English version

Гора с горою говорит

Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры» приняла участие в открытом международном конкурсе на лучший проект делового центра с гостиницей Intercontinental в Ереване. В своем варианте комплекса архитекторы трактовали его как новую высотную доминанту армянской столицы, вступающую в диалог со знаменитой горой Арарат.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

04 Февраля 2010
mainImg

Новый многофункциональный комплекс будет построен на склоне Канакерского плато, между улицей Абовяна и проспектом Азатутян, неподалеку от Парка Победы. Это не совсем центр города, но географически очень выигрышное место, откуда открывается захватывающая дух панорама Еревана и долины с величавым силуэтом Арарата. Сейчас на этом месте расположен непривлекательный пыльный пустырь, однако так было отнюдь не всегда. Еще три года назад здесь возвышался Дворец молодежи Еревана, построенный в 1972 году по проекту архитекторов Г. Г. Погосяна, А. А. Тарханяна и С. Е. Хачикяна. Здание, за которое его авторы получили премию ЦК ВЛКСМ в области архитектуры, представляло собой гигантский цилиндр, изрезанный овальными глазницами оконных проемов и увенчанный «летающей тарелкой» смотровой площадки. Больше тридцати лет Дворец молодежи оставался самым высоким зданием армянской столицы и ее неофициальным символом, видимым из любой точки города и знакомым каждому его жителю. В народе этот объект называли «Крцац Кукуруз», и даже без знания армянского языка можно догадаться, на сходство здания с каким именно растением намекала народная молва. В начале 2004 года собственником ереванского Дворца молодежи стало ООО «Авангард моторс» – официальный дилер продукции автоконцерна «Даймлер Крайслер» в Армении. После этой сделки не прошло и двух лет, как неожиданно выяснилось, что высотка якобы не соответствует требованиям о сейсмоустойчивости, и власти Еревана необыкновенно быстро согласовали ее снос. В тот же год «Авангард моторс» пообещало реализовать на месте Дворца молодежи яркий архитектурный проект, достойный символизировать Армению XXI века, однако ни один из предложенных вариантов не устроил градсовет Еревана. В итоге девелопер принял решение о проведении международного архитектурного конкурса – к слову, первого за весь постсоветский период истории страны. Всего в этом состязании приняли участие более трехсот проектов из 70 стран, один из которых был выполнен «СКиП».

Конкурсное задание предписывало спроектировать многофункциональный комплекс так, чтобы тот стал «важнейшим градостроительным элементом». При этом офисную часть конкурсанты могли компоновать как угодно, а вот гостиничную изначально следовало разместить в западной части участка (это обеспечит максимальное количество номеров с видом на город) и сделать доминантой, максимальная высота которой не должна превышать 101 метр. Нужно сказать, что для Еревана, не знающего, что такое небоскребы, это просто колоссальная цифра, противопоставить которой существующей застройке города, по большому счету, нечего. Если у проектируемого комплекса и есть конкурент по высоте, то это расположенный на горизонте силуэт Арарата.

О роли, которую библейская гора  играет в градостроительстве Еревана, нужно сказать отдельно. В системе координат этого города именно Арарат – ключевая точка отсчета, центр притяжения всех визуальных осей. И на его планировку гора повлияла самым непосредственным образом – генплан Еревана напоминает гигантский веер, раскрытый навстречу солнцу и Арарату. Так что Сергею Киселеву, можно сказать, не пришлось ничего придумывать: генплан проектируемого комплекса – это точно такой же веер, только в миниатюре, а его высотная часть – рукотворная горная гряда, обращенная к своему природному «первоисточнику».

В проекте  «СКиП» комплекс разделен на две уже упомянутые функциональные зоны: западная часть участка занята высотным объемом гостиницы Intercontinental, в восточной расположились корпуса офисного центра. Сохраняется деление на две части и по вертикали: авторы разводят транспортные и пешеходные потоки, отдавая машинам нижний уровень комплекса, а людям – верхнюю платформу, словно зависшую над холмом. Между высотными объемами гостиницы и более низкими офисными блоками разбивается  террасный парк, также ориентированный на Арарат. Этот зеленый клин не только обозначает границу двух различных зон, но и визуально соединяет комплекс с окружающими его парками и в целом с городом, который всегда чрезвычайно щедро озеленялся. А для того, чтобы еще сильнее подчеркнуть связь с природным окружением холма, архитекторы сохраняют имеющиеся в западной части участка старые подпорные стены, а на противоположной его стороне возводят такие же новые.

