Анатолий Белов: «Архитектура – наполовину искусство, наполовину ремесло».

Продолжая нашу серию интервью на тему архитектурной критики, публикуем беседу с главным редактором журнала ПРОЕКТ РОССИЯ Анатолием Беловым.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Архи.ру:
– Считаешь ли ты себя архитектурным критиком?

Анатолий Белов:
– Давай сперва определимся, кто такой критик. Может быть, это тот, кто дает оценку, судит? Если принять за основу именно такое объяснение, то я критиком не являюсь, так как всегда стараюсь воздерживаться от резких, бескомпромиссных высказываний… Хотя, казалось бы, будучи по образованию архитектором, имею полное моральное право критиковать архитектуру. Но проблема в том, что у меня отец архитектор, и я не понаслышке знаю, насколько это сложная, неблагодарная профессия, как часто девелоперы и чиновники уродуют изначально хорошие проекты. Поэтому, когда я гляжу на неудавшееся с моей точки зрения здание, то не могу не спросить себя: «Это точно вина архитектора»? И найти ответ на этот вопрос зачастую очень и очень непросто. Порой его и вовсе нет. Потом, надо понимать: из архитекторов, которых в России на сегодняшний день несколько десятков тысяч (в одной Москве их более десяти тысяч), далеко не все одарены в художественном плане, что нормально, но этот недостаток вполне уравновешивает такое качество, как профессионализм. Архитектура – наполовину искусство, наполовину ремесло. Критиковать архитекторов исключительно с позиции эстетики – это, на мой взгляд, не до конца честно. А чтобы критиковать архитектуру с позиции ремесла, желательно быть внутри процесса. По этой причине мне близок формат внутрицеховой критики. Не случайно в нашем журнале появились авторские колонки авторитетных практиков – Левона Айрапетова, Евгения Асса, Михаила Белова. Вскоре к этому списку добавятся, надеюсь, Сергей Мишин, Максим Атаянц…

Увы, в советское время внутрицеховая критика обрела репрессивный характер, превратившись в орудие политической цензуры: достаточно вспомнить «товарищескую» критику Каро Алабяна в адрес «формалистов» Константина Мельникова и Ивана Леонидова на страницах журнала «Архитектура СССР». Потому у большинства современных российских архитекторов, заставших советский строй, аллергия на внутрицеховую критику. А адресная критика коллег, да еще в публичной плоскости – это для них что-то совсем невозможное, неприличное. Но сейчас другое время. Власть архитектурой не интересуется, идеологии как таковой нет. Граница между «хорошо» и «плохо», между профессионализмом и непрофессионализмом почти стерлась, и именно по этой причине мнение специалистов друг о друге и о ситуации в целом как никогда важно. Так мне кажется.

Если вернуться к ответу на твой вопрос, то мне нравится думать о себе как о человеке, фиксирующем исторический момент. Безусловно, это очень избирательная фиксация: я говорю и пишу лишь о том, что считаю достойным обсуждения. Как однажды сказал мне Григорий Ревзин в личной беседе, публицистика – «пища» историков. Вокруг нас происходит множество событий, и мы, журналисты, занимаемся тем, что выуживаем самое важное и интересное из этого бурлящего моря актуальной информации, тем самым, по сути, определяя облик эпохи. Вообрази на секунду, что журнала «Современная архитектура» не было – не придумали его, и все! Как бы мы сегодня в таком случае воспринимали архитектуру советского авангарда, что бы мы о ней знали? Коллектив ПРОЕКТ РОССИЯ занимается, грубо говоря, тем, что отделяет зерна от плевел. Безусловно, можно публиковать все подряд, – это тоже позиция, имеющая право на существование. Но нам ближе такой, скажем, снобистский подход.
zooming
Анатолий Белов. Фотография: портретгорожанина.рф
zooming
«Имперский дом» Михаила Белова. Фотография: Анатолий Белов

При этом считаю нужным отметить, что очень уважаю профессиональных критиков – это смелые люди. Помню, как специально водил Николая Малинина на крышу жилого комплекса «Имперский дом», построенного моим отцом, а он после этого накатал в газету «Ведомости» бойкий фельетон об этом эпизоде – «Прелесть поверхностного взгляда» называется. У меня к нему претензий нет. Хотя Малинин, кажется, ожидал обратного. Статус главного редактора не позволяет мне быть таким смелым. То есть я не только не горю желанием, но, в общем-то, и не могу быть критиком, поскольку являюсь в каком-то смысле политической фигурой – в масштабах нашего архитектурного сообщества, разумеется.
zooming
«Имперский дом» Михаила Белова. Фотография: Анатолий Белов

– Но в истории мировой архитектуры XX века немало главных редакторов, которые ощутимо влияли на развитие архитектуры или как минимум очень резко высказывались по текущим вопросам. Они активно участвовали в профессиональной дискуссии, даже если сами не были практиками, поддерживали те или иные направления, вступали в конфликты.

