Кристоффер Вайсс: «Для меня архитектура, градостроительство – это городская политика»

Датский критик Кристоффер Вайсс – о тотальном сохранении наследия, общественной ценности как ключевой составляющей проекта и просветительской функции критики.

Марина Игнатушко

Беседовала:
Марина Игнатушко

mainImg
Архитектурный критик Кристоффер Вайсс (Kristoffer Lindhardt Weiss) пишет для разных изданий Дании. К тому же он сам – архитектор, а еще – преподает философию архитектуры в датской Королевской академии художеств, Школе архитектуры и Университете Копенгагена. Вайсс был куратором датского национального павильона на Венецианской архитектурной биеннале, он автор книг «Архитектура северных стран. Региональные аспекты в мировой архитектуре» и «Жизнепригодность как вектор развития города».

zooming
Кристоффер Вайсс во время выступления в Арсенале (ГЦСИ, Нижний Новгород). Фото Дмитрия Степанова


Архи.ру:
В вашем резюме – философия, изящные искусства, аспекты и тренды… О чем вы не пишите как архитектурный критик?

Кристофер Вайсс:
– Я никогда не даю эстетическую оценку проектам. Цвет, стили, рисунок, пропорции меня мало занимают. Для меня архитектура, градостроительство – это городская политика. Кто определяет будущее Копенгагена – рынок или власть? Кто несет за это ответственность? Какова в этом роль архитектора? Вечная проблема архитекторов – отношения с заказчиком, заказчик всегда был главным, но теперь ситуация принципиально изменилась: у архитекторов появилась возможность инициировать проекты, поскольку современный архитектор обращается к обществу. В Дании в приоритете – качество жизни. Архитектура выражает идеологию повседневной жизни, она связана с властью, деньгами, окружающей средой, и моя задача – показать читателю, что происходит. Я обращаюсь к тому, что важно именно сейчас. Например, пишу про проект реконструкции железнодорожного вокзала: обычно это малопривлекательный объект транспортной инфраструктуры, но к нему добавили новые функции, сменили типологию, и он превратился в место встреч и событий. Стилистические особенности вокзала при этом меня не волнуют.
 
zooming
Новый вокзал Нёррепорт в Копенгагене. Бюро COBE. Фото предоставлено Кристоффером Вайссом

– Соотношение старого и нового, сохранение наследия – актуальные для Дании проблемы?

– Важно сохранять культурное наследие, но надо понимать, что этот вопрос – в сфере конфликта между контекстом и современными тенденциями. У нас ведется непрерывный спор: полагается ли архитектору обращаться к классическому «Золотому веку» (Датский «Золотой век» приходится на первую половину XIX столетия. – прим. М.И.) или больше фокусироваться на глобальном развитии. Без ДНК истории – не вспомнить, кто мы, без видения будущего – невозможно сохранить жизненный тонус, а лучший способ предсказать будущее – создавать его… Этот спор позволяет выявить разные интересы. Большая часть членов Королевской академии – за повсеместное сохранение наследия; эти уважаемые люди уверены, что классическое направление в архитектуре – главное. Но даже если рассуждать об этом с точки зрения устойчивого развития, однозначного ответа нет. Историзм без истории – странная штука, сохраняют не ради самого процесса, а если видят в объекте актуальную ценность.

– А если бы вы, предположим, были таким же академическим приверженцем наследия, это повлияло бы на вашу критическую позицию?

