МАРШ: Переосмысление гравитации

Размышления о жизни, смерти, пустоте, покое и всевозможных границах – в магистерских работах студии Rethinking gravitation, 2018/2019 учебный год. Руководители Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.

mainImg
Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
руководители студии «Переосмлысление гравитации»:

«В магистратуре МАРШ традиционно существует студия, посвященная переосмыслению фундаментальных тем архитектуры: в этом году студенты размышляли о гравитации (а в прошлом – о материальности, прим. ред.) Участников интересовали все уровни и формы взаимосвязи архитектуры и гравитации – от космогонических теорий до нанотехнологии, от монументальной тяжести до левитации, от реальных объектов до символических нарративов.

Из всех видов человеческой деятельности более всего с гравитацией связаны строительство и архитектура. Гравитация – это и проклятие архитектуры, и постоянный вызов. Это сила, грозящая всё построенное разрушить, согнуть и опрокинуть. Но в то же время именно гравитация обеспечивает стабильность построек: только благодаря силе тяжести здания стоят на земле, а колонны и стены, арки и купола могут существовать.

Гравитация и ее разнообразные проявления рассматривались с точки зрения физики и других точных наук, включая статику сооружений, сопротивление материалов, теоретическую механику, строительную физику, геологию. В тоже время особое внимание уделялось поэтике гравитации, воспеванию тяжести и ее преодоления.
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ

Студия начала свою работу с натурных исследований в Пскове, архитектура которого отличается особенным отношением к тяжести. Затем студенты выполнили ряд проектных упражнений на тему гравитации в разных жанрах, как архитектурных, так и перформативных.

После архитектурного анализа выдающихся зданий, а также аналитических и проектных опытов каждый из студентов составил авторский Манифест, касающийся взаимоотношений архитектуры и гравитации. Опираясь на положения Манифеста, студенты определили тему и участок проекта, который затем последовательно разрабатывали».
***
 
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске
Александр Казаченко
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Александр Казаченко выбрал для своего проекта ядерный полигон, расположенный в 130 км от Семипалатинска на берегу реки Иртыш. На полигоне было проведено около 500 ядерных взрывов, в том числе испытана первая советская атомная бомба, проводились эксперименты. Чтобы сохранить память о ранах земли и неба, которые оставил полигон, Александр решил создать Музей ядерных испытаний.

Музей получился линейным и длинным – в полтора километра. Именно на таком расстоянии от эпицентра взрыва у человека есть шанс выжить, если он находится в надежном укрытии. Путь через экспозицию занимает около часа, за это время посетитель познает взрыв «изнутри».

Сценарий меняется примерно каждые три минуты: за полной темнотой – вспышка света, после тревожной тишины – гул, который постепенно усиливается до тревожной сирены, в следующий момент чувства захватывают поток сильного воздуха и ударная звуковая волна, затем пошагово запускается принудительная вентиляция. После таких эффектов комната со степными тюльпанами – число их равно количеству жертв первых испытаний – способна подвести к катарсису. Конец маршрута – видовая точка над ядерным кратером: радиационный фон там все еще велик, никаким иным способом добраться сюда нельзя. Человек видит кратер и опаленную землю через толстое стекло.
  • zooming
    1 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Возвращается посетитель по верхнему этажу. Перед его глазами – бескрайняя степь, а в голове – мысли о пройденном пути.
***

Рыбацкий дом во Владивостоке
Николай Югай
Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Николай Югай выбрал для проекта родной Владивосток, твердо решив, что не будет внедряться в сухопутную часть компактного города, но и не будет выходить за его пределы. Соединив это намерение с излюбленной горожанами рыбалкой понял, что будет проектировать Рыбацкий дом на воде: место для «русской медитации», небольшое общественное пространство для тех, кто в нем нуждается. В доме есть печь, обеденная и кухонная зоны и коптильня.

Учитывая, что открытое Японское море непредсказуемо, автор решил взять сторону спокойной бухты Россета в Амурском заливе. Бухта расположена недалеко от центра Владивостока, в районе Эгершельда и маяка, до нее нетрудно добраться.

Дерево как материал навело автора на мысль о средневековых кораблях: этот образ существенно повлиял на облик Рыбацкого дома. Для своего объекта Николай использовал сосну и дуб.
  • zooming
    1 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    10 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Основной задачей было связать объект с планетарным масштабом, проявить Рыбацкий дом на границе двух материй – внешней (воздуха) и внутренней (воды). Тело Рыбацкого дома представляет собой «зависший» в системе координат евклидовой геометрии случайный фрагмент, который вписан в клетку с равным шагом. Тело в водной материи зафиксировано тремя якорями, отчего создается ощущение, что оно пытается то оторваться, то погрузиться на дно.
***

Кладбище в Кахетии
Вероника Давиташвили
Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Вероника Давиташвили пришла к выводу, что жизнь – это преодоление гравитации, а смерть – подчинение ей: как только тело перестает сопротивляться, оно уходит под землю. Темой проекта стало подчинение гравитации.

Автор рассматривает кладбище как живой организм, который расширяется и увеличивается по мере необходимости. Проект – это костяк, который может и должен развиваться и достраиваться вниз по склону. Он состоит из нескольких террас, соединенных пандусами, расположение которых подчинено рельефу. Также здесь есть часовни, залы для прощания, места для захоронения, био-крематории (ресоматоры) и колумбарии, фамильные склепы. Здания построены из туфовых блоков и имеют аскетичные интерьеры с каменной мебелью. Кладбище ориентировано по сторонам света: основная ось движения расположена по сторонам север–юг, а апсида часовни развернута на восток.
  • zooming
    1 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Благодаря небольшому отверстию в часовне – ключевом месте прощания – происходит постоянная игра света и тени: в первой половине дня падающий луч образует небольшую проекцию креста на постаменте, а во второй половине дня через отверстие проходит узкий исчезающий луч.
***

Городская лаборатория
Юлия Белозерцева
Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Обнинск – первый наукоград России. Такой статус он получил в 1956 году, а до этого существовал как поселок, возникший на месте нескольких дворянских усадеб. Об этих периодах напоминают две оси: пейзажная (природная) – ось неточностей и сдвижек, и городская – ось рациональных решений и планирования.

В период оттепели Обнинск активно застраивали НИИ и жильем, а после распада СССР он превратился в город с убывающей функцией. Прежние признаки эпохи научных открытий и экспериментов стерлись – город потерял связь со своим прошлым.

В проекте новый вектор развития задает Городская междисциплинарная лаборатория. В противовес закрытым лабораториям советского периода она становится открытым культурным центром. Здесь происходит активный обмен знаниями между специалистами, вовлечены и горожане: они могут приходить, чтобы узнавать новости из мира науки, участвовать в воркшопах, наблюдать работу ученых.
  • zooming
    1 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Лаборатория вырастает на фундаменте недостроенного торгового центра, на пересечении прошлого и будущего города. Из-за расположенных рядом ручья и прудов здание не может сохранять привычную модернистскую форму, которая игнорирует окружение. Руководствуясь этими размышлениями, автор разработала сетку со «сдвижками», которая и определила характер здания. Ландшафт и архитектура становятся равноправными.
***
 


03 Октября 2019

comments powered by HyperComments
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.