Д.С. Хмельницкий

Автор текста:
Д.С. Хмельницкий

Эпоха несвободы. К спорам о качестве сталинской архитектуры

«Условное разделение истории архитектуры СССР на периоды ни в коем случае не говорит о том, что один период был кардинально лучше или хуже другого»

Эта формулировка, прозвучавшая в дискуссии о сталинской архитектуре на сайте ru_sovarch,  заслуживает обсуждения. Имеется в виду, что сталинская архитектура не лучше и не хуже того, что было до и после нее. И того, что было в то же самое время вне ее – за границей СССР. В разных вариантах эта мысль озвучивается очень часто, в том числе, точнее, даже в первую очередь, в кругах историков советской архитектуры. За ней стоит любовь к сталинской архитектуре, уважение к сталинским архитекторам и желание не допустить выделения всего этого явления в некую обособленную, обнесенную красными флажками зону «тоталитарного искусства». Туда, где единственным аналогом и соседом сталинского зодчества окажется уже давно и однозначно скомпрометированное нацистское зодчество.
Желание понятное, не понятна логика.
Для начала надо определить критерии. Что значит в данном случае «лучше или хуже»? То, что бывают периоды художественного расцвета и художественного упадка – не новость. Не все эпохи в художественном смысле равнозначны, это очевидно и не нуждается в доказательствах.
Другое дело, что искусство, в отличие от науки и техники, не развивается, а меняется. Художественный опыт все время накапливается и позволяет со временем все лучше и шире оценивать художественные явления. То есть, рост художественного опыта означает развитие искусствоведения. Но не искусства. Никакой художественный опыт не позволяет выходить на более высокий качественный уровень в художественной практике. Наоборот, чем больше художник знает, тем труднее ему, как правило, внутренне освободиться от чужого влияния. А внутренняя свобода и непосредственность в работе с материалом и формой – ключевые предпосылки для успеха в любом художественном творчестве. Потому очень яркие и значительные художественные явления часто возникают в первобытных обществах или отсталых с точки зрения европейской культуры цивилизациях. Отсюда невероятное большое значение, которое в европейской культуре заслуженно придается африканскому искусству, средневековому японскому или китайскому. Или искусству древней Греции. И вообще тому, что сегодня называется наивным искусством, то есть, фактически, фольклорным, основанным не на техническом умении как таковом, а на непосредственности художественного восприятия.
 В этом смысле пещерные росписи не лучше и не хуже искусства развитых цивилизаций, они другие. Но в рамках одной художественной культуры взлеты и падения – абсолютно естественная вещь.
****
Эпоха сталинской архитектуры представляется безусловным художественным упадком. Точнее - провалом, катастрофой. Художественный упадок – естественное понятие, а катастрофа вызывается, как правило, внешними обстоятельствами.
Советская художественная катастрофа стала следствием тотального запрета сталинского режима на самостоятельное творчество и на независимые от цензуры убеждения. С обществом, в котором художественная независимость уже стала нормой, проделать нечто подобное можно только с помощью насилия. Для культурного и художественного общества такое насилие всегда и без исключений имеет фатальные последствия. Когда все художники по принуждению становятся эпигонами того или иного казенного стиля, художественный (и культурный) уровень их продукции резко падает.
 При этом в наихудшем положении оказываются люди от природы предрасположенные к самостоятельному творчеству. В наилучшем же те, кто, опять же от природы, склонен к эпигонству и подчинению. Последние в состоянии в условиях несвободы добиваться относительно приемлемых результатов. Но выйти за рамки стилистического эпигонства они, естественно, даже в лучших своих вещах не могут.
Поскольку Сталин приказным образом ввел в архитектуру некую условную неоклассику, то именно изначальные эпигоны неоклассики – напр., Жолтовский с учениками, Щуко с Гельфрейхом и пр. – добивались относительно непротивных результатов на общем фоне. Природному классицисту, но не эпигону, Ивану Фомину пришлось уже гораздо хуже. А самые крупные советские архитекторы предшествующей эпохи – Веснины, Гинзбург, Мельников, Леонидов,– вообще оказались, несмотря на очевидные старания и исходное классическое образование старшего поколения, не в состоянии вписаться в новую эпоху в художественном смысле. Одни вышли из игры, другие, прекратив творческую деятельность, превратились в чиновников, хотя иногда и очень высокопоставленных.
Уровень конкурсных работ середины 1930-х годов наиболее известных советских архитекторов предшествующего десятилетия - братьев Весниных, Гинзбурга, Мельникова и пр. - катастрофичен. Они, как правило, безуспешно пытаются приспособиться к новым требованиям, не уступая им полностью. Эти работы (напр., Наркомтяжпром и второй дом советов в Москве Весниных, проект советского павильона на Всемирной выставке в Нью-Йорке Гинзбурга, Наркомтяжпром Мельникова и др.) обычно бессмысленны со всех точек зрения - и с точки зрения их собственной прежней архитектуры, и с точки зрения новых требований. Их менее талантливые и склонные к послушанию коллеги часто объективно выступали гораздо успешнее. Это закон природы, и не только в архитектуре. Чем ярче способности, тем труднее их насильственная ломка и тем печальнее результаты.
Лучшими, то есть наиболее культурными и органичными советскими архитекторами сталинской неоклассической эпохи с полным правом можно считать группу более или менее убежденных неоклассических стилизаторов - Жолтовского, Гольца, Захарова, позднего Илью Голосова... Они были лучшими среди множества других советских эпигонов неоклассики. Но только среди них.
Эпоха сталинской архитектуры в целом была эпохой подцензурного стилистического эпигонства. Выход за его пределы был запрещен. Границы допустимого жестко устанавливались начальством. И уже поэтому сталинская эпоха была намного хуже, (буквально - некачественней) и предшествующей советской художественной культуры 20-х годов, и того что в это время происходило заграницей, в Европе и Америке. Эпоху сталинского принудительного ампира, сменила еще более унылая эпоха принудительного эпигонского модернизма. Смена казенного стиля при полном сохранении цензурного аппарата и государственной организации профессии никак не могла повысить художественное качество исходной продукции.
О социальном качестве и социальных задачах сталинской архитектуры и говорить не приходится. В этом смысле западные и сталинские архитекторы даже не были коллегами. Но это другая тема.
Специфика советской культуры состоит в еще и в том, что элементарная зависимость между художественной свободой и художественным уровнем, по естественным причинам мало кем осознававшаяся в сталинское время, не очень очевидна в постсоветской профессиональной среде и через много лет после формального развала советской системы. Чему свидетельство - приведенная в начале статьи цитата.

01 Октября 2007

Д.С. Хмельницкий

Автор текста:

Д.С. Хмельницкий
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Технологии и материалы
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых, АБ «Артполис», стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Пресса: Как государство стало утопией. Григорий Ревзин о Платоне...
Платон не создавал утопии. Три диалога Платона — «Государство», «Политик» и «Законы» — это общая философия государства, а вовсе не утопии, философия, без которой невозможна европейская теория власти. Но представить историю утопии без Платона тоже не получается. Луис Мамфорд в своей истории утопии написал, что платоническое государство целиком основано на идеалах спартанской казармы, в этом смысле можно сказать, что все утописты вышли из шинели Платона.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.