Приоритет – квартальной застройке

Подробный отчет о семинаре, посвященном обсуждению базовых принципов формирования городской жилой застройки. Семинар прошел 28 августа в Москомархитектуры.

Алла Павликова

Автор текста:
Алла Павликова

11 Сентября 2013
mainImg
0 Сергей Кузнецов
Вступительный рассказ о принципах, которые должны теперь лечь в основу формирования городской среды:

«Сложившаяся в Москве система спальных микрорайонов и перенасыщенного событиями центра разделила город на отдельные функциональные зоны, выбросив из жизненного цикла самого человека. Человек слишком зависит от того района, в котором он проживает. Из-за этого жизнь в Москве нельзя считать достаточно комфортной. Сегодняшнее планирование должно отвечать таким принципам, когда человек, независимо от места проживания в городе, существует в нормальной, благоустроенной и развитой городской среде.

Москва долгий период времени застраивалась как обычный европейский город, по тем же принципам, что и Париж, Лондон или Берлин. Улица была местом, насыщенным самыми разными функциями, и при этом она являлась территорией комфортного существования человека, а не только обеспечивала городской транзит. Отсюда проистекало правильное планирование землепользования, разделения на участки, складывались понятные правила соседства, формировались удобные дворовые территории при отсутствии потерь в пространстве. Одним словом, существовала очень рациональная организация среды. Москва XIX века была городом, удобным для пешеходов. Причем это можно сказать не только о Москве, но о большинстве русских городов того периода.
zooming
Москва XIX века. Историческая фотография. Из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Москва XIX века. Историческая фотография. Из презентации Сергея Кузнецова

В 1930–1950 годы возникает другой масштаб застройки, решающий новые экономические и социальные задачи. Однако базовые принципы квартальности все еще сохраняются, и даже массовое и первое панельное строительство тех лет имеет свое лицо, интересно решенные фасады домов и т.д. Самое негативное влияние на городскую среду происходит в период работы Никиты Сергеевича Хрущева и его борьбы с архитектурными излишествами.

В этот период наблюдается уход от гуманного планирования к рациональному.  
zooming
Москва 1930-х - 1950-х гг. Фотография из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Москва 1930-х - 1950-х гг. Фотография из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Москва 1930-х - 1950-х гг. Фотография из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Москва 1950-х - 1980-х гг. Фотография из презентации Сергея Кузнецова

Сегодня, когда эти принципы уже канули в Лету, и никто не заставляет их соблюдать, мы видим, что периферия Москвы продолжает застраиваться точно так же, как во времена Хрущева. Город сильно вырос в масштабах, резко увеличилась этажность застройки, пугает обилие и размеры спальных микрорайонов города.

Одним словом, продолжают действовать все те же принципы лучезарного города Ле Корбюзье со знаком минус, когда некая поляна усеяна гигантскими зданиями и при этом обустройство пространства между домами мало кого беспокоит.

Но формирование среды в сегодняшнем понимании – это главная задача архитектора и градостроителя. Я вижу, что в этом кроются причины и неопрятного благоустройства, и возникновения гигантских неосвоенных пространств, и нижайший уровень социального контроля, а точнее, его полное отсутствие. Эту ситуацию мы и пытаемся сегодня переломить. Качество архитектуры, на мой взгляд, вообще не обсуждается: каждый дом должен иметь свой фасад, свое лицо.
zooming
Характер застройки в Хафен Сити. Гамбург. Германия. Фотография из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Визуальное разнообразие фасадных решений. Из презентации Сергея Кузнецова
zooming
Визуальное разнообразие фасадных решений. Из презентации Сергея Кузнецова

Сегодня мы будем говорить о принципах квартальности, о необходимости создавать общественные пространства в первых этажах жилых домов, о разнообразии фасадов внутри квартала и о гуманности застройки в целом».

