Фан Чжэньнин: «Общественная дискуссия об архитектуре идет в микроблогах»

Китайский архитектурный критик и куратор Фан Чжэньнин рассказал Архи.ру о крестьянском сознании в градостроительстве, преподавании архитектуры как искусства и дизайне возрастом 6 тысяч лет.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Фан Чжэньнин (Fang Zhenning) окончил Центральную Академию Художеств в Пекине в 1982. Известный критик и блогер, основатель китайского издания журнала Domus. Курировал многочисленные выставки, в том числе – в павильоне КНР на архитектурной биеннале в Венеции в 2010 и 2012, в музее MAXXI в Риме и музее дизайна Vitra в Вайле-на-Рейне. Преподает на архитектурном факультете Центральной Академии Художеств и в институте дизайна.
В Москве Фан Чжэньнин совместно с молодыми китайскими архитекторами Ма Яньсуном (MAD) и Мэн Янем (Urbanus) прочел лекцию «Новая волна китайской архитектуры» в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Архи.ру: Китай уже более 10 лет служит ключевой площадкой для архитектурных экспериментов западных архитекторов. Как к этому относятся в КНР?

Фан Чжэньнин:
Архитекторы – это «кочевники»: для них не существует государственных границ и конкретного места работы. Где они востребованы, туда они и едут. Например, район Манхэттен в Нью-Йорке в значительной степени застроен европейцами, а не американцами.
А если говорить о зданиях, построенных иностранцами в Китае, на это существуют две точки зрения. Так, простому народу непонятны зарубежные архитектура и искусство, им эти постройки кажутся странными. Китайские архитекторы тоже относятся к этому феномену не лучшим образом, но по другим причинам: порой они десятилетиями ждали возможности спроектировать крупный объект, вынашивали идеи, например, 25 лет ждали Большой народный театр в центре Пекина, а власти в итоге поручили проект иностранцам [французскому архитектору Полю Андре – прим. Архи.ру].
Фан Чжэньнин читает лекцию в Институте «Стрелка» © Strelka Institute
zooming
Большой народный театр в Пекине. Фотография Hui Lan via Wilimedia Commons. Лицензия CC-BY-2.0

Архи.ру: Но в последнее время появляется все больше интересных построек китайских архитекторов – как в самом Китае, так и по всему миру. Разве это не повод для гордости?

Ф. Ч.: Если говорить о проектах, которые китайцы делают за рубежом, их гораздо меньше, чем даже зарубежных проектов японских архитекторов, и эти здания не очень заметные и престижные. Ведь есть проекты разного типа, как, например, новое здание Лувра: объявляется международный конкурс, и если ты его выиграешь, этим следовало бы гордиться. А когда речь идет об обычном жилом здании с обычными квартирами, проект которого тебе просто заказали, это совсем другой уровень.
Бюро MAD. Жилой комплекс Absolute World Towers в Канаде © Tom Arban

Архи.ру: Обсуждаются ли все эти явления в обществе? Есть ли в газетах архитектурные критики, которые обличают недостатки или поддерживают определенные тенденции?

Ф. Ч.: Да, таких публикаций об архитектуре немало. Например, редакторы очень популярной пекинской газеты «Синьцзин бао», как только появляется новое здание, обращаются ко мне, чтобы я его написал про него статью, или они берут у меня интервью на эту тему. Это интересно читателям, это пользуется спросом, поэтому это часто печатается.

Архи.ру: Насколько диалог об архитектуре нужен китайскому обществу – не только о необычных новых зданиях, но и о сохранении наследия, удобстве городской среды, эко-строительстве? Востребованы ли архитектурные выставки, биеннале?

Ф. Ч.: Биеннале архитектуры и урбанизма, которая проводится в Шэньчжэне, хотя и называется международной, не может похвастаться большим количеством зарубежных участников, и для мировой общественности она большого влияния не имеет. Да и не имеет она большого влияния на китайское общество. И даже газетные публикации не очень влиятельны, откровенно говоря.
Сейчас, на мой взгляд, самое влиятельное средство коммуникации в социуме – это Weibo, микроблог типа Twitter. Недавно я опубликовал там свое мнение по архитектурному вопросу, и за первые сутки это сообщение была переопубликовано 3000 раз, и его прочло более миллиона человек. Вот это – настоящий социальный диалог! Распространение информации, обсуждение новых сооружений, дебаты о том, что нужно и нельзя сносить – все это происходит в Weibo.
Китайские архитекторы Мэн Янь (Urbanus) и Ма Яньсун (MAD) на лекции в институте «Стрелка» © Strelka Institute

Архи.ру: Вы давно преподаете. Насколько, на Ваш взгляд, китайское архитектурное образование сейчас подвержено западному влиянию? Сохранились ли в нем традиционные элементы?

