Сказочное место

Гостиничный комплекс Kempinski в Нижнем Новгороде ярок и разнообразен. Его архитектурной образ насыщен цветом, орнаментом, и выстроен вокруг золотистого дерева с жар-птицей. Здесь несложно угадать пластическое размышление о специфике места – узорочного и ярмарочного. Таким – сказочно-красочным, город Нижний предстает по версии архитекторов SPeeCH

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

25 Февраля 2009
mainImg

Мастерская:

SPEECH

Проект:

Комплекс ′Kempinski Plaza′ в Нижнем Новгороде
Россия, Нижний Новгород

Авторский коллектив:
Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Штефан Шольц, Анна Дерябина

2008

Проект «Kempinski Plaza» на берегу Гребного канала в Нижнем Новгороде – это многофункциональный комплекс из четырех корпусов. Всего лишь один из них (правда, самый видный) предназначен для гостиницы, в еще одном – офисы и конференц-зал, и наконец два из четырех заняты апартаментами. Вполне актуальный расклад. Кроме того, место красивое и выгодное – с одной стороны канал, в другой парк, городские улицы рядом, но поодаль. И архитектурное решение современно – корпуса выстроены в плотный ряд, смело изогнутый по синусоиде, что обеспечивает инсоляцию и открывает красивые виды. Линия, составленная из зданий, одна, а фасады все разные – что позволяет разделить дома по функциям и разнообразить впечатление от комплекса, довольно-таки гигантского на фоне 5-6 этажной застройки ближайшей улицы.

Использованные здесь приемы знакомы по другим проектам SPeeCH – змеистый изгиб, полосатые каменные жалюзи, дерево во дворе, разнофасадность… А получаемый в итоге эффект совершенно непохож. Прежде всего, многообразие фасадов, известное по проектам застройки кварталов, здесь оказывается спрессованным на ощутимо меньшей территории. Если в «Садах культур» на Пятницком шоссе разнообразие внешности распределено поквартально и щедро разбавлено деревьями – то здесь корпуса гостиничного комплекса выстроены в одну ленту и вполне могут быть восприняты целиком. Это как если бы в английском парке времен Екатерины готический, китайский и избяной павильоны выстроились в ряд вдоль изгиба главной аллеи вместо того, чтобы прятаться на солидном отдалении друг от друга.

Правда, в проекте SPeeCH для Кемпински м имеем дело не с разностильем, а скорее – с разнообразием орнамента. Орнамент любим архитекторами в принципе: в большей или меньшей степени он присутствует в каждом проекте; этой же теме был посвящен и первый номер журнала ‘SPEECH:’. Однако в данном проекте активность орнамента неожиданно высока даже для этих авторов. Он как будто забыл свое место – это не украшение, не дополнение и даже не эфемерная картина, наложенная на здание. Где-то орнамент искажает перспективу, где-то вздыбливает поверхность, а мотивы сменяют друг друга с такой плотностью, что можно подумать – изгиб корпусов каким-то образом связан активностью и разнообразием фасадов.

Общее впечатление – пестрое и яркое, к нему неплохо подходит определение «сказочный». Эффект сказки поддержан золотистой скульптурой – деревом с жар-птицей – посреди фонтана на главном дворе. Дерево не впервые становится для SPeeCH смысловым ядром проекта. Только в офисном комплексе на Одесской это было живое дерево, а здесь – золотое, и напоминает оно механические забавы, которые дарили в XVII веке иностранные послы русским царям. Дерево важно, оно становится стержнем композиции, но – не дает ответов на все вопросы, в частности, не объясняет неожиданного буйства красок и рисунков.

Ответ же, по-видимому, лежит в контекстуальной, или, скажем так, геополитической плоскости. Т.е. причина – так называемый «гений места», герой популярный среди архитекторов вообще, а у SPeeCH получивший свою, особенную трактовку.
В комментарии к проекту авторы скупо обмолвились о том, что они использовали «приемы исторической застройки». Но сама по себе городская застройка не так уж и ярка (не намного красочней московской). А вот в истории культуры Нижнего Новгорода можно найти как минимум три «опорные точки».

Первая – XVII век, время безусловного расцвета торгового города Нижнего. И хотя сейчас здания XVII века в городе почти все белые, но недаром же архитектура этого столетия зовется «узорочьем». И – есть один знаменитый «открыточный» вид (его знают, наверное, все, кто был хоть раз в городе) – на котором странные шишковатые луковицы глав строгановской церкви Рождества красуются на фоне волжских просторов. Такие необычные, но без сомнения обращающие на себя внимание церковные главы вошли в моду на рубеже веков, на излете «нарышкинского стиля», были они и в Москве (например у церкви Владимирской Богоматери на Никольской) но больше всего они характерны для строгановских храмов. Что для нашей истории не так уж и важно, а существеннее другое – эти строгановские «шишки», только увеличенные раз примерно в 20, можно узнать в красноватых ромбовидных выступах, покрывающих фасад гостиницы.