Сергей Кузнецов привел примеры из собственной практики, как попытку сформировать ту самую комфортную и гуманную среду при имеющемся инструментарии – нормативном и правовом. При этом главный архитектор подчеркнул, что «это все еще не идеал, но с архитектурной точки зрения эти примеры приближены к западным образцам, и, увидев такую застройку в Европе, мы могли бы воспринимать ее как должное».

Жилой комплекс Эдальго в Коммунарке с разными по архитектуре и по высоте домами, с дворовыми пространствами, общественными и пешеходными улицами.
zooming
Жилой комплекс Эдальго в Коммунарке. “Hannu Laitila architect”, КРОСТ. Из презентации Сергея Кузнецова

Проект в Петербурге – панельное строительство, где каждый дом имеет свой фасад и соблюдены все основные принципы квартальной застройки.
Многофункциональный жилой комплекс в Санкт-Петербурге. Авторы: nps tchoban voss / Евгений Герасимов и партнеры. Из презентации Сергея Кузнецова

Проект на Пресненском валу
– муниципальное строительство, где также удалось приблизить планировку к квартальной схеме и создать коммерческий фронт улицы с общественной площадью.
Жилые дома на Пресненском валу. Моспромпроект. Из презентации Сергея Кузнецова

Реконструкция промзоны Коровино – застройка муниципальными домами, пересеченная двумя улицами, одна из которых проходит строго по красной линии, а вторая является внтуриквартальной. Здесь организованы широкие тротуары, благодаря чему улицы становятся полноценным общественным пространством. Бросовых территорий в этом проекте практически нет. Каждый дом имеет свой фасад.

Проект застройки Сколково – участка, расположенного на присоединенной к Москве, но уже урбанизированной территории. Проект предусматривает невысокую этажность, наличие пешеходных зон, градацию на дворы и улицы. По словам Кузнецова, если этот проект удастся реализовать, то он может стать модельным примером того, каким образом можно работать на присоединенных к Москве территориях, чтобы получить такую городскую ткань, в которой приятно жить и работать.
Инновационный центр «Сколково», участок D1. Одинцовский район. SPEECH. Из презентации Сергея Кузнецова

Андрей Гнездилов
Об основных различиях между микрорайонной и квартальной застройкой:

«У нас понятия квартала и микрорайона смешаны, они воспринимаются как некие территории, ограниченные улицами. Однако различия весьма и весьма существенны. К примеру, в микрорайоне присутствуют огромные пространства дворов при отсутствии выраженных внутренних улиц и огромных габаритах самих зданий. Традиционную квартальную застройку я решил показать на примере Одессы – города с четко выраженной уличной сетью. На фотографии, сделанной в западном Бирюлево, ясно видна композиция свободно расставленных объемов, расположенных на общей земле: земля, как это было изложено в трудах Ле Корбюзье, должна принадлежать всем. Таким образом, дома составляют красивую читаемую композицию, но можно ли считать это пространство средой обитания?
Пример микрорайонной застройки. Из презентации Андрея Гнездилова
Квартальная застройка на примере Одессы. Из презентации Андрея Гнездилова

В микрорайонах дворовая территория воспринимается как городская, но не приватная. Когда дом не выходит фасадом непосредственно на улицу, а располагается в глубине участка, то у жильцов возникает естественная потребность огородить свою территорию.

Таким образом, в городе формируется непроницаемая стена бесконечных заборов.

Фронтальная же застройка, характерная для исторических кварталов, создает естественную границу между уличным и дворовым пространствами и не требует возведения дополнительных ограждений.
Ограждение двора в микрорайоне. Из презентации Андрея Гнездилова
Фронтальная застройка исторических кварталов не требует дополнительного ограждения. Из презентации Андрея Гнездилова

Если говорить о масштабе и отношениях социума внутри застройки, то, понятно, что при квартальной застройке с меньшей плотностью населения все жильцы знают своих соседей. В микрорайоне ситуация обратная, поэтому даже подъезд многоэтажного жилого дома не воспринимается как частное пространство. Что же касается дворов внутри микрорайона, то они изобилуют бросовыми территориями, там формируются пустыри неопределенного назначения, которые никак не могут быть освоены жителями, возникают неосмысленные проезды и стихийные парковки.

