жилой комплекс Эдальго в Коммунарке. “Hannu Laitila architect”, КРОСТ. Из презентации Сергея Кузнецова

Проект в Петербурге – панельное строительство, где каждый дом имеет свой фасад и соблюдены все основные принципы квартальной застройки.
Многофункциональный жилой комплекс в Санкт-Петербурге. Авторы: nps tchoban voss / Евгений Герасимов и партнеры. Из презентации Сергея Кузнецова

Проект на Пресненском валу
– муниципальное строительство, где также удалось приблизить планировку к квартальной схеме и создать коммерческий фронт улицы с общественной площадью.
Жилые дома на Пресненском валу. Моспромпроект. Из презентации Сергея Кузнецова

Реконструкция промзоны Коровино – застройка муниципальными домами, пересеченная двумя улицами, одна из которых проходит строго по красной линии, а вторая является внтуриквартальной. Здесь организованы широкие тротуары, благодаря чему улицы становятся полноценным общественным пространством. Бросовых территорий в этом проекте практически нет. Каждый дом имеет свой фасад.

Проект застройки Сколково – участка, расположенного на присоединенной к Москве, но уже урбанизированной территории. Проект предусматривает невысокую этажность, наличие пешеходных зон, градацию на дворы и улицы. По словам Кузнецова, если этот проект удастся реализовать, то он может стать модельным примером того, каким образом можно работать на присоединенных к Москве территориях, чтобы получить такую городскую ткань, в которой приятно жить и работать.
Инновационный центр «Сколково», участок D1. Одинцовский район. SPEECH. Из презентации Сергея Кузнецова

Андрей Гнездилов
Об основных различиях между микрорайонной и квартальной застройкой:

«У нас понятия квартала и микрорайона смешаны, они воспринимаются как некие территории, ограниченные улицами. Однако различия весьма и весьма существенны. К примеру, в микрорайоне присутствуют огромные пространства дворов при отсутствии выраженных внутренних улиц и огромных габаритах самих зданий. Традиционную квартальную застройку я решил показать на примере Одессы – города с четко выраженной уличной сетью. На фотографии, сделанной в западном Бирюлево, ясно видна композиция свободно расставленных объемов, расположенных на общей земле: земля, как это было изложено в трудах Ле Корбюзье, должна принадлежать всем. Таким образом, дома составляют красивую читаемую композицию, но можно ли считать это пространство средой обитания?
Пример микрорайонной застройки. Из презентации Андрея Гнездилова
Квартальная застройка на примере Одессы. Из презентации Андрея Гнездилова

В микрорайонах дворовая территория воспринимается как городская, но не приватная. Когда дом не выходит фасадом непосредственно на улицу, а располагается в глубине участка, то у жильцов возникает естественная потребность огородить свою территорию.

Таким образом, в городе формируется непроницаемая стена бесконечных заборов.

Фронтальная же застройка, характерная для исторических кварталов, создает естественную границу между уличным и дворовым пространствами и не требует возведения дополнительных ограждений.
Ограждение двора в микрорайоне. Из презентации Андрея Гнездилова
Фронтальная застройка исторических кварталов не требует дополнительного ограждения. Из презентации Андрея Гнездилова

Если говорить о масштабе и отношениях социума внутри застройки, то, понятно, что при квартальной застройке с меньшей плотностью населения все жильцы знают своих соседей. В микрорайоне ситуация обратная, поэтому даже подъезд многоэтажного жилого дома не воспринимается как частное пространство. Что же касается дворов внутри микрорайона, то они изобилуют бросовыми территориями, там формируются пустыри неопределенного назначения, которые никак не могут быть освоены жителями, возникают неосмысленные проезды и стихийные парковки.

В квартале мы, как правило, можем видеть спокойный и тихий двор и упорядоченную параллельную парковку вдоль улиц.
Двор в микрорайоне. Из презентации Андрея Гнездилова
Двор внутри квартальной застройки. Из презентации Андрея Гнездилова

Еще один вопрос затрагивает инфраструктуру и общественные функции. В жилом микрорайоне предприятия обслуживания предлагает преимущественно частный бизнес, но все они, как правило, располагаются в неудобных и случайных местах, например, в цокольном этаже жилого дома или между выходами из подъездов, и жизнь таких предприятий крайне неустойчива.

