Разговоры со «звездами»

В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Вышедшая в берлинском издательстве DOM Publishers англоязычная книга «Беседы с архитекторами в эпоху знаменитостей» (Conversations with Architects in the Age of Celebrity) объединила под одной обложкой 30 интервью, взятых Владимиром Белоголовским у известных архитекторов разных стран и поколений за последние 12 лет. Это выборка из более 100 бесед, которые автор провел за эти годы; с некоторыми из этих материалов читатель уже знаком по публикациям в отечественных архитектурных журналах. Эти интервью очень интересны и по отдельности, как экскурс в творчество той или иной фигуры, но собранные вместе, они приобретают дополнительное качество, выступая свидетельством о времени архитекторов-«звезд», «эпохе знаменитостей» – как называет начало XXI века Белоголовский.
zooming
Книга Conversations with Architects in the Age of Celebrity. Изображение предоставлено Владимиром Белоголовским
zooming
Победивший в конкурсе на проект нового ВТЦ Даниэль Либескинд представляет свой проект мэру Нью-Йорка Майклу Блумбергу и губернатору штата Нью-Йорк Джорджу Патаки. 27/2/2003 © Mario Tama / gettyimages. Предоставлено Владимиром Белоголовским

По его мнению, эта эпоха началась 18 декабря 2002 года, когда нью-йоркской публике, включая 250 журналистов – среди которых был и автор книги – свои работы представляли полуфиналисты конкурса на проект нового Всемирного торгового центра. Непосредственная связь этого конкурса с терактом 11 сентября 2001 года сделали его событием номер один в США, широко освещавшимся и за рубежом: архитектура внезапно заняла в СМИ место политических дебатов и последних проделок поп-музыкантов и киноактеров. Тогда зрители были воодушевлены и растроганы проектом Даниэля Либескинда, который связал свою экспрессивную работу с ее несколько поверхностным символизмом (так, высота главной башни его ВТЦ составляла 1776 футов, в память о принятии Декларации независимости США в 1776 году) с историей собственной жизни, включая прибытие в Нью-Йорк в конце 1950-х на одном из полных иммигрантов кораблей, вошедшем в гавань по «классическому» маршруту мимо Статуи Свободы – которая виднелась сквозь стеклянную стену за спиной представляющего свое предложение архитектора. Либескинд сразу же стал героем дня, его атаковали журналисты – но они, как считает Белоголовский, не знали, как обсуждать архитектуру, и потому сосредоточились на архитекторе как человеке, что было для них более привычным и понятным. Его и других участников конкурса стали приглашать на популярные ток-шоу, обсуждать их внешний вид, включая стрижку и оправу очков – абсолютно так же, как СМИ привыкли обращаться с кинозвездами или популярными политиками. С тех пор сложился более-менее стабильный список из нескольких десятков архитекторов-«звезд» (этот термин важен, хотя никем и не любим), из которых набирают участников самых престижных закрытых конкурсов, когда нужно создать знаковое, «иконическое» сооружение, мгновенно приковывающее к себе внимание и служащее дорогой, но эффективной рекламой – для корпорации, города или страны, вуза или музея. Повышенное внимание прессы к этим персонам выражается в бесконечных теле- и печатных интервью, документальных фильмах, портретах на обложках глянцевых журналов – и вполне конвертируется в доллары: имя Захи Хадид или Нормана Фостера успешно помогает продать квартиру или сдать офис в спроектированном ими здании. Узнаваемый «авторский стиль» еще больше упрощает маркетинг, хотя архитекторы и становятся, в результате, заложниками найденных когда-то формальных приемов.
 
zooming
Коллаж из зданий-«икон» © OMA. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Эта картина нам всем прекрасно знакома, тем более что даже кризис 2008 года не стал концом для времени зданий-«икон»: они по-прежнему появляются по всему миру, и популярность проектирующих их «звезд» на убыль не идет – как и красноречие критикующих их коллег, обвиняющих – часто совершенно справедливо – условную первую тридцатку архитекторов в штамповке нефункциональных, разрушающих контекст построек, рассчитанных исключительно на «вау-эффект».
 
zooming
Заха Хадид. Центр Гейдара Алиева в Баку © Hufton + Crow Photographers. Предоставлено Владимиром Белоголовским

В сопровождающих интервью аналитических текстах Белоголовский, вслед за другими экспертами, указывает и на положительные стороны существования «звезд»: так, они продолжают «творческую» линию в архитектуре, когда профессиональному сообществу в целом более важны «зеленое» строительство и социальная ответственность. Кроме того, пользующимся всеобщим уважением знаменитым мастерам легче экспериментировать с материалами и технологиями, искать новые пути в архитектурной практике – им на это скорее дадут средства, чем менее «раскрученным» коллегам.
 
