МАРШ: Переосмысление гравитации

Размышления о жизни, смерти, пустоте, покое и всевозможных границах – в магистерских работах студии Rethinking gravitation, 2018/2019 учебный год. Руководители Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.

mainImg
Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
руководители студии «Переосмлысление гравитации»:

«В магистратуре МАРШ традиционно существует студия, посвященная переосмыслению фундаментальных тем архитектуры: в этом году студенты размышляли о гравитации (а в прошлом – о материальности, прим. ред.) Участников интересовали все уровни и формы взаимосвязи архитектуры и гравитации – от космогонических теорий до нанотехнологии, от монументальной тяжести до левитации, от реальных объектов до символических нарративов.

Из всех видов человеческой деятельности более всего с гравитацией связаны строительство и архитектура. Гравитация – это и проклятие архитектуры, и постоянный вызов. Это сила, грозящая всё построенное разрушить, согнуть и опрокинуть. Но в то же время именно гравитация обеспечивает стабильность построек: только благодаря силе тяжести здания стоят на земле, а колонны и стены, арки и купола могут существовать.

Гравитация и ее разнообразные проявления рассматривались с точки зрения физики и других точных наук, включая статику сооружений, сопротивление материалов, теоретическую механику, строительную физику, геологию. В тоже время особое внимание уделялось поэтике гравитации, воспеванию тяжести и ее преодоления.
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ
Переосмысление гравитации. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин,
© МАРШ

Студия начала свою работу с натурных исследований в Пскове, архитектура которого отличается особенным отношением к тяжести. Затем студенты выполнили ряд проектных упражнений на тему гравитации в разных жанрах, как архитектурных, так и перформативных.

После архитектурного анализа выдающихся зданий, а также аналитических и проектных опытов каждый из студентов составил авторский Манифест, касающийся взаимоотношений архитектуры и гравитации. Опираясь на положения Манифеста, студенты определили тему и участок проекта, который затем последовательно разрабатывали».
***
 
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске
Александр Казаченко
Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Александр Казаченко выбрал для своего проекта ядерный полигон, расположенный в 130 км от Семипалатинска на берегу реки Иртыш. На полигоне было проведено около 500 ядерных взрывов, в том числе испытана первая советская атомная бомба, проводились эксперименты. Чтобы сохранить память о ранах земли и неба, которые оставил полигон, Александр решил создать Музей ядерных испытаний.

Музей получился линейным и длинным – в полтора километра. Именно на таком расстоянии от эпицентра взрыва у человека есть шанс выжить, если он находится в надежном укрытии. Путь через экспозицию занимает около часа, за это время посетитель познает взрыв «изнутри».

Сценарий меняется примерно каждые три минуты: за полной темнотой – вспышка света, после тревожной тишины – гул, который постепенно усиливается до тревожной сирены, в следующий момент чувства захватывают поток сильного воздуха и ударная звуковая волна, затем пошагово запускается принудительная вентиляция. После таких эффектов комната со степными тюльпанами – число их равно количеству жертв первых испытаний – способна подвести к катарсису. Конец маршрута – видовая точка над ядерным кратером: радиационный фон там все еще велик, никаким иным способом добраться сюда нельзя. Человек видит кратер и опаленную землю через толстое стекло.
  • zooming
    1 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Музей ядерных испытаний в Семипалатинске. Автор работы: Александр Казаченко. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Возвращается посетитель по верхнему этажу. Перед его глазами – бескрайняя степь, а в голове – мысли о пройденном пути.
***

Рыбацкий дом во Владивостоке
Николай Югай
Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Николай Югай выбрал для проекта родной Владивосток, твердо решив, что не будет внедряться в сухопутную часть компактного города, но и не будет выходить за его пределы. Соединив это намерение с излюбленной горожанами рыбалкой понял, что будет проектировать Рыбацкий дом на воде: место для «русской медитации», небольшое общественное пространство для тех, кто в нем нуждается. В доме есть печь, обеденная и кухонная зоны и коптильня.

