Даниэль Дендра: «Доверие общества дает больше свободы планировщику»

Берлинский архитектор и урбанист Даниэль Дендра - о своих российских проектах, использовании интернет-данных и участии жителей в процессе проектирования.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Даниэль Дендра, основатель бюро anOtherArchitect и проекта OpenSimSim, примет участие в фестивале новой культуры «Арт-Овраг 2013. Город-сад» в городе Выкса Нижегородской области. Весной 2013 он был членом жюри конкурса «Балансирующий Павильон», в ходе которого был выбран лучший проект арт-объекта для этого фестиваля.

Архи.ру: Своими проектами для городов вы пытаетесь улучшить там жизненную среду, повысить ее комфортность. А как вы при этом измеряете уровень комфорта?
 
Даниэль Дендра:
Мы занимаемся не только городами: в России мы обнаружили взаимосвязь между потребностями города и прилегающих к нему территорий, поэтому при решении городских проблем нельзя забывать и о сельской местности, надо мыслить комплексно. Что касается измерения, многие наши проекты включают анализ интернет-данных. Если использовать для исследования ситуации до начала и в процессе работы обычные соцопросы, то число респондентов всегда ограничено, и их ответы нельзя экстраполировать на все общество. При этом получается некое среднее значение, а крайние значения упускаются из вида, хотя часто именно они – самое интересное. Поэтому сейчас мы исследуем «большие данные» из Интернета, огромные объемы информации, которые мы, архитекторы и урбанисты, научились анализировать совсем недавно, хотя коммерческие компании с помощью этого анализа уже зарабатывают деньги.

«Большие данные» настолько обширны, что можно подробно исследовать и крайние значения или использовать разные фильтры. Источники этой информации – любые Интернет-сервисы с функцией геолокации, которыми пользуются люди на свои мобильных устройствах: Instagram, Twitter, Foursquare. С помощью этих данных можно анализировать городскую жизнь, получая показатели на любой момент времени, поэтому и городское планирование можно теперь рассматривать как процесс. Нам не надо ждать несколько лет после реализации, чтобы понять – успешен ли проект, информацию можно считывать в реальном времени, наблюдая изменения в поведении людей, выясняя, что для них комфортно, а что – нет.
Даниэль Дендра © anOtherArchitect; Yulia Ilina
Даниэль Дендра © anOtherArchitect; Yulia Ilina

Архи.ру: Получается, социальные медиа – это полезный инструмент для урбаниста?
 
Д.Д.: Да, это один из многих инструментов. Урбанисты начинают понимать его важность и разрабатывать приложения для iPhone, позволяющие жителям самим вносить информацию, улучшая в конечном счете городскую среду. У нас есть несколько подобных проектов на стадии разработки, например, во Франции мы предложили программу контроля расхода воды, действующую по типу Foursquare, сервиса, где надо регистрироваться в разных точках города и получать за это баллы. Людям нравится игровой, соревновательный момент, поэтому программа действует лучше, чем увещевания «экономьте воду – сохраняйте окружающую среду». Лучше сказать: «Посмотри-ка, твои соседи тратят гораздо меньше воды, чем ты». Кроме того, такие программы позволяют людям следить за ситуацией в реальном времени.

Например, я в своей старой квартире в Берлине получаю счет за воду раз в году, и всегда выясняется, что я потратил больше, чем рассчитывал, хотя у меня и есть счетчик. Поэтому нужно создавать среду, информирующую людей в реальном времени, в том числе и об их возможных ошибках: уже сейчас существуют системы, которые считывают данные метеостанции и температуру в квартире, и сообщают на iPhone пользователя, когда и насколько надо открыть окно, чтобы поддержать дома комфортную температуру. Эти оперативные данные нужны не только экспертам, но и всем жителям, причем надо предоставлять их не в виде суровых циферблатов со стрелками, а интересно и привлекательно.
 
Сайт Architectuul.com

Архи.ру: Многие ваши проекты основаны на краудсорсинге. Есть ли среди них связанные с Россией?
 