В квартале мы, как правило, можем видеть спокойный и тихий двор и упорядоченную параллельную парковку вдоль улиц.
Двор в микрорайоне. Из презентации Андрея Гнездилова
Двор внутри квартальной застройки. Из презентации Андрея Гнездилова

Еще один вопрос затрагивает инфраструктуру и общественные функции. В жилом микрорайоне предприятия обслуживания предлагает преимущественно частный бизнес, но все они, как правило, располагаются в неудобных и случайных местах, например, в цокольном этаже жилого дома или между выходами из подъездов, и жизнь таких предприятий крайне неустойчива.

Другое дело, когда изначально при строительстве здания его первые этажи отводятся под общественные функции.

В этом случае формируется вполне комфортная городская среда».
Магазин в цокольном этаже жилого дома. Из презентации Андрея Гнездилова
Терраса-кафе в квартальной застройке. Из презентации Андрея Гнездилова

Также Андрей Гнездилов рассказал о различиях между магистралью в микрорайоне и улицей в квартальной застройке.

Магистраль – это, прежде всего, транспортная артерия, лишенная фронта застройки, а улица – общественное пространство для горожан.

Квартал имеет непрерывную и проницаемую сеть с высокой плотностью улиц, тогда как в микрорайонах наблюдается редкая сетка с большими расстояниями. Например, в Барселоне – городе с ярко выраженной квартальной застройкой, плотность улиц составляет 16 км улиц на 1 кв. км, а в среднестатистическом спальном районе Москвы этот показатель равен всего 6–8 км улиц на 1 кв. км. Понятно, что проницаемость и связанность среды в Барселоне гораздо выше, чем в Москве.
Уличная сеть при микрорайонной застройке. Из презентации Андрея Гнездилова
zooming
Уличная сеть при квартальной застройке. Из презентации Андрея Гнездилова
Матрица улиц. Из презентации Андрея Гнездилова

Для формирования новой качественной городской среды Андрей Гнездилов предложил вернуться к квартальной застройке, которая была весьма популярна в российской практике до революции. Регулярная застройка позволяла правильно осваивать пространство, заменять и трансформировать застройку, не меняя транспортного, пешеходного и общественного каркаса города. В практике бюро «Остоженка», где долгое время работал Андрей Гнездилов, имелся опыт практического применения принципов квартальной застройки, в частности, в проектах, разработанных для Самары и Твери. Кварталы  должны включать общественные функции – школы, парки и т.п. Варианты построения квартала могут быть самыми разными.
Схема планировочной организации квартала. Из презентации Андрея Гнездилова
Система организации квартальной планировки. Из презентации Андрея Гнездилова

Также Гнездилов показал примеры из практики Наринэ Тютчевой, которая со своими студентами в МАрхИ разработала проект ревитализации района Вешняки, в рамках которой данная территория могла бы быть перепланирована в квартальную застройку. При таком решении увеличились бы все показатели, определяющие уровень жизни населения – возрос бы процент зелени, придомовых территории и количества жителей. Примерно тот же опыт был предложен для района Новогиреево.
Проект ревитализации спального района Вешняки. По материалам АБ «Рождественка». Из презентации Андрея Гнездилова

Сергей Мельниченко,
генеральный директор «Гильдии архитекторов и проектировщиков», о нормах градостроительного проектирования:

«Моя задача – попытаться разработать нормативы и правила, при которых тема сегодняшнего семинара стала бы не просто предметом разговора, а нормой жизни. Надо понимать, что сегодня мы не начинаем с нуля.

До революции в России существовала очень хорошая нормативная база, а правила были очень простыми и понятными.

