Даниэль Дендра: «Доверие общества дает больше свободы планировщику»

Берлинский архитектор и урбанист Даниэль Дендра - о своих российских проектах, использовании интернет-данных и участии жителей в процессе проектирования.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Даниэль Дендра, основатель бюро anOtherArchitect и проекта OpenSimSim, примет участие в фестивале новой культуры «Арт-Овраг 2013. Город-сад» в городе Выкса Нижегородской области. Весной 2013 он был членом жюри конкурса «Балансирующий Павильон», в ходе которого был выбран лучший проект арт-объекта для этого фестиваля.

Архи.ру: Своими проектами для городов вы пытаетесь улучшить там жизненную среду, повысить ее комфортность. А как вы при этом измеряете уровень комфорта?
 
Даниэль Дендра:
Мы занимаемся не только городами: в России мы обнаружили взаимосвязь между потребностями города и прилегающих к нему территорий, поэтому при решении городских проблем нельзя забывать и о сельской местности, надо мыслить комплексно. Что касается измерения, многие наши проекты включают анализ интернет-данных. Если использовать для исследования ситуации до начала и в процессе работы обычные соцопросы, то число респондентов всегда ограничено, и их ответы нельзя экстраполировать на все общество. При этом получается некое среднее значение, а крайние значения упускаются из вида, хотя часто именно они – самое интересное. Поэтому сейчас мы исследуем «большие данные» из Интернета, огромные объемы информации, которые мы, архитекторы и урбанисты, научились анализировать совсем недавно, хотя коммерческие компании с помощью этого анализа уже зарабатывают деньги.

«Большие данные» настолько обширны, что можно подробно исследовать и крайние значения или использовать разные фильтры. Источники этой информации – любые Интернет-сервисы с функцией геолокации, которыми пользуются люди на свои мобильных устройствах: Instagram, Twitter, Foursquare. С помощью этих данных можно анализировать городскую жизнь, получая показатели на любой момент времени, поэтому и городское планирование можно теперь рассматривать как процесс. Нам не надо ждать несколько лет после реализации, чтобы понять – успешен ли проект, информацию можно считывать в реальном времени, наблюдая изменения в поведении людей, выясняя, что для них комфортно, а что – нет.
Даниэль Дендра © anOtherArchitect; Yulia Ilina
Даниэль Дендра © anOtherArchitect; Yulia Ilina

Архи.ру: Получается, социальные медиа – это полезный инструмент для урбаниста?
 
Д.Д.: Да, это один из многих инструментов. Урбанисты начинают понимать его важность и разрабатывать приложения для iPhone, позволяющие жителям самим вносить информацию, улучшая в конечном счете городскую среду. У нас есть несколько подобных проектов на стадии разработки, например, во Франции мы предложили программу контроля расхода воды, действующую по типу Foursquare, сервиса, где надо регистрироваться в разных точках города и получать за это баллы. Людям нравится игровой, соревновательный момент, поэтому программа действует лучше, чем увещевания «экономьте воду – сохраняйте окружающую среду». Лучше сказать: «Посмотри-ка, твои соседи тратят гораздо меньше воды, чем ты». Кроме того, такие программы позволяют людям следить за ситуацией в реальном времени.

Например, я в своей старой квартире в Берлине получаю счет за воду раз в году, и всегда выясняется, что я потратил больше, чем рассчитывал, хотя у меня и есть счетчик. Поэтому нужно создавать среду, информирующую людей в реальном времени, в том числе и об их возможных ошибках: уже сейчас существуют системы, которые считывают данные метеостанции и температуру в квартире, и сообщают на iPhone пользователя, когда и насколько надо открыть окно, чтобы поддержать дома комфортную температуру. Эти оперативные данные нужны не только экспертам, но и всем жителям, причем надо предоставлять их не в виде суровых циферблатов со стрелками, а интересно и привлекательно.
 
Сайт Architectuul.com

Архи.ру: Многие ваши проекты основаны на краудсорсинге. Есть ли среди них связанные с Россией?
 
