Супер-BIM для Густава Эйфеля

Готовясь к Олимпиаде-2024, мэрия Парижа задумала переосмыслить окружение Эйфелевой башни. Для конкурса и последующего проектирования изготовлена беспрецедентная BIM-модель, где учтены все мелочи, даже листья на деревьях.

Автор текста:
Мария Трошина

mainImg
На пресс-конференции, состоявшейся 4 мая 2018 года в мэрии Парижа, были объявлены четыре команды финалистов конкурса «Site Tour Eiffel: découvrir, approcher, visiter» / «Вокруг Эйфелевой башни: открытие, приближение, посещение». Им предстоит за 9 месяцев переосмыслить территорию парка Трокадеро и Марсова поля – около 54 га вокруг Эйфелевой башни, предложить урбанистический проект ее развития, используя беспрецедентно масштабную и подробную BIM-модель, созданную компанией Autodesk, мировым лидером в области технологий BIM. Autodesk – партнер конкурса и единственный разработчик технологий, который сейчас сотрудничает с мэрией Парижа по проекту реконструкции территории вокруг Эйфелевой Башни. 

Гигантская модель BIM
Конкурсанты только начинают работать, а модель территории уже готова, и на сегодняшний день это крупнейшая в мире BIM-модель городского пространства, отображающая здания, дороги и инфраструктуру, пешеходные зоны, мосты, окружающие зеленые насаждения и даже уличную мебель.
Вид Эйфелеву башню с Марсова поля. Фотография © Mairie de Paris et Autodesk
Территория конкурса, BIM-модель © Mairie de Paris et Autodesk

Для ее создания использовалось лазерное дистанционное зондирование и аэрофотоснимки с детализацией от 2 до 5 см. Она включает в себя детализированное изображение 8 200 деревьев, 1000 зданий, 3 моста, 25 статуй и сотни осветительных приборов, скамеек и парковых сооружений. Одних только точек соответствия, созданных при проектировании – более 10,3 млрд, в целом данные занимают 342 ГБ (!) дискового пространства. Команды конкурсантов смогут использовать этот, в данный момент определенно уникальный, программный продукт в качестве основы для проектирования, жюри – для оценки, городская администрация для контроля за процессом, – иными словами, работа строится на функциональной подоснове совершенно иного уровня, чем обычно.

Причем вчерне рассмотрены и окружающие кварталы городской застройки: на левом берегу примерно половина районов Grenelle и Gros-Caillou, на правом значительная часть домов вокруг Chaillot – они составляют широкий взгляд на город, чуть менее подробный, зато позволяющий анализировать урбанистический контекст и связи конкурсной территории с ближайшими соседями: в общей сложности рассмотрен фрагмент города площадью 240 га, 1,6 км в ширину и 2,2 км в длину.



Если 240 га города нарисованы в 3D, то собственно территория конкурса – 54 га, включающая парк Трокадеро, Марсово поле и набережные Сены между мостами Понт-де-Альма и Бир-Хаким – выстроена много более подробно, для нее выполнена полноценная BIM-модель, техническая основа для работы мэрии и конкурсантов.



Во время работы над конкурсным проектом командам предоставят версию 3D-модели в Autodesk InfraWorks для использования на разных этапах конкурса. Autodesk также будет работать с командами, помогая им с разработкой и визуалиацией их проектов. Модель, разработанная Autodesk, будет также использоваться жюри в финале – она позволит им лучше понять и оценить предложения финалистов.

Карин Вайс – сотрудник компании, отвечающая за решения городской инфраструктуры, пояснила, что «открытые форматы BIM-проектирования позволяют участникам использовать не только программное обеспечение Autodesk, но и другие программы».
zooming
Крылья дворца Шайо, BIM-модель © Mairie de Paris et Autodesk

«Если дизайн Эйфелевой башни известен всему миру, опыт ее посещения и восприятия понять достаточно сложно. Модель, созданная Autodesk, дает возможность нам учесть этот важный аспект конкурентного диалога и выбрать лучшее предложение кандидатов, – отметил заместитель мэра Парижа Жан-Франсуа Мартинс, отвечающий за все вопросы, касающиеся спорта, туризма и будущих Олимпийских и Паралимпийских игр-2024. – Раскрытие потенциала восприятия башни – главная задача, стоящая перед командами».

По словам Николя Мангона, вице-президента подразделения AEC (направление архитектуры, строительства и инфраструктуры) компании Autodesk, этот проект «позволит, в частности, показать миру, как новые технологии меняют сектор архитектуры и строительства, и убедить всех в силе BIM-проектирования, позволяющего реализовывать подобные проекты».

