01.07.2013

Николай Полисский: «Мы здесь, на Угре, приватизируем весь мир»

Разговор Сергея Хачатурова с Николаем Полисским – о Бобуре, Париже, щемящем чувстве и оси культуры. А также о фестивалях, менеджменте и планах.

информация:

6 июля на территории арт-парка Никола-Ленивец в Калужской области открывается русско-французский фестиваль современной культуры «Бобур». Хед-лайнером фестиваля выступает Николай Полисский. Вместе со своей бригадой художников-автодидактов, объединенных брендом «Никола-Ленивецкие промыслы» он представит монументальное сооружение «Бобур», сплетенное из природных материалов на металлическом каркасе. 

«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровымоткрыть большое изображение
Название отсылает к образу старейшего квартала Парижа (Beaubourg), в котором главный – Центр Помпиду Пьяно и Роджерса с его вывернутыми наружу коммуникациями, трубами на фасаде и веселой тусней у подножья на площади. Вокруг деревенского «Бобура» дни и ночи тоже будут хороводить музыканты (в том числе прославленный шумовой оркестр Петра Айду), артисты на ходулях и без. Свой Бобур сделают дети. Настроение зажжет художник-шаман Герман Виноградов… Визави Полисского – француз Ксавье Жуйо. Он предложит скай-арт-перформанс с аэродинамическими скульптурами, которые будут пахать небо. Ксавье вдохновился воздушной звукописью названия деревни, рядом с которой построен «Бобур» – Звизжи: полет шмеля + звук сельхозмашины.

Башня «Бобур» издалека явно напоминает формы индийского храма Лотоса с огромными лепестками. При приближении мощно трубят выдающиеся от «лотоса» во все стороны двенадцать труб – слоновьих хоботов. Сравнение с индийскими образами не исчезает, но дополняется вариациями на некую медийную атаку, с громогласными сигналами, вброшенными в пейзаж среднерусской возвышенности. Природная фактура, рукотворная пластика (монумент сплетен из березовой лозы) традиционно для Полисского сочетаются с технократическим, конструктивистским порядком формотворчества. На просвет плетенка выглядит как каркас модернистских домов, а внутри башни «Бобур» ввинчена металлическая лестница, очень напоминающая инженерные свершения раннего модернизма, Шухова или Эйфеля. Такой парадоксальный, во многом иронический и шикующий своей маэстрией опус – фирменная черта стиля «Никола-Ленивецких промыслов». Французское, русское и даже индийское составляют территорию пресловутой Евразии в самом неагрессивном, не догматичном, а творческом модусе ее понимания.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровымоткрыть большое изображение

Спрашиваю художника Николая Полисского: 

– Почему Бобур?

– Мне просто нравится это здание. Оно такое принципиальное для архитектуры XX века: любимые трубы, раструбы. У парижского Бобура были проблемы с адаптацией в историческом контексте. У нас, наверное, тоже.

Это, возможно, плюс. Ведь сложный диалог с контекстом может себе позволить сильная архитектура. Слабая или отторгается им сразу, или растворяется без остатка.

– Кстати, меня Бобур в историческом Париже не раздражает. Куда больше – Эйфелева башня. Она именно, что инородная, а он свой. Когда ты поднимаешься по эскалатору на фасаде Бобура, ты видишь значительную часть Парижа. Аналогично: когда ты внутри нашего Бобура карабкаешься по винтовой лестнице, ты созерцаешь все окрестности Никола-Ленивца. Я надеюсь, что башню Бобур мы будем сдавать художникам в качестве музея, а на площади перед башней по аналогии с Францией будут перформансы и концерты.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровымоткрыть большое изображение
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровымоткрыть большое изображение

– Существует ли какая-то единая сквозная тема, которая объединяет твои объекты, начиная с «Маяка» у реки Угры, завершая Бобуром недалеко от деревни Звизжи?

