Николай Полисский: «Мы здесь, на Угре, приватизируем весь мир»

Разговор Сергея Хачатурова с Николаем Полисским – о Бобуре, Париже, щемящем чувстве и оси культуры. А также о фестивалях, менеджменте и планах.

mainImg
6 июля на территории арт-парка Никола-Ленивец в Калужской области открывается русско-французский фестиваль современной культуры «Бобур». Хед-лайнером фестиваля выступает Николай Полисский. Вместе со своей бригадой художников-автодидактов, объединенных брендом «Никола-Ленивецкие промыслы» он представит монументальное сооружение «Бобур», сплетенное из природных материалов на металлическом каркасе. 
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
Название отсылает к образу старейшего квартала Парижа (Beaubourg), в котором главный – Центр Помпиду Пьяно и Роджерса с его вывернутыми наружу коммуникациями, трубами на фасаде и веселой тусней у подножья на площади. Вокруг деревенского «Бобура» дни и ночи тоже будут хороводить музыканты (в том числе прославленный шумовой оркестр Петра Айду), артисты на ходулях и без. Свой Бобур сделают дети. Настроение зажжет художник-шаман Герман Виноградов… Визави Полисского – француз Ксавье Жуйо. Он предложит скай-арт-перформанс с аэродинамическими скульптурами, которые будут пахать небо. Ксавье вдохновился воздушной звукописью названия деревни, рядом с которой построен «Бобур» – Звизжи: полет шмеля + звук сельхозмашины.

Башня «Бобур» издалека явно напоминает формы индийского храма Лотоса с огромными лепестками. При приближении мощно трубят выдающиеся от «лотоса» во все стороны двенадцать труб – слоновьих хоботов. Сравнение с индийскими образами не исчезает, но дополняется вариациями на некую медийную атаку, с громогласными сигналами, вброшенными в пейзаж среднерусской возвышенности. Природная фактура, рукотворная пластика (монумент сплетен из березовой лозы) традиционно для Полисского сочетаются с технократическим, конструктивистским порядком формотворчества. На просвет плетенка выглядит как каркас модернистских домов, а внутри башни «Бобур» ввинчена металлическая лестница, очень напоминающая инженерные свершения раннего модернизма, Шухова или Эйфеля. Такой парадоксальный, во многом иронический и шикующий своей маэстрией опус – фирменная черта стиля «Никола-Ленивецких промыслов». Французское, русское и даже индийское составляют территорию пресловутой Евразии в самом неагрессивном, не догматичном, а творческом модусе ее понимания.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

Спрашиваю художника Николая Полисского: 

– Почему Бобур?

– Мне просто нравится это здание. Оно такое принципиальное для архитектуры XX века: любимые трубы, раструбы. У парижского Бобура были проблемы с адаптацией в историческом контексте. У нас, наверное, тоже.

Это, возможно, плюс. Ведь сложный диалог с контекстом может себе позволить сильная архитектура. Слабая или отторгается им сразу, или растворяется без остатка.

– Кстати, меня Бобур в историческом Париже не раздражает. Куда больше – Эйфелева башня. Она именно, что инородная, а он свой. Когда ты поднимаешься по эскалатору на фасаде Бобура, ты видишь значительную часть Парижа. Аналогично: когда ты внутри нашего Бобура карабкаешься по винтовой лестнице, ты созерцаешь все окрестности Никола-Ленивца. Я надеюсь, что башню Бобур мы будем сдавать художникам в качестве музея, а на площади перед башней по аналогии с Францией будут перформансы и концерты.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

– Существует ли какая-то единая сквозная тема, которая объединяет твои объекты, начиная с «Маяка» у реки Угры, завершая Бобуром недалеко от деревни Звизжи?

– На территории национального парка «Угра», действительно, выстраивается ось из больших объектов. Все они – архитектурные бренды разных времен. «Маяк», «Вселенский разум» (включая андронный коллайдер), «Зиккурат» и «Башенная градирня», «Границы империи» (колонны имперского форума), «Бобур»… Все это запечатленные в архитектуре памятники человеческой цивилизации.

