Башня в Новосибирске

Некоторое время назад стали известны результаты заказного конкурса на проект многофункционального высотного здания в центре Новосибирска. Для участия в конкурсе были приглашены три архитектурные компании – ABD architects Бориса Левянта, SpeeCH Сергея Чобана и Swanke Hayden Connell Architects (SHCA)

05 Ноября 2007
mainImg

Архитектор:

Алла Феоктистова
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Д. Спивак
О. Рутковский

Мастерская:

ABD architects

Проект:

Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Россия, Новосибирск, ул.Шевченко

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, Л.Микишев, А.Феоктистова, О.Рутковский, Д.Спивак, И.Левянт, А.Горовой, М.Гулиева, М.Степура, А.Волынцев (3D)
Менеджер проекта: Н.Барабанов

2007

Заказчик – компания «Апромако»

Согласно конкурсной программе, комплекс должен был совмещать множество функций: офисы, жилье, гостиницу, а также торговые, развлекательные, рекреационные зоны, ресторан и пр. Под застройку выделен очень удачный участок – в центре города, на улице Кирова, рядом с бывшим обкомом и недалеко от знаменитого новосибирского театра.
Очевидно, что организаторы конкурса стремятся к тому, чтобы предложить городу в качестве новой доминанты сооружение принципиально нового для Новосибирска качественного уровня, условно говоря, сделанного по международным стандартам коммерческой архитектуры. Сам по себе подбор участников достаточно красноречив: российская компания ABD известна своей приверженностью западным стандартам, Сергей Чобан работает в России и в Германии, а SHCA – принципиально международная компания с офисами на трех континентах.

По итогам конкурса к реализации был утвержден проект, выполненный бюро ABD architects под руководством Бориса Левянта. К этой работе – рассказывает архитектор, были привлечены все проектные подразделения компании, причем между ними провели внутренний конкурс, победителей которого допускали к участию в создании конкурсного проекта.

Архитекторы предложили собрать все многочисленные функции в единый высотный объем 40-этажной башни, уравновешенной горизонтальным ответвлением входного комплекса-ритейла. Башня блестит стеклянными гранями и сужается кверху; ее основание в плане приближается к ромбу. Растущие вверх вертикальные плоскости в основном стеклянные, но этажи разделены неровными волнистыми полосами, похожими на графичные стилизованные изображения водорослей. Эти непрозрачные полосы усиливают материальность фасадных поверхностей, создавая эффект «шкуры», внешней оболочки. Далее: острые углы «ромбической» башни смело срезаны, как будто бы отесаны с двух сторон чем-то очень острым – отчего башня начинает радикально сужаться кверху. На «срезах» нет полос, их ровные стеклянные поверхности ощутимо принадлежат внутренней материи – как будто бы огромный  деревянный кол кто-то начал обстругивать топором, и, сделав два первых движения, решил, что хватит. В этих ассоциациях нет ничего странного – более того, кажется, что авторы намеренно заложили «сибирский» сюжет в состав глянцевой западнической программы дорогого коммерческого МФК – в качестве «изюминки». Не зря же Борис Левянт признается, что расположенный на самом верху повернутый на 45 градусов блок ресторана похож на «шапку набекрень». Комбинация артистической смелости с утонченными стандартами качества создают в сумме интересное, даже несколько завораживающее впечатление, а также приводят к некоторым полезным следствиям.

Силуэт башни значительно тоньше в верхней части – это помогает ей гибко вписаться в окружение. «Срезы» сделаны по косой и сужают башню кверху, придают объему некоторую степень пирамидальности – так возникает, по словам Бориса Левянта, «эффект добавочной перспективы», зрительно усиливающий динамику движения линий вверх. Кроме того, «срезы» сделаны под разными углами, отчего силуэт башни оказывается очень разнообразным и при обходе, откуда бы мы ни смотрели, постоянно изменяется. Независимо от того, откуда смотреть на башню, она все время меняет конфигурацию, играет гранями, создает ощущение «живой» пластики. Даже если двигаться по прямым осям улиц Кирова и Шевченко, на которые ориентировано здание, за счет различной формы и угла наклона граней каждый метр приближения дает изменения. Зафиксированные в проекте 15 точек зрения на объект – это 15 ракурсов, среди которых нет лучшего или худшего. Башня «вертится», словно бы танцует, каждый раз представая в новой конфигурации и в ином силуэте.

