Кенго Кума знает, на что опереться

26 мая известный японский архитектор Кенго Кума по приглашению журнала AD приехал в Москву и в рамках международной выставки «Арх-Москва 2012» встретился со всеми желающими приобщиться к его творчеству.

Автор текста:
Татьяна Пашинцева

27 Мая 2012
mainImg
Событие привлекло массу людей. Еще до открытия галереи вооруженный билетами народ толпился на ступеньках. Начало лекции затянулось на полчаса из-за слабой пропускной способности двух билетерш и двух охранников. Но привычные к ограничениям и «рогаткам» россияне волновались только о том, не обидится ли Кенго Кума, сидючи в одиночестве. А вдруг уйдет, не дождавшись слушателей?!

Но терпеливый японец не ушел и увидел заполнившийся до отказа зал – даже в проходах сидели. Забегая вперед, отметим, что показ архитектурных шедевров сопровождался аплодисментами восхищения и благодарности.

Это была не столько лекция, сколько беседа – Кенго Кума не учил, а доверительно делился с единомышленниками впечатлениями, размышлениями и наблюдениями. Тема встречи – знаковые для автора проекты, роль традиций, природы и прошлогоднего цунами в его творчестве…

Цель первого проекта, о котором рассказал Кума – «исчезновение архитектуры в зените своей славы». Мэр деревни попросил построить здание и для удобства проектировщиков сравнял площадку, срезав кусок горы. Но автор считал, что и горе присуща своя архитектура: «Мне это совсем не понравилось. Мне хотелось вернуться к естественному состоянию горы, что я и предложил. Здание «уходит» в гору. Это моя любимая работа».

Продолжение темы буквального слияния с природой – «Музей канала» (Kitakami Canal Museum, 1999). В основе плана – тоннель, врезанный в берег реки Китаками, который используется как выставочное пространство.

Фотографии Татьяны Пашинцевой
Kitakami Canal Museum, 1999. Фотографии объектов kengo kuma&associates

Архитектура тактично внедрена в ландшафт как его неотъемлемая часть. Когда в прошлом году две трети города уничтожило цунами, музей не пострадал.

Kitakami Canal Museum, 1999

А еще раньше появился проект «Вода/Стекло» (Water/Glass, 1995). На его создание Кенго Кума вдохновило исследование немецкого архитектора Бруно Таута, которому в 1933 пришлось уехать из нацистской Германии в Японию. Не получая заказов от японцев он занимался изучением традиционной японской архитектуры и изготовлением разных дизайнерских поделок. В семье Кенго Кума хранится сокровище – купленная отцом архитектора деревянная шкатулка, сделанная Бруно Таутом. Кстати, позже на вопрос, кто ваш любимый архитектор, Кенго Кума назвал Таута: «Я всегда им восхищался. Его работы стоят у меня на столе, и я их перечитываю. Свою роль он воспринимал в  соединение Европы с Азией».

Так вот, Таут писал, что японская архитектура футуристична и гармонична. Этим она отличается от западной архитектуры, которой присущ формализм, поскольку в первую очередь она сосредотачивает свое внимание на форме и очертаниях.

Проектом вилла «Вода/Стекло» Кенго Кума постарался передать идею слияния пространств, преемственности и перехода от здания к океану. Дом символизирует две стихии – воздух и воду. Воздух и свет олицетворяет верхняя часть здания, а нижняя сливается с водой.

Water/Glass, 1995

Преемственность человеческой деятельности, природы, культуры и истории как нельзя лучше воплотилась в проекте Nakagawa-machi Bato Hiroshige Museum of Art (2000 г.) – Музее Хиросигэ. Кенго Кума сделал ее под впечатлением от картины японского художника XIX века Андо Хиросигэ «Люди на мосту. Удивленный дождь». Вертикальные планки изображают дождь. Через «струи» проникает свет и заполняет пространство музея. Его план совпадает с планировкой типичной японской деревни: главная улица проходит посредине и ведет к горе, в глубине которой находится святая гробница. Здесь здание музея служит такой «улицей», которая ведет к горе, соединяя в сознании людей их жизни, этот музей, и святыню. Это характерно для Японии, где религиозные здания вынесены за пределы города и находятся в лесу, в полном слиянии с природой. Тогда как в  западноевропейских городах церковь располагается в центре.

