Даниэль Дендра: «Доверие общества дает больше свободы планировщику»

Берлинский архитектор и урбанист Даниэль Дендра - о своих российских проектах, использовании интернет-данных и участии жителей в процессе проектирования.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Даниэль Дендра, основатель бюро anOtherArchitect и проекта OpenSimSim, примет участие в фестивале новой культуры «Арт-Овраг 2013. Город-сад» в городе Выкса Нижегородской области. Весной 2013 он был членом жюри конкурса «Балансирующий Павильон», в ходе которого был выбран лучший проект арт-объекта для этого фестиваля.

Архи.ру: Своими проектами для городов вы пытаетесь улучшить там жизненную среду, повысить ее комфортность. А как вы при этом измеряете уровень комфорта?
 
Даниэль Дендра:
Мы занимаемся не только городами: в России мы обнаружили взаимосвязь между потребностями города и прилегающих к нему территорий, поэтому при решении городских проблем нельзя забывать и о сельской местности, надо мыслить комплексно. Что касается измерения, многие наши проекты включают анализ интернет-данных. Если использовать для исследования ситуации до начала и в процессе работы обычные соцопросы, то число респондентов всегда ограничено, и их ответы нельзя экстраполировать на все общество. При этом получается некое среднее значение, а крайние значения упускаются из вида, хотя часто именно они – самое интересное. Поэтому сейчас мы исследуем «большие данные» из Интернета, огромные объемы информации, которые мы, архитекторы и урбанисты, научились анализировать совсем недавно, хотя коммерческие компании с помощью этого анализа уже зарабатывают деньги.

«Большие данные» настолько обширны, что можно подробно исследовать и крайние значения или использовать разные фильтры. Источники этой информации – любые Интернет-сервисы с функцией геолокации, которыми пользуются люди на свои мобильных устройствах: Instagram, Twitter, Foursquare. С помощью этих данных можно анализировать городскую жизнь, получая показатели на любой момент времени, поэтому и городское планирование можно теперь рассматривать как процесс. Нам не надо ждать несколько лет после реализации, чтобы понять – успешен ли проект, информацию можно считывать в реальном времени, наблюдая изменения в поведении людей, выясняя, что для них комфортно, а что – нет.
Даниэль Дендра © anOtherArchitect; Yulia Ilina
Даниэль Дендра © anOtherArchitect; Yulia Ilina

Архи.ру: Получается, социальные медиа – это полезный инструмент для урбаниста?
 
Д.Д.: Да, это один из многих инструментов. Урбанисты начинают понимать его важность и разрабатывать приложения для iPhone, позволяющие жителям самим вносить информацию, улучшая в конечном счете городскую среду. У нас есть несколько подобных проектов на стадии разработки, например, во Франции мы предложили программу контроля расхода воды, действующую по типу Foursquare, сервиса, где надо регистрироваться в разных точках города и получать за это баллы. Людям нравится игровой, соревновательный момент, поэтому программа действует лучше, чем увещевания «экономьте воду – сохраняйте окружающую среду». Лучше сказать: «Посмотри-ка, твои соседи тратят гораздо меньше воды, чем ты». Кроме того, такие программы позволяют людям следить за ситуацией в реальном времени.

Например, я в своей старой квартире в Берлине получаю счет за воду раз в году, и всегда выясняется, что я потратил больше, чем рассчитывал, хотя у меня и есть счетчик. Поэтому нужно создавать среду, информирующую людей в реальном времени, в том числе и об их возможных ошибках: уже сейчас существуют системы, которые считывают данные метеостанции и температуру в квартире, и сообщают на iPhone пользователя, когда и насколько надо открыть окно, чтобы поддержать дома комфортную температуру. Эти оперативные данные нужны не только экспертам, но и всем жителям, причем надо предоставлять их не в виде суровых циферблатов со стрелками, а интересно и привлекательно.
 
Сайт Architectuul.com

Архи.ру: Многие ваши проекты основаны на краудсорсинге. Есть ли среди них связанные с Россией?
 
Д.Д.: Мы сейчас делаем «архитектурную Википедию» – сайт Architectuul.com, где много участников из России. Например, один из них опубликовал там все советские здания цирков. У нас там есть очень большая база данных по конструктивизму, советскому модернизму и т. д. Эта тема очень важна для такого просветительского проекта, как Architectuul.com, потому что между Восточной и Западной Европой всегда существовала «стена»: на Западе можно было узнать о Ле Корбюзье и других западных мастерах, еще, возможно, о конструктивизме, но никогда – о замечательном советском модернизме. В прошлом году я по приглашению Гете-института путешествовал по Средней Азии, и меня там поразили модернистские постройки советского времени. Это огромный массив архитектурного наследия, который сейчас в опасности: эти здания не считаются ценными и разрушаются. А ведь там можно найти принципы «устойчивости», полезные и для нас, а для того времени — передовые: например, широкое использование солнцезащитных устройств на фасадах. Или: я только что вернулся из Екатеринбурга, там тоже очень много интересной архитектуры 20 в., о которой не так много знают на Западе.
 
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect

Архи.ру: А участие общественности в разработке проектов, когда жители предлагают свои идеи и пожелания – использовали ли вы его в ваших работах для России?
 
Д.Д.: Когда мы делали наш проект для города Сатка в Челябинской области, по конкурсному заданию требовались консультации с жителями. В тот момент я несколько устал от конкурсов, но это было очень привлекательно: городок в центре России проводит конкурс с участием населения. Однако в таких случаях нельзя спрашивать людей об архитектуре и дизайне напрямую, потому что каждый будет говорить о важных для него, часто мелких вещах (например, собачьих площадках), которые не помогут работе на начальной стадии проекта или в крупном масштабе. Поэтому мы придумали специальную игру, чтобы заинтересовать жителей и узнать их мнение по важным для проекта вопросам. Когда мы начали играть, оказалось, что практически каждый из присутствующих хотел высказаться. Конечно, желания людей непросто по-настоящему понять и правильно интерпретировать в рамках проекта, но мы должны как можно быстрее научиться это делать.

В целом, работа с населением очень важна: фестиваль «Арт-Овраг» в Выксе интересен именно тем, что он адресован местным жителям, именно для них туда привозят арт-объекты. В этом году я был в фестивальном жюри, выбиравшем лучший проект «Балансирующего павильона», и мы говорили о том, что в следующий раз жители смогут принять участие в голосовании, потому что выбор экспертов часто сложно понять со стороны, и эта неясность – особенно в России – ведет к обвинениям вроде «результаты были известны заранее». Поэтому чем больше будет прозрачности, тем больше доверия людей к системе, а чем больше доверия – тем больше свободы планировщику.
 
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect

Архи.ру: Расскажите о фестивале «Арт-Овраг» и о конкурсе на проект «Балансирующего павильона».
 
Д.Д.: «Балансирующий павильон» – это экспериментальная постройка, причем бриф был очень свободным: надо было спроектировать что-то необычное и новаторское. Очень важно, что организатор конкурса и фестиваля – промышленная компания ОМК, базирующаяся в Выксе – дает архитекторам и дизайнерам необходимую для них возможность экспериментировать и реализовывать свои идеи. А если эти эксперименты заставят по-другому взглянуть на мир одного или двух местных жителей, этого уже будет достаточно. Обратите внимание: новации чаще происходят не в больших, а в маленьких городах – таких, как Вайль-на-Рейне в Германии, куда компания Vitra зовет архитекторов строить экспериментальные здания на своем кампусе. Автомобильная индустрия зародилась близ Штутгарта, а не в Берлине. А в России такие фестивали, как «Арт-Овраг», переводят на нестоличные центры фокус внимания с Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи. Эти малые города нуждаются в предпринимателях, промышленниках, которые гордятся своим городом и хотят сделать что-нибудь на благо его жителей.

Как ни странно, в России промышленные компании гораздо более социально ответственны, чем в Европе. В Европе компания типа Nokia, получив дотацию от ЕС, строит фабрику в городе типа Бохума, но, как только ЕС перестает платить, закрывает производство, увольняет 1000 работников, и перебирается в более дешевую страну, в данном случае – в Венгрию, а потом еще куда-нибудь. Такие крупные компании уже оторвались от городов, где появились и где расположены их фабрики. Крупные российские компании, как ОМК в Выксе и «Группа Магнезит» в Сатке, по-прежнему ощущают свои корни и принадлежность к конкретному городу, пытаются развивать свою малую родину.
 