Другое дело, когда изначально при строительстве здания его первые этажи отводятся под общественные функции.

В этом случае формируется вполне комфортная городская среда».
Магазин в цокольном этаже жилого дома. Из презентации Андрея Гнездилова
Терраса-кафе в квартальной застройке. Из презентации Андрея Гнездилова

Также Андрей Гнездилов рассказал о различиях между магистралью в микрорайоне и улицей в квартальной застройке.

Магистраль – это, прежде всего, транспортная артерия, лишенная фронта застройки, а улица – общественное пространство для горожан.

Квартал имеет непрерывную и проницаемую сеть с высокой плотностью улиц, тогда как в микрорайонах наблюдается редкая сетка с большими расстояниями. Например, в Барселоне – городе с ярко выраженной квартальной застройкой, плотность улиц составляет 16 км улиц на 1 кв. км, а в среднестатистическом спальном районе Москвы этот показатель равен всего 6–8 км улиц на 1 кв. км. Понятно, что проницаемость и связанность среды в Барселоне гораздо выше, чем в Москве.
Уличная сеть при микрорайонной застройке. Из презентации Андрея Гнездилова
zooming
Уличная сеть при квартальной застройке. Из презентации Андрея Гнездилова
Матрица улиц. Из презентации Андрея Гнездилова

Для формирования новой качественной городской среды Андрей Гнездилов предложил вернуться к квартальной застройке, которая была весьма популярна в российской практике до революции. Регулярная застройка позволяла правильно осваивать пространство, заменять и трансформировать застройку, не меняя транспортного, пешеходного и общественного каркаса города. В практике бюро «Остоженка», где долгое время работал Андрей Гнездилов, имелся опыт практического применения принципов квартальной застройки, в частности, в проектах, разработанных для Самары и Твери. Кварталы  должны включать общественные функции – школы, парки и т.п. Варианты построения квартала могут быть самыми разными.
Схема планировочной организации квартала. Из презентации Андрея Гнездилова
Система организации квартальной планировки. Из презентации Андрея Гнездилова

Также Гнездилов показал примеры из практики Наринэ Тютчевой, которая со своими студентами в МАрхИ разработала проект ревитализации района Вешняки, в рамках которой данная территория могла бы быть перепланирована в квартальную застройку. При таком решении увеличились бы все показатели, определяющие уровень жизни населения – возрос бы процент зелени, придомовых территории и количества жителей. Примерно тот же опыт был предложен для района Новогиреево.
Проект ревитализации спального района Вешняки. По материалам АБ «Рождественка». Из презентации Андрея Гнездилова

Сергей Мельниченко,
генеральный директор «Гильдии архитекторов и проектировщиков», о нормах градостроительного проектирования:

«Моя задача – попытаться разработать нормативы и правила, при которых тема сегодняшнего семинара стала бы не просто предметом разговора, а нормой жизни. Надо понимать, что сегодня мы не начинаем с нуля.

До революции в России существовала очень хорошая нормативная база, а правила были очень простыми и понятными.

Сегодня базовыми принципами в разработке норм градостроительного проектирования для нас являются простота и учет традиций, реалистичность, краткость изложения, учет территориального фактора, обязательность применения норм и контроль за их исполнением.

Понятно, что каждый отдельный район Москвы отличается от соседнего, поэтому и подходы требуются индивидуальные, однако принципы формирования жилой застройки должны быть похожими. Мало кто знает, по какому принципу выбираются территории города для реконструкции и подготовки проекта планировки. Понятно, что учитываются все происходящие изменения, увеличение плотности населения и т.д.

А вот более ста лет назад англичане, планируя реконструкцию, изучали состояние здоровья людей, проживающих на данной территории.

Мне кажется, что для всестороннего освещения вопросов градостроительства было бы интересно и у нас использовать этот метод. Если в какой-то части города процент смертности оказывается выше нормы, следует назначать расследование жилищных и гигиенических условий, приглашать архитекторов, статистиков и т.п. Комфортная среда определяется, в том числе, и состоянием здоровья населения.

