Николай Полисский: «Мы здесь, на Угре, приватизируем весь мир»

Разговор Сергея Хачатурова с Николаем Полисским – о Бобуре, Париже, щемящем чувстве и оси культуры. А также о фестивалях, менеджменте и планах.

mainImg
6 июля на территории арт-парка Никола-Ленивец в Калужской области открывается русско-французский фестиваль современной культуры «Бобур». Хед-лайнером фестиваля выступает Николай Полисский. Вместе со своей бригадой художников-автодидактов, объединенных брендом «Никола-Ленивецкие промыслы» он представит монументальное сооружение «Бобур», сплетенное из природных материалов на металлическом каркасе. 
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
Название отсылает к образу старейшего квартала Парижа (Beaubourg), в котором главный – Центр Помпиду Пьяно и Роджерса с его вывернутыми наружу коммуникациями, трубами на фасаде и веселой тусней у подножья на площади. Вокруг деревенского «Бобура» дни и ночи тоже будут хороводить музыканты (в том числе прославленный шумовой оркестр Петра Айду), артисты на ходулях и без. Свой Бобур сделают дети. Настроение зажжет художник-шаман Герман Виноградов… Визави Полисского – француз Ксавье Жуйо. Он предложит скай-арт-перформанс с аэродинамическими скульптурами, которые будут пахать небо. Ксавье вдохновился воздушной звукописью названия деревни, рядом с которой построен «Бобур» – Звизжи: полет шмеля + звук сельхозмашины.

Башня «Бобур» издалека явно напоминает формы индийского храма Лотоса с огромными лепестками. При приближении мощно трубят выдающиеся от «лотоса» во все стороны двенадцать труб – слоновьих хоботов. Сравнение с индийскими образами не исчезает, но дополняется вариациями на некую медийную атаку, с громогласными сигналами, вброшенными в пейзаж среднерусской возвышенности. Природная фактура, рукотворная пластика (монумент сплетен из березовой лозы) традиционно для Полисского сочетаются с технократическим, конструктивистским порядком формотворчества. На просвет плетенка выглядит как каркас модернистских домов, а внутри башни «Бобур» ввинчена металлическая лестница, очень напоминающая инженерные свершения раннего модернизма, Шухова или Эйфеля. Такой парадоксальный, во многом иронический и шикующий своей маэстрией опус – фирменная черта стиля «Никола-Ленивецких промыслов». Французское, русское и даже индийское составляют территорию пресловутой Евразии в самом неагрессивном, не догматичном, а творческом модусе ее понимания.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

Спрашиваю художника Николая Полисского: 

– Почему Бобур?

– Мне просто нравится это здание. Оно такое принципиальное для архитектуры XX века: любимые трубы, раструбы. У парижского Бобура были проблемы с адаптацией в историческом контексте. У нас, наверное, тоже.

Это, возможно, плюс. Ведь сложный диалог с контекстом может себе позволить сильная архитектура. Слабая или отторгается им сразу, или растворяется без остатка.

– Кстати, меня Бобур в историческом Париже не раздражает. Куда больше – Эйфелева башня. Она именно, что инородная, а он свой. Когда ты поднимаешься по эскалатору на фасаде Бобура, ты видишь значительную часть Парижа. Аналогично: когда ты внутри нашего Бобура карабкаешься по винтовой лестнице, ты созерцаешь все окрестности Никола-Ленивца. Я надеюсь, что башню Бобур мы будем сдавать художникам в качестве музея, а на площади перед башней по аналогии с Францией будут перформансы и концерты.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

– Существует ли какая-то единая сквозная тема, которая объединяет твои объекты, начиная с «Маяка» у реки Угры, завершая Бобуром недалеко от деревни Звизжи?

– На территории национального парка «Угра», действительно, выстраивается ось из больших объектов. Все они – архитектурные бренды разных времен. «Маяк», «Вселенский разум» (включая андронный коллайдер), «Зиккурат» и «Башенная градирня», «Границы империи» (колонны имперского форума), «Бобур»… Все это запечатленные в архитектуре памятники человеческой цивилизации.

