Кенго Кума знает, на что опереться

26 мая известный японский архитектор Кенго Кума по приглашению журнала AD приехал в Москву и в рамках международной выставки «Арх-Москва 2012» встретился со всеми желающими приобщиться к его творчеству.

Автор текста:
Татьяна Пашинцева

27 Мая 2012
mainImg
0
Событие привлекло массу людей. Еще до открытия галереи вооруженный билетами народ толпился на ступеньках. Начало лекции затянулось на полчаса из-за слабой пропускной способности двух билетерш и двух охранников. Но привычные к ограничениям и «рогаткам» россияне волновались только о том, не обидится ли Кенго Кума, сидючи в одиночестве. А вдруг уйдет, не дождавшись слушателей?!

Но терпеливый японец не ушел и увидел заполнившийся до отказа зал – даже в проходах сидели. Забегая вперед, отметим, что показ архитектурных шедевров сопровождался аплодисментами восхищения и благодарности.

Это была не столько лекция, сколько беседа – Кенго Кума не учил, а доверительно делился с единомышленниками впечатлениями, размышлениями и наблюдениями. Тема встречи – знаковые для автора проекты, роль традиций, природы и прошлогоднего цунами в его творчестве…

Цель первого проекта, о котором рассказал Кума – «исчезновение архитектуры в зените своей славы». Мэр деревни попросил построить здание и для удобства проектировщиков сравнял площадку, срезав кусок горы. Но автор считал, что и горе присуща своя архитектура: «Мне это совсем не понравилось. Мне хотелось вернуться к естественному состоянию горы, что я и предложил. Здание «уходит» в гору. Это моя любимая работа».

Продолжение темы буквального слияния с природой – «Музей канала» (Kitakami Canal Museum, 1999). В основе плана – тоннель, врезанный в берег реки Китаками, который используется как выставочное пространство.

Фотографии Татьяны Пашинцевой
Kitakami Canal Museum, 1999. Фотографии объектов kengo kuma&associates

Архитектура тактично внедрена в ландшафт как его неотъемлемая часть. Когда в прошлом году две трети города уничтожило цунами, музей не пострадал.

Kitakami Canal Museum, 1999

А еще раньше появился проект «Вода/Стекло» (Water/Glass, 1995). На его создание Кенго Кума вдохновило исследование немецкого архитектора Бруно Таута, которому в 1933 пришлось уехать из нацистской Германии в Японию. Не получая заказов от японцев он занимался изучением традиционной японской архитектуры и изготовлением разных дизайнерских поделок. В семье Кенго Кума хранится сокровище – купленная отцом архитектора деревянная шкатулка, сделанная Бруно Таутом. Кстати, позже на вопрос, кто ваш любимый архитектор, Кенго Кума назвал Таута: «Я всегда им восхищался. Его работы стоят у меня на столе, и я их перечитываю. Свою роль он воспринимал в  соединение Европы с Азией».

Так вот, Таут писал, что японская архитектура футуристична и гармонична. Этим она отличается от западной архитектуры, которой присущ формализм, поскольку в первую очередь она сосредотачивает свое внимание на форме и очертаниях.

Проектом вилла «Вода/Стекло» Кенго Кума постарался передать идею слияния пространств, преемственности и перехода от здания к океану. Дом символизирует две стихии – воздух и воду. Воздух и свет олицетворяет верхняя часть здания, а нижняя сливается с водой.

Water/Glass, 1995

Преемственность человеческой деятельности, природы, культуры и истории как нельзя лучше воплотилась в проекте Nakagawa-machi Bato Hiroshige Museum of Art (2000 г.) – Музее Хиросигэ. Кенго Кума сделал ее под впечатлением от картины японского художника XIX века Андо Хиросигэ «Люди на мосту. Удивленный дождь». Вертикальные планки изображают дождь. Через «струи» проникает свет и заполняет пространство музея. Его план совпадает с планировкой типичной японской деревни: главная улица проходит посредине и ведет к горе, в глубине которой находится святая гробница. Здесь здание музея служит такой «улицей», которая ведет к горе, соединяя в сознании людей их жизни, этот музей, и святыню. Это характерно для Японии, где религиозные здания вынесены за пределы города и находятся в лесу, в полном слиянии с природой. Тогда как в  западноевропейских городах церковь располагается в центре.

Кенго Кума сказал, что в XX веке даже в Японии стала обычной ситуация, когда и жители, и архитекторы забывают о важных святынях, забрасывают и разрушают их: «Думаю, что целью архитекторов в новом веке могло бы стать восстановление связей между святыми местами и центром города». И еще: «в этом самый сильный и важный посыл для нашей аудитории – необходимо сохранить нетронутыми горы и лес». Однако для постройки использовались местные материалы – древесина и камень. По мнению автора «очень важно использовать материал, который доступен в этой области».

