С 57-метровой высоты

Первый ярус Эйфелевой башни открылся после 2-летней реконструкции.

Автор текста:
Инесса Ковалева

mainImg
Каждые 7 лет Эйфелеву башню обязательно перекрашивают Ну а более значительные интервенции происходят, конечно, реже: в последний раз это было 30 лет назад, когда новые павильоны первого яруса помогли привлечь больше посетителей, чем за все предыдущее столетие. 
 
zooming
Вид павильонов 1-го уровня с земли. Фото © Инесса Ковалева
zooming
Фото © Инесса Ковалева

В этом году, который стал 125-м для стального символа всех романтиков и мечтателей, власти решили прибегнуть к подобному трюку с целью повторить, а может быть и превзойти тот успех. Павильоны, ставшие сенсацией в 1980-х, теперь устарели технически и не оправдывали ожиданий посетителей, и потому первый ярус стал наименее посещаемым из всех 3-х доступных публике уровней. 
 

zooming
Фото © Инесса Ковалева

За весь период существования башни он несколько раз менял свой облик. В 1889 построенные там павильоны полностью соответствовали общему стилю башни, в 1937  очередной Всемирной выставке там были добавлены внешние галереи с панорамным видом на город. Последняя реконструкция, 1981 года, поиграв с зеркальными поверхностями и окраской тон в тон к башне, сделала павильоны незаметны, но наоборот закрыла доступ к панорамным видам. 
 
zooming
Фото © Инесса Ковалева

Чтобы вновь привлечь посетителей на «1-й этаж» башни и была затеяна реконструкция, в которую власти инвестировали порядка 30 миллионов евро. В октябре 2010 объявленный конкурс выиграло французское бюро архитекторов и сценографов Moatti-Rivière в тандеме с компанией Bateg, которая отвечала за реализацию проекта. Проект предусматривал строительство двух новых павильонов на месте пары старых. Третий «старый» – центральный, где помещается ресторан – сохранили, но его фасад был реконструирован в соответствии с новым проектом. 
 
zooming
Фото © Инесса Ковалева



Архитекторы подошли к 5000 м2 первого уровня башни как к «настоящему городскому пространству с улицами, зданиями и центральной площадью, только поднятому на 57 метров над землей». Центральная площадь – просторная смотровая площадка с видом на Марсово поле. Она продолжается внешней галереей и «внутренним двориком» со стеклянным полом.
 
Футуризм на высоте
 
Согласно поставленным организаторами конкурса задачам, на первом уровне появился концертный зал им. Густава Эйфеля. По замыслу городских властей, он должен стать одной из самых привлекательных парижских «площадок» для мероприятий. С противоположной стороны от него – новый павильон с кафетерием и магазином сувениров. Центральный павильон по-прежнему вмещает знаменитый ресторан «58 Tour Eiffel».
 
zooming
Фото © Инесса Ковалева

Новые обтекаемые, «футуристические» формы легко вписались в пространство между несущими конструкциями.
 
zooming
Павильоны 1-го уровня по проекту бюро Гюстава Эйфеля: «Русский» и «Французский» рестораны. Фото © Инесса Ковалева



Также реорганизованы были входные зоны лифтов. В проекте бюро Эйфеля они были открытыми, а крытые стеклянный павильоны-пагоды появились впервые только в 1982, чтобы защитить посетителей и сотрудников от непогоды. С тех пор из-за постоянного роста посещаемости входные зоны несколько раз корректировались. Теперь это просторные лифтовые холлы, динамикой объемов повторяющие изгибы конструкции башни.
 
