Разговоры со «звездами»

В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Вышедшая в берлинском издательстве DOM Publishers англоязычная книга «Беседы с архитекторами в эпоху знаменитостей» (Conversations with Architects in the Age of Celebrity) объединила под одной обложкой 30 интервью, взятых Владимиром Белоголовским у известных архитекторов разных стран и поколений за последние 12 лет. Это выборка из более 100 бесед, которые автор провел за эти годы; с некоторыми из этих материалов читатель уже знаком по публикациям в отечественных архитектурных журналах. Эти интервью очень интересны и по отдельности, как экскурс в творчество той или иной фигуры, но собранные вместе, они приобретают дополнительное качество, выступая свидетельством о времени архитекторов-«звезд», «эпохе знаменитостей» – как называет начало XXI века Белоголовский.
zooming
Книга Conversations with Architects in the Age of Celebrity. Изображение предоставлено Владимиром Белоголовским
zooming
Победивший в конкурсе на проект нового ВТЦ Даниэль Либескинд представляет свой проект мэру Нью-Йорка Майклу Блумбергу и губернатору штата Нью-Йорк Джорджу Патаки. 27/2/2003 © Mario Tama / gettyimages. Предоставлено Владимиром Белоголовским

По его мнению, эта эпоха началась 18 декабря 2002 года, когда нью-йоркской публике, включая 250 журналистов – среди которых был и автор книги – свои работы представляли полуфиналисты конкурса на проект нового Всемирного торгового центра. Непосредственная связь этого конкурса с терактом 11 сентября 2001 года сделали его событием номер один в США, широко освещавшимся и за рубежом: архитектура внезапно заняла в СМИ место политических дебатов и последних проделок поп-музыкантов и киноактеров. Тогда зрители были воодушевлены и растроганы проектом Даниэля Либескинда, который связал свою экспрессивную работу с ее несколько поверхностным символизмом (так, высота главной башни его ВТЦ составляла 1776 футов, в память о принятии Декларации независимости США в 1776 году) с историей собственной жизни, включая прибытие в Нью-Йорк в конце 1950-х на одном из полных иммигрантов кораблей, вошедшем в гавань по «классическому» маршруту мимо Статуи Свободы – которая виднелась сквозь стеклянную стену за спиной представляющего свое предложение архитектора. Либескинд сразу же стал героем дня, его атаковали журналисты – но они, как считает Белоголовский, не знали, как обсуждать архитектуру, и потому сосредоточились на архитекторе как человеке, что было для них более привычным и понятным. Его и других участников конкурса стали приглашать на популярные ток-шоу, обсуждать их внешний вид, включая стрижку и оправу очков – абсолютно так же, как СМИ привыкли обращаться с кинозвездами или популярными политиками. С тех пор сложился более-менее стабильный список из нескольких десятков архитекторов-«звезд» (этот термин важен, хотя никем и не любим), из которых набирают участников самых престижных закрытых конкурсов, когда нужно создать знаковое, «иконическое» сооружение, мгновенно приковывающее к себе внимание и служащее дорогой, но эффективной рекламой – для корпорации, города или страны, вуза или музея. Повышенное внимание прессы к этим персонам выражается в бесконечных теле- и печатных интервью, документальных фильмах, портретах на обложках глянцевых журналов – и вполне конвертируется в доллары: имя Захи Хадид или Нормана Фостера успешно помогает продать квартиру или сдать офис в спроектированном ими здании. Узнаваемый «авторский стиль» еще больше упрощает маркетинг, хотя архитекторы и становятся, в результате, заложниками найденных когда-то формальных приемов.
 
zooming
Коллаж из зданий-«икон» © OMA. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Эта картина нам всем прекрасно знакома, тем более что даже кризис 2008 года не стал концом для времени зданий-«икон»: они по-прежнему появляются по всему миру, и популярность проектирующих их «звезд» на убыль не идет – как и красноречие критикующих их коллег, обвиняющих – часто совершенно справедливо – условную первую тридцатку архитекторов в штамповке нефункциональных, разрушающих контекст построек, рассчитанных исключительно на «вау-эффект».
 
zooming
Заха Хадид. Центр Гейдара Алиева в Баку © Hufton + Crow Photographers. Предоставлено Владимиром Белоголовским

В сопровождающих интервью аналитических текстах Белоголовский, вслед за другими экспертами, указывает и на положительные стороны существования «звезд»: так, они продолжают «творческую» линию в архитектуре, когда профессиональному сообществу в целом более важны «зеленое» строительство и социальная ответственность. Кроме того, пользующимся всеобщим уважением знаменитым мастерам легче экспериментировать с материалами и технологиями, искать новые пути в архитектурной практике – им на это скорее дадут средства, чем менее «раскрученным» коллегам.
 
