Фан Чжэньнин: «Общественная дискуссия об архитектуре идет в микроблогах»

Китайский архитектурный критик и куратор Фан Чжэньнин рассказал Архи.ру о крестьянском сознании в градостроительстве, преподавании архитектуры как искусства и дизайне возрастом 6 тысяч лет.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Фан Чжэньнин (Fang Zhenning) окончил Центральную Академию Художеств в Пекине в 1982. Известный критик и блогер, основатель китайского издания журнала Domus. Курировал многочисленные выставки, в том числе – в павильоне КНР на архитектурной биеннале в Венеции в 2010 и 2012, в музее MAXXI в Риме и музее дизайна Vitra в Вайле-на-Рейне. Преподает на архитектурном факультете Центральной Академии Художеств и в институте дизайна.
В Москве Фан Чжэньнин совместно с молодыми китайскими архитекторами Ма Яньсуном (MAD) и Мэн Янем (Urbanus) прочел лекцию «Новая волна китайской архитектуры» в рамках летней программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Архи.ру: Китай уже более 10 лет служит ключевой площадкой для архитектурных экспериментов западных архитекторов. Как к этому относятся в КНР?

Фан Чжэньнин:
Архитекторы – это «кочевники»: для них не существует государственных границ и конкретного места работы. Где они востребованы, туда они и едут. Например, район Манхэттен в Нью-Йорке в значительной степени застроен европейцами, а не американцами.
А если говорить о зданиях, построенных иностранцами в Китае, на это существуют две точки зрения. Так, простому народу непонятны зарубежные архитектура и искусство, им эти постройки кажутся странными. Китайские архитекторы тоже относятся к этому феномену не лучшим образом, но по другим причинам: порой они десятилетиями ждали возможности спроектировать крупный объект, вынашивали идеи, например, 25 лет ждали Большой народный театр в центре Пекина, а власти в итоге поручили проект иностранцам [французскому архитектору Полю Андре – прим. Архи.ру].
Фан Чжэньнин читает лекцию в Институте «Стрелка» © Strelka Institute
zooming
Большой народный театр в Пекине. Фотография Hui Lan via Wilimedia Commons. Лицензия CC-BY-2.0

Архи.ру: Но в последнее время появляется все больше интересных построек китайских архитекторов – как в самом Китае, так и по всему миру. Разве это не повод для гордости?

Ф. Ч.: Если говорить о проектах, которые китайцы делают за рубежом, их гораздо меньше, чем даже зарубежных проектов японских архитекторов, и эти здания не очень заметные и престижные. Ведь есть проекты разного типа, как, например, новое здание Лувра: объявляется международный конкурс, и если ты его выиграешь, этим следовало бы гордиться. А когда речь идет об обычном жилом здании с обычными квартирами, проект которого тебе просто заказали, это совсем другой уровень.
Бюро MAD. Жилой комплекс Absolute World Towers в Канаде © Tom Arban

Архи.ру: Обсуждаются ли все эти явления в обществе? Есть ли в газетах архитектурные критики, которые обличают недостатки или поддерживают определенные тенденции?

Ф. Ч.: Да, таких публикаций об архитектуре немало. Например, редакторы очень популярной пекинской газеты «Синьцзин бао», как только появляется новое здание, обращаются ко мне, чтобы я его написал про него статью, или они берут у меня интервью на эту тему. Это интересно читателям, это пользуется спросом, поэтому это часто печатается.

Архи.ру: Насколько диалог об архитектуре нужен китайскому обществу – не только о необычных новых зданиях, но и о сохранении наследия, удобстве городской среды, эко-строительстве? Востребованы ли архитектурные выставки, биеннале?

Ф. Ч.: Биеннале архитектуры и урбанизма, которая проводится в Шэньчжэне, хотя и называется международной, не может похвастаться большим количеством зарубежных участников, и для мировой общественности она большого влияния не имеет. Да и не имеет она большого влияния на китайское общество. И даже газетные публикации не очень влиятельны, откровенно говоря.
Сейчас, на мой взгляд, самое влиятельное средство коммуникации в социуме – это Weibo, микроблог типа Twitter. Недавно я опубликовал там свое мнение по архитектурному вопросу, и за первые сутки это сообщение была переопубликовано 3000 раз, и его прочло более миллиона человек. Вот это – настоящий социальный диалог! Распространение информации, обсуждение новых сооружений, дебаты о том, что нужно и нельзя сносить – все это происходит в Weibo.
Китайские архитекторы Мэн Янь (Urbanus) и Ма Яньсун (MAD) на лекции в институте «Стрелка» © Strelka Institute

Архи.ру: Вы давно преподаете. Насколько, на Ваш взгляд, китайское архитектурное образование сейчас подвержено западному влиянию? Сохранились ли в нем традиционные элементы?