Путь науки и истории
 
Входные павильоны лифтов. Фото © Инесса Ковалева

Теперь 1-й ярус башни превратился в музейно-образовательный проект. С задачей просвещения масс архитекторы справились «на ура». На смотровой площадке установлены экраны, которые рассказывают об истории башни. Один из них демонстрирует анимированную инфографику процесса строительства «железной дамы», как зовут символ французской столицы парижане. Этот ролик, помимо исторических фактов, подробно объясняет конструктивные принципы проекта и заодно преподает краткий курс физики. Так, лифт башни образца 1889 года работал по принципу весов: кабинки достигали середины пути, уравновешивая друг друга. От середины до верха применялись законы гидравлики: лифт проделывал оставшуюся часть пути с помощью давления жидкости. 
 
zooming
Входные павильоны лифтов. Фото © Инесса Ковалева

Следующий экран повествует о Всемирной выставке, прошедшей в Париже в 1889. Это маленький театр, от которого невозможно оторваться ни детям, ни взрослым: тут по-настоящему проявился талант сценографов Moatti-Rivière.
 
zooming
Входные павильоны лифтов. Фото © Инесса Ковалева

Галерея по периметру 1-го уровня – открытая улица, откуда открывается круговая панорама Парижа. Стенды здесь рассказывают о значении башни в контексте мировой культуры и о жизни и творчестве Густава Эйфеля. Но авторы проекта не забыли и о развлечениях: на интерактивных экранах можно перекрасить башню и запустить вокруг нее фейерверки.
 
zooming
Входные павильоны лифтов. Фото © Инесса Ковалева



Архитекторы не просто открыли публике доступ к захватывающим видам города, но и озадачились созданием безбарьерной среды. Все общественные пространства оборудованы пандусами и доступны для маломобильных посетителей.
 
Пропасть под ногами
 
И напоследок – конечно же, стеклянный пол, который уже успел стать сенсацией в прессе. Действительно, к существующей галерее пристроили криволинейные прозрачные площадки. Теперь проход стал шире примерно на треть, и на прибавившемся пространстве туристы спешат сфотографировать с 57-метровой высоты людей-точек, выстроившихся в очередь к лифту на башню. Стоять там не так уж и страшно: высокое стеклянное ограждение отвечает за безопасность.
 
zooming
Входные павильоны лифтов. Фото © Инесса Ковалева

Власти, рассчитывая увеличить посещаемость, делали ставку на аттракцион, вызывающий сильные эмоции. Вид сверху, действительно, интересен, но, на мой взгляд, гораздо больше завораживает сценография. Архитекторам удалось организовать площадку первого уровня так, что там хочется задержаться и все рассмотреть.
 
zooming
Входные павильоны лифтов. Фото © Инесса Ковалева

Одной из целей затеянной реконструкции была также забота об окружающей среде: башня очень хочет уменьшить свой «углеродный след». Поэтому в ближайшие годы там планируется установить солнечные батареи, резервуары для сбора дождевой воды и ветрогенераторы.
 
zooming
Фото © Инесса Ковалева

И если в первый мой приезд в Париж посещения Эйфелевой башни в списке must visit не было, в этот раз интерес к реконструкции победил мою нелюбовь к массовым скоплениям людей. Воскресным утром очередь оказалось не такой уж длинной, а на подъем пешком по ступеням ее вообще практически не было. Поэтому внесите эту бессмертную башню в свои списки – если, конечно, ее там еще нет.
 
zooming
Фото © Инесса Ковалева
zooming
Экспозиция, посвященная Всемирной выставке-1889. Фото © Инесса Ковалева
Экспозиция, посвященная Всемирной выставке-1889. Фото © Инесса Ковалева
zooming
Экспозиция, посвященная Всемирной выставке-1889. Фото © Инесса Ковалева
zooming
Экспозиция, посвященная Всемирной выставке-1937. Фото © Инесса Ковалева
zooming
Экспозиция на открытой галерее. Фото © Инесса Ковалева
zooming
Экспозиция на открытой галерее. Фото © Инесса Ковалева
zooming
Экспозиция на открытой галерее. Фото © Инесса Ковалева
zooming
Фото © Инесса Ковалева
zooming
Вид сквозь стеклянный пол смотровой площадки. Фото © Инесса Ковалева
zooming
Фото © Инесса Ковалева

22 Октября 2014

Автор текста:

Инесса Ковалева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.