Нюансы историзма

Когда видишь это здание, разместившееся по левую руку от легендарной Александринки, на фоне улицы Зодчего Росси, больше всего поражают две вещи. Странно, как это здание вообще удалось построить в столь знаковом месте исторического центра города. И удивительно, насколько точно Евгению Герасимову удалось «вжиться» в образ питерского историзма – получилось вполне достоверно, очень похоже на дворец какого-нибудь вельможи конца XIX века. Временами даже не верится, что дом построен сейчас, а не 120 лет раньше.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

mainImg

Архитектор:

Евгений Герасимов

Проект:

Гостиница на площади Островского
Россия, Санкт-Петербург, пл. Островского, д.2а

Авторский коллектив:

Архитекторы: Герасимов Е.Л., Петрова З.В., Бахорина И.Г., Манов О.В., Серебрякова Я.Е.
Конструкторы: Резниченко М.Я., Ильина Ю.И., Платонова Т.П., Антонов В.Ю., Пестова Е.Н., Рыжова С.В.
Инженеры: ООО «Архитектурно-проектная мастерская Ухова В.О.» Ухова Н.П.



2006 – 2008

Заказчик: ЗАО «Ренессанс»
Поставщик материалов:
Фирма «JUMA» («ЮМА»)
(Юрский мрамор).

Эпопея с реализацией проекта шестизвездочной гостиницы на площади Островского длилась более 14 лет. И, как часто водится за столь статусными площадками в самом что ни на есть историческом центре города, сугубо архитектурные проблемы объема и стиля здесь не раз и не два уступали место вопросам юридическим и финансовым. Гостиница построена на участке, который когда-то был частью сквера, прилегающего к Аничкову дворцу (Дворцу пионеров). В 1994-м году 0,3 га были выкуплены в частную собственность и затем на протяжении десяти лет с завидным постоянством перепродавались то одной девелоперской компании, то другой. Мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» была привлечена в качестве генпроектировщика с самого начала, а вот проект кардинально видоизменялся несколько раз, не устраивая то вновь пришедших заказчиков, то КГИОП.

Соглашаясь на проектирование ближайшего соседа Александринки, Евгений Герасимов хорошо понимал, на что идет. Впрочем, лучше всего за него это сформулировал заместитель председателя КГИОП Борис Кириков: «Что бы ни построили на этом месте – будет скандал». И громких разбирательств действительно хватило – до появления «Золотого купола» Доминика Перро петербургская пресса даже называла гостиницу «самым скандальным проектом в исторической части города». Герасимов, апологет тонкого, стильного и сдержанного неомодернизма, поначалу предложил вести с архитектурой Карла Росси диалог на современном языке. Первый вариант гостиницы –восьмиэтажное здание из серого неполированного камня с двумя верхними полностью остекленными этажами. У общественности он вызвал самую яростную критику, но КГИОП в итоге этот проект согласовал, и на площадке закипели подготовительные работы. Строители как раз заканчивали рыть котлован, когда на суету под боком у Александринского театра неожиданно обратили внимание депутаты Законодательного собрания. Среди них неожиданно оказалось предостаточно ценителей зодчества, и на имя губернатора Валентины Матвиенко было направлено открытое письмо, сообщающее, что гостиницы городу, конечно, нужны, но архитектурное решение данного конкретного отеля «неприемлемо». Самое забавное в этой истории, что на упрек народных избранников в итоге отреагировали не городские власти, и не уполномоченный ими КГИОП, а сами заказчики строительства. Как раз тогда (в июле 2005-го) договор на финансирование строительства отеля заключила индонезийская компания Sampoerna, которая и обратилась к архитектору с настоятельной просьбой переделать проект. Формально Герасимов мог ее отклонить, ибо на руках у него имелась индульгенция КГИОП, но архитектором вдруг овладел профессиональный азарт. Модернизм вам кажется недостойным Росси? – Ну, так получите историзм! И на площади появилось, по собственным словам авторов, «итальянское палаццо». Кроме того, для улучшения восприятия ансамбля Герасимов пожертвовал одним этажом, понизив высоту гостиницы с 30 до 27 метров.