Ф. Ч.:
Странный феномен заключается в том, что, если в архитектурной и градостроительной практике было много перенято у СССР, через работавших в Китае советских специалистов, образовательная система очень многое взяла от американской и европейской, поскольку нынешние преподаватели вузов получили образование на Западе, и это влияние сильно до сих пор.
Надо также учитывать то, что, когда в Китае происходило деление специальностей по областям, архитектура оказалась среди инженерных специальностей, а не среди искусств. Из-за этого сейчас мы очень часто сталкиваемся с тем, что здания в Китае построены без какого бы то ни было «чувства искусства», потому что этому архитекторов и не учили.
Чтобы решить эту проблему, в Центральной Академии Художеств в Пекине (CAFA) был создан архитектурный факультет, и я преподаю там архитектуру именно как искусство. На самом деле, я получил не архитектурное, а художественное образование, а потом уже учился архитектуре сам – опытным путем, через чтение книг и т. д. А предмет, который я преподаю в CAFA, называется «сравнительный анализ архитектуры и искусства».
В один семестр у меня 12 занятий, из них два посвящены СССР и России. На одном из них я рассказываю о Малевиче, супрематизме и так далее, на другом – о Родченко, Татлине, Мельникове: я как раз собираюсь сейчас съездить посмотреть его клуб имени Русакова. Кстати, о современной российской архитектуре иностранцу узнать непросто: по своему опыту знаю, что источников информации очень мало.
Также я преподаю в Институте дизайна – курс основ китайского дизайна, его поэтапное развитие начиная с периода 6 тыс. лет назад.

Архи.ру: Престижна ли в Китае профессия архитектора? Большой ли конкурс на эту специальность в CAFA?

Ф. Ч.: Она очень популярна, а наш вуз – это центральная АХ всего Китая, поэтому это то место, куда пытаются попасть все. Сейчас дело еще обстоит относительно хорошо: после расширения в CAFA учится несколько тысяч студентов, а в мои времена курс был 40 человек, и поэтому попасть туда было крайне сложно. Сейчас на архитектурном факультете курс – чуть больше 100 человек, а конкурс составляет 200 человек на место.
zooming
Ван Шу и Amateur Architecture Studio. Исторический музей в Нинбо © Iwan Baan

Архи.ру: Профессия архитектора в Китае престижна и, очевидно, востребована, если вспомнить масштабы нового строительства. Насколько это способствует развитию китайской архитектуры, появлению новых идей?

Ф. Ч.: Следует понимать несколько моментов. Во-первых, студенты, получив у нас хорошее «европеизированное» образование, стараются уехать из страны и продолжить образование в каком-нибудь западном вузе. Второе: из сотни человек на курсе на момент выпуска я могу насчитать не более двух-трех действительно одаренных, подающих надежды архитекторов.
И третья проблема: в Китае очень важную роль играют личные связи между людьми, которые чрезвычайно сложны и полны нюансов, поэтому архитектору, особенно молодому, пробиться необыкновенно сложно. Ма Яньсун, основатель бюро MAD, который сегодня также выступит с лекцией – один из редчайших примеров успеха.

Архи.ру: Какова же судьба всех остальных выпускников архитектурных вузов?

Ф. Ч.: Сложно получить известность как личность, а вот приобрести работу в девелоперской компании, где небоскребы проектируют целые мастерские, быть там рядовым сотрудником без собственного имени и без творческой индивидуальности – это просто.

Архи.ру: Если взять добившихся успеха талантливых архитекторов, насколько для них важна социальная тема, работа для незащищенных слоев населения?

Ф. Ч.: Такие проекты есть – например, дома для малообеспеченной молодежи, там квартиры очень маленькие – 20–30 м2 площади, они рассчитаны на еще не обзаведшихся семьей людей. Также, учитывая частые землетрясения, архитекторы строят в сейсмоопасных районах надежные школы, помогают восстанавливать эти территории после стихийных бедствий. Если же в бедных районах требуется построить музей – например, там есть уникальные ремесленные традиции или памятники древнего искусства – но на это нет денег, то архитекторы могут бесплатно его спроектировать.
Слушатели лекции «Новая волна китайской архитектуры» в институте «Стрелка» © Strelka Institute

Архи.ру: Что вы считаете сейчас главной задачей для китайских архитекторов? Чему они должны посвятить все свои силы?

Ф. Ч.: Китайская революция была крестьянской революцией, и проблема в том, что у крестьян – особое понимание пространства и его организации, принципов строительства, и крестьянское сознание не может меняться такими же быстрыми темпами, какими идут урбанизация и индустриализация. Очень многие руководители, стоящие сейчас у руля Китая, вышли из крестьянской среды, получили соответствующее воспитание. И поэтому им очень сложно воспринять и понять принципы организации пространства, необходимые современному городу. Из-за этого очень часто хорошие урбанистические проекты либо бывают отклонены сразу, либо их отправляют на доработку за доработкой, пока они не изменятся до неузнаваемости. И так из-за этих «крестьянских корней» искусственно занижается уровень новой архитектуры и городского пространства в Китае. Поэтому ответственность всех профессиональных, получивших хорошее образование архитекторов в том, чтобы объяснить и властям, и социуму, каким должен быть город в 21 веке.


0

29 Июля 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Проблемы архитектурной критики

Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.