Николай Полисский: «Мы здесь, на Угре, приватизируем весь мир»

Разговор Сергея Хачатурова с Николаем Полисским – о Бобуре, Париже, щемящем чувстве и оси культуры. А также о фестивалях, менеджменте и планах.

mainImg
0 6 июля на территории арт-парка Никола-Ленивец в Калужской области открывается русско-французский фестиваль современной культуры «Бобур». Хед-лайнером фестиваля выступает Николай Полисский. Вместе со своей бригадой художников-автодидактов, объединенных брендом «Никола-Ленивецкие промыслы» он представит монументальное сооружение «Бобур», сплетенное из природных материалов на металлическом каркасе. 
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
Название отсылает к образу старейшего квартала Парижа (Beaubourg), в котором главный – Центр Помпиду Пьяно и Роджерса с его вывернутыми наружу коммуникациями, трубами на фасаде и веселой тусней у подножья на площади. Вокруг деревенского «Бобура» дни и ночи тоже будут хороводить музыканты (в том числе прославленный шумовой оркестр Петра Айду), артисты на ходулях и без. Свой Бобур сделают дети. Настроение зажжет художник-шаман Герман Виноградов… Визави Полисского – француз Ксавье Жуйо. Он предложит скай-арт-перформанс с аэродинамическими скульптурами, которые будут пахать небо. Ксавье вдохновился воздушной звукописью названия деревни, рядом с которой построен «Бобур» – Звизжи: полет шмеля + звук сельхозмашины.

Башня «Бобур» издалека явно напоминает формы индийского храма Лотоса с огромными лепестками. При приближении мощно трубят выдающиеся от «лотоса» во все стороны двенадцать труб – слоновьих хоботов. Сравнение с индийскими образами не исчезает, но дополняется вариациями на некую медийную атаку, с громогласными сигналами, вброшенными в пейзаж среднерусской возвышенности. Природная фактура, рукотворная пластика (монумент сплетен из березовой лозы) традиционно для Полисского сочетаются с технократическим, конструктивистским порядком формотворчества. На просвет плетенка выглядит как каркас модернистских домов, а внутри башни «Бобур» ввинчена металлическая лестница, очень напоминающая инженерные свершения раннего модернизма, Шухова или Эйфеля. Такой парадоксальный, во многом иронический и шикующий своей маэстрией опус – фирменная черта стиля «Никола-Ленивецких промыслов». Французское, русское и даже индийское составляют территорию пресловутой Евразии в самом неагрессивном, не догматичном, а творческом модусе ее понимания.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

Спрашиваю художника Николая Полисского: 

– Почему Бобур?

– Мне просто нравится это здание. Оно такое принципиальное для архитектуры XX века: любимые трубы, раструбы. У парижского Бобура были проблемы с адаптацией в историческом контексте. У нас, наверное, тоже.

Это, возможно, плюс. Ведь сложный диалог с контекстом может себе позволить сильная архитектура. Слабая или отторгается им сразу, или растворяется без остатка.

– Кстати, меня Бобур в историческом Париже не раздражает. Куда больше – Эйфелева башня. Она именно, что инородная, а он свой. Когда ты поднимаешься по эскалатору на фасаде Бобура, ты видишь значительную часть Парижа. Аналогично: когда ты внутри нашего Бобура карабкаешься по винтовой лестнице, ты созерцаешь все окрестности Никола-Ленивца. Я надеюсь, что башню Бобур мы будем сдавать художникам в качестве музея, а на площади перед башней по аналогии с Францией будут перформансы и концерты.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

– Существует ли какая-то единая сквозная тема, которая объединяет твои объекты, начиная с «Маяка» у реки Угры, завершая Бобуром недалеко от деревни Звизжи?

– На территории национального парка «Угра», действительно, выстраивается ось из больших объектов. Все они – архитектурные бренды разных времен. «Маяк», «Вселенский разум» (включая андронный коллайдер), «Зиккурат» и «Башенная градирня», «Границы империи» (колонны имперского форума), «Бобур»… Все это запечатленные в архитектуре памятники человеческой цивилизации.

– Любопытно, что в этом перечне совсем нет истинно русских чудес света…


– В том-то и смысл. Мы здесь, на Угре, приватизируем весь мир. Делаем так, что все мировые чудеса становятся вполне нашими. Если мы начнем делать здесь что-то вроде Кремля – получится тавтология, масло масляное.

