Башня в Новосибирске

Некоторое время назад стали известны результаты заказного конкурса на проект многофункционального высотного здания в центре Новосибирска. Для участия в конкурсе были приглашены три архитектурные компании – ABD architects Бориса Левянта, SpeeCH Сергея Чобана и Swanke Hayden Connell Architects (SHCA)

05 Ноября 2007
mainImg

Архитектор:

Борис Левянт
Борис Стучебрюков

Мастерская:

ABD architects

Проект:

Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Россия, Новосибирск, ул.Шевченко

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, Л.Микишев, А.Феоктистова, О.Рутковский, Д.Спивак, И.Левянт, А.Горовой, М.Гулиева, М.Степура, А.Волынцев (3D)
Менеджер проекта: Н.Барабанов

Заказчик – компания «Апромако»

Согласно конкурсной программе, комплекс должен был совмещать множество функций: офисы, жилье, гостиницу, а также торговые, развлекательные, рекреационные зоны, ресторан и пр. Под застройку выделен очень удачный участок – в центре города, на улице Кирова, рядом с бывшим обкомом и недалеко от знаменитого новосибирского театра.
Очевидно, что организаторы конкурса стремятся к тому, чтобы предложить городу в качестве новой доминанты сооружение принципиально нового для Новосибирска качественного уровня, условно говоря, сделанного по международным стандартам коммерческой архитектуры. Сам по себе подбор участников достаточно красноречив: российская компания ABD известна своей приверженностью западным стандартам, Сергей Чобан работает в России и в Германии, а SHCA – принципиально международная компания с офисами на трех континентах.

По итогам конкурса к реализации был утвержден проект, выполненный бюро ABD architects под руководством Бориса Левянта. К этой работе – рассказывает архитектор, были привлечены все проектные подразделения компании, причем между ними провели внутренний конкурс, победителей которого допускали к участию в создании конкурсного проекта.

Архитекторы предложили собрать все многочисленные функции в единый высотный объем 40-этажной башни, уравновешенной горизонтальным ответвлением входного комплекса-ритейла. Башня блестит стеклянными гранями и сужается кверху; ее основание в плане приближается к ромбу. Растущие вверх вертикальные плоскости в основном стеклянные, но этажи разделены неровными волнистыми полосами, похожими на графичные стилизованные изображения водорослей. Эти непрозрачные полосы усиливают материальность фасадных поверхностей, создавая эффект «шкуры», внешней оболочки. Далее: острые углы «ромбической» башни смело срезаны, как будто бы отесаны с двух сторон чем-то очень острым – отчего башня начинает радикально сужаться кверху. На «срезах» нет полос, их ровные стеклянные поверхности ощутимо принадлежат внутренней материи – как будто бы огромный  деревянный кол кто-то начал обстругивать топором, и, сделав два первых движения, решил, что хватит. В этих ассоциациях нет ничего странного – более того, кажется, что авторы намеренно заложили «сибирский» сюжет в состав глянцевой западнической программы дорогого коммерческого МФК – в качестве «изюминки». Не зря же Борис Левянт признается, что расположенный на самом верху повернутый на 45 градусов блок ресторана похож на «шапку набекрень». Комбинация артистической смелости с утонченными стандартами качества создают в сумме интересное, даже несколько завораживающее впечатление, а также приводят к некоторым полезным следствиям.

Силуэт башни значительно тоньше в верхней части – это помогает ей гибко вписаться в окружение. «Срезы» сделаны по косой и сужают башню кверху, придают объему некоторую степень пирамидальности – так возникает, по словам Бориса Левянта, «эффект добавочной перспективы», зрительно усиливающий динамику движения линий вверх. Кроме того, «срезы» сделаны под разными углами, отчего силуэт башни оказывается очень разнообразным и при обходе, откуда бы мы ни смотрели, постоянно изменяется. Независимо от того, откуда смотреть на башню, она все время меняет конфигурацию, играет гранями, создает ощущение «живой» пластики. Даже если двигаться по прямым осям улиц Кирова и Шевченко, на которые ориентировано здание, за счет различной формы и угла наклона граней каждый метр приближения дает изменения. Зафиксированные в проекте 15 точек зрения на объект – это 15 ракурсов, среди которых нет лучшего или худшего. Башня «вертится», словно бы танцует, каждый раз представая в новой конфигурации и в ином силуэте.

Отдельную сложность представляла заявленная насыщенная многофункциональность комплекса – по мнению Бориса Левянта, чей опыт позволяет ему выступать экспертом в вопросах последующей эксплуатации современных коммерческих сооружений, здание «перегружено» функциями. Архитектор предложил заказчикам отказаться хотя бы от одной из них – например, не совмещать в одном комплексе жилье и гостиницу.