Ф. Ч.:
Странный феномен заключается в том, что, если в архитектурной и градостроительной практике было много перенято у СССР, через работавших в Китае советских специалистов, образовательная система очень многое взяла от американской и европейской, поскольку нынешние преподаватели вузов получили образование на Западе, и это влияние сильно до сих пор.
Надо также учитывать то, что, когда в Китае происходило деление специальностей по областям, архитектура оказалась среди инженерных специальностей, а не среди искусств. Из-за этого сейчас мы очень часто сталкиваемся с тем, что здания в Китае построены без какого бы то ни было «чувства искусства», потому что этому архитекторов и не учили.
Чтобы решить эту проблему, в Центральной Академии Художеств в Пекине (CAFA) был создан архитектурный факультет, и я преподаю там архитектуру именно как искусство. На самом деле, я получил не архитектурное, а художественное образование, а потом уже учился архитектуре сам – опытным путем, через чтение книг и т. д. А предмет, который я преподаю в CAFA, называется «сравнительный анализ архитектуры и искусства».
В один семестр у меня 12 занятий, из них два посвящены СССР и России. На одном из них я рассказываю о Малевиче, супрематизме и так далее, на другом – о Родченко, Татлине, Мельникове: я как раз собираюсь сейчас съездить посмотреть его клуб имени Русакова. Кстати, о современной российской архитектуре иностранцу узнать непросто: по своему опыту знаю, что источников информации очень мало.
Также я преподаю в Институте дизайна – курс основ китайского дизайна, его поэтапное развитие начиная с периода 6 тыс. лет назад.

Архи.ру: Престижна ли в Китае профессия архитектора? Большой ли конкурс на эту специальность в CAFA?

Ф. Ч.: Она очень популярна, а наш вуз – это центральная АХ всего Китая, поэтому это то место, куда пытаются попасть все. Сейчас дело еще обстоит относительно хорошо: после расширения в CAFA учится несколько тысяч студентов, а в мои времена курс был 40 человек, и поэтому попасть туда было крайне сложно. Сейчас на архитектурном факультете курс – чуть больше 100 человек, а конкурс составляет 200 человек на место.
zooming
Ван Шу и Amateur Architecture Studio. Исторический музей в Нинбо © Iwan Baan

Архи.ру: Профессия архитектора в Китае престижна и, очевидно, востребована, если вспомнить масштабы нового строительства. Насколько это способствует развитию китайской архитектуры, появлению новых идей?

Ф. Ч.: Следует понимать несколько моментов. Во-первых, студенты, получив у нас хорошее «европеизированное» образование, стараются уехать из страны и продолжить образование в каком-нибудь западном вузе. Второе: из сотни человек на курсе на момент выпуска я могу насчитать не более двух-трех действительно одаренных, подающих надежды архитекторов.
И третья проблема: в Китае очень важную роль играют личные связи между людьми, которые чрезвычайно сложны и полны нюансов, поэтому архитектору, особенно молодому, пробиться необыкновенно сложно. Ма Яньсун, основатель бюро MAD, который сегодня также выступит с лекцией – один из редчайших примеров успеха.

Архи.ру: Какова же судьба всех остальных выпускников архитектурных вузов?

Ф. Ч.: Сложно получить известность как личность, а вот приобрести работу в девелоперской компании, где небоскребы проектируют целые мастерские, быть там рядовым сотрудником без собственного имени и без творческой индивидуальности – это просто.

Архи.ру: Если взять добившихся успеха талантливых архитекторов, насколько для них важна социальная тема, работа для незащищенных слоев населения?

Ф. Ч.: Такие проекты есть – например, дома для малообеспеченной молодежи, там квартиры очень маленькие – 20–30 м2 площади, они рассчитаны на еще не обзаведшихся семьей людей. Также, учитывая частые землетрясения, архитекторы строят в сейсмоопасных районах надежные школы, помогают восстанавливать эти территории после стихийных бедствий. Если же в бедных районах требуется построить музей – например, там есть уникальные ремесленные традиции или памятники древнего искусства – но на это нет денег, то архитекторы могут бесплатно его спроектировать.
Слушатели лекции «Новая волна китайской архитектуры» в институте «Стрелка» © Strelka Institute

Архи.ру: Что вы считаете сейчас главной задачей для китайских архитекторов? Чему они должны посвятить все свои силы?

Ф. Ч.: Китайская революция была крестьянской революцией, и проблема в том, что у крестьян – особое понимание пространства и его организации, принципов строительства, и крестьянское сознание не может меняться такими же быстрыми темпами, какими идут урбанизация и индустриализация. Очень многие руководители, стоящие сейчас у руля Китая, вышли из крестьянской среды, получили соответствующее воспитание. И поэтому им очень сложно воспринять и понять принципы организации пространства, необходимые современному городу. Из-за этого очень часто хорошие урбанистические проекты либо бывают отклонены сразу, либо их отправляют на доработку за доработкой, пока они не изменятся до неузнаваемости. И так из-за этих «крестьянских корней» искусственно занижается уровень новой архитектуры и городского пространства в Китае. Поэтому ответственность всех профессиональных, получивших хорошее образование архитекторов в том, чтобы объяснить и властям, и социуму, каким должен быть город в 21 веке.

29 Июля 2013

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Сейчас на главной
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.