Гора с горою говорит

Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры» приняла участие в открытом международном конкурсе на лучший проект делового центра с гостиницей Intercontinental в Ереване. В своем варианте комплекса архитекторы трактовали его как новую высотную доминанту армянской столицы, вступающую в диалог со знаменитой горой Арарат.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

04 Февраля 2010
mainImg

Новый многофункциональный комплекс будет построен на склоне Канакерского плато, между улицей Абовяна и проспектом Азатутян, неподалеку от Парка Победы. Это не совсем центр города, но географически очень выигрышное место, откуда открывается захватывающая дух панорама Еревана и долины с величавым силуэтом Арарата. Сейчас на этом месте расположен непривлекательный пыльный пустырь, однако так было отнюдь не всегда. Еще три года назад здесь возвышался Дворец молодежи Еревана, построенный в 1972 году по проекту архитекторов Г. Г. Погосяна, А. А. Тарханяна и С. Е. Хачикяна. Здание, за которое его авторы получили премию ЦК ВЛКСМ в области архитектуры, представляло собой гигантский цилиндр, изрезанный овальными глазницами оконных проемов и увенчанный «летающей тарелкой» смотровой площадки. Больше тридцати лет Дворец молодежи оставался самым высоким зданием армянской столицы и ее неофициальным символом, видимым из любой точки города и знакомым каждому его жителю. В народе этот объект называли «Крцац Кукуруз», и даже без знания армянского языка можно догадаться, на сходство здания с каким именно растением намекала народная молва. В начале 2004 года собственником ереванского Дворца молодежи стало ООО «Авангард моторс» – официальный дилер продукции автоконцерна «Даймлер Крайслер» в Армении. После этой сделки не прошло и двух лет, как неожиданно выяснилось, что высотка якобы не соответствует требованиям о сейсмоустойчивости, и власти Еревана необыкновенно быстро согласовали ее снос. В тот же год «Авангард моторс» пообещало реализовать на месте Дворца молодежи яркий архитектурный проект, достойный символизировать Армению XXI века, однако ни один из предложенных вариантов не устроил градсовет Еревана. В итоге девелопер принял решение о проведении международного архитектурного конкурса – к слову, первого за весь постсоветский период истории страны. Всего в этом состязании приняли участие более трехсот проектов из 70 стран, один из которых был выполнен «СКиП».

Конкурсное задание предписывало спроектировать многофункциональный комплекс так, чтобы тот стал «важнейшим градостроительным элементом». При этом офисную часть конкурсанты могли компоновать как угодно, а вот гостиничную изначально следовало разместить в западной части участка (это обеспечит максимальное количество номеров с видом на город) и сделать доминантой, максимальная высота которой не должна превышать 101 метр. Нужно сказать, что для Еревана, не знающего, что такое небоскребы, это просто колоссальная цифра, противопоставить которой существующей застройке города, по большому счету, нечего. Если у проектируемого комплекса и есть конкурент по высоте, то это расположенный на горизонте силуэт Арарата.

О роли, которую библейская гора  играет в градостроительстве Еревана, нужно сказать отдельно. В системе координат этого города именно Арарат – ключевая точка отсчета, центр притяжения всех визуальных осей. И на его планировку гора повлияла самым непосредственным образом – генплан Еревана напоминает гигантский веер, раскрытый навстречу солнцу и Арарату. Так что Сергею Киселеву, можно сказать, не пришлось ничего придумывать: генплан проектируемого комплекса – это точно такой же веер, только в миниатюре, а его высотная часть – рукотворная горная гряда, обращенная к своему природному «первоисточнику».

В проекте  «СКиП» комплекс разделен на две уже упомянутые функциональные зоны: западная часть участка занята высотным объемом гостиницы Intercontinental, в восточной расположились корпуса офисного центра. Сохраняется деление на две части и по вертикали: авторы разводят транспортные и пешеходные потоки, отдавая машинам нижний уровень комплекса, а людям – верхнюю платформу, словно зависшую над холмом. Между высотными объемами гостиницы и более низкими офисными блоками разбивается  террасный парк, также ориентированный на Арарат. Этот зеленый клин не только обозначает границу двух различных зон, но и визуально соединяет комплекс с окружающими его парками и в целом с городом, который всегда чрезвычайно щедро озеленялся. А для того, чтобы еще сильнее подчеркнуть связь с природным окружением холма, архитекторы сохраняют имеющиеся в западной части участка старые подпорные стены, а на противоположной его стороне возводят такие же новые.

Собственно гостиничный комплекс состоит из трех призм, которые имеют одинаковую форму, но разную высоту и сгруппированы вокруг внутренней площади. Два корпуса из трех – больший и меньший – заняты гостиничными номерами, средний отдан под размещение апарт-отеля. Объединены эти объемы только на уровне стилобата и первого этажа: попасть в любой из корпусов, а также подземную торговую и спортивную зоны можно из центрального вестибюля гостиницы. Поскольку основное достоинство нового отеля – в его расположении и видах из окна, главные фасады всех корпусов выполнены из стекла, а боковые, к которым обращены лестничные и инженерные стояки, наоборот, решены подчеркнуто брутально и отделаны вулканическим туфом. Этим же материалом облицованы скошенные кровли, так что здания напоминают извлеченные из горных недр каменные породы, по которым прошелся алмазный резец и на идеально ровных спилах во всей своей красе предстал искомый минерал. Использование туфа – это, кстати говоря, очень по-еревански, ведь неповторимый колорит архитектуре армянской столицы не в последнюю очередь придают материалы, заимствованные у окрестных гор – туфы самых разных оттенков, фельзиты, базальты и т.д.

Четыре корпуса офисной части комплекса также объединены общим вестибюлем. При ближайшем рассмотрении они оказываются все теми же призмами, только положенными на длинную сторону. Еще большее сходство с композицией гостиницы им придают наклонные поверхности кровель, благодаря которым этажность зданий постепенно увеличивается, а силуэт в целом приобретает сходство с горной грядой. Получается так, как будто бы небольшой горный массив, со своим пиком – гостиницей и отрогами офисов, взяли да и нарезали на аккуратные пластинки.

Архитектоника чистых, очень простых форм этого проекта образует своего рода «мост» к семидесятническому зданию-предшественнику. С одной поправкой: тогда не были столь актуальны геологические и природные ассоциации. Отчего ереванский гостиничный комплекс в интерпретации архитекторов мастерской Сергея Киселева оказывается на грани между лаконизмом призматических объемов, характерным для 1970-х, и «горной»  темой, любимой в наше время. Причем предложенное «СКиП» решение, вероятно, в чем-то даже лаконичнее и строже прежнего здания Дворца молодежи. Так что этот конкурсный проект оказывается дважды контекстуальным: с одной стороны, он салютует библейской горе, с другой – становится воспоминанием о стоявшей здесь башне «классического модернизма». 15 февраля проект «СКиП» будет представлен на выставке российских участников ереванского конкурса, которая откроется в Музее Архитектуры.



04 Февраля 2010

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.