Д.Д.: Мы сейчас делаем «архитектурную Википедию» – сайт Architectuul.com, где много участников из России. Например, один из них опубликовал там все советские здания цирков. У нас там есть очень большая база данных по конструктивизму, советскому модернизму и т. д. Эта тема очень важна для такого просветительского проекта, как Architectuul.com, потому что между Восточной и Западной Европой всегда существовала «стена»: на Западе можно было узнать о Ле Корбюзье и других западных мастерах, еще, возможно, о конструктивизме, но никогда – о замечательном советском модернизме. В прошлом году я по приглашению Гете-института путешествовал по Средней Азии, и меня там поразили модернистские постройки советского времени. Это огромный массив архитектурного наследия, который сейчас в опасности: эти здания не считаются ценными и разрушаются. А ведь там можно найти принципы «устойчивости», полезные и для нас, а для того времени — передовые: например, широкое использование солнцезащитных устройств на фасадах. Или: я только что вернулся из Екатеринбурга, там тоже очень много интересной архитектуры 20 в., о которой не так много знают на Западе.
 
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect

Архи.ру: А участие общественности в разработке проектов, когда жители предлагают свои идеи и пожелания – использовали ли вы его в ваших работах для России?
 
Д.Д.: Когда мы делали наш проект для города Сатка в Челябинской области, по конкурсному заданию требовались консультации с жителями. В тот момент я несколько устал от конкурсов, но это было очень привлекательно: городок в центре России проводит конкурс с участием населения. Однако в таких случаях нельзя спрашивать людей об архитектуре и дизайне напрямую, потому что каждый будет говорить о важных для него, часто мелких вещах (например, собачьих площадках), которые не помогут работе на начальной стадии проекта или в крупном масштабе. Поэтому мы придумали специальную игру, чтобы заинтересовать жителей и узнать их мнение по важным для проекта вопросам. Когда мы начали играть, оказалось, что практически каждый из присутствующих хотел высказаться. Конечно, желания людей непросто по-настоящему понять и правильно интерпретировать в рамках проекта, но мы должны как можно быстрее научиться это делать.

В целом, работа с населением очень важна: фестиваль «Арт-Овраг» в Выксе интересен именно тем, что он адресован местным жителям, именно для них туда привозят арт-объекты. В этом году я был в фестивальном жюри, выбиравшем лучший проект «Балансирующего павильона», и мы говорили о том, что в следующий раз жители смогут принять участие в голосовании, потому что выбор экспертов часто сложно понять со стороны, и эта неясность – особенно в России – ведет к обвинениям вроде «результаты были известны заранее». Поэтому чем больше будет прозрачности, тем больше доверия людей к системе, а чем больше доверия – тем больше свободы планировщику.
 
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect
Штаб-квартира компании «Магнезит» в Сатке © anOtherArchitect

Архи.ру: Расскажите о фестивале «Арт-Овраг» и о конкурсе на проект «Балансирующего павильона».
 
Д.Д.: «Балансирующий павильон» – это экспериментальная постройка, причем бриф был очень свободным: надо было спроектировать что-то необычное и новаторское. Очень важно, что организатор конкурса и фестиваля – промышленная компания ОМК, базирующаяся в Выксе – дает архитекторам и дизайнерам необходимую для них возможность экспериментировать и реализовывать свои идеи. А если эти эксперименты заставят по-другому взглянуть на мир одного или двух местных жителей, этого уже будет достаточно. Обратите внимание: новации чаще происходят не в больших, а в маленьких городах – таких, как Вайль-на-Рейне в Германии, куда компания Vitra зовет архитекторов строить экспериментальные здания на своем кампусе. Автомобильная индустрия зародилась близ Штутгарта, а не в Берлине. А в России такие фестивали, как «Арт-Овраг», переводят на нестоличные центры фокус внимания с Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи. Эти малые города нуждаются в предпринимателях, промышленниках, которые гордятся своим городом и хотят сделать что-нибудь на благо его жителей.

Как ни странно, в России промышленные компании гораздо более социально ответственны, чем в Европе. В Европе компания типа Nokia, получив дотацию от ЕС, строит фабрику в городе типа Бохума, но, как только ЕС перестает платить, закрывает производство, увольняет 1000 работников, и перебирается в более дешевую страну, в данном случае – в Венгрию, а потом еще куда-нибудь. Такие крупные компании уже оторвались от городов, где появились и где расположены их фабрики. Крупные российские компании, как ОМК в Выксе и «Группа Магнезит» в Сатке, по-прежнему ощущают свои корни и принадлежность к конкретному городу, пытаются развивать свою малую родину.
 
