Перезимуем

Не так много нового было в прошедшем году, который архитекторы в унисон называют тяжелым. Год получился невеселый и даже какой-то немного застойный. Немудрено: старые «движущие силы» – деньги – кончились, а новые, видимо, пока на зародились.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

30 Декабря 2009
mainImg

Прошедший год – первый кризисный. Хотя бы потому, что больше половины года все ждали повторения финансовых проблем к сентябрю. Ничего столь же страшного в сентябре не произошло, что не может не радовать. Но и сильно лучше тоже не стало. Насколько всё плохо – определить сложнее. В октябре Союз архитекторов представил результаты опроса
128 архитектурных мастерских. Согласно опросу, к октябрю падение рынка архитектурного проектирования составило 58 %, т.е. немногим более половины. Этот вариант оценки ситуации – самый оптимистичный. Так, по данным, которые приводит Григорий Ревзин, рынок сократился не наполовину, а в 10 раз. Разброс велик; впрочем, это видимо смотря как считать. То, что экономические проблемы особенно сильно ударили по архитекторам – очевидно. Мы попросили нескольких известных архитекторов оценить прошедший год «в двух словах», а в итоге получилось одно слово – «тяжелый». С этим не поспоришь.

Правда, состояние дел у всех разное, и это нормально. Прослеживается некоторая закономерность – больше всего пострадали мастерские «одного актера», сосредоточенные вокруг одной харизматической личности. В меньшей степени экономические проблемы затронули архитектурные бюро, организованные по принципу «компаний» и способные похвастаться грамотным администрированием процесса. Некоторые из них уже даже наняли новых сотрудников вместо уволенных. Таких мало, больше пострадавших. Но вот что интересно: мало кто из архитекторов изменил структуру заказа. Единицы – причем те, кто и раньше работал с загородными домами или интерьерами, вернулись от крупных проектов к мелким. Многие уволили сотрудников (нередко сотнями), но не стремятся менять профиль мастерских. Может быть, мы многого не знаем. Но ощущение такое, что большинство архитекторов пока работает «по накатанной»: делают то, что делали раньше и ждут перемен к лучшему. Архитектурная практика как будто бы замерла и «закопалась в песок» – никакой особой активности в деле преодоления кризиса не наблюдается.

Надежды на помощь государства, которые высказывались в конце прошлого года, целиком и полностью не оправдались: никаких попыток поддержать архитектурную профессию не было даже заявлено. Нельзя сказать, что это совсем плохо: помощь государства вещь непростая, она в любой момент может обернуться прозябанием в крупных институтах – жизнью, к которой могут приспособиться далеко не все талантливые архитекторы.

С другой стороны, опять же в конце прошлого года многократно высказывались (в основном критиками, но даже и некоторыми архитекторами; правда, как правило, малопрактикующими) надежды на «очищающую» силу кризиса. Надежды на то, что вот, все плохое сейчас сгинет как морок, навеянный чрезмерно большими деньгами, и станет всё светло и чисто, и пойдут архитекторы творить бумажную нетленку. Сложно сказать, может быть надо еще немного подождать; лет этак пятнадцать или даже сорок; может быть, не все так сразу. Но пока что громкие девелоперские проекты уходят, а принципиально другие не рождаются. С нетленкой особенно туго; разве вот Кирилл Асс – к Новому году стихи написал. А так нетленка не лепится и даже не очень понятно, откуда ее ждать. В этом году целая «АрхМосква» была посвящена новому поколению; по результатам этой «АрхМосквы» – тем более непонятно, откуда; потому что новое поколение определенно есть, но большого прорыва, поворта на 180 градусов оно на пока что не обещает. Хотя из этой «АрхМосквы» родился, конечно, неплохой российский проект в рамках Роттердамской биеннале.

В отличие от архитектурной практики общественная жизнь, даже профессиональная, не может себе позволить законсервироваться с целью «перезимовать» экономические проблемы. Фестивалей в этом году было как будто бы больше, чем в прошлом. Он очень урожайный на фестивали, этот год. Есть даже позитивные сдвиги – главный из которых это назначение Юрия Аввакумова куратором «Зодчества». Хотя здесь-то кризис не при чем, Аввакумова пригласил новый президент Союза архитекторов Андрей Боков. Очень вовремя пригласил: новому куратору удалось навести порядок в обычной пестроте союзного фестиваля с помощью простых бумажных выгородок. Примерно так, как хозяйка, отчаявшись разобраться с хламом, распихивает его по ящикам в шкаф. Радикальных перемен это не принесло, но на «Зодчестве» появилось место для двух знаковых выставок: про экологию и про Венецианскую биеннале. Юрий Аввакумов провел конкурс и выбрал проект Сергея Чобана и Ирины Шиповой для российского павильона будущей Венецианской биеннале. Теперь все заинтригованы и ждут, чем эта история закончится в следующем году.