– На территории национального парка «Угра», действительно, выстраивается ось из больших объектов. Все они – архитектурные бренды разных времен. «Маяк», «Вселенский разум» (включая андронный коллайдер), «Зиккурат» и «Башенная градирня», «Границы империи» (колонны имперского форума), «Бобур»… Все это запечатленные в архитектуре памятники человеческой цивилизации.

– Любопытно, что в этом перечне совсем нет истинно русских чудес света…


– В том-то и смысл. Мы здесь, на Угре, приватизируем весь мир. Делаем так, что все мировые чудеса становятся вполне нашими. Если мы начнем делать здесь что-то вроде Кремля – получится тавтология, масло масляное.

– Предполагается ли объединить все объекты общей программой использования и взаимодействия с посетителем? Предполагается ли некий маршрут?

– Во-первых, естественно, должна быть тропа. Ее нужно прорубить. Хочу переставить колонны «Границы империи» на пути от Никола-Ленивца к Звизжам, по старой дороге. Будет такая Аппиева дорога между Бобуром и Вселенским разумом. Хотелось бы придумать такой фестиваль, который предполагает, что на каждом из объектов будет разыгрываться какая-то мистерия.

– Как организован менеджмент твоих проектов?

– Компания «АрхПолис, АНО» занята организацией артпроцесса, фестивалей, а также всего сопутствующего им: постройкой хостелов, кемпингов, больших мастерских. Мне обещают мастерскую площадью 750 метров. Целый хозяйственный двор колхоза отдан под мастерские. Эта компания АрхПолис договаривается с государством. Она выиграла тендер на разработку туристической инфраструктуры.

– То есть в случае с Никола-Ленивцем акцент неизбежно смещается с Лаборатории на территорию Entertainment, приятного времяпровождения широких масс трудящихся и учащихся в досуговые дни.


– Да. Это неизбежно. Но я надеюсь, что искусство тоже входит в сферу интересов компании АрхПолис, что менеджеры наших проектов не хотят зарабатывать только на сфере досуговых, развлекательных услуг. Зарабатывание денег (на билетах, палатках) не единственная цель, хотелось бы верить. Более того, уверен, что случайные люди постепенно исключат Никола-Ленивец из списка своих паломничеств. Дождемся, когда под Калугой построят что-то вроде Дисней-ленда и аква-парка.

– Парадокс: твои объекты явно рассчитаны на огромное количество соучастников, зрителей, которые их обживают, по ним лазают, с ними общаются в большом коллективе. При этом, когда много людей, тебе не нравится…

– Двадцати человек в день мне бы вполне хватило на каждом из моих объектов. Даже когда нет людей, постройки живут. Совсем не обязательно видеть каждый день огромную толпу. Щемящее чувство рождается, когда монумент сливается с природной тишиной.
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровым
«Бобур». Фотография предоставлена Сергеем Хачатуровымоткрыть большое изображение

– Как складываются отношения с фестивалем АрхСтояние, который откроется 26 июля?

– Меня приглашают участвовать в отборе работ. Однако я не чувствую себя внутри фестивального формата. Проблема АрхСтояния: участие малого числа архитекторов с интересными идеями и ярким их воплощением. Бродский, Бернаскони, ландшафтная архитектура парка «Версаль», – это все замечательно. Однако отсутствует некий четкий ритм организации процесса. Я был бы доволен, если бы французы реализовали внутри фестиваля большую программу по воссозданию разных образов садово-паркового искусства. Хотелось бы, чтобы сама формальная составляющая фестиваля АрхСтояние была бы более четкой и осмысленной.

– Какая постройка продолжит намеченную тобой «Ось цивилизации»?

– В деревне Звизжи, к которой мы уже почти подобрались, стоит остов центрального магазина. Это такая руина советского модернизма, живописные останки с абстрактной живописью на стенах – следами от батарей, фрагментами внутренней отделки… Я хочу превратить этот магазин в подобие городской скульптуры. Давно думаю поработать с бетонными коробками. А еще я хочу осуществить давний проект. За «Вселенским разумом» имеется большая территория, которая состоит из молодого березняка с полянками. Там я хотел бы поставить с десяток павильонов – авторских произведений разных художников, наподобие иконных домиков Валерия Кошлякова. С этих павильонов художников и архитекторов, собственно, и начинался фестиваль АрхСтояние.