– Мы не избегаем полемики, но при этом стараемся быть как бы над схваткой: есть внештатные авторы, которые не обязаны учитывать нашу точку зрения, но и мы не в ответе за их высказывания. На сей счет могут быть и другие мнения, само собой, – это сложный этический вопрос… Разумеется, когда автор пишет нечто очень и очень резкое, мы обсуждаем этот материал с членами редакционного совета, куда помимо меня входят издатель ПРОЕКТ РОССИЯ Барт Голдхоорн и мой предшественник на посту главного редактора Алексей Муратов, пытаемся понять, насколько получившийся текст аргументирован, и решаем, как быть. Случается, конечно, что и члены редакции позволяют себе, что называется, быть смелыми. К примеру, в 73-м номере я написал довольно едкий текст о прошлогоднем «АрхСтоянии», о чем, кстати, пожалел, узнав, что Максим Ноготков прекратил финансирование «АрхПолиса», но у меня был расчет, что на мою заметку будет ответ и что мы его напечатаем. Так и вышло – провокация сработала. Сооснователь «АрхСтояния» Антон Кочуркин написал в 74-й номер прекрасный, остроумный текст. Получилась здоровая, интеллигентная полемика. Вспоминается и другая история. В первом номере, который я делал в статусе и. о. главного редактора (имеется в виду 70-й номер ПРОЕКТ РОССИЯ на тему «Город женщин» – примечание Архи.ру), была большая статья про Михаила Филиппова – архитектора, которого я очень уважаю. В ней редактор нашего журнала Ася Белоусова раскритиковала планировку построенного по его проекту жилого комплекса «Итальянский квартал». Я пропустил это в журнал, потому что был согласен с Белоусовой, хотя понимал, что подобная публикация чревата конфликтом. Как бы то ни было, архитектурных журналов в России не так уж много. Архитекторы это знают. Они, конечно, могут обижаться и не печататься, но какой в этом смысл? Тем более что мы всегда открыты для диалога как в преддверии выхода номера, так и после.
zooming
«Итальянский квартал» Михаила Филиппова. Фотография: Алексей Лерер

Что касается влияния, то влиять можно по-разному. Скажем, есть такая штука как визуальный ряд. Не стоит недооценивать его воздействие на читателя. Можно выстроить его таким образом, что читатель сам поймет, что хуже, а что лучше, что оригинально, а что вторично, что есть высокая культура, а что – культура в зачатке. И даже намекать ни на что не надо, не то что критиковать. Простое визуальное сравнение порой эффективнее любой критики.

– Такая нейтральность свойственна всей отечественной архитектурной прессе, включая наш портал, хотя у каждого издания – своя схема работы и своя редакционная политика. Можно сделать вывод, что российские архитектурные СМИ видят свою основную задачу в информировании читателей. Или у ПРОЕКТ РОССИЯ цели более масштабные?

– Одна из наших главных задач – образовательная. Может быть, я сейчас утрирую, но за годы, прошедшие после распада Советского Союза, наши архитекторы несколько подзабыли историю. Если же говорить конкретно о молодежи, то она ее совсем не знает. И дело не в отсутствии любознательности или в каком-то брезгливом отношении. Внезапное открытие границ после стольких лет изоляции обернулось повальным интересом ко всему современному, что «оттуда», который, в свою очередь, перекрыл интерес к истории, в том числе и к собственной истории. Это, на мой взгляд, неправильная, нездоровая ситуация. Считаю важным вернуть тему истории в профессиональную повестку.

Фриденсрайх Хундертвассер однажды сказал: «Кто не чтит свое прошлое, теряет будущее. Кто разрушает свои корни, не может расти». Полгода назад, в 73-м номере ПРОЕКТ РОССИЯ, вышел первый выпуск исторической рубрики «Человек, дом, место» под научной редакцией ректора МАРХИ Дмитрия Швидковского. В редакции были споры по поводу того, нужна ли она в журнале. Высказывалось мнение, что это может превратить ПРОЕКТ РОССИЯ в «Проект Классика», который закрылся в 2009 году, т. е. лишить его какого-то своеобразия. Но в итоге все сошлись на том, что такая рубрика оживит журнал. Не мне, конечно, судить, но, кажется, так и вышло. И своего своеобразия журнал нисколько не утратил – слишком уж у него крепкая, цельная структура.