Вторая тема – знаменитая нижегородская Макарьевская ярмарка, символ (и долгое время источник) процветания города. Ярмарка вещь по определению пестрая, и дело тут не в позднем здании промышленного XIX века, а в том образе, который преследует нас при упоминании этого слова. Ярмарка – нечто раблезианское, этакий съезд всего на свете, сплошное веселье, гигантский рог изобилия, в котором чем больше всяких разных и чем теснее, тем лучше. А так это карнавально-торговое счастье – символ Нижнего и значительная часть его жизни, то и образ города получает соответствующий оттенок. А еще надо сказать, что за 70 лет советской власти все русские ярмарки извели под корень целиком и полностью. То, что сейчас бывает – это либо провинциальные деловые выставки, либо муниципальные подделки под веселье. Но осталась сказка, в книгах и в кино – и как таковая, она даже более цветиста, ярка и привлекательна, чем реальность. Нижний – можно сказать, столица этой утраченной поволжской сказки.

И третья тема, столь нужная для круглого счета и кроме того самая близкая в формально-стилевом отношении – нижегородская архитектура 1990-х – начала 2000-х. Нижегородцы были первыми, кто попытался возродить сказку своего города, кто создал цветистый, немного доморощенный, но уютный, искренний и привлекательный поволжский образ. К концу 1990-х в столицах было мало тем для архитектурного разговора – все говорили о Нижнем. Ярковатый, по-хорошему самобытный дух нижегородской архитектуры подхватывает и Кемпински. Но только как будто бы умножает его на четыре (может быть, пропорционально увеличению размеров? – большинство нижегородских построек невелико…).

Таким образом, в яркости и разнообразии фасадов, равно и в скрепляющей их волшебной птице на дереве можно увидеть отражение как минимум трех нижегородских сказок. Очевидно, что SPeeCH таким образом ищет тему нижегородского Поволжья, также как раньше искал тему Москвы (ар-декошной, каменной). Нижний получается цветистым, сказочным. Здесь ощущается несколько иной подход к контексту, чем широко принятый среди наших современников. Ведь как обычно архитекторы (и согласователи) понимают контекст? Первый способ – визуального анализа. Это когда фотографируют панорамы и следят за тем, чтобы здание ниоткуда не торчало (хотя почему бы, к слову сказать, ему не быть заметным ниоткуда?). Это способ спрятать здание, условно говоря, отрезав ему голову. Второй способ – назовем его мимикрией – тоже очень визуальный по сути. Авторы смотрят на ближайшее окружение и делают новый дом такого же цвета, фактуры и проч. Другие (менее поверхностные) способы размышления о контексте тоже есть, о некоторых из них мы писали – можно, например, вдохновится ближайшим известным памятником архитектуры, градостроительными доминантами окружения… Ну и т.п.

Способ размышления о контексте, характерный для SPeeCH, можно определить как историко-культурный. Вместо того, чтобы прикинуться похожими на гения места, архитекторы делают попытку заговорить с ним и выяснить – кто же он такой. Результатом становится архитектурное размышление о смысле места – какое оно, откуда и почему такое, когда таким стало – своего рода воплощенное эссе, которое – как следствие – любопытно анализировать, как может быть интересно читать рассказ краеведа. Таким образом московский центр становится византийским, сталинский город – каменно-классическим, а пригород превращается в парк, наполненный культурными реминисценциями. Вот и для Поволжья придуман образ – «сказочный».

Двор
Вид с птичьего полета
Вход в гостиницу
Интерьер
Фасады
Церковь Рождества (Строгановская) в Нижнем Новгороде. Фотография Юлии Тарабариной
Церковь Рождества (Строгановская) в Нижнем Новгороде. Главы с крестами. Фотография Юлии Тарабариной
Мастерплан
План 1 этажа
План 2 этажа
План типового этажа
zooming
Продольный разрез
zooming
Поперечный разрез


Мастерская:

SPEECH

Проект:

Комплекс ′Kempinski Plaza′ в Нижнем Новгороде
Россия, Нижний Новгород

Авторский коллектив:
Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Штефан Шольц, Анна Дерябина

2008

25 Февраля 2009

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.