В остальном разделение функций решено стандартным образом: башня поделена на ярусы разного назначения, офисный, жилой, гостиничный. Каждый ярус снабжен собственной группой  лифтоов, для того, чтобы развести потоки посетителей. Рекреационные дополнения собраны в стилобате, с которым башня, кстати сказать, очень органично срастается, как будто бы основание – это ее гигантская «ступня».
В отличие от ABD architects, которые соединили различные группы помещений в вертикальном объеме отдельно стоящей башни, два других проекта – мастерских SPeeCH Сергея Чобана и SHCA – разделили комплекс на разновысотные блоки, разделив между ними многочисленные функции. Основные здания соединяются между собой пониженным объемом с атриумом и рекреационными зонами. Однако на типологическом родстве сходство заканчивается.

Сергей Чобан, вероятно исходя из логического анализа контекста модернистского наукограда Новосибирска, предложил нехарактерный для себя «прямоугольный» проект, навеянный образами «горизонтальных небоскребов». Главная офисная башня состоит из строгого «каменного» параллелепипеда, с жесткой сеткой квадратных окон. Сбоку и сверху к нему «прилипает» Г-образный стеклянный объем, верхняя горизонтальная планка которого, «лежащая на крыше» каменного параллелепипеда, вынесена далеко за его пределы и опирается на стоящий «снаружи» стеклянный столб лифтовой шахты. Зависший на 25-этажной высоте стеклянный объем предназначен для ресторана, а вынесенный наружу стеклянный лифт должен доставлять посетителей прямо наверх.
Из тела клетчатого каменного объема вынуты кубические куски, на месте которых устроены застекленные зоны зимнего сада, соединенные переходами с лифтовой шахтой.

Центральный и самый маленький объем, расположенный в центре комплекса – тоже каменный и клетчатый, соединен с башней стеклянным атриумом, а на его плоской крыше этого корпуса разбит сад. Третий блок, немного покрупнее и также отсылающий нас к темам архитектуры классического модернизма, предназначен для гостиницы и апартаментов.

Проект SHCA объединяет две темы – намек на модернистские первоисточники в виде пунктирных ленточных окон и «бионическую» неоднозначность силуэта, который по-разному выглядит в разных ракурсах. Правда, здесь силуэт не сужается, а немного расширяется кверху. Комплекс SHCA состоит из башни-пластины, вырастающей из массивного многоэтажного основания, как «голова» из «тела». В основании, которое при желании можно сравнить с укрупненным стилобатом, размещены офисы. Остальные функции послойно спрессованы в башне и завершены – как у всех – рестораном с панорамными видами.

Специфика заказного конкурса такова, что нередко к участию в нем приглашают архитекторов примерно равного уровня. Каждый участник так или иначе уже отобран организаторами и способен удовлетворить требования заказчика. Поэтому и результаты, поддерживающие общую качественную планку, получаются во многом схожими. Различия проявляют себя в образности и в исходной идее, которая определяет эмоциональную сторону здания. У Бориса Левянта она пластически-скульптурная и очень цельная, у Сергея Чобана – напротив, суховато-строгая, авангардная в духе проектов классического модернизма и немного более дробная, а SHCA объединяет эти два хода, каждый из которых по-своему интересен и объясним исходя из новосибирского контекста. Очевидно другое - башня ABD architects претендует стать новым град-акцентом сибирского города, в котором архитектуры такого рода еще не строилось. 

Проект ABD architects. Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Проект ABD architects. Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. Фотомонтаж
zooming
ABD architects. 15 основных точек зрения на башню
zooming
ABD architects. Фотографии макета
zooming
ABD architects. Генплан
Проект SPeeCH
Проект SPeeCH
zooming
Проект SHCA
Проект SHCA


Архитектор:

Борис Левянт
Борис Стучебрюков

Мастерская:

ABD architects

Проект:

Многофункциональное высотное здание в Новосибирске. Конкурсное предложение
Россия, Новосибирск, ул.Шевченко

Авторский коллектив:
Б.Левянт, Б.Стучебрюков, Л.Микишев, А.Феоктистова, О.Рутковский, Д.Спивак, И.Левянт, А.Горовой, М.Гулиева, М.Степура, А.Волынцев (3D)
Менеджер проекта: Н.Барабанов

Заказчик – компания «Апромако»

05 Ноября 2007

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Наталья Коряковская

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.