Модель призвана сделать исследование территории максимально глубоким и всесторонним, избежать «косметического эффекта», нередко присущего проектам благоустройства. Цель – переосмыслить и преобразовать, а не только украсить, подчеркивают устроители конкурса.
Вид над Марсовым полем. Фотография © Mairie de Paris et Autodesk

Место: зачем обновлять
Башня инженера Густава Эйфеля – самая посещаемая платная достопримечательность мира: в год на нее поднимается 6 млн человек, а в 2014 было 7 млн. А еще и самая фотографируемая. Территорию вокруг, откуда башню можно увидеть и сфотографировать, похваставшись затем друзьям, что «в Париже был и все видел» – за год посещает впятеро больше человек, около 30 млн. Эта территория – площадь Трокадеро и Марсово поле, нанизанные на одну ось, на которой стоит и арка широко расставленных опор башни, с конца XIX века служила для всемирных выставок, для одной из которых, в 1889 году, как известно, Эйфель и построил свою La tour de 300 metres, трехсотметровую башню, как ее попросту называл инженер. Французы сейчас нередко называют «Железной дамой» – La Dame de fer. Недавно первый ярус башни серьезно реконструировали, но в сентябре 2017 стартовала очередная модернизация: с севера и юга теперь появятся стеклянные стены. Далее запланировано масштабное обновление башни: общество ее использования (есть и такое!) привлекло 300 млн евро инвестиций, рассчитанных на 15 лет и призванных улучшить ее доступность, безопасность и красоту.

Территория же вокруг сейчас привлекает меньше внимания, и хотя оба парка, на левом берегу Сены и на правом, – не так уже плохи, во всяком случае гигантская травяная лужайка Марсова поля располагает к пикникам, а на Трокадеро бесперебойно подъезжают автобусы с туристами ради видовой площадки между крыльями дворца Шайо, построенного к выставке 1937 года (той самой, где Рабочий и Колхозница противостояли орлу нацисткой Германии) – в урбанистическом смысле они не очень привлекательны и не соответствуют сегодняшним стандартам.

вид с площадки перед дворцом Шайо, начало пути к башне: 


Основную проблему создает недостаток инфраструктуры: укрытий от дождя, туалетов (посчитано: всего 3 штуки на 800 человек в час), коммерческих услуг и плохая навигация на маршруте. Марсово поле, парадный плац Людовика XV, до сих пор больше располагает к маршам – в центральной части оно велико, совершенно открыто для солнца и дождя, оказавшись на нем, сразу понимаешь, как устали ноги, а идти до ближайшего кафе еще вооон сколько. Деревья по краям, конечно, спасают от летнего солнца, но не спасают от дождя… Словом, подолгу находиться на поле бывшей всемирной ярмарки можно, лишь разложив подстилку для пикника, но лужайки то огораживают заборами – чтобы трава подросла, то целиком вытаптывают.

Маросово поле в 2009:


Марсово поле в 2016:


Словом, несмотря на то, что деревья аккуратно пострижены и скамеек классического парижского образца здесь довольно много, времяпрепровождение на Марсовом поле сложно назвать эффективным использованием общественного пространства в центре города: людей здесь не много, и они не задерживаются – сделали селфи и ушли куда-нибудь в Латинский квартал, привлеченные непередаваемым запахом омаров и мидий из ресторанов.

С другой стороны, от относительно небольшой видовой площадки Трокадеро с ее величественным видом на парадную эспланаду и одноименный фонтан, чтобы попасть к башне и завершить обязательную программу туриста, надо спуститься с холма по лестничным маршам, минуя платформу перед театром с рестораном, вмонтированным в холм, пройти мимо фонтана, пересечь оживленную магистраль и Йенский мост.

видовая площадка Трокадеро:


трасса над тоннелем и пешеходный переход перед Йенским мостом:


Словом, для туристов здесь пока предлагается обязательная, утруждающая ноги программа, настроенная скорее на преодоление трудностей, нежели на легкость бытия. Пути запутанны, и даже очереди плохо организованы (а они есть). Парижане место тоже не жалуют: чересчур просторно, делать особенно нечего, а ходить – далеко. Между тем и в парках, и в окрестностях немало интересного: если продумать маршруты, парки-площади могли бы зажить новой «урбанистической» жизнью. Задача конкурсантов – сделать территорию более связной, улучшить пешеходные пути, связав из с общественным транспортом, улучшить ориентацию в пространстве, и, кроме того, раскрыть культурный потенциал места, то есть помочь посетителям увидеть что-то еще кроме башни. «Короля делает свита» – главной достопримечательности нужно достойное окружение. Если же говорить о «малой» экономике – сюда приезжает столько людей, что, задержись они подольше в приятной обстановке, магазины и кафе сделали бы выручку, что тоже невредно городу и способно повысить «окупаемость места».