– На мой взгляд, важно демонстрировать читателю собственные предпочтения: в текстах трудно скрыть свою индивидуальность. Мы можем и должны отличаться друг от друга. Так я выбираю современность – при том, что некоторое время был консультантом в фирме, занимающейся как раз сохранением старинных зданий… Мы с вами разговариваем в нижегородском Арсенале – и я знаю, что это здание десятилетиями было отчужденным, недоступным, запущенным, и новая жизнь вошла в него не просто после реставрации, а после важного перепрофилирования функции: из склада – в современный культурный центр. У здания не просто проявилось интересное прошлое, но высветилась яркая перспектива. В Копенгагене старинные, 1826 года постройки доки, принадлежавшие военному ведомству, не имевшие архитектурной ценности, но исторически значимые, переделали в студии. Теперь там – архитектурные бюро: в этом была потребность профессионального сообщества, и такая идея витала в воздухе. Значит, объект не просто должен быть сохранен – есть те, кто в этом заинтересован, знает, что нужно сделать и как... Сейчас у Копенгагена, по-моему, искусственная внешность: ассоциации с городом связаны со старинной застройкой. У нас нередко желание перемен в противовес тотальному сохранению воспринимается как неуважение к истории. Но в таком случае сама история выступает в роли диктатора – это тоже важно понимать. Полезно избавляться от догм прошлого, находить новые способы видеть, чувствовать город.
 
zooming
Здание бывших доков, Копенгаген. Фото предоставила Nina Belokonskaia Yazgur
zooming
Одна из студий в доках. Фото предоставила Nina Belokonskaia Yazgur

– Как тут помогает критик?

– Работа в газете – это просветительский проект. Мы можем поделиться знаниями, причем сделать это интересным и даже занимательным способом. Мы должны показать, что хорошие проекты, как правило, сохраняя региональное ДНК и интерпретируя традиции, меняют масштаб и смысл архитектуры до глобального явления. Все помнят павильон Дании на Экспо-2010 в Шанхае. Архитекторы BIG построили «мини-Копенгаген» со всеми узнаваемыми признаками нашей столицы: найденная форма не воспроизводила дизайн-код, но позволила ощутить саму атмосферу города.
zooming
Датский павильон на Экспо-2010 в Шанхае бюро BIG. Фото предоставлено Кристоффером Вайссом

– Но сейчас разве не любой желающий может просвещать или стать критиком, создав свой блог? Как эпоха Web 2.0 повлияла на архитектурную критику?

– В эпоху интернета значение газет только возросло, как это ни кажется парадоксальным на первый взгляд. Интернет – хорошая возможность начать разговор, инструмент для дискуссий, но при изобилии голосов, конечно, нужен фильтр. Серьезное издание поддерживает иерархию высказываний. Для меня лично развитая архитектурная критика – одно из демократических проявлений общества. Но это не прямая, а символическая власть. В Дании несколько авторов постоянно активно пишут об архитектуре: это лидеры мнений, и ни архитекторы, ни политики не могут их игнорировать.

– Почему же?

– Потому что газеты отслеживают реакцию на критические высказывания. Обсуждение ведется открыто. Я живу в центре Копенгагена, рядом с бывшим грузовым портом, и постоянно наблюдаю, как индустриальная зона постепенно превращается в зону отдыха. Власти решали, как использовать это пространство, и прежде здесь собирались строить утилитарные объекты вроде офисных и торговых центров. Но местные жители захотели сделать небольшой парк, обсуждение этого предложения повлекло за собой следующие, в результате чего акваторию порта постепенно расчищают, создавая на этом месте общедоступный бассейн. Подобная реорганизация длится долго, но в процессе переговоров удается оценить и взвесить массу экспертных мнений, найти убедительные аргументы в пользу того или иного решения. Эксперты сотрудничают со СМИ: это делает их популярными, что особенно важно, если учитывать, что большинство исследований финансируется из бюджета. Каждый проект – это соглашение четырех сторон: девелопер, архитектор, власть, горожане. Девелопер хочет заработать, архитектор – создать, власть – сделать что-то привлекательное для налогоплательщиков, горожане хотят получить нечто новое. Общественное значение, польза для города – общий знаменатель этих – часто неравнозначных – интересов. Критик об этом общем знаменателе всегда должен помнить.
 
zooming
Бассейн в гавани Копенгагена. Фото предоставлено Кристоффером Вайссом

– У вас нет друзей среди архитекторов или застройщиков? С кем Вы ссоритесь?

– Есть выражение: «Не кусай руку, которая тебя кормит». Она о том, что критик всегда стоит перед выбором. Нередко архитекторы хотят, чтобы мы положительно представили в прессе их работу… Но вечный идеал публициста – бескомпромиссность. Было время, когда я расстраивался из-за обид на мои статьи. Но это время прошло.