zooming
Даниэль Либескинд. Музей искусств в Денвере © Bitter Bredt. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Но если с практикой все более-менее понятно, вопрос о влиянии системы «звезд» на архитектурную критику и, в целом, на архитектурную публицистику заслуживает большего внимания. Владимир Белоголовский рассказывает, что в процессе подготовки книги проанализировал корпус взятых им интервью, по сути – бесед об творческом методе крупных мастеров – и обнаружил, что у этих мастеров нет ничего общего, кроме «звездного» статуса. Получается, что в наше время формального плюрализма, когда не существует общепринятых критериев оценки архитектуры, единственным четким признаком является принадлежность автора проекта к когорте «звезд» – которую следует понимать широко, включая туда и «скромных», но широко известных лауреатов «Притцкера» – Гленна Меркатта, Паулу Мендеса да Роша, Роберта Вентури (вместе с Дениз Скотт-Браун, конечно), и условную «молодежь» – Ингельса, Юргена Майера, Алехандро Аравену, Дэвида Аджайе. Это, без сомнения, очень поверхностная категоризация, однако она явно проявляется в распределении внимания журналистов: «общегражданские» СМИ склонны рассказывать о знаменитых архитекторах, игнорируя всех остальных – но иначе бы они не рассказывали вообще ни о ком, поэтому «звезды» привлекают внимание широкой публики к архитектурной теме (и это еще одна их заслуга, которую подчеркивает Белоголовский).
 
zooming
Элизабет Диллер, Рикардо Скофидио. Павильон Blur выставки Swiss Expo на Невшательском озере © Diller Scofidio + Renfro. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Однако отсутствие критериев делает, как считает автор книги, невозможным авторитетную оценку того или иного проекта, поэтому любая оценка в наши дни – это всего лишь личное мнение, даже если его высказывает известный журналист или архитектор. Косвенное следствие этого – исчезновение ставки архитектурного критика из многих американских изданий и – пикантная подробность – перемещение лишившихся работы авторов в PR-отделы «звездных» архитектурных бюро. Причем не только они, но и оставшиеся на своем посту журналисты часто создают «рекламные», льстивые тексты о «громких» проектах, а запроса на серьезный, пусть и нейтральный, анализ почти нет: в эпоху Twitter’а длинные тексты не популярны.
 
zooming
Уилл Олсоп. Центр Шарпа Колледжа искусств и дизайна Онтарио в Торонто © Richard Johnson. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Хотя Владимир Белоголовский оптимистичен, предлагая ценить существующее разнообразие стилей и подходов и описывать его в позитивном ключе, получается, что он пусть невольно, но констатирует смерть критики – или критика. И в данном случае интересно рассмотреть сам его излюбленный жанр – интервью. По своей сути, этот жанр предполагает активное взаимодействие автора и героя – вплоть до словесной дуэли. Но на деле, особенно если речь идет все же об архитекторе, а не о капризном артисте, герой прекрасно понимает, что каждое интервью – это удобная трибуна для разъяснения своих взглядов, возможность для саморекламы, еще одно – никогда не лишнее – упоминание в СМИ, в конце концов. Поэтому даже «архизвезды» готовы пусть и в сотый раз, но живо и с напором рассказывать о ключевых эпизодах карьеры, описывать свои проекты и метод – и именно их слова интересуют читателя, их растаскивают на цитаты, порой они сами становятся «инфоповодом». Интервью кажется «настоящим» рассказом об архитектуре, искренним, от первого лица – в отличие от и правда теряющих доверие и интерес читателей текстов журналистов (хотя на самом деле водить за нос публику известные архитекторы умеют не хуже политиков или художников-провокаторов). А интервьюер, даже самый искусный, без которого беседа не получилась бы интересной, уходит в тень, о его вкладе забывают, он как будто изымается из диалога – и звучат только громкие фразы «звезды».
 
zooming
Дэвид Аджайе. Школа управления Сколково © Владимир Белоголовский. Предоставлено Владимиром Белоголовским

В книге Владимира Белоголовского Conversations with Architects in the Age of Celebrity (DOM Publishers, 2015; страница книги в интернет-магазине Amazon.com) собраны интервью Дэвида Аджайе, Уилла Олсопа, Алехандро Аравены, Шигеру Бана, Элизабет Диллер, Винки Дубблдам, Питера Айзенмана, Нормана Фостера, Захи Хадид, Стивена Холла, Бьярке Ингельса, Кенго Кумы, Даниэля Либескинда, Юргена Майера, Ричарда Майера, Жанкарло Маццанти, Паулу Мендеса да Роша, Гленна Меркатта, Грегга Паскарелли, Джошуа Принса-Рамуса, Вольфа Прикса, Кевина Роча, Роберта Стерна, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова, Бернара Чуми, Роберта Вентури и Дениз Скотт-Браун, Рафаэля Виньоли, Алехандро Саэро-Поло, а также Чарльза Дженкса и Кеннета Фремптона.

15 Июня 2015

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Проблемы архитектурной критики

Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.