Фан Чжэньнин: «Общественная дискуссия об архитектуре идет в микроблогах»

Китайский архитектурный критик и куратор Фан Чжэньнин рассказал Архи.ру о крестьянском сознании в градостроительстве, преподавании архитектуры как искусства и дизайне возрастом 6 тысяч лет.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Фан Чжэньнин (Fang Zhenning) окончил Центральную Академию Художеств в Пекине в 1982. Известный критик и блогер, основатель китайского издания журнала Domus. Курировал многочисленные выставки, в том числе – в павильоне КНР на архитектурной биеннале в Венеции в 2010 и 2012, в музее MAXXI в Риме и музее дизайна Vitra в Вайле-на-Рейне. Преподает на архитектурном факультете Центральной Академии Художеств и в институте дизайна.
В Москве Фан Чжэньнин совместно с молодыми китайскими архитекторами Ма Яньсуном (MAD) и Мэн Янем (Urbanus) прочел лекцию «Новая волна китайской архитектуры» в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Архи.ру: Китай уже более 10 лет служит ключевой площадкой для архитектурных экспериментов западных архитекторов. Как к этому относятся в КНР?

Фан Чжэньнин:
Архитекторы – это «кочевники»: для них не существует государственных границ и конкретного места работы. Где они востребованы, туда они и едут. Например, район Манхэттен в Нью-Йорке в значительной степени застроен европейцами, а не американцами.
А если говорить о зданиях, построенных иностранцами в Китае, на это существуют две точки зрения. Так, простому народу непонятны зарубежные архитектура и искусство, им эти постройки кажутся странными. Китайские архитекторы тоже относятся к этому феномену не лучшим образом, но по другим причинам: порой они десятилетиями ждали возможности спроектировать крупный объект, вынашивали идеи, например, 25 лет ждали Большой народный театр в центре Пекина, а власти в итоге поручили проект иностранцам [французскому архитектору Полю Андре – прим. Архи.ру].
Фан Чжэньнин читает лекцию в Институте «Стрелка» © Strelka Institute
zooming
Большой народный театр в Пекине. Фотография Hui Lan via Wilimedia Commons. Лицензия CC-BY-2.0

Архи.ру: Но в последнее время появляется все больше интересных построек китайских архитекторов – как в самом Китае, так и по всему миру. Разве это не повод для гордости?

Ф. Ч.: Если говорить о проектах, которые китайцы делают за рубежом, их гораздо меньше, чем даже зарубежных проектов японских архитекторов, и эти здания не очень заметные и престижные. Ведь есть проекты разного типа, как, например, новое здание Лувра: объявляется международный конкурс, и если ты его выиграешь, этим следовало бы гордиться. А когда речь идет об обычном жилом здании с обычными квартирами, проект которого тебе просто заказали, это совсем другой уровень.
Бюро MAD. Жилой комплекс Absolute World Towers в Канаде © Tom Arban

Архи.ру: Обсуждаются ли все эти явления в обществе? Есть ли в газетах архитектурные критики, которые обличают недостатки или поддерживают определенные тенденции?

Ф. Ч.: Да, таких публикаций об архитектуре немало. Например, редакторы очень популярной пекинской газеты «Синьцзин бао», как только появляется новое здание, обращаются ко мне, чтобы я его написал про него статью, или они берут у меня интервью на эту тему. Это интересно читателям, это пользуется спросом, поэтому это часто печатается.

Архи.ру: Насколько диалог об архитектуре нужен китайскому обществу – не только о необычных новых зданиях, но и о сохранении наследия, удобстве городской среды, эко-строительстве? Востребованы ли архитектурные выставки, биеннале?

Ф. Ч.: Биеннале архитектуры и урбанизма, которая проводится в Шэньчжэне, хотя и называется международной, не может похвастаться большим количеством зарубежных участников, и для мировой общественности она большого влияния не имеет. Да и не имеет она большого влияния на китайское общество. И даже газетные публикации не очень влиятельны, откровенно говоря.
Сейчас, на мой взгляд, самое влиятельное средство коммуникации в социуме – это Weibo, микроблог типа Twitter. Недавно я опубликовал там свое мнение по архитектурному вопросу, и за первые сутки это сообщение была переопубликовано 3000 раз, и его прочло более миллиона человек. Вот это – настоящий социальный диалог! Распространение информации, обсуждение новых сооружений, дебаты о том, что нужно и нельзя сносить – все это происходит в Weibo.
Китайские архитекторы Мэн Янь (Urbanus) и Ма Яньсун (MAD) на лекции в институте «Стрелка» © Strelka Institute

Архи.ру: Вы давно преподаете. Насколько, на Ваш взгляд, китайское архитектурное образование сейчас подвержено западному влиянию? Сохранились ли в нем традиционные элементы?