zooming
Даниэль Либескинд. Музей искусств в Денвере © Bitter Bredt. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Но если с практикой все более-менее понятно, вопрос о влиянии системы «звезд» на архитектурную критику и, в целом, на архитектурную публицистику заслуживает большего внимания. Владимир Белоголовский рассказывает, что в процессе подготовки книги проанализировал корпус взятых им интервью, по сути – бесед об творческом методе крупных мастеров – и обнаружил, что у этих мастеров нет ничего общего, кроме «звездного» статуса. Получается, что в наше время формального плюрализма, когда не существует общепринятых критериев оценки архитектуры, единственным четким признаком является принадлежность автора проекта к когорте «звезд» – которую следует понимать широко, включая туда и «скромных», но широко известных лауреатов «Притцкера» – Гленна Меркатта, Паулу Мендеса да Роша, Роберта Вентури (вместе с Дениз Скотт-Браун, конечно), и условную «молодежь» – Ингельса, Юргена Майера, Алехандро Аравену, Дэвида Аджайе. Это, без сомнения, очень поверхностная категоризация, однако она явно проявляется в распределении внимания журналистов: «общегражданские» СМИ склонны рассказывать о знаменитых архитекторах, игнорируя всех остальных – но иначе бы они не рассказывали вообще ни о ком, поэтому «звезды» привлекают внимание широкой публики к архитектурной теме (и это еще одна их заслуга, которую подчеркивает Белоголовский).
 
zooming
Элизабет Диллер, Рикардо Скофидио. Павильон Blur выставки Swiss Expo на Невшательском озере © Diller Scofidio + Renfro. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Однако отсутствие критериев делает, как считает автор книги, невозможным авторитетную оценку того или иного проекта, поэтому любая оценка в наши дни – это всего лишь личное мнение, даже если его высказывает известный журналист или архитектор. Косвенное следствие этого – исчезновение ставки архитектурного критика из многих американских изданий и – пикантная подробность – перемещение лишившихся работы авторов в PR-отделы «звездных» архитектурных бюро. Причем не только они, но и оставшиеся на своем посту журналисты часто создают «рекламные», льстивые тексты о «громких» проектах, а запроса на серьезный, пусть и нейтральный, анализ почти нет: в эпоху Twitter’а длинные тексты не популярны.
 
zooming
Уилл Олсоп. Центр Шарпа Колледжа искусств и дизайна Онтарио в Торонто © Richard Johnson. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Хотя Владимир Белоголовский оптимистичен, предлагая ценить существующее разнообразие стилей и подходов и описывать его в позитивном ключе, получается, что он пусть невольно, но констатирует смерть критики – или критика. И в данном случае интересно рассмотреть сам его излюбленный жанр – интервью. По своей сути, этот жанр предполагает активное взаимодействие автора и героя – вплоть до словесной дуэли. Но на деле, особенно если речь идет все же об архитекторе, а не о капризном артисте, герой прекрасно понимает, что каждое интервью – это удобная трибуна для разъяснения своих взглядов, возможность для саморекламы, еще одно – никогда не лишнее – упоминание в СМИ, в конце концов. Поэтому даже «архизвезды» готовы пусть и в сотый раз, но живо и с напором рассказывать о ключевых эпизодах карьеры, описывать свои проекты и метод – и именно их слова интересуют читателя, их растаскивают на цитаты, порой они сами становятся «инфоповодом». Интервью кажется «настоящим» рассказом об архитектуре, искренним, от первого лица – в отличие от и правда теряющих доверие и интерес читателей текстов журналистов (хотя на самом деле водить за нос публику известные архитекторы умеют не хуже политиков или художников-провокаторов). А интервьюер, даже самый искусный, без которого беседа не получилась бы интересной, уходит в тень, о его вкладе забывают, он как будто изымается из диалога – и звучат только громкие фразы «звезды».
 
zooming
Дэвид Аджайе. Школа управления Сколково © Владимир Белоголовский. Предоставлено Владимиром Белоголовским

В книге Владимира Белоголовского Conversations with Architects in the Age of Celebrity (DOM Publishers, 2015; страница книги в интернет-магазине Amazon.com) собраны интервью Дэвида Аджайе, Уилла Олсопа, Алехандро Аравены, Шигеру Бана, Элизабет Диллер, Винки Дубблдам, Питера Айзенмана, Нормана Фостера, Захи Хадид, Стивена Холла, Бьярке Ингельса, Кенго Кумы, Даниэля Либескинда, Юргена Майера, Ричарда Майера, Жанкарло Маццанти, Паулу Мендеса да Роша, Гленна Меркатта, Грегга Паскарелли, Джошуа Принса-Рамуса, Вольфа Прикса, Кевина Роча, Роберта Стерна, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова, Бернара Чуми, Роберта Вентури и Дениз Скотт-Браун, Рафаэля Виньоли, Алехандро Саэро-Поло, а также Чарльза Дженкса и Кеннета Фремптона.

15 Июня 2015

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Проблемы архитектурной критики

Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.