Неоплачиваемые стажировки: равноценный обмен времени на опыт или все-таки рабский труд?

Практика использования в «звездных» бюро бесплатной рабочей силы в форме стажировок вновь стала предметом обсуждения. Под огонь критики попали Алехандро Аравена, Дзюнья Исигами, Со Фудзимото.

Автор текста:
Алина Измайлова

mainImg
Архитектурное бюро Elemental, которым руководит обладатель Притцкеровской премии Алехандро Аравена, больше не будет брать на работу – без зарплаты – стажеров. Чилийская мастерская, которая известна своими социально ориентированными проектами и новаторскими решениями для доступного жилья, объяснила, что пошла на это, чтобы защитить свою профессиональную репутацию. Решение было принято после скандала, связанного с «эксплуатацией бесплатной рабочей силы».

Все началось с того, что дизайнер и художник Адам Натаниэль Фурман решил привлечь общественное внимание к проблеме неоплачиваемых стажировок и запустил в Instagram кампанию #archislavery. Мастерская Elemental была названа в числе первых «недобросовестных» бюро, практикующих культуру бесплатного труда.
Алехандро Аравена на встрече с президентом Чили Мишель Бачелет в 2015
Фото: Gobierno de Chile. Лицензия Attribution 2.0 Generic (CC BY 2.0)

Веб-сайт Dezeen направил в бюро Аравены официальный запрос и опубликовал ответ архитекторов. В нем подробно изложены причины, по которым Elemental нанимала таких стажеров. Практиковать работу со студентами чилийские архитекторы начали еще в 2003 – когда организовали конкурс проектов социального жилья. Победителям они оплатили перелет, проживание и питание и посчитали подобное взаимодействие «справедливым обменом времени на опыт». Финалистам нужно было прожить 4 месяца в Чили: за этот срок, как предполагалось, профессионалы успеют передать знания стажерам. Кроме того, время требовалось на разработку рабочего языка.

«Мы знали, что не можем себе позволить платить стажерам, поэтому предлагали кандидатам подать заявку на получение стипендии в их стране. Многие студенты приезжали с грантами», – объясняют в письме Алехандро Аравена и его коллеги. За все годы по этим условиям у них побывало более 150 практикантов. Бюро отметило, что в 2015 даже провело опрос среди поработавшей у них молодежи, чтобы те рассказали, насколько им понравилось работать в бюро и что они хотели бы изменить. По итогам исследования, архитекторы набрали 8 баллов из 10 и внесли некоторые улучшения в рабочий процесс. Изменения коснулись в основном страховки, еды и организации рабочего пространства.
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
© Junya Ishigami + Associates

Еще одной мишенью кампании Фурмана стал 44-летний японский архитектор Дзюнья Исигами. Причиной стали обнародованные условия участия в проектировании летнего павильона для лондонской галереи «Серпентайн». Напомним, что в этом году лондонская галерея заказала традиционную летнюю постройку именно у Исигами. Выяснилось, что стажировка не оплачивается, а соискатели должны приносить в офис собственные ноутбуки с предустановленным ПО. Рабочая неделя длится с понедельника по субботу, с 11 утра до полуночи. Также в электронном письме говорится, что студия не помогает иностранным кандидатам с получением японской визы. Студент, который претендовал на место «интерна», признался британскому журналу Architects’ Journal, что после того как получил ответ от Junya Ishigami + Associates, «понял, насколько это вздорные условия». «Я не могу себе это позволить, учитывая, что Токио это совсем не дешевое место для жизни», – пояснил несостоявшийся стажер AJ.
zooming
Летний павильон галереи Серпентайн 2013 © Sou Fujimoto Architects

Похожая история случилась в 2013 с другим японским архитектором, автором летнего павильона для «Серпентайн» Со Фудзимото. Тогда он открыто поделился с журналистами собственным опытом использования неоплачиваемого труда и назвал такое взаимодействие «отличной возможностью для обеих сторон». Фудзимото рассказал, что в Японии широко распространена практика «открытых рабочих столов» (open desk), когда студенты и выпускники вузов бесплатно работают от трех до шести месяцев – просто чтобы получить опыт. Архитектурные фирмы регулярно задействуют таких стажеров при изготовлении макетов и подготовке чертежей.

Однако то, что в Японии считается обычным делом, в Великобритании – против правил. Королевский институт британских архитекторов (RIBA) еще в 2011 объявил неоплачиваемые стажировки вне закона. Британские архитектурные бюро должны предоставлять студентам, проходящим практику, компенсацию в размере хотя бы официальной минимальной оплаты труда. Фудзимото тогда удалось избежать серьезной критики, а Исигами не повезло. Ему придется заплатить всем, кто работал и работает над проектом для «Серпентайн», на этом настояла сама галерея, очевидно, под давлением общественности, так как сначала представители учреждения заявили, что были не в курсе ситуации. Президент RIBA Бен Дербишир говорит, что «испытал шок», когда узнал, что мастерские занимаются поиском бесплатных стажеров, и добавил, что институт «крайне осуждает эксплуатацию студентов таким образом».

В комментариях под публикациями, посвященными этим передрягам, высказывались нынешние студенты и уже состоявшиеся специалисты. Ответы читателей в основном сводятся к одному: любой труд должен быть оплачен, тем более что часто практиканты совсем не неумелые новичики, а могут даже дать фору нанимателям, поскольку обладают ценными знаниями и лучше разбираются в технологиях. Кто-то называет поведение архитектурных «звезд» свинством и говорит, что не стоит нанимать стажеров, если нет денег им заплатить.

Некоторые комментаторы напомнили, что образование архитектора как было так и остается чрезвычайно дорогим и элитарным, в первую очередь – в развивающихся странах, к примеру, в том же Чили. Мало кто может себе позволить учебу без поддержки богатых покровителей – в их роли обычно выступают родители. Один из читателей Jon написал, что на такого рода стажировки соглашаются те, для кого деньги не важны. «Они могут позволить себе работать бесплатно, поскольку у них есть обеспеченные родители. Те, кому самому нужно себя содержать, не могут пойти на подобный риск, в результате чего оказываются в невыгодном положении на протяжении всей своей карьеры», – объясняет читатель Dezeen.

С ним соглашается девушка с ником shelikesbacon: «Если стажировки не оплачиваются, то участвовать в них могут только дети с хорошей финансовой поддержкой, которая готовит их к более высокооплачиваемой работе». Так еще больше увеличивается разрыв между бедными студентами и их более удачливыми однокашниками. «Перестаньте вести себя так, словно войти в вашу студию – большая честь для молодого студента или ваше присутствие – благословение для них», – обращается Ali к мастерским.

Но есть и те, кто поддерживает известные бюро, подчеркивая, что у молодежи всегда есть выбор и они вольны не соглашаться на те условия, которые им не по нраву. «Если говорить честно, гораздо эффективнее сделать работу самому, нежели обучать стажеров», – уверена читательница Hwa Yeong Lee.

Daniel пишет, что профессия архитектора в принципе жестока и неоплаченная работа – участь не только стажеров. Фирмы вообще «чрезмерно вами злоупотребляют <...> дедлайны требуют [отдавать труду] все ваше время, это не работа с девяти до пяти», – поясняет Daniel. «За многими громкими именами стоит несчетное число [рядовых] профессионалов, выполняющих большую часть работы. Им сильно недоплачивают, они постоянно перерабатывают и не получают должного признания за свой труд. Здание, которое тебе нравится, построил Норман Фостер? Скорее всего, это даже не его идея», – подытоживает читатель.

10 Апреля 2019

Автор текста:

Алина Измайлова
comments powered by HyperComments
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.