Даниэль Дендра: «Доверие общества дает больше свободы планировщику»

Берлинский архитектор и урбанист Даниэль Дендра - о своих российских проектах, использовании интернет-данных и участии жителей в процессе проектирования.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Даниэль Дендра, основатель бюро anOtherArchitect и проекта OpenSimSim, примет участие в фестивале новой культуры «Арт-Овраг 2013. Город-сад» в городе Выкса Нижегородской области. Весной 2013 он был членом жюри конкурса «Балансирующий Павильон», в ходе которого был выбран лучший проект арт-объекта для этого фестиваля.

Архи.ру: Своими проектами для городов вы пытаетесь улучшить там жизненную среду, повысить ее комфортность. А как вы при этом измеряете уровень комфорта?
 
Даниэль Дендра:
Мы занимаемся не только городами: в России мы обнаружили взаимосвязь между потребностями города и прилегающих к нему территорий, поэтому при решении городских проблем нельзя забывать и о сельской местности, надо мыслить комплексно. Что касается измерения, многие наши проекты включают анализ интернет-данных. Если использовать для исследования ситуации до начала и в процессе работы обычные соцопросы, то число респондентов всегда ограничено, и их ответы нельзя экстраполировать на все общество. При этом получается некое среднее значение, а крайние значения упускаются из вида, хотя часто именно они – самое интересное. Поэтому сейчас мы исследуем «большие данные» из Интернета, огромные объемы информации, которые мы, архитекторы и урбанисты, научились анализировать совсем недавно, хотя коммерческие компании с помощью этого анализа уже зарабатывают деньги.

«Большие данные» настолько обширны, что можно подробно исследовать и крайние значения или использовать разные фильтры. Источники этой информации – любые Интернет-сервисы с функцией геолокации, которыми пользуются люди на свои мобильных устройствах: Instagram, Twitter, Foursquare. С помощью этих данных можно анализировать городскую жизнь, получая показатели на любой момент времени, поэтому и городское планирование можно теперь рассматривать как процесс. Нам не надо ждать несколько лет после реализации, чтобы понять – успешен ли проект, информацию можно считывать в реальном времени, наблюдая изменения в поведении людей, выясняя, что для них комфортно, а что – нет.
Даниэль Дендра © anOtherArchitect; Yulia Ilina
Даниэль Дендра © anOtherArchitect; Yulia Ilina

Архи.ру: Получается, социальные медиа – это полезный инструмент для урбаниста?
 
Д.Д.: Да, это один из многих инструментов. Урбанисты начинают понимать его важность и разрабатывать приложения для iPhone, позволяющие жителям самим вносить информацию, улучшая в конечном счете городскую среду. У нас есть несколько подобных проектов на стадии разработки, например, во Франции мы предложили программу контроля расхода воды, действующую по типу Foursquare, сервиса, где надо регистрироваться в разных точках города и получать за это баллы. Людям нравится игровой, соревновательный момент, поэтому программа действует лучше, чем увещевания «экономьте воду – сохраняйте окружающую среду». Лучше сказать: «Посмотри-ка, твои соседи тратят гораздо меньше воды, чем ты». Кроме того, такие программы позволяют людям следить за ситуацией в реальном времени.

Например, я в своей старой квартире в Берлине получаю счет за воду раз в году, и всегда выясняется, что я потратил больше, чем рассчитывал, хотя у меня и есть счетчик. Поэтому нужно создавать среду, информирующую людей в реальном времени, в том числе и об их возможных ошибках: уже сейчас существуют системы, которые считывают данные метеостанции и температуру в квартире, и сообщают на iPhone пользователя, когда и насколько надо открыть окно, чтобы поддержать дома комфортную температуру. Эти оперативные данные нужны не только экспертам, но и всем жителям, причем надо предоставлять их не в виде суровых циферблатов со стрелками, а интересно и привлекательно.
 
Сайт Architectuul.com

Архи.ру: Многие ваши проекты основаны на краудсорсинге. Есть ли среди них связанные с Россией?
 