Ярославский Агропарк. Интеграция цифровых медиа в сельскохозяйственный проект © anOtherArchitect & TDI
zooming
Ярославский Агропарк. Уровень агролесничества © anOtherArchitect & TDI

Архи.ру: В Перми был похожий эксперимент, там пытались создать новую «культурную столицу», но эта инициатива встретила сопротивление со стороны части жителей, очевидно, эти художественные инициативы и арт-объекты показались им чужеродным, столичным вторжением в их город. Не считаете ли вы это проблемой в работе с регионами, особенно с малыми городами?
 
Д.Д.: Я сам участвовал в 2007 в конкурсе PermMuseumXXI, поэтому я знаю этот город, бывал там. В Перми был совершенно другой подход, большие инвестиции, они пригласили архитекторов-«суперзвезд»: это были попытки изменить город «с помощью молота». Более успешный метод – это начать с небольших экспериментов. Фестиваль в Выксе сейчас пройдет лишь в третий раз, он начался как очень маленькое мероприятие и с тех пор вырос. Подобный подход мы сами применяем все время: Ярославский Агропарк — наш проект в сельской местности близ Ярославля, Пионер-Курорт — бывший лагерь, также близ Ярославля, в обоих этих работах мы трактуем проектирование как процесс. Мы разработали для заказчика стратегию развития на ближайшие 40 лет, т. к. сельскохозяйственный участок очень крупный, 8 000 га – размером с Манхэттен. И мы создаем для него концепцию для 2050 года, чтобы было ясно, в каком направлении двигаться, но это именно концепция, она может поменяться в любой момент. И процесс реализации состоит из маленьких шагов, каждый из которых требует точечной инвестиции и подразумевает выгоду для местных жителей; каждый такой шаг – это эксперимент, если он не удастся, это нестрашно, т. к. это малый масштаб, и на следующем этапе мы попробуем что-нибудь другое; а если он будет успешным, то мы сможем увеличить его размах.
zooming
Ярославский Агропарк. Концепция брендинга © anOtherArchitect & TDI
zooming
Ярославский Агропарк © anOtherArchitect & TDI

Подобным образом мы в Сатке совместно с «Магнезитом» разработали  руководство по применению фирменного стиля компании для дизайна промышленных зданий, которое будут использовать ее сотрудники и приглашенные художники. Все эти проекты – совершенно иные, чем ситуация в Перми, где были грандиозные прожекты, где хотели полностью изменить город, пригласив для разработки мастерплана бюро KCAP, провели конкурс на здание музея, а председатель его жюри в итоге спроектировал там другой музей: странная история, которая показывает, что так делать нельзя. Потому что процесс проектирования – это также и возможность участия в нем общественности: жители могут понять любой замысел, они вовсе не глупы. И в результате получается работа «снизу вверх», в отличие от пермского пути, где все проекты насаждались сверху.
 
Архи.ру: Ваш проект в Сатке с участием жителей в форме игры: это проект для «Магнезита» или для городской площади?
 
Д.Д.: Это проект для площади в Сатке, с которым мы выиграли конкурс, но теперь мы работаем с «Магнезитом» и над другими объектами в этом городе, и везде мы приглашаем к участию жителей.
 
Архи.ру: И так вы постепенно меняете Сатку?
 
Д.Д.: Я постепенно меняю Россию!
zooming
«Пионер-Курорт» близ Ярославля. Концепция брендинга и вид сверху © anOtherArchitect & TDI
zooming
«Пионер-Курорт» близ Ярославля. Концепция брендинга © anOtherArchitect & TDI
«Пионер-Курорт» близ Ярославля © anOtherArchitect & TDI
«Пионер-Курорт» близ Ярославля © anOtherArchitect & TDI
Концепция брендинга для ЖК «Загородный квартал» в Москве © anOtherArchitect & TDI
Концепция ландшафтного решения для ЖК «Загородный квартал» в Москве © anOtherArchitect & TDI


13 Мая 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.