Разговоры со «звездами»

В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
0 Вышедшая в берлинском издательстве DOM Publishers англоязычная книга «Беседы с архитекторами в эпоху знаменитостей» (Conversations with Architects in the Age of Celebrity) объединила под одной обложкой 30 интервью, взятых Владимиром Белоголовским у известных архитекторов разных стран и поколений за последние 12 лет. Это выборка из более 100 бесед, которые автор провел за эти годы; с некоторыми из этих материалов читатель уже знаком по публикациям в отечественных архитектурных журналах. Эти интервью очень интересны и по отдельности, как экскурс в творчество той или иной фигуры, но собранные вместе, они приобретают дополнительное качество, выступая свидетельством о времени архитекторов-«звезд», «эпохе знаменитостей» – как называет начало XXI века Белоголовский.
zooming
Книга Conversations with Architects in the Age of Celebrity. Изображение предоставлено Владимиром Белоголовским
zooming
Победивший в конкурсе на проект нового ВТЦ Даниэль Либескинд представляет свой проект мэру Нью-Йорка Майклу Блумбергу и губернатору штата Нью-Йорк Джорджу Патаки. 27/2/2003 © Mario Tama / gettyimages. Предоставлено Владимиром Белоголовским

По его мнению, эта эпоха началась 18 декабря 2002 года, когда нью-йоркской публике, включая 250 журналистов – среди которых был и автор книги – свои работы представляли полуфиналисты конкурса на проект нового Всемирного торгового центра. Непосредственная связь этого конкурса с терактом 11 сентября 2001 года сделали его событием номер один в США, широко освещавшимся и за рубежом: архитектура внезапно заняла в СМИ место политических дебатов и последних проделок поп-музыкантов и киноактеров. Тогда зрители были воодушевлены и растроганы проектом Даниэля Либескинда, который связал свою экспрессивную работу с ее несколько поверхностным символизмом (так, высота главной башни его ВТЦ составляла 1776 футов, в память о принятии Декларации независимости США в 1776 году) с историей собственной жизни, включая прибытие в Нью-Йорк в конце 1950-х на одном из полных иммигрантов кораблей, вошедшем в гавань по «классическому» маршруту мимо Статуи Свободы – которая виднелась сквозь стеклянную стену за спиной представляющего свое предложение архитектора. Либескинд сразу же стал героем дня, его атаковали журналисты – но они, как считает Белоголовский, не знали, как обсуждать архитектуру, и потому сосредоточились на архитекторе как человеке, что было для них более привычным и понятным. Его и других участников конкурса стали приглашать на популярные ток-шоу, обсуждать их внешний вид, включая стрижку и оправу очков – абсолютно так же, как СМИ привыкли обращаться с кинозвездами или популярными политиками. С тех пор сложился более-менее стабильный список из нескольких десятков архитекторов-«звезд» (этот термин важен, хотя никем и не любим), из которых набирают участников самых престижных закрытых конкурсов, когда нужно создать знаковое, «иконическое» сооружение, мгновенно приковывающее к себе внимание и служащее дорогой, но эффективной рекламой – для корпорации, города или страны, вуза или музея. Повышенное внимание прессы к этим персонам выражается в бесконечных теле- и печатных интервью, документальных фильмах, портретах на обложках глянцевых журналов – и вполне конвертируется в доллары: имя Захи Хадид или Нормана Фостера успешно помогает продать квартиру или сдать офис в спроектированном ими здании. Узнаваемый «авторский стиль» еще больше упрощает маркетинг, хотя архитекторы и становятся, в результате, заложниками найденных когда-то формальных приемов.
 
zooming
Коллаж из зданий-«икон» © OMA. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Эта картина нам всем прекрасно знакома, тем более что даже кризис 2008 года не стал концом для времени зданий-«икон»: они по-прежнему появляются по всему миру, и популярность проектирующих их «звезд» на убыль не идет – как и красноречие критикующих их коллег, обвиняющих – часто совершенно справедливо – условную первую тридцатку архитекторов в штамповке нефункциональных, разрушающих контекст построек, рассчитанных исключительно на «вау-эффект».
 
zooming
Заха Хадид. Центр Гейдара Алиева в Баку © Hufton + Crow Photographers. Предоставлено Владимиром Белоголовским

В сопровождающих интервью аналитических текстах Белоголовский, вслед за другими экспертами, указывает и на положительные стороны существования «звезд»: так, они продолжают «творческую» линию в архитектуре, когда профессиональному сообществу в целом более важны «зеленое» строительство и социальная ответственность. Кроме того, пользующимся всеобщим уважением знаменитым мастерам легче экспериментировать с материалами и технологиями, искать новые пути в архитектурной практике – им на это скорее дадут средства, чем менее «раскрученным» коллегам.
 