Д.Д.: Мы сейчас делаем «архитектурную Википедию» – сайт Architectuul.com, где много участников из России. Например, один из них опубликовал там все советские здания цирков. У нас там есть очень большая база данных по конструктивизму, советскому модернизму и т. д. Эта тема очень важна для такого просветительского проекта, как Architectuul.com, потому что между Восточной и Западной Европой всегда существовала «стена»: на Западе можно было узнать о Ле Корбюзье и других западных мастерах, еще, возможно, о конструктивизме, но никогда – о замечательном советском модернизме. В прошлом году я по приглашению Гете-института путешествовал по Средней Азии, и меня там поразили модернистские постройки советского времени. Это огромный массив архитектурного наследия, который сейчас в опасности: эти здания не считаются ценными и разрушаются. А ведь там можно найти принципы «устойчивости», полезные и для нас, а для того времени — передовые: например, широкое использование солнцезащитных устройств на фасадах. Или: я только что вернулся из Екатеринбурга, там тоже очень много интересной архитектуры 20 в., о которой не так много знают на Западе.
 
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect

Архи.ру: А участие общественности в разработке проектов, когда жители предлагают свои идеи и пожелания – использовали ли вы его в ваших работах для России?
 
Д.Д.: Когда мы делали наш проект для города Сатка в Челябинской области, по конкурсному заданию требовались консультации с жителями. В тот момент я несколько устал от конкурсов, но это было очень привлекательно: городок в центре России проводит конкурс с участием населения. Однако в таких случаях нельзя спрашивать людей об архитектуре и дизайне напрямую, потому что каждый будет говорить о важных для него, часто мелких вещах (например, собачьих площадках), которые не помогут работе на начальной стадии проекта или в крупном масштабе. Поэтому мы придумали специальную игру, чтобы заинтересовать жителей и узнать их мнение по важным для проекта вопросам. Когда мы начали играть, оказалось, что практически каждый из присутствующих хотел высказаться. Конечно, желания людей непросто по-настоящему понять и правильно интерпретировать в рамках проекта, но мы должны как можно быстрее научиться это делать.

В целом, работа с населением очень важна: фестиваль «Арт-Овраг» в Выксе интересен именно тем, что он адресован местным жителям, именно для них туда привозят арт-объекты. В этом году я был в фестивальном жюри, выбиравшем лучший проект «Балансирующего павильона», и мы говорили о том, что в следующий раз жители смогут принять участие в голосовании, потому что выбор экспертов часто сложно понять со стороны, и эта неясность – особенно в России – ведет к обвинениям вроде «результаты были известны заранее». Поэтому чем больше будет прозрачности, тем больше доверия людей к системе, а чем больше доверия – тем больше свободы планировщику.
 
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect

Архи.ру: Расскажите о фестивале «Арт-Овраг» и о конкурсе на проект «Балансирующего павильона».
 
Д.Д.: «Балансирующий павильон» – это экспериментальная постройка, причем бриф был очень свободным: надо было спроектировать что-то необычное и новаторское. Очень важно, что организатор конкурса и фестиваля – промышленная компания ОМК, базирующаяся в Выксе – дает архитекторам и дизайнерам необходимую для них возможность экспериментировать и реализовывать свои идеи. А если эти эксперименты заставят по-другому взглянуть на мир одного или двух местных жителей, этого уже будет достаточно. Обратите внимание: новации чаще происходят не в больших, а в маленьких городах – таких, как Вайль-на-Рейне в Германии, куда компания Vitra зовет архитекторов строить экспериментальные здания на своем кампусе. Автомобильная индустрия зародилась близ Штутгарта, а не в Берлине. А в России такие фестивали, как «Арт-Овраг», переводят на нестоличные центры фокус внимания с Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи. Эти малые города нуждаются в предпринимателях, промышленниках, которые гордятся своим городом и хотят сделать что-нибудь на благо его жителей.

Как ни странно, в России промышленные компании гораздо более социально ответственны, чем в Европе. В Европе компания типа Nokia, получив дотацию от ЕС, строит фабрику в городе типа Бохума, но, как только ЕС перестает платить, закрывает производство, увольняет 1000 работников, и перебирается в более дешевую страну, в данном случае – в Венгрию, а потом еще куда-нибудь. Такие крупные компании уже оторвались от городов, где появились и где расположены их фабрики. Крупные российские компании, как ОМК в Выксе и «Группа Магнезит» в Сатке, по-прежнему ощущают свои корни и принадлежность к конкретному городу, пытаются развивать свою малую родину.
 