– Любопытно, что в этом перечне совсем нет истинно русских чудес света…


– В том-то и смысл. Мы здесь, на Угре, приватизируем весь мир. Делаем так, что все мировые чудеса становятся вполне нашими. Если мы начнем делать здесь что-то вроде Кремля – получится тавтология, масло масляное.

– Предполагается ли объединить все объекты общей программой использования и взаимодействия с посетителем? Предполагается ли некий маршрут?

– Во-первых, естественно, должна быть тропа. Ее нужно прорубить. Хочу переставить колонны «Границы империи» на пути от Никола-Ленивца к Звизжам, по старой дороге. Будет такая Аппиева дорога между Бобуром и Вселенским разумом. Хотелось бы придумать такой фестиваль, который предполагает, что на каждом из объектов будет разыгрываться какая-то мистерия.

– Как организован менеджмент твоих проектов?

– Компания «АрхПолис, АНО» занята организацией артпроцесса, фестивалей, а также всего сопутствующего им: постройкой хостелов, кемпингов, больших мастерских. Мне обещают мастерскую площадью 750 метров. Целый хозяйственный двор колхоза отдан под мастерские. Эта компания АрхПолис договаривается с государством. Она выиграла тендер на разработку туристической инфраструктуры.

– То есть в случае с Никола-Ленивцем акцент неизбежно смещается с Лаборатории на территорию Entertainment, приятного времяпровождения широких масс трудящихся и учащихся в досуговые дни.


– Да. Это неизбежно. Но я надеюсь, что искусство тоже входит в сферу интересов компании АрхПолис, что менеджеры наших проектов не хотят зарабатывать только на сфере досуговых, развлекательных услуг. Зарабатывание денег (на билетах, палатках) не единственная цель, хотелось бы верить. Более того, уверен, что случайные люди постепенно исключат Никола-Ленивец из списка своих паломничеств. Дождемся, когда под Калугой построят что-то вроде Дисней-ленда и аква-парка.

– Парадокс: твои объекты явно рассчитаны на огромное количество соучастников, зрителей, которые их обживают, по ним лазают, с ними общаются в большом коллективе. При этом, когда много людей, тебе не нравится…

– Двадцати человек в день мне бы вполне хватило на каждом из моих объектов. Даже когда нет людей, постройки живут. Совсем не обязательно видеть каждый день огромную толпу. Щемящее чувство рождается, когда монумент сливается с природной тишиной.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

– Как складываются отношения с фестивалем АрхСтояние, который откроется 26 июля?

– Меня приглашают участвовать в отборе работ. Однако я не чувствую себя внутри фестивального формата. Проблема АрхСтояния: участие малого числа архитекторов с интересными идеями и ярким их воплощением. Бродский, Бернаскони, ландшафтная архитектура парка «Версаль», – это все замечательно. Однако отсутствует некий четкий ритм организации процесса. Я был бы доволен, если бы французы реализовали внутри фестиваля большую программу по воссозданию разных образов садово-паркового искусства. Хотелось бы, чтобы сама формальная составляющая фестиваля АрхСтояние была бы более четкой и осмысленной.

– Какая постройка продолжит намеченную тобой «Ось цивилизации»?

– В деревне Звизжи, к которой мы уже почти подобрались, стоит остов центрального магазина. Это такая руина советского модернизма, живописные останки с абстрактной живописью на стенах – следами от батарей, фрагментами внутренней отделки… Я хочу превратить этот магазин в подобие городской скульптуры. Давно думаю поработать с бетонными коробками. А еще я хочу осуществить давний проект. За «Вселенским разумом» имеется большая территория, которая состоит из молодого березняка с полянками. Там я хотел бы поставить с десяток павильонов – авторских произведений разных художников, наподобие иконных домиков Валерия Кошлякова. С этих павильонов художников и архитекторов, собственно, и начинался фестиваль АрхСтояние.

01 Июля 2013

Сергей Хачатуров

Беседовал:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Пресса: Художник Полисский представит "Бобур" из лозы в деревне...
Фестиваль с выступлениями акробатов, танцоров и перформансистов, живой музыкой, а также "воздушной" инсталляцией художника Ксавье Жюйо состоится 6 июля в деревне Никола-Ленивец Калужской области в рамках презентации нового проекта художника Николая Полисского "Бобур".
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.