Две стороны одной sustainability

Обретя куратора, Международный фестиваль «Зодчество» прибавил к своей экспозиции и несколько концептуальных павильонов. Один из них – «Россия» - представляет выставку «(Не)прикосновенный запас», посвященную отечественному опыту конверсии промышленных объектов, другой – Green House – рассказывает о мировом опыте проектирования зеленых зданий.

16 Октября 2009
mainImg

Появление в программе «Зодчества-2009» павильона под названием «Россия» сопровождалось нешуточной интригой. Дело в том, что концепция конкурса сформулирована в пресс-релизе фестиваля, мягко говоря, неоднозначно. Там сказано, что победители конкурса будут «первыми претендентами на должности российских эмиссаров архитектурных биеннале в Венеции или Роттердаме». И в то же время там не сказано, что они ими станут. Эта неоднозначность смущает, поэтому, как со всякими интригами, остается ждать чем дело закончится. Пока что ясно одно – победил кураторский проект Сергея Чобана и Ирины Шиповой, который и реализован в павильоне «Россия» на «Зодчестве».

«Неприкосновенный запас» – это, собственно, и есть промышленные объекты. Логика авторов выставки проста и понятна: многочисленные фабрики и заводы, во-первых, традиционно занимают большую территорию, а во-вторых, всегда строились добротно и качественно. Пожалуй, уже даже стало общим местом соображение о том, что с экстенсивными развитием мегаполисов бывшие окраинные фабричные зоны оказались практически в самом центре городов, а после вывода неэкологичных производств эти территории сделались еще и свободными. Конечно, их можно сравнять с землей – и заключенная в название выставки в скобки частица «не» недвусмысленно показывает там, что очень часто в России поступают именно так, – но можно и вернуть в активную жизнь города, сохранив подлинную архитектуру и наделив комплексы новой функцией – жилой, офисной, торговой или культурно-досуговой. Выставка Чобана и Шиповой как раз и собрала вместе все примеры подобной конверсии, показывая, что, во-первых, пром с благодарностью поддается реставрации, а во-вторых, действительно способен переориентироваться на самые разные функции. 

Большинство из экспонируемых зданий – например, «Музей воды Санкт-Петербурга»,  бизнес-центр «Фабрика Станиславского», Винзавод, фабрика «Красная роза», «Дом Бенуа» и другие, – хорошо знакомы профессиональному сообществу, но собранные вместе, позволяют оценить успешность этого пока, увы, не самого распространенного в нашей стране архитектурного жанра. Интересно выстроена и сама экспозиция – фотографии старых построек в полуразрушенном и заброшенном состоянии прикреплены к стене, а перед ними свисают полупрозрачные пленки с изображением хода реставрационных работ и современного вида здания. Накладываясь одна на другую, они составляют многомерное изображение объекта, а при любом другом ракурсе, кроме фронтального, словно приоткрывают его двойственность. Проход от объекта к объекту осуществляется по широким деревянным мостикам, которые образуют несложный геометрический орнамент с несколькими прямоугольными выемками в центре, заполненными серой галькой. Поначалу авторы экспозиции собирались наполнить их водой, но потом отказались от этой идеи из-за сложности реализации в условиях Манежа. Вместо этого гальку регулярно немного смачивают для того, чтобы добиться черного оттенка камня, создающего ощущение «темного омута», неизбежно грозящего промышленным постройкам при равнодушном к ним отношении со стороны чиновников и общества.

Показав на различных примерах, как между прошлым и будущим с помощью бережной реставрации и деликатного перепрофилирования объекта можно перекинуть мост, авторы «(Не)прикосновенного запаса» фактически дали свой ответ на тему «Зодчества-2009», сформулированную как «Индекс устойчивости». Западная же версия расшифровки понятия «устойчивость», более известного как sustainability, продемонстрирована в павильоне Green House куратором Владимиром Белоголовским.

С «Россией» его роднит камерность и уютность дизайна – решенные совершенно по-разному, они оба, тем не менее, стали на «Зодчестве-2009» единственными уголками, где можно погрузиться в спокойную неторопливую обстановку, порелаксировать и просто немножко отдохнуть.

В частности, Green House (автор художественной концепции также Владимир Белоголовский) представляет собой лужайку хоть и искусственной, но мягкой и зеленой травы, на которой стоят эко-скамейки из плотных бумажных трубок, имитирующих бамбук. Такие же «бамбуковые» плафоны висят в углах павильона, а внутри каждого из них размещены фотографии 12 наиболее свежих и интересных мировых «зеленых» проектов». Иллюстрации чередуются с цитатами из Великих, которые убеждают нас в том, что проблемы экологии начали волновать западных архитекторов отнюдь не вчера.

Все проекты – некоторые из них уже реализуются, другие будут построены лет через тридцать – делятся на четыре группы: ландшафты, эко-города, эко-материалы и эко-технологии. Видеоролики с проектами поочередно воспроизводятся на всех четырех стенах павильона под тревожную минималистскую музыку Филиппа Гласса, написанную в свое время для документального фильма Годфри Реджио, который посвящен как раз губительному влиянию цивилизации на природу. И в этом смысле выбор музыкальной темы для экспозиции более чем предсказуем и потому воспринимается почти как штамп. Впрочем, с другой стороны, это ведь лишь для американцев (а Владимир Белоголовский уже много лет живет в Штатах) проблемы экологии, сформулированные языком музыки, звучат именно так, а нам что музыка, что решаемые с помощью архитектуры вопросы глобального потепления, в общем-то, пока одинаково в новинку. Так что неудивительно, что российским архитекторам коллекция «зеленых» проектов, собранная Владимиром Белоголовским, кажется слишком футуристичной и далекой от реальной практики. Но, как уже говорилось, на этот случай есть и другой сценарий строительства светлого будущего – с помощью бережного обращения с прошлым.


Владимир Белоголовский, куратор павильона Green House:

Экспозиция павильона представляет 12 «зеленых» проектов, в которых использованы самые различные энергосберегающие технологии и экологичные материалы. Однако главным критерием отбора моего TOP-12 стали не технологии как таковые, а то, как в сочетании с ними решаются вопросы архитектуры.
Проблема в том, что разговор об энергосберегающих зданиях сегодня, как правило, энергосбережением и заканчивается. Мне же хотелось представить российской публике объекты, которые, несмотря на всю свою «зеленость», остаются архитектурой – инновационной, интригующей, просто красивой.

Вообще я убежден, что в самом ближайшем будущем сначала на Западе, а потом и в России энергосберегающие технологии перестанут быть модными. Нет, они, конечно, не исчезнут, но станут такой же неотъемлемой частью зданий как электропроводка и канализация, и тогда всем станет очевидно, что здание – это нечто больше, чем просто холодильник или кондиционер. Вот я и показываю на примере различных по площади и назначению объектов, что экологичность может быть не только важной технической характеристикой, но и интересным эстетическим качеством, органично встроенным в «художественный код» проекта.

Выставка «(Не)прикосновенный запас» в павильоне «Россия», концепция - Сергей Чобан, Ирина Шипова, дизайн - Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Алексей Ильин, Марина Кузнецкая
Выставка «Green House», куратор - Владимир Белоголовский, дизайн - Владимир Белоголовский и Сарика Баджория ( Per-forma Studio, Нью-Йорк, США)


16 Октября 2009

author pht

Авторы текста:

Анна Мартовицкая, Анна Герасименко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.