– Предполагается ли объединить все объекты общей программой использования и взаимодействия с посетителем? Предполагается ли некий маршрут?

– Во-первых, естественно, должна быть тропа. Ее нужно прорубить. Хочу переставить колонны «Границы империи» на пути от Никола-Ленивца к Звизжам, по старой дороге. Будет такая Аппиева дорога между Бобуром и Вселенским разумом. Хотелось бы придумать такой фестиваль, который предполагает, что на каждом из объектов будет разыгрываться какая-то мистерия.

– Как организован менеджмент твоих проектов?

– Компания «АрхПолис, АНО» занята организацией артпроцесса, фестивалей, а также всего сопутствующего им: постройкой хостелов, кемпингов, больших мастерских. Мне обещают мастерскую площадью 750 метров. Целый хозяйственный двор колхоза отдан под мастерские. Эта компания АрхПолис договаривается с государством. Она выиграла тендер на разработку туристической инфраструктуры.

– То есть в случае с Никола-Ленивцем акцент неизбежно смещается с Лаборатории на территорию Entertainment, приятного времяпровождения широких масс трудящихся и учащихся в досуговые дни.


– Да. Это неизбежно. Но я надеюсь, что искусство тоже входит в сферу интересов компании АрхПолис, что менеджеры наших проектов не хотят зарабатывать только на сфере досуговых, развлекательных услуг. Зарабатывание денег (на билетах, палатках) не единственная цель, хотелось бы верить. Более того, уверен, что случайные люди постепенно исключат Никола-Ленивец из списка своих паломничеств. Дождемся, когда под Калугой построят что-то вроде Дисней-ленда и аква-парка.

– Парадокс: твои объекты явно рассчитаны на огромное количество соучастников, зрителей, которые их обживают, по ним лазают, с ними общаются в большом коллективе. При этом, когда много людей, тебе не нравится…

– Двадцати человек в день мне бы вполне хватило на каждом из моих объектов. Даже когда нет людей, постройки живут. Совсем не обязательно видеть каждый день огромную толпу. Щемящее чувство рождается, когда монумент сливается с природной тишиной.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым

– Как складываются отношения с фестивалем АрхСтояние, который откроется 26 июля?

– Меня приглашают участвовать в отборе работ. Однако я не чувствую себя внутри фестивального формата. Проблема АрхСтояния: участие малого числа архитекторов с интересными идеями и ярким их воплощением. Бродский, Бернаскони, ландшафтная архитектура парка «Версаль», – это все замечательно. Однако отсутствует некий четкий ритм организации процесса. Я был бы доволен, если бы французы реализовали внутри фестиваля большую программу по воссозданию разных образов садово-паркового искусства. Хотелось бы, чтобы сама формальная составляющая фестиваля АрхСтояние была бы более четкой и осмысленной.

– Какая постройка продолжит намеченную тобой «Ось цивилизации»?

– В деревне Звизжи, к которой мы уже почти подобрались, стоит остов центрального магазина. Это такая руина советского модернизма, живописные останки с абстрактной живописью на стенах – следами от батарей, фрагментами внутренней отделки… Я хочу превратить этот магазин в подобие городской скульптуры. Давно думаю поработать с бетонными коробками. А еще я хочу осуществить давний проект. За «Вселенским разумом» имеется большая территория, которая состоит из молодого березняка с полянками. Там я хотел бы поставить с десяток павильонов – авторских произведений разных художников, наподобие иконных домиков Валерия Кошлякова. С этих павильонов художников и архитекторов, собственно, и начинался фестиваль АрхСтояние.

01 Июля 2013

Сергей Хачатуров

Беседовал:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Пресса: Художник Полисский представит "Бобур" из лозы в деревне...
Фестиваль с выступлениями акробатов, танцоров и перформансистов, живой музыкой, а также "воздушной" инсталляцией художника Ксавье Жюйо состоится 6 июля в деревне Никола-Ленивец Калужской области в рамках презентации нового проекта художника Николая Полисского "Бобур".
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Новая высота
Бюро Visota представляет четвертый дом культуры, который ждет реновация в рамках проекта «Идентичность в типовом», на этот раз – в Якутске.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Черно-белая Казань
Знакомим читателей с проектом Андрея Ефимова и приглашаем начинающих архитектурных фотографов рассказать о себе на страницах Архи.ру
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.