Д.Д.: Мы сейчас делаем «архитектурную Википедию» – сайт Architectuul.com, где много участников из России. Например, один из них опубликовал там все советские здания цирков. У нас там есть очень большая база данных по конструктивизму, советскому модернизму и т. д. Эта тема очень важна для такого просветительского проекта, как Architectuul.com, потому что между Восточной и Западной Европой всегда существовала «стена»: на Западе можно было узнать о Ле Корбюзье и других западных мастерах, еще, возможно, о конструктивизме, но никогда – о замечательном советском модернизме. В прошлом году я по приглашению Гете-института путешествовал по Средней Азии, и меня там поразили модернистские постройки советского времени. Это огромный массив архитектурного наследия, который сейчас в опасности: эти здания не считаются ценными и разрушаются. А ведь там можно найти принципы «устойчивости», полезные и для нас, а для того времени — передовые: например, широкое использование солнцезащитных устройств на фасадах. Или: я только что вернулся из Екатеринбурга, там тоже очень много интересной архитектуры 20 в., о которой не так много знают на Западе.
 
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect

Архи.ру: А участие общественности в разработке проектов, когда жители предлагают свои идеи и пожелания – использовали ли вы его в ваших работах для России?
 
Д.Д.: Когда мы делали наш проект для города Сатка в Челябинской области, по конкурсному заданию требовались консультации с жителями. В тот момент я несколько устал от конкурсов, но это было очень привлекательно: городок в центре России проводит конкурс с участием населения. Однако в таких случаях нельзя спрашивать людей об архитектуре и дизайне напрямую, потому что каждый будет говорить о важных для него, часто мелких вещах (например, собачьих площадках), которые не помогут работе на начальной стадии проекта или в крупном масштабе. Поэтому мы придумали специальную игру, чтобы заинтересовать жителей и узнать их мнение по важным для проекта вопросам. Когда мы начали играть, оказалось, что практически каждый из присутствующих хотел высказаться. Конечно, желания людей непросто по-настоящему понять и правильно интерпретировать в рамках проекта, но мы должны как можно быстрее научиться это делать.

В целом, работа с населением очень важна: фестиваль «Арт-Овраг» в Выксе интересен именно тем, что он адресован местным жителям, именно для них туда привозят арт-объекты. В этом году я был в фестивальном жюри, выбиравшем лучший проект «Балансирующего павильона», и мы говорили о том, что в следующий раз жители смогут принять участие в голосовании, потому что выбор экспертов часто сложно понять со стороны, и эта неясность – особенно в России – ведет к обвинениям вроде «результаты были известны заранее». Поэтому чем больше будет прозрачности, тем больше доверия людей к системе, а чем больше доверия – тем больше свободы планировщику.
 
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect

Архи.ру: Расскажите о фестивале «Арт-Овраг» и о конкурсе на проект «Балансирующего павильона».
 
Д.Д.: «Балансирующий павильон» – это экспериментальная постройка, причем бриф был очень свободным: надо было спроектировать что-то необычное и новаторское. Очень важно, что организатор конкурса и фестиваля – промышленная компания ОМК, базирующаяся в Выксе – дает архитекторам и дизайнерам необходимую для них возможность экспериментировать и реализовывать свои идеи. А если эти эксперименты заставят по-другому взглянуть на мир одного или двух местных жителей, этого уже будет достаточно. Обратите внимание: новации чаще происходят не в больших, а в маленьких городах – таких, как Вайль-на-Рейне в Германии, куда компания Vitra зовет архитекторов строить экспериментальные здания на своем кампусе. Автомобильная индустрия зародилась близ Штутгарта, а не в Берлине. А в России такие фестивали, как «Арт-Овраг», переводят на нестоличные центры фокус внимания с Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи. Эти малые города нуждаются в предпринимателях, промышленниках, которые гордятся своим городом и хотят сделать что-нибудь на благо его жителей.

Как ни странно, в России промышленные компании гораздо более социально ответственны, чем в Европе. В Европе компания типа Nokia, получив дотацию от ЕС, строит фабрику в городе типа Бохума, но, как только ЕС перестает платить, закрывает производство, увольняет 1000 работников, и перебирается в более дешевую страну, в данном случае – в Венгрию, а потом еще куда-нибудь. Такие крупные компании уже оторвались от городов, где появились и где расположены их фабрики. Крупные российские компании, как ОМК в Выксе и «Группа Магнезит» в Сатке, по-прежнему ощущают свои корни и принадлежность к конкретному городу, пытаются развивать свою малую родину.
 
