Башня в Новосибирске

Некоторое время назад стали известны результаты заказного конкурса на проект многофункционального высотного здания в центре Новосибирска. Для участия в конкурсе были приглашены три архитектурные компании – ABD architects Бориса Левянта, SpeeCH Сергея Чобана и Swanke Hayden Connell Architects (SHCA)

05 Ноября 2007
mainImg
Архитектор:
Алла Феоктистова
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Д. Спивак
О. Рутковский
Мастерская:
ABD architects
Проект:
Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Россия, Новосибирск, ул.Шевченко

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, Л.Микишев, А.Феоктистова, О.Рутковский, Д.Спивак, И.Левянт, А.Горовой, М.Гулиева, М.Степура, А.Волынцев (3D)
Менеджер проекта: Н.Барабанов

2007 — 2007

Заказчик – компания «Апромако»

Согласно конкурсной программе, комплекс должен был совмещать множество функций: офисы, жилье, гостиницу, а также торговые, развлекательные, рекреационные зоны, ресторан и пр. Под застройку выделен очень удачный участок – в центре города, на улице Кирова, рядом с бывшим обкомом и недалеко от знаменитого новосибирского театра.
Очевидно, что организаторы конкурса стремятся к тому, чтобы предложить городу в качестве новой доминанты сооружение принципиально нового для Новосибирска качественного уровня, условно говоря, сделанного по международным стандартам коммерческой архитектуры. Сам по себе подбор участников достаточно красноречив: российская компания ABD известна своей приверженностью западным стандартам, Сергей Чобан работает в России и в Германии, а SHCA – принципиально международная компания с офисами на трех континентах.

По итогам конкурса к реализации был утвержден проект, выполненный бюро ABD architects под руководством Бориса Левянта. К этой работе – рассказывает архитектор, были привлечены все проектные подразделения компании, причем между ними провели внутренний конкурс, победителей которого допускали к участию в создании конкурсного проекта.

Архитекторы предложили собрать все многочисленные функции в единый высотный объем 40-этажной башни, уравновешенной горизонтальным ответвлением входного комплекса-ритейла. Башня блестит стеклянными гранями и сужается кверху; ее основание в плане приближается к ромбу. Растущие вверх вертикальные плоскости в основном стеклянные, но этажи разделены неровными волнистыми полосами, похожими на графичные стилизованные изображения водорослей. Эти непрозрачные полосы усиливают материальность фасадных поверхностей, создавая эффект «шкуры», внешней оболочки. Далее: острые углы «ромбической» башни смело срезаны, как будто бы отесаны с двух сторон чем-то очень острым – отчего башня начинает радикально сужаться кверху. На «срезах» нет полос, их ровные стеклянные поверхности ощутимо принадлежат внутренней материи – как будто бы огромный  деревянный кол кто-то начал обстругивать топором, и, сделав два первых движения, решил, что хватит. В этих ассоциациях нет ничего странного – более того, кажется, что авторы намеренно заложили «сибирский» сюжет в состав глянцевой западнической программы дорогого коммерческого МФК – в качестве «изюминки». Не зря же Борис Левянт признается, что расположенный на самом верху повернутый на 45 градусов блок ресторана похож на «шапку набекрень». Комбинация артистической смелости с утонченными стандартами качества создают в сумме интересное, даже несколько завораживающее впечатление, а также приводят к некоторым полезным следствиям.

Силуэт башни значительно тоньше в верхней части – это помогает ей гибко вписаться в окружение. «Срезы» сделаны по косой и сужают башню кверху, придают объему некоторую степень пирамидальности – так возникает, по словам Бориса Левянта, «эффект добавочной перспективы», зрительно усиливающий динамику движения линий вверх. Кроме того, «срезы» сделаны под разными углами, отчего силуэт башни оказывается очень разнообразным и при обходе, откуда бы мы ни смотрели, постоянно изменяется. Независимо от того, откуда смотреть на башню, она все время меняет конфигурацию, играет гранями, создает ощущение «живой» пластики. Даже если двигаться по прямым осям улиц Кирова и Шевченко, на которые ориентировано здание, за счет различной формы и угла наклона граней каждый метр приближения дает изменения. Зафиксированные в проекте 15 точек зрения на объект – это 15 ракурсов, среди которых нет лучшего или худшего. Башня «вертится», словно бы танцует, каждый раз представая в новой конфигурации и в ином силуэте.

Отдельную сложность представляла заявленная насыщенная многофункциональность комплекса – по мнению Бориса Левянта, чей опыт позволяет ему выступать экспертом в вопросах последующей эксплуатации современных коммерческих сооружений, здание «перегружено» функциями. Архитектор предложил заказчикам отказаться хотя бы от одной из них – например, не совмещать в одном комплексе жилье и гостиницу.

В остальном разделение функций решено стандартным образом: башня поделена на ярусы разного назначения, офисный, жилой, гостиничный. Каждый ярус снабжен собственной группой  лифтоов, для того, чтобы развести потоки посетителей. Рекреационные дополнения собраны в стилобате, с которым башня, кстати сказать, очень органично срастается, как будто бы основание – это ее гигантская «ступня».
В отличие от ABD architects, которые соединили различные группы помещений в вертикальном объеме отдельно стоящей башни, два других проекта – мастерских SPeeCH Сергея Чобана и SHCA – разделили комплекс на разновысотные блоки, разделив между ними многочисленные функции. Основные здания соединяются между собой пониженным объемом с атриумом и рекреационными зонами. Однако на типологическом родстве сходство заканчивается.

Сергей Чобан, вероятно исходя из логического анализа контекста модернистского наукограда Новосибирска, предложил нехарактерный для себя «прямоугольный» проект, навеянный образами «горизонтальных небоскребов». Главная офисная башня состоит из строгого «каменного» параллелепипеда, с жесткой сеткой квадратных окон. Сбоку и сверху к нему «прилипает» Г-образный стеклянный объем, верхняя горизонтальная планка которого, «лежащая на крыше» каменного параллелепипеда, вынесена далеко за его пределы и опирается на стоящий «снаружи» стеклянный столб лифтовой шахты. Зависший на 25-этажной высоте стеклянный объем предназначен для ресторана, а вынесенный наружу стеклянный лифт должен доставлять посетителей прямо наверх.
Из тела клетчатого каменного объема вынуты кубические куски, на месте которых устроены застекленные зоны зимнего сада, соединенные переходами с лифтовой шахтой.

Центральный и самый маленький объем, расположенный в центре комплекса – тоже каменный и клетчатый, соединен с башней стеклянным атриумом, а на его плоской крыше этого корпуса разбит сад. Третий блок, немного покрупнее и также отсылающий нас к темам архитектуры классического модернизма, предназначен для гостиницы и апартаментов.

Проект SHCA объединяет две темы – намек на модернистские первоисточники в виде пунктирных ленточных окон и «бионическую» неоднозначность силуэта, который по-разному выглядит в разных ракурсах. Правда, здесь силуэт не сужается, а немного расширяется кверху. Комплекс SHCA состоит из башни-пластины, вырастающей из массивного многоэтажного основания, как «голова» из «тела». В основании, которое при желании можно сравнить с укрупненным стилобатом, размещены офисы. Остальные функции послойно спрессованы в башне и завершены – как у всех – рестораном с панорамными видами.

Специфика заказного конкурса такова, что нередко к участию в нем приглашают архитекторов примерно равного уровня. Каждый участник так или иначе уже отобран организаторами и способен удовлетворить требования заказчика. Поэтому и результаты, поддерживающие общую качественную планку, получаются во многом схожими. Различия проявляют себя в образности и в исходной идее, которая определяет эмоциональную сторону здания. У Бориса Левянта она пластически-скульптурная и очень цельная, у Сергея Чобана – напротив, суховато-строгая, авангардная в духе проектов классического модернизма и немного более дробная, а SHCA объединяет эти два хода, каждый из которых по-своему интересен и объясним исходя из новосибирского контекста. Очевидно другое - башня ABD architects претендует стать новым град-акцентом сибирского города, в котором архитектуры такого рода еще не строилось. 

Проект ABD architects. Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Проект ABD architects. Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. 15 основных точек зрения на башню
zooming
ABD architects. Фотографии макета
zooming
ABD architects. Генплан
Проект SPeeCH
Проект SPeeCH
zooming
Проект SHCA
Проект SHCA


Архитектор:
Алла Феоктистова
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Д. Спивак
О. Рутковский
Мастерская:
ABD architects
Проект:
Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Россия, Новосибирск, ул.Шевченко

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, Л.Микишев, А.Феоктистова, О.Рутковский, Д.Спивак, И.Левянт, А.Горовой, М.Гулиева, М.Степура, А.Волынцев (3D)
Менеджер проекта: Н.Барабанов

2007 — 2007

Заказчик – компания «Апромако»

05 Ноября 2007

author pht author pht

Авторы текста:

Наталья Коряковская, Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
Сейчас на главной
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля, а также изначального «Шереметеьево-2», ныне терминала F, в Москве.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.