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Никита Явейн
  • Всеволод Медведев
  • Александра Кузьмина
  • Дмитрий Васильев
  • Юлия Тряскина
  • Левон Айрапетов
  • Петр Фонфара
  • Валерий Лукомский
  • Екатерина Кузнецова
  • Зураб Басария
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Константин Ходнев
  • Илья Машков
  • Сергей Чобан
  • Никита Бирюков
  • Александр Бровкин
  • Олег Мединский
  • Антон Надточий
  • Владимир Ковалёв
  • Алексей Гинзбург
  • Магда Чихонь
  • Александр Скокан
  • Александр Попов
  • Лукаш Качмарчик
  • Сергей Кузнецов
  • Сергей Переслегин
  • Даниил Лоренц
  • Андрей Асадов
  • Сергей Скуратов
  • Дмитрий Ликин
  • Шимон Матковски
  • Станислав Белых
  • Никита Токарев
  • Алексей Иванов
  • Олег Шапиро
  • Михаил Канунников
  • Георгий Трофимов
  • Олег Карлсон
  • Валерия Преображенская
  • Андрей Романов
  • Роман Леонидов
  • Евгений Герасимов
  • Полина Воеводина
  • Тотан Кузембаев
  • Магда Кмита
  • Антон Лукомский
  • Сергей  Орешкин
  • Карен Сапричян
  • Николай Миловидов
  • Николай Переслегин
  • Игорь Шварцман
  • Владимир Плоткин
  • Андрей Гнездилов
  • Вера Бутко
  • Анатолий Столярчук
  • Наталия Шилова
  • Сергей Труханов
  • Екатерина Грень
  • Арсений Леонович
  • Александр Асадов
  • Владимир Биндеман
  • Наталья Сидорова
  • Илья Уткин
  • Павел Андреев
  • Юлий Борисов

Постройки и проекты (новые записи):

  • Проект многофункционального жилого квартала Homelands
  • Дом в Мельникове
  • Дом в Привалове
  • Проект дома из клееного бруса СП-250
  • Проект дома из клееного бруса СП-265
  • Музейно-выставочный комплекс «Оборона и блокада Ленинграда»
  • Дом в Завидове
  • Дом в Лайкове
  • Культурно-деловой комплекс «Большевик»

Технологии:

19.10.2017

Практика использования ARCHICAD при проектировании научно-образовательного комплекса в Австралии

Знаковым зданием для программы ARCHICAD 21 стал новый Центр Чарлза Перкинса при Университете Сиднея.
GRAPHISOFT
18.10.2017

Пещера в объеме

Рассказываем о том, как производство стеклофибробетона «Фиброль» вместе с проектировщиками переехало на стройку «Зарядья» и в экстремально короткие сроки удалось реализовать уникальные нелинейные фасады и интерьеры «Ледяной пещеры».
13.10.2017

Как сэкономить квадратные метры с помощью вентканалов CVENT?

Вентиляционная система Schiedel CVENT разработана специально для монолитно-каркасного многоквартирного жилья: это надежная гарантия естественного климата в квартире на долгие годы. А индивидуальные решения помогут архитектору при проектировании.
Schiedel
04.10.2017

Компания «Красные крыши» представляет кровлю из полиизобутилена: на российском рынке скатных и радиусных кровель это абсолютно новый продукт

Безогневой метод монтажа, полная имитация медного и стального фальца, неограниченные архитектурные возможности при проектировании кровель – это находка для любого проекта.
Компания «Красные крыши»
04.10.2017

Черепичная кровля: из Испании в Россию с любовью

Компания «Красные крыши» на эксклюзивных правах представляет в России коллекцию клинкерной черепицы от испанского производителя La Escandella.
Компания «Красные крыши»
другие статьи