Точного прототипа у здания нет – но его источники угадываются с легкостью: это флорентийские, вичентинские и римские дворцы начала XVI века. Их предшественники XV века были разделены на три горизонтальных яруса и покрыты рустом. Высокое Возрождение добавило к этой схеме пилястры или колонны между окнами, боковые выступы-ризалиты и скульптуру.

У палаццо Евгения Герасимова имеется и то, и другое, третье. Но от Ренессанса его отличает подчеркнутая сухость решения – тонкие линии, плоский руст. Она же приближает к историзму. Правда, в конце XIX века далеко не всегда так точно выдерживались правила суперпозиции ордеров. Здесь же все очень тщательно: нижний ярус грубый и «мужской», это обозначено выступающим рустом и фигурами атлантов; второй – ионический и «женский», что обозначено стоящими на балюстраде скульптурами и соответствующими капителями; третий ярус коринфский, то есть еще более «легкий», чем ионический. Четвертый ярус аттиковый; он сделан еще легче – остеклен, отодвинут от края и прикрыт рядом тонких и редких колонн. Эта часть дома выдает его современное происхождение, также как и его размер и переплеты окон.

В остальном здание очень близко к своему обобщенному прототипу – одной из ветвей историзма, «стилю ренессанс». Важно, что оно не подражает ампиру Карла Росси, хотя один из первых эскизов, действительно, выглядел похожим на гипотетический флигель Александринки. В конце концов авторы пошли по более надежному и «контекстуальному» пути: условно говоря, отступили от Росси лет примерно на сорок-пятьдесят и имитировали историческую застройку конца XIX века.
В это время в Петербурге строилось довольно-таки много зданий, похожих на ренессансные палаццо. Как правило, это были дворцы, иногда – доходные дома, сходство с палаццо считали подходящим для жилья. Заметим, что сейчас знаменитые прототипы – итальянские дворцы XV-XVI веков – нередко используются как гостиницы. Так что Евгений Герасимов довольно-таки точно «попал» в иконографию «исторической гостиницы». Словом, обращение к теме палаццо выглядит вполне логичным.

Но самое поразительное в здании на площади Островского не это. А – основательность погружения в избранную стилистику и качество исполнения каменных фасадов, резьбы карнизов и скульптуры. Историзм получился вполне достоверным. К тому же в ближайшее окружение Александринки составляют (помимо знаменитых Аничкова дворца и улицы Росси) здания конца XIX века – два ближайших дома решены, один в «русском» стиле, другой – все в том же «ренессансе». Гостиница Евгения Герасимова выглядит их современницей – совершенно серьезно, можно запросто ошибиться.

Сегодня на здании гостиницы еще нет вывески оператора (его по случаю кризиса продолжают подбирать), а внутри продолжаются отделочные работы. То тут, то там за витражным остеклением первого этажа мелькают рабочие, и, пожалуй, лишь это выдает истинный юный возраст постройки и то – только самым внимательным прохожим. Подавляющее же большинство людей на вопрос  «Когда было построено это здание?» - уверенно отвечает: «Давно». Псевдоисторические муляжи, как известно, такого впечатления не производят. Золотые зубы «ударной» реконструкции, как правило, видно за версту, и уж точно ей не под силу то, что удалось Евгению Герасимову с помощью тонкой игры в нюансы – новый объем уже воспринимается как неотъемлемая часть площади Островского.

Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
zooming
Панорама. Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Эскиз. Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Эскиз. Гостиница на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»


Архитектор:

Евгений Герасимов

Проект:

Гостиница на площади Островского
Россия, Санкт-Петербург, пл. Островского, д.2а

Авторский коллектив:

Архитекторы: Герасимов Е.Л., Петрова З.В., Бахорина И.Г., Манов О.В., Серебрякова Я.Е.
Конструкторы: Резниченко М.Я., Ильина Ю.И., Платонова Т.П., Антонов В.Ю., Пестова Е.Н., Рыжова С.В.
Инженеры: ООО «Архитектурно-проектная мастерская Ухова В.О.» Ухова Н.П.



2006 – 2008

Заказчик: ЗАО «Ренессанс»
Поставщик материалов:
Фирма «JUMA» («ЮМА»)
(Юрский мрамор).

25 Июня 2009

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.