Собственно гостиничный комплекс состоит из трех призм, которые имеют одинаковую форму, но разную высоту и сгруппированы вокруг внутренней площади. Два корпуса из трех – больший и меньший – заняты гостиничными номерами, средний отдан под размещение апарт-отеля. Объединены эти объемы только на уровне стилобата и первого этажа: попасть в любой из корпусов, а также подземную торговую и спортивную зоны можно из центрального вестибюля гостиницы. Поскольку основное достоинство нового отеля – в его расположении и видах из окна, главные фасады всех корпусов выполнены из стекла, а боковые, к которым обращены лестничные и инженерные стояки, наоборот, решены подчеркнуто брутально и отделаны вулканическим туфом. Этим же материалом облицованы скошенные кровли, так что здания напоминают извлеченные из горных недр каменные породы, по которым прошелся алмазный резец и на идеально ровных спилах во всей своей красе предстал искомый минерал. Использование туфа – это, кстати говоря, очень по-еревански, ведь неповторимый колорит архитектуре армянской столицы не в последнюю очередь придают материалы, заимствованные у окрестных гор – туфы самых разных оттенков, фельзиты, базальты и т.д.

Четыре корпуса офисной части комплекса также объединены общим вестибюлем. При ближайшем рассмотрении они оказываются все теми же призмами, только положенными на длинную сторону. Еще большее сходство с композицией гостиницы им придают наклонные поверхности кровель, благодаря которым этажность зданий постепенно увеличивается, а силуэт в целом приобретает сходство с горной грядой. Получается так, как будто бы небольшой горный массив, со своим пиком – гостиницей и отрогами офисов, взяли да и нарезали на аккуратные пластинки.

Архитектоника чистых, очень простых форм этого проекта образует своего рода «мост» к семидесятническому зданию-предшественнику. С одной поправкой: тогда не были столь актуальны геологические и природные ассоциации. Отчего ереванский гостиничный комплекс в интерпретации архитекторов мастерской Сергея Киселева оказывается на грани между лаконизмом призматических объемов, характерным для 1970-х, и «горной»  темой, любимой в наше время. Причем предложенное «СКиП» решение, вероятно, в чем-то даже лаконичнее и строже прежнего здания Дворца молодежи. Так что этот конкурсный проект оказывается дважды контекстуальным: с одной стороны, он салютует библейской горе, с другой – становится воспоминанием о стоявшей здесь башне «классического модернизма». 15 февраля проект «СКиП» будет представлен на выставке российских участников ереванского конкурса, которая откроется в Музее Архитектуры.

Конкурсный проект международного делового центра с гостиничным комплексом Intercontinental в Ереване
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Конкурсный проект международного делового центра с гостиничным комплексом Intercontinental в Ереване
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Конкурсный проект международного делового центра с гостиничным комплексом Intercontinental в Ереване
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Конкурсный проект международного делового центра с гостиничным комплексом Intercontinental в Ереване
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Конкурсный проект международного делового центра с гостиничным комплексом Intercontinental в Ереване
© АМ Сергей Киселев и Партнеры