Ярославский Агропарк. Интеграция цифровых медиа в сельскохозяйственный проект © anOtherArchitect & TDI
zooming
Ярославский Агропарк. Уровень агролесничества © anOtherArchitect & TDI

Архи.ру: В Перми был похожий эксперимент, там пытались создать новую «культурную столицу», но эта инициатива встретила сопротивление со стороны части жителей, очевидно, эти художественные инициативы и арт-объекты показались им чужеродным, столичным вторжением в их город. Не считаете ли вы это проблемой в работе с регионами, особенно с малыми городами?
 
Д.Д.: Я сам участвовал в 2007 в конкурсе PermMuseumXXI, поэтому я знаю этот город, бывал там. В Перми был совершенно другой подход, большие инвестиции, они пригласили архитекторов-«суперзвезд»: это были попытки изменить город «с помощью молота». Более успешный метод – это начать с небольших экспериментов. Фестиваль в Выксе сейчас пройдет лишь в третий раз, он начался как очень маленькое мероприятие и с тех пор вырос. Подобный подход мы сами применяем все время: Ярославский Агропарк — наш проект в сельской местности близ Ярославля, Пионер-Курорт — бывший лагерь, также близ Ярославля, в обоих этих работах мы трактуем проектирование как процесс. Мы разработали для заказчика стратегию развития на ближайшие 40 лет, т. к. сельскохозяйственный участок очень крупный, 8 000 га – размером с Манхэттен. И мы создаем для него концепцию для 2050 года, чтобы было ясно, в каком направлении двигаться, но это именно концепция, она может поменяться в любой момент. И процесс реализации состоит из маленьких шагов, каждый из которых требует точечной инвестиции и подразумевает выгоду для местных жителей; каждый такой шаг – это эксперимент, если он не удастся, это нестрашно, т. к. это малый масштаб, и на следующем этапе мы попробуем что-нибудь другое; а если он будет успешным, то мы сможем увеличить его размах.
zooming
Ярославский Агропарк. Концепция брендинга © anOtherArchitect & TDI
zooming
Ярославский Агропарк © anOtherArchitect & TDI

Подобным образом мы в Сатке совместно с «Магнезитом» разработали  руководство по применению фирменного стиля компании для дизайна промышленных зданий, которое будут использовать ее сотрудники и приглашенные художники. Все эти проекты – совершенно иные, чем ситуация в Перми, где были грандиозные прожекты, где хотели полностью изменить город, пригласив для разработки мастерплана бюро KCAP, провели конкурс на здание музея, а председатель его жюри в итоге спроектировал там другой музей: странная история, которая показывает, что так делать нельзя. Потому что процесс проектирования – это также и возможность участия в нем общественности: жители могут понять любой замысел, они вовсе не глупы. И в результате получается работа «снизу вверх», в отличие от пермского пути, где все проекты насаждались сверху.
 
Архи.ру: Ваш проект в Сатке с участием жителей в форме игры: это проект для «Магнезита» или для городской площади?
 
Д.Д.: Это проект для площади в Сатке, с которым мы выиграли конкурс, но теперь мы работаем с «Магнезитом» и над другими объектами в этом городе, и везде мы приглашаем к участию жителей.
 
Архи.ру: И так вы постепенно меняете Сатку?
 
Д.Д.: Я постепенно меняю Россию!
zooming
«Пионер-Курорт» близ Ярославля. Концепция брендинга и вид сверху © anOtherArchitect & TDI
zooming
«Пионер-Курорт» близ Ярославля. Концепция брендинга © anOtherArchitect & TDI
«Пионер-Курорт» близ Ярославля © anOtherArchitect & TDI
«Пионер-Курорт» близ Ярославля © anOtherArchitect & TDI
Концепция брендинга для ЖК «Загородный квартал» в Москве © anOtherArchitect & TDI
Концепция ландшафтного решения для ЖК «Загородный квартал» в Москве © anOtherArchitect & TDI

13 Мая 2013

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Пресса: Организатор "Арт-Оврага": фестиваль воплощает лучшее...
О том, как появилась идея проведения фестиваля и какую миссию он несет, рассказывает инициатор и соорганизатор проведения мероприятия, председатель попечительского совета благотворительного фонда "ОМК-участие" Ирина Седых.
Балансирующий шорт-лист
Публикуем шесть проектов, попавших в шорт-лист конкурса «Балансирующий павильон», проводимого в рамках Фестиваля новой культуры «Арт-Овраг 2013. Город-Сад». UPD: 16 апреля победителем назван проект Garden City Rings.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.