Сегодня базовыми принципами в разработке норм градостроительного проектирования для нас являются простота и учет традиций, реалистичность, краткость изложения, учет территориального фактора, обязательность применения норм и контроль за их исполнением.

Понятно, что каждый отдельный район Москвы отличается от соседнего, поэтому и подходы требуются индивидуальные, однако принципы формирования жилой застройки должны быть похожими. Мало кто знает, по какому принципу выбираются территории города для реконструкции и подготовки проекта планировки. Понятно, что учитываются все происходящие изменения, увеличение плотности населения и т.д.

А вот более ста лет назад англичане, планируя реконструкцию, изучали состояние здоровья людей, проживающих на данной территории.

Мне кажется, что для всестороннего освещения вопросов градостроительства было бы интересно и у нас использовать этот метод. Если в какой-то части города процент смертности оказывается выше нормы, следует назначать расследование жилищных и гигиенических условий, приглашать архитекторов, статистиков и т.п. Комфортная среда определяется, в том числе, и состоянием здоровья населения.

Законы и нормы нужно писать простым и понятным языком и нормы эти должны быть гуманными.

Приведу показательный документ 1928 года, из которого видно, что уже в начале XX века проектировщики понимали, что Москва – это неоднородный город, требующий определенного зонирования. Помимо этого в данном документе была обозначена норма предельной высотности для каждой зоны Москвы, когда высота зданий уменьшалась от центра к периферии. Это как раз и есть пример нормативов, обращенных к человеку».

В конце своего выступления Мельниченко привел в качестве примера книгу американских авторов Ч. Дж. Рамсея и Г. Р. Слипера «Архитектурные стандарты», где всего на 17-ти страницах из 1070-ти изложены все основные принципы градостроительного проектирования и есть ответы на все вопросы. Также он рассказал, что в настоящее время разрабатывается закон, как обязательство города перед обществом, который пока  умещается всего на 14 страницах. Но также к закону будут приложены инструкции, где будет представлена самая подробная информация с разнообразными примерами из мировой практики.

Ханс Штимманн
поделился опытом планирования Берлина после падения Берлинской стены:

«В период с 1949 по 1989 год Берлин был разделен не только в политическом смысле, он был полон противоречий с точки зрения городского развития.

Западный Берлин ориентировался на Лос-Анджелес и Нью-Йорк, а для Восточного Берлина примером являлась Москва.
Автобан в Западном Берлине. Из презентации Ханса Штимманна
восточный Беерлин. Из презентации Ханса Штимманна

После объединения Берлина основой для новой застройки города стали планы XVIII–XIX веков. Перед лицом полной утраты исторических зданий планировка города, профиль улиц и форма площадей стали основным носителем городской памяти и фундаментом нового мастер-плана Берлина. Также мастер-план фиксировал высоту застройки, а это подразумевало расставание с картиной открытого города, функционализмом и послевоенным модернизмом, свойственным Берлину.

Мы же обратились к домодернистской планировке улиц и развили ее.

Данное качество воспринимается, прежде всего, пешеходами и велосипедистами. И это предпосылка для вновь обретенной урбанизированности.
План центральной части города. Из презентации Ханса Штимманна

Квартальная жилая застройка в Барселоне, Будапеште, Милане, Париже и Берлине на рынке недвижимости относится к премиум-классу.

Успех кварталов определяется привлекательностью уличного пространства с простой системой связей.
Барселона. Из презентации Ханса Штимманна
Реконструкция Фридрихштадта периода барокко. Из презентации Ханса Штимманна
Типичная застройка периода грюндерства. Из презентации Ханса Штимманна