Законы и нормы нужно писать простым и понятным языком и нормы эти должны быть гуманными.

Приведу показательный документ 1928 года, из которого видно, что уже в начале XX века проектировщики понимали, что Москва – это неоднородный город, требующий определенного зонирования. Помимо этого в данном документе была обозначена норма предельной высотности для каждой зоны Москвы, когда высота зданий уменьшалась от центра к периферии. Это как раз и есть пример нормативов, обращенных к человеку».

В конце своего выступления Мельниченко привел в качестве примера книгу американских авторов Ч. Дж. Рамсея и Г. Р. Слипера «Архитектурные стандарты», где всего на 17-ти страницах из 1070-ти изложены все основные принципы градостроительного проектирования и есть ответы на все вопросы. Также он рассказал, что в настоящее время разрабатывается закон, как обязательство города перед обществом, который пока  умещается всего на 14 страницах. Но также к закону будут приложены инструкции, где будет представлена самая подробная информация с разнообразными примерами из мировой практики.

Ханс Штимманн
поделился опытом планирования Берлина после падения Берлинской стены:

«В период с 1949 по 1989 год Берлин был разделен не только в политическом смысле, он был полон противоречий с точки зрения городского развития.

Западный Берлин ориентировался на Лос-Анджелес и Нью-Йорк, а для Восточного Берлина примером являлась Москва.
Автобан в Западном Берлине. Из презентации Ханса Штимманна
восточный Беерлин. Из презентации Ханса Штимманна

После объединения Берлина основой для новой застройки города стали планы XVIII–XIX веков. Перед лицом полной утраты исторических зданий планировка города, профиль улиц и форма площадей стали основным носителем городской памяти и фундаментом нового мастер-плана Берлина. Также мастер-план фиксировал высоту застройки, а это подразумевало расставание с картиной открытого города, функционализмом и послевоенным модернизмом, свойственным Берлину.

Мы же обратились к домодернистской планировке улиц и развили ее.

Данное качество воспринимается, прежде всего, пешеходами и велосипедистами. И это предпосылка для вновь обретенной урбанизированности.
План центральной части города. Из презентации Ханса Штимманна

Квартальная жилая застройка в Барселоне, Будапеште, Милане, Париже и Берлине на рынке недвижимости относится к премиум-классу.

Успех кварталов определяется привлекательностью уличного пространства с простой системой связей.
Барселона. Из презентации Ханса Штимманна
Реконструкция Фридрихштадта периода барокко. Из презентации Ханса Штимманна
Типичная застройка периода грюндерства. Из презентации Ханса Штимманна

Центральные районы Москвы с их смешением кольцевых и сходящихся в центре радиальных улиц являют собой пример градостроительства XIX века. В Москве можно легко ориентироваться без каких-либо навигационных приборов. И это главная историческая ценность города, которую необходимо сохранять. При планировании транспортной сети города необходимо отдавать приоритет пешеходам и велосипедистам, организовывать пешеходные зоны, развивать общественный транспорт, продвигать концепцию целевого использования парковочных пространств для жителей данного конкретного района, организовывать перехватывающие парковки. Мы активно использовали такой опыт в Берлине, и результатом этой политики явилось то, что центр города стал более привлекательным. Модель города для автомобилей а-ля Лос-Анджелес сегодня уже не актуальна».
zooming
Паркинг. Из презентации Ханса Штимманна
zooming
Сеть городской электрички, метро и трамвайного движения. Из презентации Ханса Штимманна

По завершении выступлений основных спикеров состоялось обсуждение представленных докладов, в ходе которого

Александр Высоковский
задался вопросом: отчего, зная все преимущества квартальной застройки, мы продолжаем возводить многоэтажные микрорайоны с хаотично расставленными домами? По словам Высоковского, проблема перехода к квартальному строительству находится в области не только архитектурного, а скорее правового, юридического, экономического и политического дискурса. Он подчеркнул, что

квартальная застройка – это, прежде всего, персонализация пространства, путь к созданию среды, отмеченной человеком, здесь живущим.