«Цель проекта не в том, чтобы увеличить количество посетителей самого знаменитого памятника в Париже, это физически невозможно, – говорит Жан-Луи Миссика, заммэра Парижа, отвечающий за урбанизм и архитектуру, проект Большого Парижа, также как и в целом за экономическое развитие города. – Его цель сделать осмотр башни более приятным и удобным для туриста, а также продлить время пребывания на месте».
Марсово поле весной. Фотография © Mairie de Paris et Autodesk

Фактор, немало осложняющий работу проектировщков – набережная от моста Бир-Акем, сад и дворец Трокадеро, Эйфелева башня, Марсово поле и Военная школа за ним входят в список ЮНЕСКО, и следовательно, любое капитальное строительство здесь запрещено, и сам проект называется – реставрация территории. «Мы не ищем архитектурного жеста, – говорит Жан-Луи Миссика, – это должен быть урбанистический ответ, переосмысление ландшафта и управления потоками посетителей. Не следует забывать и жителей города, которые также являются пользователями места». Также Миссика отметил важность различных уровней восприятия и пространственный опыт – видение башни из города и города с башни.

Консорциумы-финалисты
На конкурс-тендер, объявленный 16 февраля, было подано 42 заявки. Одно из главных требований к соискателям – мультидисциплинарность команды, куда должны входить урбанисты и ландшафтные архитекторы, которым предстоит сбалансировать использование общественного пространства в интересах пешеходов и оптимизировать управление потоками с учетом вопросов безопасности, особенно важными для Парижа, неоднократно подвергавшегося террористическим атакам.
При выборе будущих проектировщиков учитывался опыт команд в работе над подобными проектами – на разработку концепции отпущено всего 9 месяцев, и уже весной 2019 предложения должны быть рассмотрены жюри.

На пресс-конференции 4 мая объявили главных соперников – четыре мультидисциплинарные команды, в каждую из которых входят несколько компаний, отвечающих за разные сферы городского планирования: архитектуру, ландшафт и инженерию.

Amanda Levete Architects
Реконструкция двора Музея Виктории и Альберта © Hufton + Crow

Расширение музея Виктории и Альберта в Лондоне в Лондоне, Лиссабонский музей искусства и архитектуры (MAAT) – эти грандиозные объекты, реализованные по проекту британского бюро за последние два года, стали заметными событиями в архитектурном мире.
В консорциум, возглавляемый ALA, также вошли:
  • Bonnier et Glachant, architectes
  • Urbaniste Ricky Burdett
  • Agence de BET «Quartorze»
  • Terell
  • Egis
  • VPEAS
  • Systematica
  • Cronos Conseil
  • Attitudes Urbaines
  • Gross Max

Gustafson Porter + Bowman
Центральный парк Валенсии © Gustafson Porter

Известны деликатным обращением с ландшафтом: одной из недавних работ бюро стала реконструкция парка вокруг Хрустального дворца, памятника пейзажной архитектуры. И хотя само бюро расположено в Лондоне, консорциум можно скорее назвать французским, чем британским: один из партнеров, Катрин Густафсон, выпускница ландшафтной школы Версаля, привлекла в команду опытных французских архитекторов и градостроителей. В команду вошли:
  • Chartier et Corbasson, architectes
  • Atelier Monchecourt & co, architectes
  • Sathy
  • Agence Devillers & associés, urbaniste
  • Ma-Geo Morel
  • VPEAS
  • BIM Services
  • Inex
  • Bollinger et Grohmann
  • Geovolys et Yris

Ter
География работ французского ландшафтного агентства выходит далеко за пределы страны. Помимо проекта парка Булонь-Бийанкур они известны разработкой площади Першинг в Лос-Анджелесе и Пласа-де-лас-Хейлор Каталанес в Барселоне. Команда состоит из французских и итальянских архитекторов, курс – на устойчивое развитие. В нее вошел также частый гость в Москве Карло Ратти. Другие участники:
  • Exploration architecture
  • Arcadis
  • Berim
  • Cronos Conseil et Alphaville

KOZ Architectes
Четвертую команду возглавила малоизвестная студия с относительно небольшими проектами, в частности, социального жилья, она дислоцируется в Париже и работает в пределах Франции. Любопытно, что в консорциум вошел Дзюнья Ишигами, дружелюбным подход которого к существующей среде и поиск гибких сценариев взаимодействия с ней сделал его мировой знаменитостью. Остальные участники консорциума:
  • Niclas Dünnebacke, architecte
  • Atelier Roberta, paysagiste
  • Strate
  • Indiggo
  • Axio
  • Elioth

После объявления выигравшей концепции еще один год займет разработка ее экономической модели, а собственно реализация проекта, общая стоимость которого 40 млн евро, выделяемых из городского бюджета, запланирована на два.

15 Мая 2018

Автор текста:

Мария Трошина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.