Ярославский Агропарк. Интеграция цифровых медиа в сельскохозяйственный проект © anOtherArchitect & TDI
zooming
Ярославский Агропарк. Уровень агролесничества © anOtherArchitect & TDI

Архи.ру: В Перми был похожий эксперимент, там пытались создать новую «культурную столицу», но эта инициатива встретила сопротивление со стороны части жителей, очевидно, эти художественные инициативы и арт-объекты показались им чужеродным, столичным вторжением в их город. Не считаете ли вы это проблемой в работе с регионами, особенно с малыми городами?
 
Д.Д.: Я сам участвовал в 2007 в конкурсе PermMuseumXXI, поэтому я знаю этот город, бывал там. В Перми был совершенно другой подход, большие инвестиции, они пригласили архитекторов-«суперзвезд»: это были попытки изменить город «с помощью молота». Более успешный метод – это начать с небольших экспериментов. Фестиваль в Выксе сейчас пройдет лишь в третий раз, он начался как очень маленькое мероприятие и с тех пор вырос. Подобный подход мы сами применяем все время: Ярославский Агропарк — наш проект в сельской местности близ Ярославля, Пионер-Курорт — бывший лагерь, также близ Ярославля, в обоих этих работах мы трактуем проектирование как процесс. Мы разработали для заказчика стратегию развития на ближайшие 40 лет, т. к. сельскохозяйственный участок очень крупный, 8 000 га – размером с Манхэттен. И мы создаем для него концепцию для 2050 года, чтобы было ясно, в каком направлении двигаться, но это именно концепция, она может поменяться в любой момент. И процесс реализации состоит из маленьких шагов, каждый из которых требует точечной инвестиции и подразумевает выгоду для местных жителей; каждый такой шаг – это эксперимент, если он не удастся, это нестрашно, т. к. это малый масштаб, и на следующем этапе мы попробуем что-нибудь другое; а если он будет успешным, то мы сможем увеличить его размах.
zooming
Ярославский Агропарк. Концепция брендинга © anOtherArchitect & TDI
zooming
Ярославский Агропарк © anOtherArchitect & TDI

Подобным образом мы в Сатке совместно с «Магнезитом» разработали  руководство по применению фирменного стиля компании для дизайна промышленных зданий, которое будут использовать ее сотрудники и приглашенные художники. Все эти проекты – совершенно иные, чем ситуация в Перми, где были грандиозные прожекты, где хотели полностью изменить город, пригласив для разработки мастерплана бюро KCAP, провели конкурс на здание музея, а председатель его жюри в итоге спроектировал там другой музей: странная история, которая показывает, что так делать нельзя. Потому что процесс проектирования – это также и возможность участия в нем общественности: жители могут понять любой замысел, они вовсе не глупы. И в результате получается работа «снизу вверх», в отличие от пермского пути, где все проекты насаждались сверху.
 
Архи.ру: Ваш проект в Сатке с участием жителей в форме игры: это проект для «Магнезита» или для городской площади?
 
Д.Д.: Это проект для площади в Сатке, с которым мы выиграли конкурс, но теперь мы работаем с «Магнезитом» и над другими объектами в этом городе, и везде мы приглашаем к участию жителей.
 
Архи.ру: И так вы постепенно меняете Сатку?
 
Д.Д.: Я постепенно меняю Россию!
zooming
«Пионер-Курорт» близ Ярославля. Концепция брендинга и вид сверху © anOtherArchitect & TDI
zooming
«Пионер-Курорт» близ Ярославля. Концепция брендинга © anOtherArchitect & TDI
«Пионер-Курорт» близ Ярославля © anOtherArchitect & TDI
«Пионер-Курорт» близ Ярославля © anOtherArchitect & TDI
Концепция брендинга для ЖК «Загородный квартал» в Москве © anOtherArchitect & TDI
Концепция ландшафтного решения для ЖК «Загородный квартал» в Москве © anOtherArchitect & TDI


13 Мая 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.