Необходимо регулирование и регламентирование социальных процессов. Предстоит очень серьезный разговор с нормами градостроительного проектирования. Проблема в том, что в Москве отсутствует центральное градостроительное звено, а именно правовое регулирование с помощью правил землепользования и застройки. Необходимо регламентировать взаимоотношения застройщиков, жителей, властей.

Екатерина Ларионова,
заведующая кафедрой территориального развития академии народного хозяйства госслужбы при президенте России, прокомментировала важный тезис о том, что

плотность, а не высотность должна быть приоритетной для Москвы.

Однако для нее осталось неясным, как с этим тезисом работать. Если мы говорим об историческом центре, то там, безусловно, этажность лучше не повышать. Но если речь идет о периферии, то высокая этажность допустима при хорошей инфраструктуре. Важна деликатность подхода при обеспечении плотности. В проектах, представленных в презентации Сергея Кузнецова, Екатерина Ларионова увидела избыточную лаконичность и аскетичность, но по ее мнению, при выработке нормативов важно учитывать и другие факторы. В Англии, например, был создан целый каталог универсальных градостроительных решений, применяемых при оформлении типовой застройки Лондона, и там не было аскезы, там была эстетика.

Также ею был поставлен вопрос: является ли Москва на современном витке своего развития европейским городом или же она больше тяготеет к городу азиатскому?

Правильно ли столице идти по европейской модели развития?

С точки зрения создания новой нормативной базы, по убеждению Екатерины Ларионовой, это очень важно понять.

Сергей Кузнецов
заметил на это, что важен принцип, а не форма. Принцип зонирования пространства на приватное и публичное является обязательным. Конечно, город должен быть разнообразным, но периферия не должна отличаться от центра только минусами. Кузнецов подчеркнул, что он со своей командой будет настойчиво внедрять принципы гуманности среды. Ставка сделана на возрождение традиций российского градостроительства, и здесь уже неважно, каким городом считать Москву – европейским или азиатским.

Максим Перов
возразил Сергею Кузнецову, заметив, что Москва развивалась как европейский город всего 15 лет, начиная с 1899 года, после чего началась война, а затем существовало уже советское градостроительство. По мнению Перова, сегодня важно задуматься о методологических основаниях. Кризис методологии проектирования связан с тем, что весь инструментарий заточен под индустриальную экономику, тогда как сейчас идет переход к постиндустриальному развитию.

Сергей Кузнецов
ответил, что в настоящее время по поручению мэра Москвы в Москомархитектуре готовятся поправки к градостроительному кодексу. Он призвал коллег к активному участию и высказал готовность выслушать все предложения и пожелания.

Ирина Ирбитская,
директор центра градостроительной компетенции академии народного хозяйства говорила о важности перехода к новым стандартам проектирования. Их появление крайне необходимо, потому что сегодня при текущих стандартах проектирования хороший проект способен разработать разве что гений. А поскольку гениев в стране не так много, то мы получаем те самые спальные районы. С появлением новых стандартов люди, плодящие микрорайоны, получат в руки хороший инструмент для формирования качественной городской среды.

Евгений Асс
заметил, что градостроительный дискурс в нашей стране пока еще очень слабо развит. Настоящая встреча, по его убеждению, в этом смысле носит несколько односторонний характер.

Раньше гуманизмом считался лучезарный город, теперь – квартальная планировка.

А на самом деле, все не так просто. Дискуссия о том, каким быть современному городу, идет во всем мире. Если бы здесь присутствовали голландские или финские коллеги, то они бы усомнились в такой однозначности принимаемого решения. В финских городах, например, нет квартальной регулировки, но есть фантастического качества среда. По мнению Асса, это вопрос неоднократного и очень компетентного обсуждения.

Подводя итог обсуждения, модератор семинара Борис Долгин
поддержал Евгения Асса, заметив, что состоявшаяся беседа является лишь началом долгой и продуктивной дискуссии: «Важно, что мы пришли к осознанию необходимости очеловечивания архитектуры. Дальше встает вопрос, как создать условия для реализации означенных тезисов?»

11 Сентября 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.