– Философский подход – вы же закончили Сорбонну! А где можно выучиться на архитектурного критика?

– Этому специально не учат. Ни в архитектурных институтах, ни на факультетах журналистики. Нужно самому ежедневно чувствовать пульс жизни. Во время учебы в Париже я работал ландшафтным архитектором, в Копенгагене был совладельцем бюро Effekt – мы делали разные проекты, в том числе для международных конкурсов. Сейчас я сосредоточен исключительно на текстах.
 
zooming
Проект Академии художеств в Таллине, выполненный бюро Effekt, где работал Кристоффер Вайсс. Несмотря на победу в конкурсе, проект не реализован. Вайсс считает ценной саму идею: не застраивать всю площадку, создав перед зданием площадь. Изображение предоставлено Кристоффером Вайссом

– Вы еще ведете блоги. Там меняется тональность высказывания? Допускаете ли более провокационные выражением, чем в СМИ?

– Конечно. В блоге я должен вызвать людей на обсуждение, иногда – спровоцировать, говорить жесткие вещи, но я не считаю это «потерей лица». Есть разные жанры и разные приемы, учитывающие восприятие читателя. Главное – дать возможность людям высказаться, ведь у нас в Дании вообще часто интересуются: «Что бы вы хотели бы видеть?» И это вопрос не к застройщику или архитектору, а к горожанам. Поэтому любой проект проходит массу согласований, граждане имеют реальную возможность влиять на принятие решений. Архитектор, в свою очередь, взаимодействует с общественным мнением – это закреплено законодательно. Хотя известно, архитекторы любят классический девиз: «Главный враг искусства – демократия». Многие из них держаться как блестящие художники, уверены, что дают что-то очень важное обществу…

– А разве не дают?

– Бьярке Ингельс считает, что проект получается удачным лишь тогда, когда архитектору удается увлечь общественность новой идеей. Поэтому хороший архитектор предлагает всегда нечто большее, чем ожидает заказчик. Мне нравится работа NL Architects – BasketBar на университетском кампусе в Утрехте – спортивная площадка на крыше кафе-ресторана с библиотекой. Здесь возник забавный сюжет: люди за столиками могут наблюдать за перемещением игроков сквозь полупрозрачное перекрытие; вдобавок, на ограниченной площади увеличилась общественная зона, привлекательная для разных людей, и это все активно работает. На примере подобных проектов видно, что проблема, ограничение становится для архитектора не барьером, а катализатором нестандартных решений. Тут можно упомянуть и проект Бьярке Ингельса – мусороперерабатывающий завод с горнолыжным склоном. Малопривлекательный объект, отнимающий территорию у природы, приобрел положительное качество, за его счет увеличилось рекреационное пространство Копенгагена, стал разнообразнее плоский датский ландшафт… Я это все рассказываю к тому, чтобы подчеркнуть: важна идея, увлекательная история. Главный принцип – не отнимать пространства у города, а создавать их. Не просто демонстрировать свои творческие возможности, а обеспечивать живую жизнь города.
 
zooming
Basketbar, Утрехт бюро NL Architects. Фото предоставлено Кристоффером Вайссом
zooming
Проект мусороперерабатывающего завода Amagerforbraending в Копенгагене бюро BIG. Фото предоставлено Кристоффером Вайссом

– У нас архитектор отвечает за красоту и полезные площади, строитель – за объемы, а жизнь города – епархия хозяйственных служб. Похоже, ваша профессиональная позиция отражает скандинавский подход… Неужели архитекторы Дании не пишут и не читают о композиции, художественной ценности, творческом полете?

– Если рассуждать об искусстве архитектуры, возникает вопрос: почему архитекторы интересуются только престижными зданиями? Не является ли и это тоже проявлением желания власти? Мы организовали дискуссию в газете о том, кто должен заниматься будничным. В итоге, в Королевской академии прошла выставка, посвященная доступному жилью… Сейчас у нас в стране – «левое» правительство. И я выбираю тему для новой дискуссии в газете.

04 Июня 2015

Марина Игнатушко

Беседовала:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.