Nakagawa-machi Bato Hiroshige Museum of Art 2000г.

В художественном музее Сантори (Suntory Museum of Art, 2007) таким доступным материалом для отделки интерьеров стали винные бочки. Компания Suntory – известная винодельня и производитель виски – не знала, что делать с деревянными бочками из-под виски. Кенго Кума использовал их для изготовления двух слоев ламелей вертикальных жалюзи, которые регулируют инсоляцию помещений. Этот прием взят из традиционных жилищ крестьян, которые не могли себе позволить стеклянные окна.

Он об этом не говорил, но можно представить, что к трем измерениям добавился еще и аромат нагретого дерева, пропитанного душистым виски Suntory. Интересно, как влияет такая обстановка на восприятие искусства?
А для наружной отделки применили изящные керамические пластины с прочным алюминиевым сердечником. Они воплощают дух хрупкого фарфора.

Suntory Museum of Art, 2007

Музей Незу (Nezu, 2009) расположен на главной «модной» улице Токио. Здесь всегда людно, шумно, суетно. Творческая задача, которую поставил перед собой Кенго Кума – создать оазис тишины. Для этого был сделан наклонный вход в музей, протянувшийся на 50 метров. Подъем уводит посетителей на другой уровень, настраивает их на другое измерение. Как писал Дзюнъитиро Танидзаки в своей книге «Похвала тени», в Японии тени являются самым важным элементом архитектуры. Основной прием архитектора – создание густой тени. Оказалось, что даже в самом центре Токио можно получить удивительную темноту и уединение: «Мы разработали крышу с большими свесами, высота которых всего 2,5 метра. Рядом посадили бамбук, подчеркиваеющий затемнение и уединенность».

Nezu Museum, 2009

Архитектор любит бамбук и как строительный материал – «он природный и в тоже время очень прямой и ровный, так что его можно использовать для создания естественных прямых линий». Бамбуковый дом (Bamboo) весь построен из него, даже колонны. Для того, чтобы усилить прочность колонн внутрь полого ствола закачан бетон и установлена арматура. Но сначала специальными приспособлениями пришлось удалить характерные для этого растения стволовые перемычки. На стадии проекта был сделан макет бамбукового дома, что для Кенго Кума является нормой: «Макеты для меня очень важны и первостепенны для проработки деталей. Я не верю рисункам и эскизам. Мне кажется, что важно на самом первом этапе работать с материалом, для того, чтобы четче осознать размер объекта и расстояние между элементами его конструкций».

Bamboo

Эти же идеи воплотились во втором бамбуковом доме – в Китае, недалеко от Китайской стены. Называется он соответствующе: Great (Bamboo) Wall. Вначале китайская строительная компания воспротивилась использованию бамбука, уверяя, что это материал недолговечный,  непрочный и подходит только для временного жилья на стройплощадке. Однако японцам удалось переубедить китайцев и научить методике сохранения долговечности бамбука, секрет которой известен плотникам из Киото.

Кстати, в конце встречи архитектору был задан вопрос, как подготовить и сохранить бамбук. Для всех, кто собирается строить из него, сообщаем рецепт от Кенго Кума: заготавливать злак надо в сентябре-октябре, высушивать при 290 градусах и не долго, иначе волокна потеряют прочность.

Great (Bamboo) Wall, 2002

Уникальность постройке придает линия холма, который виднеется на горизонте: «Нам не хотелось врезаться в эту естественную линию, надо было ее сохранить. Крыша дома добавила второй уровень взгорью» – отметил Кенго Кума. Этот дом приобрел большую популярность в 2008 году, когда в Китае прошли Олимпийские игры, и был сделал фильм, в котором сняли Бамбуковый дом. Теперь архитектора просят построить такие дома и дома из бумаги во многих странах мира. Он считает, что «вследствие индустриализации людям хочется жить в окружении естественных природных материалов».

Great (Bamboo) Wall, 2002

Следующий показанный архитектором проект тоже опирается на традиционные основы ремесленничества в Японии. Он называется Чидори (Cidori, дословный перевод «1000 птиц»). Cidori – это старинная игрушка, представляющая собой деревянные брусочки с пазами, из которых можно складывать любые пространственные композиции. Павильон, собранный из такого деревянного конструктора без единого гвоздя и клея был показан в Милане в 2007 году.  Его собрали всего за 5 часов.