04 Февраля 2010

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Продолжение и развитие
Вторая офисная очередь самого популярного бизнес-парка Новой Москвы – Comcity – продолжает подземную улицу существующей части комплекса и откликается на его архитектурную айдентику.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Плиссированный дом
Комплекс апартаментов на улице Франко, спроектированный Алексеем Медведевым, берет на себя роль градостроительного акцента, не выходя за рамки сдержанной минималистичной формы. Одна из его особенностей – лестница с пандусом-зигзагом, все еще необычная для Москвы.
Малоэтажные кварталы: в Оренбургских степях
Концепция застройки 150 га на окраине Оренбурга, разработанная архитекторами СКиП, привлекательна двумя вещами: наличием многих компонентов комфортного города, но отсутствием чрезмерно маркетинговых ходов – иными словами, реалистичностью замысла.
Продолжение начатого
Проект офисно-гостиничного комплекса на первом километре Рублево-Успенского шоссе развивает давние идеи и откликается на архитектуру зданий, уже построенных здесь архитекторами СКиП ранее.
Триумф «Литератора»
Лауреатом «Золотого сечения» ожидаемо стала мастерская «Сергей Киселев и Партнеры» за реализацию ЖК «Литератор». О других наградах – в нашем рассказе с места событий.
Дом перфекциониста
Жилой комплекс V-House Архитектурной мастерской «Сергей Киселев и партнеры» недавно сдан в эксплуатацию. Бюро осуществляло авторский надзор, благодаря чему удалось добиться именно того качества, на какое проектировщики изначально рассчитывали.
Дом-змея
Вариант СКиП для территории «Филикровли» – протяженный дом, интерпретирующий идею двух- или даже трехъярусного города, выстроенный вдоль пешеходного бульвара, ведущего от одного метро к другому.
Каннелюра минималиста
Объемное построение этого жилого комплекса реагирует на структуру городской ткани, а геометрия фасадов – на поиски зрелого модернизма, впрочем, аллюзии поданы современно, с вниманием к деталям.
Без стилизации
Закончено строительство ЖК «Литератор» в Хамовниках: архитекторы сделали его принципиально современным, в частности, отказавшись от парадного фасада в пользу осмысления имманентных особенностей кирпичной и белокаменной кладки.
Черно-белый дуэт
Около станции метро «Нагорная» по проекту «Архитектурной мастерской «Сергей Киселев и Партнеры» скоро начнется строительство двух жилых башен, привлекающих внимание своей выразительной шахматной облицовкой.
Архсовет Москвы–16
9 апреля архсовет рассмотрел четыре варианта архитектурного решения одного из корпусов в составе бывшего «Миракс-плаза». Лучшим почти единодушно был признан второй вариант.
Много_башен
Публикуем все проекты, участвовавшие во втором туре конкурса на жилой комплекс на Рублевском шоссе. Победил проект бюро «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Дом – разноцветные ярмарки
Красочный коллаж, будто склеенный из журнальных и газетных вырезок, на фоне монотонной застройки подмосковного городка Московский – конкурсный проект торгово-развлекательного центра от бюро «Сергей Киселев и Партнеры».
Возвращение проекта
Рассказ о том, как проект АТК на ул. Кульнева (более известный по своему прежнему названию «Миракс-плаза») лишился надзора его авторов, был переделан, а затем – вернулся к авторам и вернул себе прежнюю архитектурную цельность.
Этюд в кирпичных тонах
В архитектурном бюро «Киселев и партнеры» завершили проектирование поселка с живописным названием «Этюд». Помимо частного жилья здесь предусмотрено несколько многоквартирных домов, а общая стилистика поселка близка лаконичному скандинавскому дизайну.
Выбор веселых и находчивых
Публикуем все проекты участников конкурса на концепцию реконструкции кинотеатра «Гавана» для молодежного центра «Планета КВН». Среди участников SPEECH, СКиП, бюро Андрея Чернихова, Алексея Гинзбуга и другие, первое место досталось проекту бюро «Атриум», предложившему изменить фасад до неузнаваемости с помощью легкой натяжной конструкции.
Языком Высокого Возрождения
Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и партнеры» разработала проект ландшафтного решения дворов и прилегающих территорий жилого комплекса «Итальянский квартал», строящегося сейчас в Москве. Образы ландшафтной архитектуры по-новому продолжают затеянную Михаилом Филипповым «игру в классику».
Валерий Лукомский: Главное для меня – сохранить авторский...
Реализация архитектурного проекта невозможна без досконально проработанных чертежей и скрупулезных расчетов, однако этот этап работы мастерских обычно не становится поводом для публикаций. Оценивая архитектурно-планировочные решения, критики, как правило, даже не упоминают тех, кто доводит их «до ума». Между тем так называемая стадия РД нередко поручается специальному бюро, и именно об этом наш сегодняшний разговор с руководителем архитектурной мастерской «Сити-Арх» Валерием Лукомским.
Материальность места
В московском районе Хамовники, на улице Льва Толстого, ООО «Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры» проектирует новый жилой комплекс. Расположенный на второй линии застройки, он практически не изменит облик улицы, но создаст внутри квартала несколько уютных дворов.
Иллюзия цвета
В Мытищах завершился архитектурный конкурс на проект жилого комплекса, который предполагается построить в самом центре этого подмосковного города. Одним из участников состязания стала «Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры».
Похожие статьи
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Арарат и его отражения
В анфиладе главного здания Музея Архитектуры 12 февраля открылась выставка «Москва – Еревану». Она посвящена памяти Давида Саркисяна и представляет работы российских архитекторов, принимавших участие в международном конкурсе на лучший проект многофункционального центра и гостиницы Intercontinental в столице Армении.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни