Башня в Новосибирске

Некоторое время назад стали известны результаты заказного конкурса на проект многофункционального высотного здания в центре Новосибирска. Для участия в конкурсе были приглашены три архитектурные компании – ABD architects Бориса Левянта, SpeeCH Сергея Чобана и Swanke Hayden Connell Architects (SHCA)

05 Ноября 2007
mainImg

Архитектор:

Алла Феоктистова
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Д. Спивак
О. Рутковский

Мастерская:

ABD architects

Проект:

Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Россия, Новосибирск, ул.Шевченко

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, Л.Микишев, А.Феоктистова, О.Рутковский, Д.Спивак, И.Левянт, А.Горовой, М.Гулиева, М.Степура, А.Волынцев (3D)
Менеджер проекта: Н.Барабанов

2007

Заказчик – компания «Апромако»

Согласно конкурсной программе, комплекс должен был совмещать множество функций: офисы, жилье, гостиницу, а также торговые, развлекательные, рекреационные зоны, ресторан и пр. Под застройку выделен очень удачный участок – в центре города, на улице Кирова, рядом с бывшим обкомом и недалеко от знаменитого новосибирского театра.
Очевидно, что организаторы конкурса стремятся к тому, чтобы предложить городу в качестве новой доминанты сооружение принципиально нового для Новосибирска качественного уровня, условно говоря, сделанного по международным стандартам коммерческой архитектуры. Сам по себе подбор участников достаточно красноречив: российская компания ABD известна своей приверженностью западным стандартам, Сергей Чобан работает в России и в Германии, а SHCA – принципиально международная компания с офисами на трех континентах.

По итогам конкурса к реализации был утвержден проект, выполненный бюро ABD architects под руководством Бориса Левянта. К этой работе – рассказывает архитектор, были привлечены все проектные подразделения компании, причем между ними провели внутренний конкурс, победителей которого допускали к участию в создании конкурсного проекта.

Архитекторы предложили собрать все многочисленные функции в единый высотный объем 40-этажной башни, уравновешенной горизонтальным ответвлением входного комплекса-ритейла. Башня блестит стеклянными гранями и сужается кверху; ее основание в плане приближается к ромбу. Растущие вверх вертикальные плоскости в основном стеклянные, но этажи разделены неровными волнистыми полосами, похожими на графичные стилизованные изображения водорослей. Эти непрозрачные полосы усиливают материальность фасадных поверхностей, создавая эффект «шкуры», внешней оболочки. Далее: острые углы «ромбической» башни смело срезаны, как будто бы отесаны с двух сторон чем-то очень острым – отчего башня начинает радикально сужаться кверху. На «срезах» нет полос, их ровные стеклянные поверхности ощутимо принадлежат внутренней материи – как будто бы огромный  деревянный кол кто-то начал обстругивать топором, и, сделав два первых движения, решил, что хватит. В этих ассоциациях нет ничего странного – более того, кажется, что авторы намеренно заложили «сибирский» сюжет в состав глянцевой западнической программы дорогого коммерческого МФК – в качестве «изюминки». Не зря же Борис Левянт признается, что расположенный на самом верху повернутый на 45 градусов блок ресторана похож на «шапку набекрень». Комбинация артистической смелости с утонченными стандартами качества создают в сумме интересное, даже несколько завораживающее впечатление, а также приводят к некоторым полезным следствиям.

Силуэт башни значительно тоньше в верхней части – это помогает ей гибко вписаться в окружение. «Срезы» сделаны по косой и сужают башню кверху, придают объему некоторую степень пирамидальности – так возникает, по словам Бориса Левянта, «эффект добавочной перспективы», зрительно усиливающий динамику движения линий вверх. Кроме того, «срезы» сделаны под разными углами, отчего силуэт башни оказывается очень разнообразным и при обходе, откуда бы мы ни смотрели, постоянно изменяется. Независимо от того, откуда смотреть на башню, она все время меняет конфигурацию, играет гранями, создает ощущение «живой» пластики. Даже если двигаться по прямым осям улиц Кирова и Шевченко, на которые ориентировано здание, за счет различной формы и угла наклона граней каждый метр приближения дает изменения. Зафиксированные в проекте 15 точек зрения на объект – это 15 ракурсов, среди которых нет лучшего или худшего. Башня «вертится», словно бы танцует, каждый раз представая в новой конфигурации и в ином силуэте.