Кризис больше повлиял на некоторые архитектурные премии: с ними стало твориться странное. В этом году награждали постройки двух, трех, а то и пятилетней давности. Весной «Качественной архитектуре» удалось среди прочих отметить ресторан «95 градусов» Александра Бродского, а осенью на фестивале Building главную премию присудили «Эрмитаж-плазе», уже несколько лет как орденоносной; а среди номинантов был даже знаменитый Cooper house. Эта тенденция понятна – проектов стало мало, новых построек и того меньше, а хочется наградить что-нибудь надежное (в кризис так хочется стабильности…). Хотя новые постройки в течение этого года как раз-таки продолжали прибывать (скажем так, по инерции – проектировали их раньше): Владимир Плоткин закончил здание офиса «Аэрофлота», Сергей Скуратов – «Даниловский форт», Борис Левянт – «Метрополис» и «Белую площадь».

В нашей жизни есть такие темы, которые муссируются настолько долго, что и год не покажется сроком. В области архитектуры их как будто особенно много; время от времени у них наступают обострения. Так в этом году случилось с московским Генпланом – о его актуализации говорили давно, помнится, выставка была позапрошлым летом на Крымском валу. По новому Градкодексу Генплан было необходимо принять к началу 2010 года, иначе все строительство в Москве стало бы незаконным. Поэтому все организованные дебаты, а потом уже не столь организованные, но зато горячие протесты пришлись именно на прошедший год. Принятие Генплана удалось отсрочить. Другая тема – замена лицензирования членством в саморегулируемых организациях, напротив, исчерпалась точно в срок – через два дня все старые лицензии, если у кого-то они остались, станут недействительными.

Среди долгоиграющих архитектурных тем – «большие» проекты. Самый молодой из них – реконструкция ГМИИ, развивается динамично, но Фостером там пахнет все меньше, а все больше русским духом. Проект «Апельсин» двухлетней (почти) давности в ноябре превратился в резолюцию о сносе ЦДХ, трехлетней давности проект «Газпромскреб» обернулся угрозой разрушения остатков Ниеншанца, с Большим театром совсем как-то печально… Что характерно: на «крупные» проекты, тянущие за собой не менее крупные скандалы кризис не повлиял никак. И на муляж дворца в Коломенском, и на Успенский собор в Ярославле и на прочее денег, судя по всему, хватит. Это к слову об «очищении кризисом» – сложно, ох сложно на него рассчитывать.

И памятники горят все активнее, чутко реагируя на нюансы возможностей, скрытых в законодательстве. Но вот в деле их охраны, по-моему, случилось одно из самых позитивных событий года: из множества сравнительно молодых проектов возникло движение «Архнадзор», сразу же приступившее к действиям. Действия эти столько же активны, сколь и разнообразны: начиная от старомодных пикетов, пресс-конференций и выставок, и заканчивая совершенно неожиданными формами – например, детальными предложениями к усовершенствованию указов московского правительства. Помимо активности эта деятельность приобрела очень здравую структурность и организованность, что особенно радует и позволяет надеяться, на то, что через какое время (может быть!) и различные власти начнут относиться к движению серьезнее.

Другое приятное приобретение прошедшего года – интернет-журнал «Эка», посвященный экологической архитектуре и выдвигающий очень симпатичные идеи – например, о доступном деревянном доме, «срубе за $25000». Следует заметить, что экологическая тема дала особенно бурные ростки в прошедшем году. Точнее – ее популярность в разы выросла после последней венецианской биеннале архитектуры. Проведение биеннале по времени совпало с началом экономического кризиса и ее тема 'architecture beyond building' сыграла в унисон с желанием финансово нестабильного общества зацепиться за что-то надежное. Возможно даже, что именно кризис сделал окончательно немодной порядком надоевшую архитектуру аттракционов и привел на ее место 'sustainability'. Прямо-таки удивительно, что в нашей стране на это изменение отреагировали чутко и быстро, а не как обычно через 15 лет после начала: появился новый профессиональный журнал; а Юрий Аввакумов посвятил «Зодчество» – устойчивости. Хотя это реакция критиков и кураторов, в реальной архитектуре такой же чуткости не чувствуется. В реальной архитектуре – строится шанхайский павильон Левона Айрапетова, вещь красивая и яркая, но типичный «аттракцион» (впрочем, наконец-то аттракцион! он очень неплохо смотрится в ряду павильонов других стран на той же Экспо-2010).

Итак, увы. Нового немного. Несмотря на обрушившуюся бедность всех больше интересует как переждать, перезимовать и поскорее вернуть себе гламур. «Дешевеющие» стройки превращаются не в разумный компромисс экономии и удобства, а в новую инкарнацию панельных домов, продаваемых недешево. С поиском оригинальных и недорогих решений, с индивидуальным проектированием социальных объектов – с вещами, старательно пропагандируемыми на прогрессивных выставках – дела обстоят пока никак. Ну что ж – перезимуем, видно будет, может быть, больше нового будет в новом году.

zooming
Зодчество-2009. Фотография http://rabid-worg.livejournal.com/
Зодчество-2009. Павильон Green House. Фрагмент экспозиции
Владимир Плоткин. Офис компании Аэрофлот. Фото: А. Народицкий
«Даниловский форт». Сергей Скуратов architects. Фотография: Ю.Пальмин
zooming
ABD architects. Торговый центр «Метрополис»
zooming
Левон Айрапетов и др. Проект павильона России на Экспо-2010. Вариант 1. Изображение с сайта www.paperteam.ru
zooming
Левон Айрапетов и др. Проект павильона России на Экспо-2010. Вариант 2. Изображение предоставлено авторами


30 Декабря 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.