МАРШ: Переосмысление гравитации

Размышления о жизни, смерти, пустоте, покое и всевозможных границах – в магистерских работах студии Rethinking gravitation, 2018/2019 учебный год. Руководители Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.

mainImg
Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
руководители студии «Переосмлысление гравитации»:

«В магистратуре МАРШ традиционно существует студия, посвященная переосмыслению фундаментальных тем архитектуры: в этом году студенты размышляли о гравитации (а в прошлом – о материальности, прим. ред.) Участников интересовали все уровни и формы взаимосвязи архитектуры и гравитации – от космогонических теорий до нанотехнологии, от монументальной тяжести до левитации, от реальных объектов до символических нарративов.

Из всех видов человеческой деятельности более всего с гравитацией связаны строительство и архитектура. Гравитация – это и проклятие архитектуры, и постоянный вызов. Это сила, грозящая всё построенное разрушить, согнуть и опрокинуть. Но в то же время именно гравитация обеспечивает стабильность построек: только благодаря силе тяжести здания стоят на земле, а колонны и стены, арки и купола могут существовать.

Гравитация и ее разнообразные проявления рассматривались с точки зрения физики и других точных наук, включая статику сооружений, сопротивление материалов, теоретическую механику, строительную физику, геологию. В тоже время особое внимание уделялось поэтике гравитации, воспеванию тяжести и ее преодоления.
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ

Студия начала свою работу с натурных исследований в Пскове, архитектура которого отличается особенным отношением к тяжести. Затем студенты выполнили ряд проектных упражнений на тему гравитации в разных жанрах, как архитектурных, так и перформативных.

После архитектурного анализа выдающихся зданий, а также аналитических и проектных опытов каждый из студентов составил авторский Манифест, касающийся взаимоотношений архитектуры и гравитации. Опираясь на положения Манифеста, студенты определили тему и участок проекта, который затем последовательно разрабатывали».
***
 
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске
Александр Казаченко
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Александр Казаченко выбрал для своего проекта ядерный полигон, расположенный в 130 км от Семипалатинска на берегу реки Иртыш. На полигоне было проведено около 500 ядерных взрывов, в том числе испытана первая советская атомная бомба, проводились эксперименты. Чтобы сохранить память о ранах земли и неба, которые оставил полигон, Александр решил создать Музей ядерных испытаний.

Музей получился линейным и длинным – в полтора километра. Именно на таком расстоянии от эпицентра взрыва у человека есть шанс выжить, если он находится в надежном укрытии. Путь через экспозицию занимает около часа, за это время посетитель познает взрыв «изнутри».

Сценарий меняется примерно каждые три минуты: за полной темнотой – вспышка света, после тревожной тишины – гул, который постепенно усиливается до тревожной сирены, в следующий момент чувства захватывают поток сильного воздуха и ударная звуковая волна, затем пошагово запускается принудительная вентиляция. После таких эффектов комната со степными тюльпанами – число их равно количеству жертв первых испытаний – способна подвести к катарсису. Конец маршрута – видовая точка над ядерным кратером: радиационный фон там все еще велик, никаким иным способом добраться сюда нельзя. Человек видит кратер и опаленную землю через толстое стекло.
  • zooming
    1 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Возвращается посетитель по верхнему этажу. Перед его глазами – бескрайняя степь, а в голове – мысли о пройденном пути.
***

Рыбацкий дом во Владивостоке
Николай Югай
Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Николай Югай выбрал для проекта родной Владивосток, твердо решив, что не будет внедряться в сухопутную часть компактного города, но и не будет выходить за его пределы. Соединив это намерение с излюбленной горожанами рыбалкой понял, что будет проектировать Рыбацкий дом на воде: место для «русской медитации», небольшое общественное пространство для тех, кто в нем нуждается. В доме есть печь, обеденная и кухонная зоны и коптильня.

Учитывая, что открытое Японское море непредсказуемо, автор решил взять сторону спокойной бухты Россета в Амурском заливе. Бухта расположена недалеко от центра Владивостока, в районе Эгершельда и маяка, до нее нетрудно добраться.

Дерево как материал навело автора на мысль о средневековых кораблях: этот образ существенно повлиял на облик Рыбацкого дома. Для своего объекта Николай использовал сосну и дуб.
  • zooming
    1 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    10 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Основной задачей было связать объект с планетарным масштабом, проявить Рыбацкий дом на границе двух материй – внешней (воздуха) и внутренней (воды). Тело Рыбацкого дома представляет собой «зависший» в системе координат евклидовой геометрии случайный фрагмент, который вписан в клетку с равным шагом. Тело в водной материи зафиксировано тремя якорями, отчего создается ощущение, что оно пытается то оторваться, то погрузиться на дно.
***

Кладбище в Кахетии
Вероника Давиташвили
Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Вероника Давиташвили пришла к выводу, что жизнь – это преодоление гравитации, а смерть – подчинение ей: как только тело перестает сопротивляться, оно уходит под землю. Темой проекта стало подчинение гравитации.

Автор рассматривает кладбище как живой организм, который расширяется и увеличивается по мере необходимости. Проект – это костяк, который может и должен развиваться и достраиваться вниз по склону. Он состоит из нескольких террас, соединенных пандусами, расположение которых подчинено рельефу. Также здесь есть часовни, залы для прощания, места для захоронения, био-крематории (ресоматоры) и колумбарии, фамильные склепы. Здания построены из туфовых блоков и имеют аскетичные интерьеры с каменной мебелью. Кладбище ориентировано по сторонам света: основная ось движения расположена по сторонам север–юг, а апсида часовни развернута на восток.
  • zooming
    1 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Благодаря небольшому отверстию в часовне – ключевом месте прощания – происходит постоянная игра света и тени: в первой половине дня падающий луч образует небольшую проекцию креста на постаменте, а во второй половине дня через отверстие проходит узкий исчезающий луч.
***

Городская лаборатория
Юлия Белозерцева
Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Обнинск – первый наукоград России. Такой статус он получил в 1956 году, а до этого существовал как поселок, возникший на месте нескольких дворянских усадеб. Об этих периодах напоминают две оси: пейзажная (природная) – ось неточностей и сдвижек, и городская – ось рациональных решений и планирования.

В период оттепели Обнинск активно застраивали НИИ и жильем, а после распада СССР он превратился в город с убывающей функцией. Прежние признаки эпохи научных открытий и экспериментов стерлись – город потерял связь со своим прошлым.

В проекте новый вектор развития задает Городская междисциплинарная лаборатория. В противовес закрытым лабораториям советского периода она становится открытым культурным центром. Здесь происходит активный обмен знаниями между специалистами, вовлечены и горожане: они могут приходить, чтобы узнавать новости из мира науки, участвовать в воркшопах, наблюдать работу ученых.
  • zooming
    1 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Лаборатория вырастает на фундаменте недостроенного торгового центра, на пересечении прошлого и будущего города. Из-за расположенных рядом ручья и прудов здание не может сохранять привычную модернистскую форму, которая игнорирует окружение. Руководствуясь этими размышлениями, автор разработала сетку со «сдвижками», которая и определила характер здания. Ландшафт и архитектура становятся равноправными.
***
 


03 Октября 2019

comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурное образование

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.