Помимо прочего история порой преподносит нам важные уроки профессионального достоинства. С приходом капитализма российские архитекторы оказались в ситуации жестокой конкуренции, и многие пошли по самому простому пути – пути уступок, в том числе вкусовых, оказавшись тем самым фактически в положении обслуги. Проблема в том, что это был сознательный выбор, т. е. если в предыдущие десятилетия архитекторов подавляла советская власть, с которой они ничего не могли поделать, то здесь у них были варианты, как поступить. И тот выбор, который они сделали, привел к тому, что общество просто перестало их уважать, а со временем – и это самое страшное – архитекторы перестали уважать сами себя. Так вот, в истории встречаются вдохновляющие примеры невероятной смелости зодчих, которые в теории могли бы поспособствовать тому, чтобы этот унизительный процесс самодискредитации, наконец, пошел вспять, как бы наивно это ни звучало. Скажем, когда Николай Леонтьевич Бенуа проектировал конюшни в Петергофе, Николай I дал ему указание поместить поперек центральной арочной оси здание кузницы. Архитектор в итоге сделал два проекта: в первом учел пожелание императора, а во втором сохранил арочную перспективу, разместив кузницу в другом месте. Николай, конечно, подивился дерзости Бенуа, но все же остановился на варианте с открытой осью. Можно ли себе такое представить сейчас? По-моему, нет.
zooming
«Горки Город» Михаила Филиппова. Фотография: Анатолий Белов

– Неужели сегодня не происходит ничего подобного? Архитекторы ведь все время рассказывают, как уговорили заказчика на тот или иной шаг. Не все работают с «императорами» – встречаются и вполне адекватные девелоперы.

– По моим наблюдениям «спорящих» архитекторов меньшинство. Остальные предпочитают путь соглашательства. Впрочем, даже если архитектор, спроектировав здание, отстоял свою точку зрения, не исключено, что заказчик потом все сделает по-своему – авторские права в нашей стране никого особенно не волнуют. Наглядным примером здесь может послужить уже упоминавшийся мной «Имперский дом». И хотя это уже скорее вопрос правового регулирования, важно то, как данное положение вещей сказывается на профессиональном самосознании архитекторов. К чему им препираться с заказчиком, если они заранее знают, что любые договоренности могут быть отменены в одностороннем порядке? Посмотрите, как изуродовали «Горки Город» Филиппова и Атаянца! Архитектурному сообществу следовало с самого начала жестко отстаивать свои права, еще двадцать лет назад, причем именно как сообществу, т. е. надо было выступать единым фронтом, сплоченно. Но момент упущен.
zooming
«Горки Город» Максима Атаянца. Фотография: Анатолий Белов

– Как ты оцениваешь свои полтора года на посту главного редактора? Что сейчас происходит с журналом ПРОЕКТ РОССИЯ? Какие планы на будущее?

– Позволю себе воздержаться от каких бы то ни было оценок. Скажу разве что следующее. Когда в октябре 2013 года Алексей Муратов покинул редакцию, мы столкнулись с двумя серьезными проблемами – организационной и репутационной. Про первую все ясно, думаю. Что касается второй, то, когда меня назначили и. о. главного редактора, мне, извините, было всего 26 лет. Руководитель самого толстого архитектурного журнала в стране, еще не вышедший из призывного возраста, – это, согласись, несколько экзотично. Были опасения, что возникнут трудности в плане коммуницирования с нашими архитектурными аксакалами, потому что странно, когда тебе 50, говорить на равных с человеком, который в два раза моложе. Но все как-то устроилось. Были претензии со стороны отдельных архитекторов в рабочем порядке, но мы эти конфликты уладили. До сих пор никто не отказывался от публикаций в журнале. И это о чем-то да говорит, наверное.

На два твоих последних вопроса отвечу одним предложением: команда ПРОЕКТ РОССИЯ сейчас занимается как раз тем, что строит планы на будущее – они пока не до конца ясны. Могу с уверенностью сказать лишь то, что журнал никуда не денется и будет выходить в прежнем режиме. А будущее определяю не я один: есть редакционный совет, есть генеральный директор издательства в лице Ольги Потаповой, есть мнение наших друзей и партнеров. Но это и хорошо – слишком большая ответственность для одного человека.

Да, совсем забыл: в этом году журнал празднует 20-летний юбилей! Так что, вот, готовим мероприятие.




Анатолий Белов – журналист, фотограф, архитектор, главный редактор журнала ПРОЕКТ РОССИЯ. Окончил Московский архитектурный институт (2009). Автор свыше 100 публикаций об архитектуре и современном искусстве, включая научные статьи и интервью. В разное время сотрудничал с такими изданиями, как ПРОЕКТ КЛАССИКА, «Архитектурный вестник», Made in Future, «Большой город». В 2006 основал интернет-журнал об архитектуре и дизайне walkingcity.ru (закрылся в 2010). Лауреат премии Международного фестиваля «Зодчество-2009» за серию статей о современной архитектуре. Также активно занимается кураторской деятельностью. В 2007 курировал выставку «бумажной архитектуры» в Токио (совместно с Павлом Зельдовичем). В 2009 организовал в Государственном музее архитектуры им. А. В. Щусева выставку «Сыграем в классику, или новый историзм». В 2011 организовал в рамках Международной выставки архитектуры и дизайна «Арх Москва» экспозицию «Новые мастерские». В 2012 курировал на той же «Арх Москве» экспозицию «Большой конкурс “Сколково”», выступил в качестве редактора и составителя каталога упомянутой экспозиции.

16 Апреля 2015

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Проблемы архитектурной критики

Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».