МАРШ: Переосмысление гравитации

Размышления о жизни, смерти, пустоте, покое и всевозможных границах – в магистерских работах студии Rethinking gravitation, 2018/2019 учебный год. Руководители Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.

mainImg
Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
руководители студии «Переосмлысление гравитации»:

«В магистратуре МАРШ традиционно существует студия, посвященная переосмыслению фундаментальных тем архитектуры: в этом году студенты размышляли о гравитации (а в прошлом – о материальности, прим. ред.) Участников интересовали все уровни и формы взаимосвязи архитектуры и гравитации – от космогонических теорий до нанотехнологии, от монументальной тяжести до левитации, от реальных объектов до символических нарративов.

Из всех видов человеческой деятельности более всего с гравитацией связаны строительство и архитектура. Гравитация – это и проклятие архитектуры, и постоянный вызов. Это сила, грозящая всё построенное разрушить, согнуть и опрокинуть. Но в то же время именно гравитация обеспечивает стабильность построек: только благодаря силе тяжести здания стоят на земле, а колонны и стены, арки и купола могут существовать.

Гравитация и ее разнообразные проявления рассматривались с точки зрения физики и других точных наук, включая статику сооружений, сопротивление материалов, теоретическую механику, строительную физику, геологию. В тоже время особое внимание уделялось поэтике гравитации, воспеванию тяжести и ее преодоления.
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ

Студия начала свою работу с натурных исследований в Пскове, архитектура которого отличается особенным отношением к тяжести. Затем студенты выполнили ряд проектных упражнений на тему гравитации в разных жанрах, как архитектурных, так и перформативных.

После архитектурного анализа выдающихся зданий, а также аналитических и проектных опытов каждый из студентов составил авторский Манифест, касающийся взаимоотношений архитектуры и гравитации. Опираясь на положения Манифеста, студенты определили тему и участок проекта, который затем последовательно разрабатывали».
***
 
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске
Александр Казаченко
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Александр Казаченко выбрал для своего проекта ядерный полигон, расположенный в 130 км от Семипалатинска на берегу реки Иртыш. На полигоне было проведено около 500 ядерных взрывов, в том числе испытана первая советская атомная бомба, проводились эксперименты. Чтобы сохранить память о ранах земли и неба, которые оставил полигон, Александр решил создать Музей ядерных испытаний.

Музей получился линейным и длинным – в полтора километра. Именно на таком расстоянии от эпицентра взрыва у человека есть шанс выжить, если он находится в надежном укрытии. Путь через экспозицию занимает около часа, за это время посетитель познает взрыв «изнутри».

Сценарий меняется примерно каждые три минуты: за полной темнотой – вспышка света, после тревожной тишины – гул, который постепенно усиливается до тревожной сирены, в следующий момент чувства захватывают поток сильного воздуха и ударная звуковая волна, затем пошагово запускается принудительная вентиляция. После таких эффектов комната со степными тюльпанами – число их равно количеству жертв первых испытаний – способна подвести к катарсису. Конец маршрута – видовая точка над ядерным кратером: радиационный фон там все еще велик, никаким иным способом добраться сюда нельзя. Человек видит кратер и опаленную землю через толстое стекло.
  • zooming
    1 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Возвращается посетитель по верхнему этажу. Перед его глазами – бескрайняя степь, а в голове – мысли о пройденном пути.
***

Рыбацкий дом во Владивостоке
Николай Югай
Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Николай Югай выбрал для проекта родной Владивосток, твердо решив, что не будет внедряться в сухопутную часть компактного города, но и не будет выходить за его пределы. Соединив это намерение с излюбленной горожанами рыбалкой понял, что будет проектировать Рыбацкий дом на воде: место для «русской медитации», небольшое общественное пространство для тех, кто в нем нуждается. В доме есть печь, обеденная и кухонная зоны и коптильня.

Учитывая, что открытое Японское море непредсказуемо, автор решил взять сторону спокойной бухты Россета в Амурском заливе. Бухта расположена недалеко от центра Владивостока, в районе Эгершельда и маяка, до нее нетрудно добраться.

Дерево как материал навело автора на мысль о средневековых кораблях: этот образ существенно повлиял на облик Рыбацкого дома. Для своего объекта Николай использовал сосну и дуб.
  • zooming
    1 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    10 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Основной задачей было связать объект с планетарным масштабом, проявить Рыбацкий дом на границе двух материй – внешней (воздуха) и внутренней (воды). Тело Рыбацкого дома представляет собой «зависший» в системе координат евклидовой геометрии случайный фрагмент, который вписан в клетку с равным шагом. Тело в водной материи зафиксировано тремя якорями, отчего создается ощущение, что оно пытается то оторваться, то погрузиться на дно.
***

Кладбище в Кахетии
Вероника Давиташвили
Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Вероника Давиташвили пришла к выводу, что жизнь – это преодоление гравитации, а смерть – подчинение ей: как только тело перестает сопротивляться, оно уходит под землю. Темой проекта стало подчинение гравитации.

Автор рассматривает кладбище как живой организм, который расширяется и увеличивается по мере необходимости. Проект – это костяк, который может и должен развиваться и достраиваться вниз по склону. Он состоит из нескольких террас, соединенных пандусами, расположение которых подчинено рельефу. Также здесь есть часовни, залы для прощания, места для захоронения, био-крематории (ресоматоры) и колумбарии, фамильные склепы. Здания построены из туфовых блоков и имеют аскетичные интерьеры с каменной мебелью. Кладбище ориентировано по сторонам света: основная ось движения расположена по сторонам север–юг, а апсида часовни развернута на восток.
  • zooming
    1 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Благодаря небольшому отверстию в часовне – ключевом месте прощания – происходит постоянная игра света и тени: в первой половине дня падающий луч образует небольшую проекцию креста на постаменте, а во второй половине дня через отверстие проходит узкий исчезающий луч.
***

Городская лаборатория
Юлия Белозерцева
Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Обнинск – первый наукоград России. Такой статус он получил в 1956 году, а до этого существовал как поселок, возникший на месте нескольких дворянских усадеб. Об этих периодах напоминают две оси: пейзажная (природная) – ось неточностей и сдвижек, и городская – ось рациональных решений и планирования.

В период оттепели Обнинск активно застраивали НИИ и жильем, а после распада СССР он превратился в город с убывающей функцией. Прежние признаки эпохи научных открытий и экспериментов стерлись – город потерял связь со своим прошлым.

В проекте новый вектор развития задает Городская междисциплинарная лаборатория. В противовес закрытым лабораториям советского периода она становится открытым культурным центром. Здесь происходит активный обмен знаниями между специалистами, вовлечены и горожане: они могут приходить, чтобы узнавать новости из мира науки, участвовать в воркшопах, наблюдать работу ученых.
  • zooming
    1 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Лаборатория вырастает на фундаменте недостроенного торгового центра, на пересечении прошлого и будущего города. Из-за расположенных рядом ручья и прудов здание не может сохранять привычную модернистскую форму, которая игнорирует окружение. Руководствуясь этими размышлениями, автор разработала сетку со «сдвижками», которая и определила характер здания. Ландшафт и архитектура становятся равноправными.
***
 


03 Октября 2019

comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.