Учитывая, что открытое Японское море непредсказуемо, автор решил взять сторону спокойной бухты Россета в Амурском заливе. Бухта расположена недалеко от центра Владивостока, в районе Эгершельда и маяка, до нее нетрудно добраться.

Дерево как материал навело автора на мысль о средневековых кораблях: этот образ существенно повлиял на облик Рыбацкого дома. Для своего объекта Николай использовал сосну и дуб.
  • zooming
    1 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    10 / 10
    Рыбацкий дом во Владивостоке. Автор работы: Николай Югай. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Основной задачей было связать объект с планетарным масштабом, проявить Рыбацкий дом на границе двух материй – внешней (воздуха) и внутренней (воды). Тело Рыбацкого дома представляет собой «зависший» в системе координат евклидовой геометрии случайный фрагмент, который вписан в клетку с равным шагом. Тело в водной материи зафиксировано тремя якорями, отчего создается ощущение, что оно пытается то оторваться, то погрузиться на дно.
***

Кладбище в Кахетии
Вероника Давиташвили
Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Вероника Давиташвили пришла к выводу, что жизнь – это преодоление гравитации, а смерть – подчинение ей: как только тело перестает сопротивляться, оно уходит под землю. Темой проекта стало подчинение гравитации.

Автор рассматривает кладбище как живой организм, который расширяется и увеличивается по мере необходимости. Проект – это костяк, который может и должен развиваться и достраиваться вниз по склону. Он состоит из нескольких террас, соединенных пандусами, расположение которых подчинено рельефу. Также здесь есть часовни, залы для прощания, места для захоронения, био-крематории (ресоматоры) и колумбарии, фамильные склепы. Здания построены из туфовых блоков и имеют аскетичные интерьеры с каменной мебелью. Кладбище ориентировано по сторонам света: основная ось движения расположена по сторонам север–юг, а апсида часовни развернута на восток.
  • zooming
    1 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 8
    Кладбище в Кахетии. Автор работы: Вероника Давиташвили. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Благодаря небольшому отверстию в часовне – ключевом месте прощания – происходит постоянная игра света и тени: в первой половине дня падающий луч образует небольшую проекцию креста на постаменте, а во второй половине дня через отверстие проходит узкий исчезающий луч.
***

Городская лаборатория
Юлия Белозерцева
Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
© МАРШ

Обнинск – первый наукоград России. Такой статус он получил в 1956 году, а до этого существовал как поселок, возникший на месте нескольких дворянских усадеб. Об этих периодах напоминают две оси: пейзажная (природная) – ось неточностей и сдвижек, и городская – ось рациональных решений и планирования.

В период оттепели Обнинск активно застраивали НИИ и жильем, а после распада СССР он превратился в город с убывающей функцией. Прежние признаки эпохи научных открытий и экспериментов стерлись – город потерял связь со своим прошлым.

В проекте новый вектор развития задает Городская междисциплинарная лаборатория. В противовес закрытым лабораториям советского периода она становится открытым культурным центром. Здесь происходит активный обмен знаниями между специалистами, вовлечены и горожане: они могут приходить, чтобы узнавать новости из мира науки, участвовать в воркшопах, наблюдать работу ученых.
  • zooming
    1 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    2 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    3 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    4 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    5 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    6 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    7 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    8 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ
  • zooming
    9 / 9
    Городская лаборатория. Автор работы: Юлия Белозерцева. Преподаватели: Евгений Асс, Глеб Соболев, Игорь Чиркин.
    © МАРШ

Лаборатория вырастает на фундаменте недостроенного торгового центра, на пересечении прошлого и будущего города. Из-за расположенных рядом ручья и прудов здание не может сохранять привычную модернистскую форму, которая игнорирует окружение. Руководствуясь этими размышлениями, автор разработала сетку со «сдвижками», которая и определила характер здания. Ландшафт и архитектура становятся равноправными.
***
 


0

03 Октября 2019

comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурное образование

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.