Неоплачиваемые стажировки: равноценный обмен времени на опыт или все-таки рабский труд?

Практика использования в «звездных» бюро бесплатной рабочей силы в форме стажировок вновь стала предметом обсуждения. Под огонь критики попали Алехандро Аравена, Дзюнья Исигами, Со Фудзимото.

Автор текста:
Алина Измайлова

mainImg
Архитектурное бюро Elemental, которым руководит обладатель Притцкеровской премии Алехандро Аравена, больше не будет брать на работу – без зарплаты – стажеров. Чилийская мастерская, которая известна своими социально ориентированными проектами и новаторскими решениями для доступного жилья, объяснила, что пошла на это, чтобы защитить свою профессиональную репутацию. Решение было принято после скандала, связанного с «эксплуатацией бесплатной рабочей силы».

Все началось с того, что дизайнер и художник Адам Натаниэль Фурман решил привлечь общественное внимание к проблеме неоплачиваемых стажировок и запустил в Instagram кампанию #archislavery. Мастерская Elemental была названа в числе первых «недобросовестных» бюро, практикующих культуру бесплатного труда.
Алехандро Аравена на встрече с президентом Чили Мишель Бачелет в 2015
Фото: Gobierno de Chile. Лицензия Attribution 2.0 Generic (CC BY 2.0)

Веб-сайт Dezeen направил в бюро Аравены официальный запрос и опубликовал ответ архитекторов. В нем подробно изложены причины, по которым Elemental нанимала таких стажеров. Практиковать работу со студентами чилийские архитекторы начали еще в 2003 – когда организовали конкурс проектов социального жилья. Победителям они оплатили перелет, проживание и питание и посчитали подобное взаимодействие «справедливым обменом времени на опыт». Финалистам нужно было прожить 4 месяца в Чили: за этот срок, как предполагалось, профессионалы успеют передать знания стажерам. Кроме того, время требовалось на разработку рабочего языка.

«Мы знали, что не можем себе позволить платить стажерам, поэтому предлагали кандидатам подать заявку на получение стипендии в их стране. Многие студенты приезжали с грантами», – объясняют в письме Алехандро Аравена и его коллеги. За все годы по этим условиям у них побывало более 150 практикантов. Бюро отметило, что в 2015 даже провело опрос среди поработавшей у них молодежи, чтобы те рассказали, насколько им понравилось работать в бюро и что они хотели бы изменить. По итогам исследования, архитекторы набрали 8 баллов из 10 и внесли некоторые улучшения в рабочий процесс. Изменения коснулись в основном страховки, еды и организации рабочего пространства.
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
© Junya Ishigami + Associates

Еще одной мишенью кампании Фурмана стал 44-летний японский архитектор Дзюнья Исигами. Причиной стали обнародованные условия участия в проектировании летнего павильона для лондонской галереи «Серпентайн». Напомним, что в этом году лондонская галерея заказала традиционную летнюю постройку именно у Исигами. Выяснилось, что стажировка не оплачивается, а соискатели должны приносить в офис собственные ноутбуки с предустановленным ПО. Рабочая неделя длится с понедельника по субботу, с 11 утра до полуночи. Также в электронном письме говорится, что студия не помогает иностранным кандидатам с получением японской визы. Студент, который претендовал на место «интерна», признался британскому журналу Architects’ Journal, что после того как получил ответ от Junya Ishigami + Associates, «понял, насколько это вздорные условия». «Я не могу себе это позволить, учитывая, что Токио это совсем не дешевое место для жизни», – пояснил несостоявшийся стажер AJ.
zooming
Летний павильон галереи Серпентайн 2013 © Sou Fujimoto Architects

Похожая история случилась в 2013 с другим японским архитектором, автором летнего павильона для «Серпентайн» Со Фудзимото. Тогда он открыто поделился с журналистами собственным опытом использования неоплачиваемого труда и назвал такое взаимодействие «отличной возможностью для обеих сторон». Фудзимото рассказал, что в Японии широко распространена практика «открытых рабочих столов» (open desk), когда студенты и выпускники вузов бесплатно работают от трех до шести месяцев – просто чтобы получить опыт. Архитектурные фирмы регулярно задействуют таких стажеров при изготовлении макетов и подготовке чертежей.

Однако то, что в Японии считается обычным делом, в Великобритании – против правил. Королевский институт британских архитекторов (RIBA) еще в 2011 объявил неоплачиваемые стажировки вне закона. Британские архитектурные бюро должны предоставлять студентам, проходящим практику, компенсацию в размере хотя бы официальной минимальной оплаты труда. Фудзимото тогда удалось избежать серьезной критики, а Исигами не повезло. Ему придется заплатить всем, кто работал и работает над проектом для «Серпентайн», на этом настояла сама галерея, очевидно, под давлением общественности, так как сначала представители учреждения заявили, что были не в курсе ситуации. Президент RIBA Бен Дербишир говорит, что «испытал шок», когда узнал, что мастерские занимаются поиском бесплатных стажеров, и добавил, что институт «крайне осуждает эксплуатацию студентов таким образом».

В комментариях под публикациями, посвященными этим передрягам, высказывались нынешние студенты и уже состоявшиеся специалисты. Ответы читателей в основном сводятся к одному: любой труд должен быть оплачен, тем более что часто практиканты совсем не неумелые новичики, а могут даже дать фору нанимателям, поскольку обладают ценными знаниями и лучше разбираются в технологиях. Кто-то называет поведение архитектурных «звезд» свинством и говорит, что не стоит нанимать стажеров, если нет денег им заплатить.

Некоторые комментаторы напомнили, что образование архитектора как было так и остается чрезвычайно дорогим и элитарным, в первую очередь – в развивающихся странах, к примеру, в том же Чили. Мало кто может себе позволить учебу без поддержки богатых покровителей – в их роли обычно выступают родители. Один из читателей Jon написал, что на такого рода стажировки соглашаются те, для кого деньги не важны. «Они могут позволить себе работать бесплатно, поскольку у них есть обеспеченные родители. Те, кому самому нужно себя содержать, не могут пойти на подобный риск, в результате чего оказываются в невыгодном положении на протяжении всей своей карьеры», – объясняет читатель Dezeen.

С ним соглашается девушка с ником shelikesbacon: «Если стажировки не оплачиваются, то участвовать в них могут только дети с хорошей финансовой поддержкой, которая готовит их к более высокооплачиваемой работе». Так еще больше увеличивается разрыв между бедными студентами и их более удачливыми однокашниками. «Перестаньте вести себя так, словно войти в вашу студию – большая честь для молодого студента или ваше присутствие – благословение для них», – обращается Ali к мастерским.

Но есть и те, кто поддерживает известные бюро, подчеркивая, что у молодежи всегда есть выбор и они вольны не соглашаться на те условия, которые им не по нраву. «Если говорить честно, гораздо эффективнее сделать работу самому, нежели обучать стажеров», – уверена читательница Hwa Yeong Lee.

Daniel пишет, что профессия архитектора в принципе жестока и неоплаченная работа – участь не только стажеров. Фирмы вообще «чрезмерно вами злоупотребляют <...> дедлайны требуют [отдавать труду] все ваше время, это не работа с девяти до пяти», – поясняет Daniel. «За многими громкими именами стоит несчетное число [рядовых] профессионалов, выполняющих большую часть работы. Им сильно недоплачивают, они постоянно перерабатывают и не получают должного признания за свой труд. Здание, которое тебе нравится, построил Норман Фостер? Скорее всего, это даже не его идея», – подытоживает читатель.

10 Апреля 2019

Автор текста:

Алина Измайлова
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.