Cidori, 2007

По словам архитектора его мечтой было построить полноценное здание из сidori. Конструкция была протестирована на прочность, и оказалось, что это возможно. Так появился небольшой музей Prostho Museum Research Center (2010 г.).


В деревянную решетку установлено стекло, которое совершенно незаметно и не создает барьера.

Prostho Museum Research Center, 2010

В проекте Музей деревянного моста (Yusuhara Wooden Bridge Museum, 2009) также используется идея сidori, но масштаб другой. Это и, правда, деревенский мост, но внутренне пространство можно использовать как выставочное.

Prostho Museum Research Center, 2010

После землетрясения и цунами, уничтожившего большой район Японии, мастерская Кенго Кума в сотрудничестве с традиционными ремесленниками региона Тохоку, производителями и предприятиями розничной торговли начала проект EJP (Проект Восточная Япония). Проект должен помочь людям вернуться к привычному образу жизни, дать им опору и перспективу.

Ремесленники здесь отличаются высоким уровнем мастерства и тщательностью работы. Они вместе с молодыми дизайнерами создают уникальные изделия, в основе которых лежат традиционные японские ценности, например, образ деревянной куколки кокэси (или кокеши). В виде этой куколки делают солонки, перечницы и фонарики. Известную мастерицу по изготовлению рисовой бумаги архитектор привлек для создания дизайна особого веера. После трагедии приходилось экономить электричество и не пользоваться кондиционерами, и веер стал для японцев незаменим.

Нашлось применение и для cidori: из него, добавив пластины, разработали различные виды мебели, которую каждый может собрать самостоятельно.

Yusuhara Wooden Bridge Museum, 2009

На конструкцию сidori опирается и проект Starbucks Coffee (2011 г.). Причем торчащие из потолка и стен планки не декорации, а опоры – элемент несущих конструкций.

Мебель из cidori, проект EJP

Сначала представители компании очень удивились такой идее, но после того, как в кафе стали отовсюду стекаться посетители, они успокоились.

Starbucks Coffee,2011

Один из последних объектов мастерской – туристическом центре района Асакуса в Токио, построен недалеко от исторического комплекса, места паломничества туристов. Это небольшая торговая улочка с ларьками ремесленников и продавцов антиквариата, протянувшаяся между храмом и старинными воротами. Архитектору требовалось сохранить гармонию с храмом и возвести 40-метровое здание. Кенго Кума разделил башню на 8 жилых пространств – домиков, поставленных один на другой. Промежутки заполнили технические помещения. «Для нас было важно, чтобы люди внутри высотного здания смогли ощутить уют небольших деревянных домов, – комментирует автор свое решение. – Эта зона уникальна:  здесь соседствуют небоскребы и вековой храм, а мое здание между ними».

Starbucks Coffee,2011

Сегодня мастерская Кенго Кума работает еще над одним над крупным проектом – реконструкцией Театра кабуки в Токио. Новое здание будет современным, высотным, но и от старого образа отказываться не хочется – этого не простят ни актеры театра, ни поклонники, ни туристы. И архитектор нашел выход – старый домик послужит входом в пристроенную к нему башню. Простое решение ее фасада подчеркнет яркость и нарядность привычного облика театра. Новое здание откроется в апреле 2013 года.

Кенго Кума строит и в Европе. Сейчас для Шотландии он проектирует музей Виктории и Альберта. Наклонные бетонные стены прорезаны уступами и нишами, что создает фактуру выветренных сланцевых скал. Вот как он объяснил свое решение: «Музей будет строиться на набережной, и мне нужно было создать образ, который напоминал бы скалы, выполненные в бетоне. Прочные, но не массивные и не скучные. Меня вдохновил необыкновенно красивый риф. Еще было важно сохранить пространство перехода от природы к городу. Это сделано за счет арки между двумя зданиями. В результате внутренне пространство музея представляет собой амфитеатр, на ступенях которого можно сидеть и смотреть концерты и спектакли».

Asakusa Culture Tourist Information Center, фотография Akasaka Moon

Подводя итог беседе, Кенго Кума сказал: «Во всех проектах для меня важно донести суть места – дух истории и природы. Это помогают делать материалы. Именно в материалах мы прослеживаем историю и сущностные моменты. В 20-м веке архитекторам свойственно забывать, насколько материал важен. Они отдают предпочтение стеклу, стали и бетону, и гордо называют их международными материалами. Но эти интернациональные материалы убивают природу самого места, суть его традиционной жизни и ремесленничество. Мне кажется, что и японские и российские архитекторы могли бы вместе думать и сотрудничать для того, чтобы создать такой образ места».

Еще были вопросы и ответы:
«Какой совет вы дадите молодому архитектору?» – «Забыть про компьютер».
«Какой совет вы дадите немолодому архитектору?» – «Одним из сокровищ нашего времени является опыт – это уникальный шанс».
После чего состоялась раздача автографов.

V&A Museum

К нему не зарастет народная тропа...

Кенго Кума раздает автографы.

27 Мая 2012

Автор текста:

Татьяна Пашинцева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Маленькое нефтяное подсознание
«Музей подсознания Москвы» Павла Пепперштейна и Сони Стереостырски, дополненный виртуальрной реальностью от Immerse Lab и спектаклем Дмитрия Мелкина «Солярис», представляет подсознание российской столицы как Нефтяриса, нефтяного океана, генерирующего образы, созвучные шаблонному мышлению. Нейросеть Алиса в другой части выставки шепчет про кроссовки.
Скажи мне, птица
Выставку «Вещественные доказательства» архитектора-художника Александра Бродского можно посмотреть в Гоголь-Центре до 23 января, а благоустроенное им же фойе театра, к которому приурочена выставка, – и после. Это часть проекта «Гоголь-арт», который курирует Евгения Гершкович. Представленные «улики» развивают тему, давно представленную в творчестве Бродского, но выставку и амфитеатры, как мы считаем, надо воспринимать целостно, как тонкую работу с пространством Гоголь-центра.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Пресса: Классика в архитектуре: быть или не быть?
«Классическая архитектура в современном мире: выживание и новые перспективы». Такова была тема круглого стола, состоявшегося в рамках III Московской биеннале архитектуры в мае. Новость не остроновая, но еще долго будет актуальной. Как сказал поэт, « ах, если бы ее могли состарить годы…».
Пресса: Интервью с Кенго Кумой
26 мая, после своей лекции в ЦДХ, архитектор Кенго Кума встретился с редактором сайта AD в баре московской гостиницы Ritz Carlton, которая любезно предоставила помещение для интервью. Кенго Кума рассказал о том, почему последние полвека в жизни его страны были ошибкой, о том, что китайские студенты сильнее японских, а американские слабее, и о том, почему ему одинаково интересно строить и в Японии, и в Италии.
Flos – 50 лет света
В свой юбилейный год компания Flos порадовала российских архитекторов мастер-классами Джованны Кастильони на Арх-Москве 2012.
Рецепты для Переславля-Залесского
Посетителям прошедшей Арх Москвы среди множества других презентаций, вернисажей и лекций показали проект Toy City (Игрушечный город) – концепцию развития туристического города на примере Переславля-Залесского. Авторы считают, что выработанные рецепты можно было бы использовать и для других городов «Золотого кольца».
Пресса: Российская архитектура: от рывка до рывка
На 3-й Московской архитектурной биеннале задана новая повестка дня в градостроительстве: вместо архитектуры и интерьеров на первый план выходят урбанизм и общественные пространства.
Социальность дизайна
На Московской архитектурной биеннале Архи.ру побеседовал с директором норвежского фонда Norsk Form Андреасом Берманом и главой его архитектурного отдела Хеге Эриксон о выставке Nordic ID, скандинавском дизайне и государственной политике в области архитектуры и дизайна.
Пресса: Виды на озеро
На прошедшей в Москве Биеннале архитектуры урбанист и архитектор, основатель бюро anOtherArchitect Даниэль Дендра представил проект Toy City, посвященный Переславлю-Залесскому. Он рассказал «Пятнице» о том, зачем в Переславле общественные пространства, почему города должны планировать свое будущее на много лет вперед и как должно быть устроено современное архитектурное бюро.
Пресса: Саркофаг напрокат
На прошлой неделе в рамках «Арх-Москвы» были объявлены результаты организованного компанией Nayada конкурса «Архивызов», в котором в этом году появилась новая номинация — «Мебель для коворкинга».
Пресса: Победитель конкурса "зелёных" архитекторов в Москве...
Архитекторы трех проектов-победителей первого конкурса "зелёного" строительства, прошедшего в рамках Московской биеннале архитектуры, получили более полутора миллионов рублей, сообщает организатор конкурса компания Rосkwool.
Пресса: Как делать парки: Директор Центрального парка о бюджетах,...
Руководитель самого известного городского парка в мире Даглас Блонски приезжал на Московскую биеннале архитектуры по приглашению «Друзей Зарядья» — подумать над новым парком на месте бывшей гостиницы «Россия». «Афиша» поговорила с Блонски о том, как делать парки, и записала рекомендации других экспертов.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы бюро Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.