Ярославский Агропарк. Интеграция цифровых медиа в сельскохозяйственный проект © anOtherArchitect & TDI
zooming
Ярославский Агропарк. Уровень агролесничества © anOtherArchitect & TDI

Архи.ру: В Перми был похожий эксперимент, там пытались создать новую «культурную столицу», но эта инициатива встретила сопротивление со стороны части жителей, очевидно, эти художественные инициативы и арт-объекты показались им чужеродным, столичным вторжением в их город. Не считаете ли вы это проблемой в работе с регионами, особенно с малыми городами?
 
Д.Д.: Я сам участвовал в 2007 в конкурсе PermMuseumXXI, поэтому я знаю этот город, бывал там. В Перми был совершенно другой подход, большие инвестиции, они пригласили архитекторов-«суперзвезд»: это были попытки изменить город «с помощью молота». Более успешный метод – это начать с небольших экспериментов. Фестиваль в Выксе сейчас пройдет лишь в третий раз, он начался как очень маленькое мероприятие и с тех пор вырос. Подобный подход мы сами применяем все время: Ярославский Агропарк — наш проект в сельской местности близ Ярославля, Пионер-Курорт — бывший лагерь, также близ Ярославля, в обоих этих работах мы трактуем проектирование как процесс. Мы разработали для заказчика стратегию развития на ближайшие 40 лет, т. к. сельскохозяйственный участок очень крупный, 8 000 га – размером с Манхэттен. И мы создаем для него концепцию для 2050 года, чтобы было ясно, в каком направлении двигаться, но это именно концепция, она может поменяться в любой момент. И процесс реализации состоит из маленьких шагов, каждый из которых требует точечной инвестиции и подразумевает выгоду для местных жителей; каждый такой шаг – это эксперимент, если он не удастся, это нестрашно, т. к. это малый масштаб, и на следующем этапе мы попробуем что-нибудь другое; а если он будет успешным, то мы сможем увеличить его размах.
zooming
Ярославский Агропарк. Концепция брендинга © anOtherArchitect & TDI
zooming
Ярославский Агропарк © anOtherArchitect & TDI

Подобным образом мы в Сатке совместно с «Магнезитом» разработали  руководство по применению фирменного стиля компании для дизайна промышленных зданий, которое будут использовать ее сотрудники и приглашенные художники. Все эти проекты – совершенно иные, чем ситуация в Перми, где были грандиозные прожекты, где хотели полностью изменить город, пригласив для разработки мастерплана бюро KCAP, провели конкурс на здание музея, а председатель его жюри в итоге спроектировал там другой музей: странная история, которая показывает, что так делать нельзя. Потому что процесс проектирования – это также и возможность участия в нем общественности: жители могут понять любой замысел, они вовсе не глупы. И в результате получается работа «снизу вверх», в отличие от пермского пути, где все проекты насаждались сверху.
 
Архи.ру: Ваш проект в Сатке с участием жителей в форме игры: это проект для «Магнезита» или для городской площади?
 
Д.Д.: Это проект для площади в Сатке, с которым мы выиграли конкурс, но теперь мы работаем с «Магнезитом» и над другими объектами в этом городе, и везде мы приглашаем к участию жителей.
 
Архи.ру: И так вы постепенно меняете Сатку?
 
Д.Д.: Я постепенно меняю Россию!
zooming
«Пионер-Курорт» близ Ярославля. Концепция брендинга и вид сверху © anOtherArchitect & TDI
zooming
«Пионер-Курорт» близ Ярославля. Концепция брендинга © anOtherArchitect & TDI
«Пионер-Курорт» близ Ярославля © anOtherArchitect & TDI
«Пионер-Курорт» близ Ярославля © anOtherArchitect & TDI
Концепция брендинга для ЖК «Загородный квартал» в Москве © anOtherArchitect & TDI
Концепция ландшафтного решения для ЖК «Загородный квартал» в Москве © anOtherArchitect & TDI


0

13 Мая 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.