МАРШ: Переосмысление гравитации

Размышления о жизни, смерти, пустоте, покое и всевозможных границах – в магистерских работах студии Rethinking gravitation, 2018/2019 учебный год. Руководители Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.

mainImg
Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
руководители студии «Переосмлысление гравитации»:

«В магистратуре МАРШ традиционно существует студия, посвященная переосмыслению фундаментальных тем архитектуры: в этом году студенты размышляли о гравитации (а в прошлом – о материальности, прим. ред.) Участников интересовали все уровни и формы взаимосвязи архитектуры и гравитации – от космогонических теорий до нанотехнологии, от монументальной тяжести до левитации, от реальных объектов до символических нарративов.

Из всех видов человеческой деятельности более всего с гравитацией связаны строительство и архитектура. Гравитация – это и проклятие архитектуры, и постоянный вызов. Это сила, грозящая всё построенное разрушить, согнуть и опрокинуть. Но в то же время именно гравитация обеспечивает стабильность построек: только благодаря силе тяжести здания стоят на земле, а колонны и стены, арки и купола могут существовать.

Гравитация и ее разнообразные проявления рассматривались с точки зрения физики и других точных наук, включая статику сооружений, сопротивление материалов, теоретическую механику, строительную физику, геологию. В тоже время особое внимание уделялось поэтике гравитации, воспеванию тяжести и ее преодоления.
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ

Студия начала свою работу с натурных исследований в Пскове, архитектура которого отличается особенным отношением к тяжести. Затем студенты выполнили ряд проектных упражнений на тему гравитации в разных жанрах, как архитектурных, так и перформативных.

После архитектурного анализа выдающихся зданий, а также аналитических и проектных опытов каждый из студентов составил авторский Манифест, касающийся взаимоотношений архитектуры и гравитации. Опираясь на положения Манифеста, студенты определили тему и участок проекта, который затем последовательно разрабатывали».
***
 
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске
Александр Казаченко
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Александр Казаченко выбрал для своего проекта ядерный полигон, расположенный в 130 км от Семипалатинска на берегу реки Иртыш. На полигоне было проведено около 500 ядерных взрывов, в том числе испытана первая советская атомная бомба, проводились эксперименты. Чтобы сохранить память о ранах земли и неба, которые оставил полигон, Александр решил создать Музей ядерных испытаний.

Музей получился линейным и длинным – в полтора километра. Именно на таком расстоянии от эпицентра взрыва у человека есть шанс выжить, если он находится в надежном укрытии. Путь через экспозицию занимает около часа, за это время посетитель познает взрыв «изнутри».

Сценарий меняется примерно каждые три минуты: за полной темнотой – вспышка света, после тревожной тишины – гул, который постепенно усиливается до тревожной сирены, в следующий момент чувства захватывают поток сильного воздуха и ударная звуковая волна, затем пошагово запускается принудительная вентиляция. После таких эффектов комната со степными тюльпанами – число их равно количеству жертв первых испытаний – способна подвести к катарсису. Конец маршрута – видовая точка над ядерным кратером: радиационный фон там все еще велик, никаким иным способом добраться сюда нельзя. Человек видит кратер и опаленную землю через толстое стекло.
  • zooming
    1 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Возвращается посетитель по верхнему этажу. Перед его глазами – бескрайняя степь, а в голове – мысли о пройденном пути.
***

Рыбацкий дом во Владивостоке
Николай Югай
Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Николай Югай выбрал для проекта родной Владивосток, твердо решив, что не будет внедряться в сухопутную часть компактного города, но и не будет выходить за его пределы. Соединив это намерение с излюбленной горожанами рыбалкой понял, что будет проектировать Рыбацкий дом на воде: место для «русской медитации», небольшое общественное пространство для тех, кто в нем нуждается. В доме есть печь, обеденная и кухонная зоны и коптильня.

Учитывая, что открытое Японское море непредсказуемо, автор решил взять сторону спокойной бухты Россета в Амурском заливе. Бухта расположена недалеко от центра Владивостока, в районе Эгершельда и маяка, до нее нетрудно добраться.

Дерево как материал навело автора на мысль о средневековых кораблях: этот образ существенно повлиял на облик Рыбацкого дома. Для своего объекта Николай использовал сосну и дуб.
  • zooming
    1 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    10 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Основной задачей было связать объект с планетарным масштабом, проявить Рыбацкий дом на границе двух материй – внешней (воздуха) и внутренней (воды). Тело Рыбацкого дома представляет собой «зависший» в системе координат евклидовой геометрии случайный фрагмент, который вписан в клетку с равным шагом. Тело в водной материи зафиксировано тремя якорями, отчего создается ощущение, что оно пытается то оторваться, то погрузиться на дно.
***

Кладбище в Кахетии
Вероника Давиташвили
Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Вероника Давиташвили пришла к выводу, что жизнь – это преодоление гравитации, а смерть – подчинение ей: как только тело перестает сопротивляться, оно уходит под землю. Темой проекта стало подчинение гравитации.

Автор рассматривает кладбище как живой организм, который расширяется и увеличивается по мере необходимости. Проект – это костяк, который может и должен развиваться и достраиваться вниз по склону. Он состоит из нескольких террас, соединенных пандусами, расположение которых подчинено рельефу. Также здесь есть часовни, залы для прощания, места для захоронения, био-крематории (ресоматоры) и колумбарии, фамильные склепы. Здания построены из туфовых блоков и имеют аскетичные интерьеры с каменной мебелью. Кладбище ориентировано по сторонам света: основная ось движения расположена по сторонам север–юг, а апсида часовни развернута на восток.
  • zooming
    1 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Благодаря небольшому отверстию в часовне – ключевом месте прощания – происходит постоянная игра света и тени: в первой половине дня падающий луч образует небольшую проекцию креста на постаменте, а во второй половине дня через отверстие проходит узкий исчезающий луч.
***

Городская лаборатория
Юлия Белозерцева
Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Обнинск – первый наукоград России. Такой статус он получил в 1956 году, а до этого существовал как поселок, возникший на месте нескольких дворянских усадеб. Об этих периодах напоминают две оси: пейзажная (природная) – ось неточностей и сдвижек, и городская – ось рациональных решений и планирования.

В период оттепели Обнинск активно застраивали НИИ и жильем, а после распада СССР он превратился в город с убывающей функцией. Прежние признаки эпохи научных открытий и экспериментов стерлись – город потерял связь со своим прошлым.

В проекте новый вектор развития задает Городская междисциплинарная лаборатория. В противовес закрытым лабораториям советского периода она становится открытым культурным центром. Здесь происходит активный обмен знаниями между специалистами, вовлечены и горожане: они могут приходить, чтобы узнавать новости из мира науки, участвовать в воркшопах, наблюдать работу ученых.
  • zooming
    1 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Лаборатория вырастает на фундаменте недостроенного торгового центра, на пересечении прошлого и будущего города. Из-за расположенных рядом ручья и прудов здание не может сохранять привычную модернистскую форму, которая игнорирует окружение. Руководствуясь этими размышлениями, автор разработала сетку со «сдвижками», которая и определила характер здания. Ландшафт и архитектура становятся равноправными.
***
 

03 Октября 2019

comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.