Центральные районы Москвы с их смешением кольцевых и сходящихся в центре радиальных улиц являют собой пример градостроительства XIX века. В Москве можно легко ориентироваться без каких-либо навигационных приборов. И это главная историческая ценность города, которую необходимо сохранять. При планировании транспортной сети города необходимо отдавать приоритет пешеходам и велосипедистам, организовывать пешеходные зоны, развивать общественный транспорт, продвигать концепцию целевого использования парковочных пространств для жителей данного конкретного района, организовывать перехватывающие парковки. Мы активно использовали такой опыт в Берлине, и результатом этой политики явилось то, что центр города стал более привлекательным. Модель города для автомобилей а-ля Лос-Анджелес сегодня уже не актуальна».
zooming
Паркинг. Из презентации Ханса Штимманна
zooming
Сеть городской электрички, метро и трамвайного движения. Из презентации Ханса Штимманна

По завершении выступлений основных спикеров состоялось обсуждение представленных докладов, в ходе которого

Александр Высоковский
задался вопросом: отчего, зная все преимущества квартальной застройки, мы продолжаем возводить многоэтажные микрорайоны с хаотично расставленными домами? По словам Высоковского, проблема перехода к квартальному строительству находится в области не только архитектурного, а скорее правового, юридического, экономического и политического дискурса. Он подчеркнул, что

квартальная застройка – это, прежде всего, персонализация пространства, путь к созданию среды, отмеченной человеком, здесь живущим.

Необходимо регулирование и регламентирование социальных процессов. Предстоит очень серьезный разговор с нормами градостроительного проектирования. Проблема в том, что в Москве отсутствует центральное градостроительное звено, а именно правовое регулирование с помощью правил землепользования и застройки. Необходимо регламентировать взаимоотношения застройщиков, жителей, властей.

Екатерина Ларионова,
заведующая кафедрой территориального развития академии народного хозяйства госслужбы при президенте России, прокомментировала важный тезис о том, что

плотность, а не высотность должна быть приоритетной для Москвы.

Однако для нее осталось неясным, как с этим тезисом работать. Если мы говорим об историческом центре, то там, безусловно, этажность лучше не повышать. Но если речь идет о периферии, то высокая этажность допустима при хорошей инфраструктуре. Важна деликатность подхода при обеспечении плотности. В проектах, представленных в презентации Сергея Кузнецова, Екатерина Ларионова увидела избыточную лаконичность и аскетичность, но по ее мнению, при выработке нормативов важно учитывать и другие факторы. В Англии, например, был создан целый каталог универсальных градостроительных решений, применяемых при оформлении типовой застройки Лондона, и там не было аскезы, там была эстетика.

Также ею был поставлен вопрос: является ли Москва на современном витке своего развития европейским городом или же она больше тяготеет к городу азиатскому?

Правильно ли столице идти по европейской модели развития?

С точки зрения создания новой нормативной базы, по убеждению Екатерины Ларионовой, это очень важно понять.

Сергей Кузнецов
заметил на это, что важен принцип, а не форма. Принцип зонирования пространства на приватное и публичное является обязательным. Конечно, город должен быть разнообразным, но периферия не должна отличаться от центра только минусами. Кузнецов подчеркнул, что он со своей командой будет настойчиво внедрять принципы гуманности среды. Ставка сделана на возрождение традиций российского градостроительства, и здесь уже неважно, каким городом считать Москву – европейским или азиатским.

Максим Перов
возразил Сергею Кузнецову, заметив, что Москва развивалась как европейский город всего 15 лет, начиная с 1899 года, после чего началась война, а затем существовало уже советское градостроительство. По мнению Перова, сегодня важно задуматься о методологических основаниях. Кризис методологии проектирования связан с тем, что весь инструментарий заточен под индустриальную экономику, тогда как сейчас идет переход к постиндустриальному развитию.

Сергей Кузнецов
ответил, что в настоящее время по поручению мэра Москвы в Москомархитектуре готовятся поправки к градостроительному кодексу. Он призвал коллег к активному участию и высказал готовность выслушать все предложения и пожелания.