Отдельную сложность представляла заявленная насыщенная многофункциональность комплекса – по мнению Бориса Левянта, чей опыт позволяет ему выступать экспертом в вопросах последующей эксплуатации современных коммерческих сооружений, здание «перегружено» функциями. Архитектор предложил заказчикам отказаться хотя бы от одной из них – например, не совмещать в одном комплексе жилье и гостиницу.

В остальном разделение функций решено стандартным образом: башня поделена на ярусы разного назначения, офисный, жилой, гостиничный. Каждый ярус снабжен собственной группой  лифтоов, для того, чтобы развести потоки посетителей. Рекреационные дополнения собраны в стилобате, с которым башня, кстати сказать, очень органично срастается, как будто бы основание – это ее гигантская «ступня».
В отличие от ABD architects, которые соединили различные группы помещений в вертикальном объеме отдельно стоящей башни, два других проекта – мастерских SPeeCH Сергея Чобана и SHCA – разделили комплекс на разновысотные блоки, разделив между ними многочисленные функции. Основные здания соединяются между собой пониженным объемом с атриумом и рекреационными зонами. Однако на типологическом родстве сходство заканчивается.

Сергей Чобан, вероятно исходя из логического анализа контекста модернистского наукограда Новосибирска, предложил нехарактерный для себя «прямоугольный» проект, навеянный образами «горизонтальных небоскребов». Главная офисная башня состоит из строгого «каменного» параллелепипеда, с жесткой сеткой квадратных окон. Сбоку и сверху к нему «прилипает» Г-образный стеклянный объем, верхняя горизонтальная планка которого, «лежащая на крыше» каменного параллелепипеда, вынесена далеко за его пределы и опирается на стоящий «снаружи» стеклянный столб лифтовой шахты. Зависший на 25-этажной высоте стеклянный объем предназначен для ресторана, а вынесенный наружу стеклянный лифт должен доставлять посетителей прямо наверх.
Из тела клетчатого каменного объема вынуты кубические куски, на месте которых устроены застекленные зоны зимнего сада, соединенные переходами с лифтовой шахтой.

Центральный и самый маленький объем, расположенный в центре комплекса – тоже каменный и клетчатый, соединен с башней стеклянным атриумом, а на его плоской крыше этого корпуса разбит сад. Третий блок, немного покрупнее и также отсылающий нас к темам архитектуры классического модернизма, предназначен для гостиницы и апартаментов.

Проект SHCA объединяет две темы – намек на модернистские первоисточники в виде пунктирных ленточных окон и «бионическую» неоднозначность силуэта, который по-разному выглядит в разных ракурсах. Правда, здесь силуэт не сужается, а немного расширяется кверху. Комплекс SHCA состоит из башни-пластины, вырастающей из массивного многоэтажного основания, как «голова» из «тела». В основании, которое при желании можно сравнить с укрупненным стилобатом, размещены офисы. Остальные функции послойно спрессованы в башне и завершены – как у всех – рестораном с панорамными видами.

Специфика заказного конкурса такова, что нередко к участию в нем приглашают архитекторов примерно равного уровня. Каждый участник так или иначе уже отобран организаторами и способен удовлетворить требования заказчика. Поэтому и результаты, поддерживающие общую качественную планку, получаются во многом схожими. Различия проявляют себя в образности и в исходной идее, которая определяет эмоциональную сторону здания. У Бориса Левянта она пластически-скульптурная и очень цельная, у Сергея Чобана – напротив, суховато-строгая, авангардная в духе проектов классического модернизма и немного более дробная, а SHCA объединяет эти два хода, каждый из которых по-своему интересен и объясним исходя из новосибирского контекста. Очевидно другое - башня ABD architects претендует стать новым град-акцентом сибирского города, в котором архитектуры такого рода еще не строилось. 

Проект ABD architects. Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Проект ABD architects. Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. 15 основных точек зрения на башню
zooming
ABD architects. Фотографии макета
zooming
ABD architects. Генплан
Проект SPeeCH
Проект SPeeCH
zooming
Проект SHCA
Проект SHCA


Архитектор:

Алла Феоктистова
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Д. Спивак
О. Рутковский

Мастерская:

ABD architects

Проект:

Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Россия, Новосибирск, ул.Шевченко

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, Л.Микишев, А.Феоктистова, О.Рутковский, Д.Спивак, И.Левянт, А.Горовой, М.Гулиева, М.Степура, А.Волынцев (3D)
Менеджер проекта: Н.Барабанов

2007

Заказчик – компания «Апромако»

05 Ноября 2007

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Наталья Коряковская

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.