Ф. Ч.:
Странный феномен заключается в том, что, если в архитектурной и градостроительной практике было много перенято у СССР, через работавших в Китае советских специалистов, образовательная система очень многое взяла от американской и европейской, поскольку нынешние преподаватели вузов получили образование на Западе, и это влияние сильно до сих пор.
Надо также учитывать то, что, когда в Китае происходило деление специальностей по областям, архитектура оказалась среди инженерных специальностей, а не среди искусств. Из-за этого сейчас мы очень часто сталкиваемся с тем, что здания в Китае построены без какого бы то ни было «чувства искусства», потому что этому архитекторов и не учили.
Чтобы решить эту проблему, в Центральной Академии Художеств в Пекине (CAFA) был создан архитектурный факультет, и я преподаю там архитектуру именно как искусство. На самом деле, я получил не архитектурное, а художественное образование, а потом уже учился архитектуре сам – опытным путем, через чтение книг и т. д. А предмет, который я преподаю в CAFA, называется «сравнительный анализ архитектуры и искусства».
В один семестр у меня 12 занятий, из них два посвящены СССР и России. На одном из них я рассказываю о Малевиче, супрематизме и так далее, на другом – о Родченко, Татлине, Мельникове: я как раз собираюсь сейчас съездить посмотреть его клуб имени Русакова. Кстати, о современной российской архитектуре иностранцу узнать непросто: по своему опыту знаю, что источников информации очень мало.
Также я преподаю в Институте дизайна – курс основ китайского дизайна, его поэтапное развитие начиная с периода 6 тыс. лет назад.

Архи.ру: Престижна ли в Китае профессия архитектора? Большой ли конкурс на эту специальность в CAFA?

Ф. Ч.: Она очень популярна, а наш вуз – это центральная АХ всего Китая, поэтому это то место, куда пытаются попасть все. Сейчас дело еще обстоит относительно хорошо: после расширения в CAFA учится несколько тысяч студентов, а в мои времена курс был 40 человек, и поэтому попасть туда было крайне сложно. Сейчас на архитектурном факультете курс – чуть больше 100 человек, а конкурс составляет 200 человек на место.
zooming
Ван Шу и Amateur Architecture Studio. Исторический музей в Нинбо © Iwan Baan

Архи.ру: Профессия архитектора в Китае престижна и, очевидно, востребована, если вспомнить масштабы нового строительства. Насколько это способствует развитию китайской архитектуры, появлению новых идей?

Ф. Ч.: Следует понимать несколько моментов. Во-первых, студенты, получив у нас хорошее «европеизированное» образование, стараются уехать из страны и продолжить образование в каком-нибудь западном вузе. Второе: из сотни человек на курсе на момент выпуска я могу насчитать не более двух-трех действительно одаренных, подающих надежды архитекторов.
И третья проблема: в Китае очень важную роль играют личные связи между людьми, которые чрезвычайно сложны и полны нюансов, поэтому архитектору, особенно молодому, пробиться необыкновенно сложно. Ма Яньсун, основатель бюро MAD, который сегодня также выступит с лекцией – один из редчайших примеров успеха.

Архи.ру: Какова же судьба всех остальных выпускников архитектурных вузов?

Ф. Ч.: Сложно получить известность как личность, а вот приобрести работу в девелоперской компании, где небоскребы проектируют целые мастерские, быть там рядовым сотрудником без собственного имени и без творческой индивидуальности – это просто.

Архи.ру: Если взять добившихся успеха талантливых архитекторов, насколько для них важна социальная тема, работа для незащищенных слоев населения?

Ф. Ч.: Такие проекты есть – например, дома для малообеспеченной молодежи, там квартиры очень маленькие – 20–30 м2 площади, они рассчитаны на еще не обзаведшихся семьей людей. Также, учитывая частые землетрясения, архитекторы строят в сейсмоопасных районах надежные школы, помогают восстанавливать эти территории после стихийных бедствий. Если же в бедных районах требуется построить музей – например, там есть уникальные ремесленные традиции или памятники древнего искусства – но на это нет денег, то архитекторы могут бесплатно его спроектировать.
Слушатели лекции «Новая волна китайской архитектуры» в институте «Стрелка» © Strelka Institute

Архи.ру: Что вы считаете сейчас главной задачей для китайских архитекторов? Чему они должны посвятить все свои силы?

Ф. Ч.: Китайская революция была крестьянской революцией, и проблема в том, что у крестьян – особое понимание пространства и его организации, принципов строительства, и крестьянское сознание не может меняться такими же быстрыми темпами, какими идут урбанизация и индустриализация. Очень многие руководители, стоящие сейчас у руля Китая, вышли из крестьянской среды, получили соответствующее воспитание. И поэтому им очень сложно воспринять и понять принципы организации пространства, необходимые современному городу. Из-за этого очень часто хорошие урбанистические проекты либо бывают отклонены сразу, либо их отправляют на доработку за доработкой, пока они не изменятся до неузнаваемости. И так из-за этих «крестьянских корней» искусственно занижается уровень новой архитектуры и городского пространства в Китае. Поэтому ответственность всех профессиональных, получивших хорошее образование архитекторов в том, чтобы объяснить и властям, и социуму, каким должен быть город в 21 веке.


29 Июля 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.