Отдельную сложность представляла заявленная насыщенная многофункциональность комплекса – по мнению Бориса Левянта, чей опыт позволяет ему выступать экспертом в вопросах последующей эксплуатации современных коммерческих сооружений, здание «перегружено» функциями. Архитектор предложил заказчикам отказаться хотя бы от одной из них – например, не совмещать в одном комплексе жилье и гостиницу.

В остальном разделение функций решено стандартным образом: башня поделена на ярусы разного назначения, офисный, жилой, гостиничный. Каждый ярус снабжен собственной группой  лифтоов, для того, чтобы развести потоки посетителей. Рекреационные дополнения собраны в стилобате, с которым башня, кстати сказать, очень органично срастается, как будто бы основание – это ее гигантская «ступня».
В отличие от ABD architects, которые соединили различные группы помещений в вертикальном объеме отдельно стоящей башни, два других проекта – мастерских SPeeCH Сергея Чобана и SHCA – разделили комплекс на разновысотные блоки, разделив между ними многочисленные функции. Основные здания соединяются между собой пониженным объемом с атриумом и рекреационными зонами. Однако на типологическом родстве сходство заканчивается.

Сергей Чобан, вероятно исходя из логического анализа контекста модернистского наукограда Новосибирска, предложил нехарактерный для себя «прямоугольный» проект, навеянный образами «горизонтальных небоскребов». Главная офисная башня состоит из строгого «каменного» параллелепипеда, с жесткой сеткой квадратных окон. Сбоку и сверху к нему «прилипает» Г-образный стеклянный объем, верхняя горизонтальная планка которого, «лежащая на крыше» каменного параллелепипеда, вынесена далеко за его пределы и опирается на стоящий «снаружи» стеклянный столб лифтовой шахты. Зависший на 25-этажной высоте стеклянный объем предназначен для ресторана, а вынесенный наружу стеклянный лифт должен доставлять посетителей прямо наверх.
Из тела клетчатого каменного объема вынуты кубические куски, на месте которых устроены застекленные зоны зимнего сада, соединенные переходами с лифтовой шахтой.

Центральный и самый маленький объем, расположенный в центре комплекса – тоже каменный и клетчатый, соединен с башней стеклянным атриумом, а на его плоской крыше этого корпуса разбит сад. Третий блок, немного покрупнее и также отсылающий нас к темам архитектуры классического модернизма, предназначен для гостиницы и апартаментов.

Проект SHCA объединяет две темы – намек на модернистские первоисточники в виде пунктирных ленточных окон и «бионическую» неоднозначность силуэта, который по-разному выглядит в разных ракурсах. Правда, здесь силуэт не сужается, а немного расширяется кверху. Комплекс SHCA состоит из башни-пластины, вырастающей из массивного многоэтажного основания, как «голова» из «тела». В основании, которое при желании можно сравнить с укрупненным стилобатом, размещены офисы. Остальные функции послойно спрессованы в башне и завершены – как у всех – рестораном с панорамными видами.

Специфика заказного конкурса такова, что нередко к участию в нем приглашают архитекторов примерно равного уровня. Каждый участник так или иначе уже отобран организаторами и способен удовлетворить требования заказчика. Поэтому и результаты, поддерживающие общую качественную планку, получаются во многом схожими. Различия проявляют себя в образности и в исходной идее, которая определяет эмоциональную сторону здания. У Бориса Левянта она пластически-скульптурная и очень цельная, у Сергея Чобана – напротив, суховато-строгая, авангардная в духе проектов классического модернизма и немного более дробная, а SHCA объединяет эти два хода, каждый из которых по-своему интересен и объясним исходя из новосибирского контекста. Очевидно другое - башня ABD architects претендует стать новым град-акцентом сибирского города, в котором архитектуры такого рода еще не строилось. 

Проект ABD architects. Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Проект ABD architects. Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. 15 основных точек зрения на башню
zooming
ABD architects. Фотографии макета
zooming
ABD architects. Генплан
Проект SPeeCH
Проект SPeeCH
zooming
Проект SHCA
Проект SHCA


Архитектор:

Алла Феоктистова
Борис Стучебрюков
Борис Левянт
Д. Спивак
О. Рутковский

Мастерская:

ABD architects

Проект:

Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Россия, Новосибирск, ул.Шевченко

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, Л.Микишев, А.Феоктистова, О.Рутковский, Д.Спивак, И.Левянт, А.Горовой, М.Гулиева, М.Степура, А.Волынцев (3D)
Менеджер проекта: Н.Барабанов

2007

Заказчик – компания «Апромако»

05 Ноября 2007

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Наталья Коряковская

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.