– Любопытно, что в этом перечне совсем нет истинно русских чудес света…


– В том-то и смысл. Мы здесь, на Угре, приватизируем весь мир. Делаем так, что все мировые чудеса становятся вполне нашими. Если мы начнем делать здесь что-то вроде Кремля – получится тавтология, масло масляное.

– Предполагается ли объединить все объекты общей программой использования и взаимодействия с посетителем? Предполагается ли некий маршрут?

– Во-первых, естественно, должна быть тропа. Ее нужно прорубить. Хочу переставить колонны «Границы империи» на пути от Никола-Ленивца к Звизжам, по старой дороге. Будет такая Аппиева дорога между Бобуром и Вселенским разумом. Хотелось бы придумать такой фестиваль, который предполагает, что на каждом из объектов будет разыгрываться какая-то мистерия.

– Как организован менеджмент твоих проектов?

– Компания «АрхПолис, АНО» занята организацией артпроцесса, фестивалей, а также всего сопутствующего им: постройкой хостелов, кемпингов, больших мастерских. Мне обещают мастерскую площадью 750 метров. Целый хозяйственный двор колхоза отдан под мастерские. Эта компания АрхПолис договаривается с государством. Она выиграла тендер на разработку туристической инфраструктуры.

– То есть в случае с Никола-Ленивцем акцент неизбежно смещается с Лаборатории на территорию Entertainment, приятного времяпровождения широких масс трудящихся и учащихся в досуговые дни.


– Да. Это неизбежно. Но я надеюсь, что искусство тоже входит в сферу интересов компании АрхПолис, что менеджеры наших проектов не хотят зарабатывать только на сфере досуговых, развлекательных услуг. Зарабатывание денег (на билетах, палатках) не единственная цель, хотелось бы верить. Более того, уверен, что случайные люди постепенно исключат Никола-Ленивец из списка своих паломничеств. Дождемся, когда под Калугой построят что-то вроде Дисней-ленда и аква-парка.

– Парадокс: твои объекты явно рассчитаны на огромное количество соучастников, зрителей, которые их обживают, по ним лазают, с ними общаются в большом коллективе. При этом, когда много людей, тебе не нравится…

– Двадцати человек в день мне бы вполне хватило на каждом из моих объектов. Даже когда нет людей, постройки живут. Совсем не обязательно видеть каждый день огромную толпу. Щемящее чувство рождается, когда монумент сливается с природной тишиной.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

– Как складываются отношения с фестивалем АрхСтояние, который откроется 26 июля?

– Меня приглашают участвовать в отборе работ. Однако я не чувствую себя внутри фестивального формата. Проблема АрхСтояния: участие малого числа архитекторов с интересными идеями и ярким их воплощением. Бродский, Бернаскони, ландшафтная архитектура парка «Версаль», – это все замечательно. Однако отсутствует некий четкий ритм организации процесса. Я был бы доволен, если бы французы реализовали внутри фестиваля большую программу по воссозданию разных образов садово-паркового искусства. Хотелось бы, чтобы сама формальная составляющая фестиваля АрхСтояние была бы более четкой и осмысленной.

– Какая постройка продолжит намеченную тобой «Ось цивилизации»?

– В деревне Звизжи, к которой мы уже почти подобрались, стоит остов центрального магазина. Это такая руина советского модернизма, живописные останки с абстрактной живописью на стенах – следами от батарей, фрагментами внутренней отделки… Я хочу превратить этот магазин в подобие городской скульптуры. Давно думаю поработать с бетонными коробками. А еще я хочу осуществить давний проект. За «Вселенским разумом» имеется большая территория, которая состоит из молодого березняка с полянками. Там я хотел бы поставить с десяток павильонов – авторских произведений разных художников, наподобие иконных домиков Валерия Кошлякова. С этих павильонов художников и архитекторов, собственно, и начинался фестиваль АрхСтояние.


01 Июля 2013

author pht

Беседовал:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.