Ирина Ирбитская,
директор центра градостроительной компетенции академии народного хозяйства говорила о важности перехода к новым стандартам проектирования. Их появление крайне необходимо, потому что сегодня при текущих стандартах проектирования хороший проект способен разработать разве что гений. А поскольку гениев в стране не так много, то мы получаем те самые спальные районы. С появлением новых стандартов люди, плодящие микрорайоны, получат в руки хороший инструмент для формирования качественной городской среды.

Евгений Асс
заметил, что градостроительный дискурс в нашей стране пока еще очень слабо развит. Настоящая встреча, по его убеждению, в этом смысле носит несколько односторонний характер.

Раньше гуманизмом считался лучезарный город, теперь – квартальная планировка.

А на самом деле, все не так просто. Дискуссия о том, каким быть современному городу, идет во всем мире. Если бы здесь присутствовали голландские или финские коллеги, то они бы усомнились в такой однозначности принимаемого решения. В финских городах, например, нет квартальной регулировки, но есть фантастического качества среда. По мнению Асса, это вопрос неоднократного и очень компетентного обсуждения.

Подводя итог обсуждения, модератор семинара Борис Долгин
поддержал Евгения Асса, заметив, что состоявшаяся беседа является лишь началом долгой и продуктивной дискуссии: «Важно, что мы пришли к осознанию необходимости очеловечивания архитектуры. Дальше встает вопрос, как создать условия для реализации означенных тезисов?»

11 Сентября 2013

Алла Павликова

Автор текста:

Алла Павликова
Похожие статьи
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Завтра-завтра
Небольшой репортаж с фестиваля «Зодчество» 2023, сегодня он работает последний день, но успеть еще не поздно. Общее впечатление – всё как всегда, и нивелирование приемов и подходов скорее спасает, чем портит положение. Но есть нюансы; часть из них лучше уловить при личном присутствии.
Градсовет Петербурга 11.10.2023
К дому в створе Искровского проспекта петербургские архитекторы делают подход в третий раз. Вариант мастерской «Б2» эксперты назвали наиболее удачным с точки зрения генплана и композиции: силуэт делает его достаточно убедительной доминантой, а кроме того появляются зачатки комфортной среды. При этом фасады все еще скупы и «скучноваты».
Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Ребус исторической застройки
Делимся впечатлениями от форума «Ребус», на котором два дня обсуждалось строительство в историческом центре, в том числе: проект Кэнго Кума для кубанского казачьего хора, невозможность (пока) создать цифровой двойник объекта культурного наследия, восстановление разрушенной ураганом усадьбы на новом месте. Государственно-частное партнерство и инвестиционные паспорта тоже были.
Москва в кольце
В Лефортове открылась выставка, посвященная истории проектирования московских кольцевых трасс. В ней 2 главные темы: одна ностальгическая – воспоминание о защите палат Щербакова, развернувшей московское градостроительство вместе со страной, другая – исследование истории проектирования больших московских трасс. Есть новые материалы, в которые надо вникнуть, если хочется понимать историю города.
Я / МЫ. Каждый из нас по-своему Африка
Деколонизация и декарбонизация – главные темы «Лаборатории будущего» на биеннале Лесли Локко – навязли в зубах и звучат как дань моде. Но акцент на гуманности и сочувствии позволил выстроить очень человечную выставку. Хотя неясно, способен ли эстетский дискурс биеннале на самом деле помочь беднейшим. Ольга Альтер и Арсений Петров рассказывают из Венеции об успехах и провалах крупнейшего архитектурного смотра, а также читают литературную критику на беллетристику куратора Локко.
Осознать и сформулировать
Спецпроект «Тезисы» на прошедшей Арх Москве собрал восемь молодых «рок-звезд» от архитектуры, а хедлайнером выступил Владислав Кирпичев, основатель школы EDAS. Рассказываем о своих впечатлениях от инсталляций и перспективах, в которые всматривается новое поколение архитекторов.
Арх Москва 2023: впечатления
Арх Москва, как никогда большая, завершила свою работу. Темой этого года стали «Перспективы», которые многие участники связали с цифровым ренессансом. Во время работы выставки мы активно освещали ее в социальных сетях, а теперь собрали все наблюдения в одном материале.
Исследуй
​В Аптекарском приказе Музея архитектуры открыта выставка «Простой карандаш», приуроченная к 100-летию постановления об организации Соловецкого лагеря особого назначения.
Позитивная программа
Первая персональная выставка Сергея Кузнецова в ГТГ: новая техника – упаковочный картон и уголь, новый подход – 24 рисунка в одной конструкции-инсталляции, новый масштаб – каждая работа 2 х 3 метра, новая степень раскованности и эскизности. Прежними остаются уверенность линий и построения, любовь автора к аркам, колоннам, куполам и известным памятникам классического архитектурного наследия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Модернизм классициста
В Анфиладе Музея архитектуры открыта выставка фотографий Михаила Розанова «Сталь. Стекло. Бетон», которая представляет авторский взгляд на постройки послевоенного модернизма (и еще немного пост-) в девяти городах мира.
Воображаемая стена
В Никола-Ленивце сожгли на Масленицу объект со многими смыслами: кому «языческая традиция», кому преодоление преград. Замысел был тонкий и сложный, так что ничего удивительного, что получилось не всё. Действо, однако, провоцирует к усложнению процесса сожжения, предлагает новые слои последовательного восприятия. И, конечно, оставляет свободу интерпретаций. Что искусительно. Ими и займемся.
Курдонеры на «гринфилды»
Еще один проект, рассмотренный градсоветом Петербурга, – эскиз застройки микрорайона по соседству с Юнтоловским заказником. Бюро SLOI Architects понизило высоту на 20 метров, добилось силуэтности и сохранило коэффициент использования территории на прежнем уровне. Но вопросы к работе все равно остались.
Палисады в Мытном дворе
На прошлой неделе градсовет Петербурга рассмотрел проект застройки территории Мытного двора, подготовленный «Студией 44». Исторические здания отреставрируют, утраченные восстановят, а на месте складов появятся новые четырехэтажные дома. Проект приняли тепло, вопросы у экспертов вызвало только примыкание к Овсянниковскому саду и высота, показавшаяся слишком скромной.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Градсовет Петербурга 14.12.2022
Градсовет критично отнесся к проекту гостиницы на Октябрьской набережной и эскизу застройки микрорайона «Юнтолово», но одобрил проект спортивного центра на берегу Малой Невки.
Архсовет Москвы – 78
Совет поддержал проект 400-метровой офисной башни, которая дополнит Сити и станет продолжением моста Багратион. Экспертам понравилась ярусная композиция, «интерактивный» фасад и функциональная насыщенность.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Технологии и материалы
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Масштаб впечатляет: 7 проектов в Китае, построенных...
Китайские архитектурные объекты давно впечатляют весь мир масштабом и цельностеклянными фасадами. Вместе с менеджером по архитектурным проектам Larta Glass Петром Ивановским рассмотрим применение стекла на самых ярких из них.
Решения РОКВУЛ для теплоизоляции дата-центров
Активное развитие ИТ-инфраструктуры привело к 10-процентному росту спроса на теплоизоляцию помещений с серверным оборудованием. Эксперты РОКВУЛ рассказали, как с этим связаны технические особенности центров обработки данных.
Сейчас на главной
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.
На бокальчик
Для интерьера винного бара в Казани Карина Гимранова выбирает как прямые ассоциации вроде бочек, светильников-виноградин и хрусталя, так и более тонкие: оттенки закатного солнца, образ почвы, осколки амфор. Не последнюю роль в создании атмосферы сыграл светодизайн.
Платан и фонтан
Кафе-терраса в сочинском парке «Ривьера» стремится раствориться в окружающей его буйной растительности: деревья растут сквозь перекрытия, в конструктиве предусмотрены отсеки для высадки растений, а панорамные окна истончают границы пространств.