Кенго Кума сказал, что в XX веке даже в Японии стала обычной ситуация, когда и жители, и архитекторы забывают о важных святынях, забрасывают и разрушают их: «Думаю, что целью архитекторов в новом веке могло бы стать восстановление связей между святыми местами и центром города». И еще: «в этом самый сильный и важный посыл для нашей аудитории – необходимо сохранить нетронутыми горы и лес». Однако для постройки использовались местные материалы – древесина и камень. По мнению автора «очень важно использовать материал, который доступен в этой области».

Nakagawa-machi Bato Hiroshige Museum of Art 2000г.

В художественном музее Сантори (Suntory Museum of Art, 2007) таким доступным материалом для отделки интерьеров стали винные бочки. Компания Suntory – известная винодельня и производитель виски – не знала, что делать с деревянными бочками из-под виски. Кенго Кума использовал их для изготовления двух слоев ламелей вертикальных жалюзи, которые регулируют инсоляцию помещений. Этот прием взят из традиционных жилищ крестьян, которые не могли себе позволить стеклянные окна.

Он об этом не говорил, но можно представить, что к трем измерениям добавился еще и аромат нагретого дерева, пропитанного душистым виски Suntory. Интересно, как влияет такая обстановка на восприятие искусства?
А для наружной отделки применили изящные керамические пластины с прочным алюминиевым сердечником. Они воплощают дух хрупкого фарфора.

Suntory Museum of Art, 2007

Музей Незу (Nezu, 2009) расположен на главной «модной» улице Токио. Здесь всегда людно, шумно, суетно. Творческая задача, которую поставил перед собой Кенго Кума – создать оазис тишины. Для этого был сделан наклонный вход в музей, протянувшийся на 50 метров. Подъем уводит посетителей на другой уровень, настраивает их на другое измерение. Как писал Дзюнъитиро Танидзаки в своей книге «Похвала тени», в Японии тени являются самым важным элементом архитектуры. Основной прием архитектора – создание густой тени. Оказалось, что даже в самом центре Токио можно получить удивительную темноту и уединение: «Мы разработали крышу с большими свесами, высота которых всего 2,5 метра. Рядом посадили бамбук, подчеркиваеющий затемнение и уединенность».

Nezu Museum, 2009

Архитектор любит бамбук и как строительный материал – «он природный и в тоже время очень прямой и ровный, так что его можно использовать для создания естественных прямых линий». Бамбуковый дом (Bamboo) весь построен из него, даже колонны. Для того, чтобы усилить прочность колонн внутрь полого ствола закачан бетон и установлена арматура. Но сначала специальными приспособлениями пришлось удалить характерные для этого растения стволовые перемычки. На стадии проекта был сделан макет бамбукового дома, что для Кенго Кума является нормой: «Макеты для меня очень важны и первостепенны для проработки деталей. Я не верю рисункам и эскизам. Мне кажется, что важно на самом первом этапе работать с материалом, для того, чтобы четче осознать размер объекта и расстояние между элементами его конструкций».

Bamboo

Эти же идеи воплотились во втором бамбуковом доме – в Китае, недалеко от Китайской стены. Называется он соответствующе: Great (Bamboo) Wall. Вначале китайская строительная компания воспротивилась использованию бамбука, уверяя, что это материал недолговечный,  непрочный и подходит только для временного жилья на стройплощадке. Однако японцам удалось переубедить китайцев и научить методике сохранения долговечности бамбука, секрет которой известен плотникам из Киото.

Кстати, в конце встречи архитектору был задан вопрос, как подготовить и сохранить бамбук. Для всех, кто собирается строить из него, сообщаем рецепт от Кенго Кума: заготавливать злак надо в сентябре-октябре, высушивать при 290 градусах и не долго, иначе волокна потеряют прочность.

Great (Bamboo) Wall, 2002

Уникальность постройке придает линия холма, который виднеется на горизонте: «Нам не хотелось врезаться в эту естественную линию, надо было ее сохранить. Крыша дома добавила второй уровень взгорью» – отметил Кенго Кума. Этот дом приобрел большую популярность в 2008 году, когда в Китае прошли Олимпийские игры, и был сделал фильм, в котором сняли Бамбуковый дом. Теперь архитектора просят построить такие дома и дома из бумаги во многих странах мира. Он считает, что «вследствие индустриализации людям хочется жить в окружении естественных природных материалов».