zooming
Даниэль Либескинд. Музей искусств в Денвере © Bitter Bredt. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Но если с практикой все более-менее понятно, вопрос о влиянии системы «звезд» на архитектурную критику и, в целом, на архитектурную публицистику заслуживает большего внимания. Владимир Белоголовский рассказывает, что в процессе подготовки книги проанализировал корпус взятых им интервью, по сути – бесед об творческом методе крупных мастеров – и обнаружил, что у этих мастеров нет ничего общего, кроме «звездного» статуса. Получается, что в наше время формального плюрализма, когда не существует общепринятых критериев оценки архитектуры, единственным четким признаком является принадлежность автора проекта к когорте «звезд» – которую следует понимать широко, включая туда и «скромных», но широко известных лауреатов «Притцкера» – Гленна Меркатта, Паулу Мендеса да Роша, Роберта Вентури (вместе с Дениз Скотт-Браун, конечно), и условную «молодежь» – Ингельса, Юргена Майера, Алехандро Аравену, Дэвида Аджайе. Это, без сомнения, очень поверхностная категоризация, однако она явно проявляется в распределении внимания журналистов: «общегражданские» СМИ склонны рассказывать о знаменитых архитекторах, игнорируя всех остальных – но иначе бы они не рассказывали вообще ни о ком, поэтому «звезды» привлекают внимание широкой публики к архитектурной теме (и это еще одна их заслуга, которую подчеркивает Белоголовский).
 
zooming
Элизабет Диллер, Рикардо Скофидио. Павильон Blur выставки Swiss Expo на Невшательском озере © Diller Scofidio + Renfro. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Однако отсутствие критериев делает, как считает автор книги, невозможным авторитетную оценку того или иного проекта, поэтому любая оценка в наши дни – это всего лишь личное мнение, даже если его высказывает известный журналист или архитектор. Косвенное следствие этого – исчезновение ставки архитектурного критика из многих американских изданий и – пикантная подробность – перемещение лишившихся работы авторов в PR-отделы «звездных» архитектурных бюро. Причем не только они, но и оставшиеся на своем посту журналисты часто создают «рекламные», льстивые тексты о «громких» проектах, а запроса на серьезный, пусть и нейтральный, анализ почти нет: в эпоху Twitter’а длинные тексты не популярны.
 
zooming
Уилл Олсоп. Центр Шарпа Колледжа искусств и дизайна Онтарио в Торонто © Richard Johnson. Предоставлено Владимиром Белоголовским

Хотя Владимир Белоголовский оптимистичен, предлагая ценить существующее разнообразие стилей и подходов и описывать его в позитивном ключе, получается, что он пусть невольно, но констатирует смерть критики – или критика. И в данном случае интересно рассмотреть сам его излюбленный жанр – интервью. По своей сути, этот жанр предполагает активное взаимодействие автора и героя – вплоть до словесной дуэли. Но на деле, особенно если речь идет все же об архитекторе, а не о капризном артисте, герой прекрасно понимает, что каждое интервью – это удобная трибуна для разъяснения своих взглядов, возможность для саморекламы, еще одно – никогда не лишнее – упоминание в СМИ, в конце концов. Поэтому даже «архизвезды» готовы пусть и в сотый раз, но живо и с напором рассказывать о ключевых эпизодах карьеры, описывать свои проекты и метод – и именно их слова интересуют читателя, их растаскивают на цитаты, порой они сами становятся «инфоповодом». Интервью кажется «настоящим» рассказом об архитектуре, искренним, от первого лица – в отличие от и правда теряющих доверие и интерес читателей текстов журналистов (хотя на самом деле водить за нос публику известные архитекторы умеют не хуже политиков или художников-провокаторов). А интервьюер, даже самый искусный, без которого беседа не получилась бы интересной, уходит в тень, о его вкладе забывают, он как будто изымается из диалога – и звучат только громкие фразы «звезды».
 
zooming
Дэвид Аджайе. Школа управления Сколково © Владимир Белоголовский. Предоставлено Владимиром Белоголовским

В книге Владимира Белоголовского Conversations with Architects in the Age of Celebrity (DOM Publishers, 2015; страница книги в интернет-магазине Amazon.com) собраны интервью Дэвида Аджайе, Уилла Олсопа, Алехандро Аравены, Шигеру Бана, Элизабет Диллер, Винки Дубблдам, Питера Айзенмана, Нормана Фостера, Захи Хадид, Стивена Холла, Бьярке Ингельса, Кенго Кумы, Даниэля Либескинда, Юргена Майера, Ричарда Майера, Жанкарло Маццанти, Паулу Мендеса да Роша, Гленна Меркатта, Грегга Паскарелли, Джошуа Принса-Рамуса, Вольфа Прикса, Кевина Роча, Роберта Стерна, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова, Бернара Чуми, Роберта Вентури и Дениз Скотт-Браун, Рафаэля Виньоли, Алехандро Саэро-Поло, а также Чарльза Дженкса и Кеннета Фремптона.

15 Июня 2015

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Сейчас на главной
Бакалавры Академии Глазунова 2022: Концепция развития...
Публикуем дипломные проекты бакалавров кафедры архитектуры Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Они посвящены гармонизации значимых мест Садового кольца путем восстановления памятников архитектуры, устройства парков и создания традиционной застройки.
Несколько штрихов
Зона отдыха на берегу озера Тургояк создана малыми средствами, что не отменяет эффект преображения: насыпь, амфитеатр и несколько шезлонгов превратили бывший недострой в востребованную локацию.
Изобретая восток
Чтобы погрузить гостей ресторана Saiko в атмосферу азиатской роскоши, команда IZI Design самостоятельно спроектировала все элементы дизайна – от созданного вручную рельефа скалы на стенах до напечатанных с помощью 3D-принтера подставок для палочек.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.