Great (Bamboo) Wall, 2002

Следующий показанный архитектором проект тоже опирается на традиционные основы ремесленничества в Японии. Он называется Чидори (Cidori, дословный перевод «1000 птиц»). Cidori – это старинная игрушка, представляющая собой деревянные брусочки с пазами, из которых можно складывать любые пространственные композиции. Павильон, собранный из такого деревянного конструктора без единого гвоздя и клея был показан в Милане в 2007 году.  Его собрали всего за 5 часов.

Cidori, 2007

По словам архитектора его мечтой было построить полноценное здание из сidori. Конструкция была протестирована на прочность, и оказалось, что это возможно. Так появился небольшой музей Prostho Museum Research Center (2010 г.).


В деревянную решетку установлено стекло, которое совершенно незаметно и не создает барьера.

Prostho Museum Research Center, 2010

В проекте Музей деревянного моста (Yusuhara Wooden Bridge Museum, 2009) также используется идея сidori, но масштаб другой. Это и, правда, деревенский мост, но внутренне пространство можно использовать как выставочное.

Prostho Museum Research Center, 2010

После землетрясения и цунами, уничтожившего большой район Японии, мастерская Кенго Кума в сотрудничестве с традиционными ремесленниками региона Тохоку, производителями и предприятиями розничной торговли начала проект EJP (Проект Восточная Япония). Проект должен помочь людям вернуться к привычному образу жизни, дать им опору и перспективу.

Ремесленники здесь отличаются высоким уровнем мастерства и тщательностью работы. Они вместе с молодыми дизайнерами создают уникальные изделия, в основе которых лежат традиционные японские ценности, например, образ деревянной куколки кокэси (или кокеши). В виде этой куколки делают солонки, перечницы и фонарики. Известную мастерицу по изготовлению рисовой бумаги архитектор привлек для создания дизайна особого веера. После трагедии приходилось экономить электричество и не пользоваться кондиционерами, и веер стал для японцев незаменим.

Нашлось применение и для cidori: из него, добавив пластины, разработали различные виды мебели, которую каждый может собрать самостоятельно.

Yusuhara Wooden Bridge Museum, 2009

На конструкцию сidori опирается и проект Starbucks Coffee (2011 г.). Причем торчащие из потолка и стен планки не декорации, а опоры – элемент несущих конструкций.

Мебель из cidori, проект EJP

Сначала представители компании очень удивились такой идее, но после того, как в кафе стали отовсюду стекаться посетители, они успокоились.

Starbucks Coffee,2011

Один из последних объектов мастерской – туристическом центре района Асакуса в Токио, построен недалеко от исторического комплекса, места паломничества туристов. Это небольшая торговая улочка с ларьками ремесленников и продавцов антиквариата, протянувшаяся между храмом и старинными воротами. Архитектору требовалось сохранить гармонию с храмом и возвести 40-метровое здание. Кенго Кума разделил башню на 8 жилых пространств – домиков, поставленных один на другой. Промежутки заполнили технические помещения. «Для нас было важно, чтобы люди внутри высотного здания смогли ощутить уют небольших деревянных домов, – комментирует автор свое решение. – Эта зона уникальна:  здесь соседствуют небоскребы и вековой храм, а мое здание между ними».

Starbucks Coffee,2011

Сегодня мастерская Кенго Кума работает еще над одним над крупным проектом – реконструкцией Театра кабуки в Токио. Новое здание будет современным, высотным, но и от старого образа отказываться не хочется – этого не простят ни актеры театра, ни поклонники, ни туристы. И архитектор нашел выход – старый домик послужит входом в пристроенную к нему башню. Простое решение ее фасада подчеркнет яркость и нарядность привычного облика театра. Новое здание откроется в апреле 2013 года.

Кенго Кума строит и в Европе. Сейчас для Шотландии он проектирует музей Виктории и Альберта. Наклонные бетонные стены прорезаны уступами и нишами, что создает фактуру выветренных сланцевых скал. Вот как он объяснил свое решение: «Музей будет строиться на набережной, и мне нужно было создать образ, который напоминал бы скалы, выполненные в бетоне. Прочные, но не массивные и не скучные. Меня вдохновил необыкновенно красивый риф. Еще было важно сохранить пространство перехода от природы к городу. Это сделано за счет арки между двумя зданиями. В результате внутренне пространство музея представляет собой амфитеатр, на ступенях которого можно сидеть и смотреть концерты и спектакли».

Asakusa Culture Tourist Information Center, фотография Akasaka Moon

Подводя итог беседе, Кенго Кума сказал: «Во всех проектах для меня важно донести суть места – дух истории и природы. Это помогают делать материалы. Именно в материалах мы прослеживаем историю и сущностные моменты. В 20-м веке архитекторам свойственно забывать, насколько материал важен. Они отдают предпочтение стеклу, стали и бетону, и гордо называют их международными материалами. Но эти интернациональные материалы убивают природу самого места, суть его традиционной жизни и ремесленничество. Мне кажется, что и японские и российские архитекторы могли бы вместе думать и сотрудничать для того, чтобы создать такой образ места».

Еще были вопросы и ответы:
«Какой совет вы дадите молодому архитектору?» – «Забыть про компьютер».
«Какой совет вы дадите немолодому архитектору?» – «Одним из сокровищ нашего времени является опыт – это уникальный шанс».
После чего состоялась раздача автографов.

V&A Museum

К нему не зарастет народная тропа...

Кенго Кума раздает автографы.

27 Мая 2012

Автор текста:

Татьяна Пашинцева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Пресса: Классика в архитектуре: быть или не быть?
«Классическая архитектура в современном мире: выживание и новые перспективы». Такова была тема круглого стола, состоявшегося в рамках III Московской биеннале архитектуры в мае. Новость не остроновая, но еще долго будет актуальной. Как сказал поэт, « ах, если бы ее могли состарить годы…».
Пресса: Интервью с Кенго Кумой
26 мая, после своей лекции в ЦДХ, архитектор Кенго Кума встретился с редактором сайта AD в баре московской гостиницы Ritz Carlton, которая любезно предоставила помещение для интервью. Кенго Кума рассказал о том, почему последние полвека в жизни его страны были ошибкой, о том, что китайские студенты сильнее японских, а американские слабее, и о том, почему ему одинаково интересно строить и в Японии, и в Италии.
Flos – 50 лет света
В свой юбилейный год компания Flos порадовала российских архитекторов мастер-классами Джованны Кастильони на Арх-Москве 2012.
Рецепты для Переславля-Залесского
Посетителям прошедшей Арх Москвы среди множества других презентаций, вернисажей и лекций показали проект Toy City (Игрушечный город) – концепцию развития туристического города на примере Переславля-Залесского. Авторы считают, что выработанные рецепты можно было бы использовать и для других городов «Золотого кольца».
Пресса: Российская архитектура: от рывка до рывка
На 3-й Московской архитектурной биеннале задана новая повестка дня в градостроительстве: вместо архитектуры и интерьеров на первый план выходят урбанизм и общественные пространства.
Социальность дизайна
На Московской архитектурной биеннале Архи.ру побеседовал с директором норвежского фонда Norsk Form Андреасом Берманом и главой его архитектурного отдела Хеге Эриксон о выставке Nordic ID, скандинавском дизайне и государственной политике в области архитектуры и дизайна.
Пресса: Виды на озеро
На прошедшей в Москве Биеннале архитектуры урбанист и архитектор, основатель бюро anOtherArchitect Даниэль Дендра представил проект Toy City, посвященный Переславлю-Залесскому. Он рассказал «Пятнице» о том, зачем в Переславле общественные пространства, почему города должны планировать свое будущее на много лет вперед и как должно быть устроено современное архитектурное бюро.
Пресса: Саркофаг напрокат
На прошлой неделе в рамках «Арх-Москвы» были объявлены результаты организованного компанией Nayada конкурса «Архивызов», в котором в этом году появилась новая номинация — «Мебель для коворкинга».
Пресса: Победитель конкурса "зелёных" архитекторов в Москве...
Архитекторы трех проектов-победителей первого конкурса "зелёного" строительства, прошедшего в рамках Московской биеннале архитектуры, получили более полутора миллионов рублей, сообщает организатор конкурса компания Rосkwool.
Пресса: Как делать парки: Директор Центрального парка о бюджетах,...
Руководитель самого известного городского парка в мире Даглас Блонски приезжал на Московскую биеннале архитектуры по приглашению «Друзей Зарядья» — подумать над новым парком на месте бывшей гостиницы «Россия». «Афиша» поговорила с Блонски о том, как делать парки, и записала рекомендации других экспертов.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.