Анатолий Белов: «Архитектура – наполовину искусство, наполовину ремесло».

Продолжая нашу серию интервью на тему архитектурной критики, публикуем беседу с главным редактором журнала ПРОЕКТ РОССИЯ Анатолием Беловым.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
0 Архи.ру:
– Считаешь ли ты себя архитектурным критиком?

Анатолий Белов:
– Давай сперва определимся, кто такой критик. Может быть, это тот, кто дает оценку, судит? Если принять за основу именно такое объяснение, то я критиком не являюсь, так как всегда стараюсь воздерживаться от резких, бескомпромиссных высказываний… Хотя, казалось бы, будучи по образованию архитектором, имею полное моральное право критиковать архитектуру. Но проблема в том, что у меня отец архитектор, и я не понаслышке знаю, насколько это сложная, неблагодарная профессия, как часто девелоперы и чиновники уродуют изначально хорошие проекты. Поэтому, когда я гляжу на неудавшееся с моей точки зрения здание, то не могу не спросить себя: «Это точно вина архитектора»? И найти ответ на этот вопрос зачастую очень и очень непросто. Порой его и вовсе нет. Потом, надо понимать: из архитекторов, которых в России на сегодняшний день несколько десятков тысяч (в одной Москве их более десяти тысяч), далеко не все одарены в художественном плане, что нормально, но этот недостаток вполне уравновешивает такое качество, как профессионализм. Архитектура – наполовину искусство, наполовину ремесло. Критиковать архитекторов исключительно с позиции эстетики – это, на мой взгляд, не до конца честно. А чтобы критиковать архитектуру с позиции ремесла, желательно быть внутри процесса. По этой причине мне близок формат внутрицеховой критики. Не случайно в нашем журнале появились авторские колонки авторитетных практиков – Левона Айрапетова, Евгения Асса, Михаила Белова. Вскоре к этому списку добавятся, надеюсь, Сергей Мишин, Максим Атаянц…

Увы, в советское время внутрицеховая критика обрела репрессивный характер, превратившись в орудие политической цензуры: достаточно вспомнить «товарищескую» критику Каро Алабяна в адрес «формалистов» Константина Мельникова и Ивана Леонидова на страницах журнала «Архитектура СССР». Потому у большинства современных российских архитекторов, заставших советский строй, аллергия на внутрицеховую критику. А адресная критика коллег, да еще в публичной плоскости – это для них что-то совсем невозможное, неприличное. Но сейчас другое время. Власть архитектурой не интересуется, идеологии как таковой нет. Граница между «хорошо» и «плохо», между профессионализмом и непрофессионализмом почти стерлась, и именно по этой причине мнение специалистов друг о друге и о ситуации в целом как никогда важно. Так мне кажется.

Если вернуться к ответу на твой вопрос, то мне нравится думать о себе как о человеке, фиксирующем исторический момент. Безусловно, это очень избирательная фиксация: я говорю и пишу лишь о том, что считаю достойным обсуждения. Как однажды сказал мне Григорий Ревзин в личной беседе, публицистика – «пища» историков. Вокруг нас происходит множество событий, и мы, журналисты, занимаемся тем, что выуживаем самое важное и интересное из этого бурлящего моря актуальной информации, тем самым, по сути, определяя облик эпохи. Вообрази на секунду, что журнала «Современная архитектура» не было – не придумали его, и все! Как бы мы сегодня в таком случае воспринимали архитектуру советского авангарда, что бы мы о ней знали? Коллектив ПРОЕКТ РОССИЯ занимается, грубо говоря, тем, что отделяет зерна от плевел. Безусловно, можно публиковать все подряд, – это тоже позиция, имеющая право на существование. Но нам ближе такой, скажем, снобистский подход.
zooming
Анатолий Белов. Фотография: портретгорожанина.рф
zooming
«Имперский дом» Михаила Белова. Фотография: Анатолий Белов

При этом считаю нужным отметить, что очень уважаю профессиональных критиков – это смелые люди. Помню, как специально водил Николая Малинина на крышу жилого комплекса «Имперский дом», построенного моим отцом, а он после этого накатал в газету «Ведомости» бойкий фельетон об этом эпизоде – «Прелесть поверхностного взгляда» называется. У меня к нему претензий нет. Хотя Малинин, кажется, ожидал обратного. Статус главного редактора не позволяет мне быть таким смелым. То есть я не только не горю желанием, но, в общем-то, и не могу быть критиком, поскольку являюсь в каком-то смысле политической фигурой – в масштабах нашего архитектурного сообщества, разумеется.
zooming
«Имперский дом» Михаила Белова. Фотография: Анатолий Белов

– Но в истории мировой архитектуры XX века немало главных редакторов, которые ощутимо влияли на развитие архитектуры или как минимум очень резко высказывались по текущим вопросам. Они активно участвовали в профессиональной дискуссии, даже если сами не были практиками, поддерживали те или иные направления, вступали в конфликты.

– Мы не избегаем полемики, но при этом стараемся быть как бы над схваткой: есть внештатные авторы, которые не обязаны учитывать нашу точку зрения, но и мы не в ответе за их высказывания. На сей счет могут быть и другие мнения, само собой, – это сложный этический вопрос… Разумеется, когда автор пишет нечто очень и очень резкое, мы обсуждаем этот материал с членами редакционного совета, куда помимо меня входят издатель ПРОЕКТ РОССИЯ Барт Голдхоорн и мой предшественник на посту главного редактора Алексей Муратов, пытаемся понять, насколько получившийся текст аргументирован, и решаем, как быть. Случается, конечно, что и члены редакции позволяют себе, что называется, быть смелыми. К примеру, в 73-м номере я написал довольно едкий текст о прошлогоднем «АрхСтоянии», о чем, кстати, пожалел, узнав, что Максим Ноготков прекратил финансирование «АрхПолиса», но у меня был расчет, что на мою заметку будет ответ и что мы его напечатаем. Так и вышло – провокация сработала. Сооснователь «АрхСтояния» Антон Кочуркин написал в 74-й номер прекрасный, остроумный текст. Получилась здоровая, интеллигентная полемика. Вспоминается и другая история. В первом номере, который я делал в статусе и. о. главного редактора (имеется в виду 70-й номер ПРОЕКТ РОССИЯ на тему «Город женщин» – примечание Архи.ру), была большая статья про Михаила Филиппова – архитектора, которого я очень уважаю. В ней редактор нашего журнала Ася Белоусова раскритиковала планировку построенного по его проекту жилого комплекса «Итальянский квартал». Я пропустил это в журнал, потому что был согласен с Белоусовой, хотя понимал, что подобная публикация чревата конфликтом. Как бы то ни было, архитектурных журналов в России не так уж много. Архитекторы это знают. Они, конечно, могут обижаться и не печататься, но какой в этом смысл? Тем более что мы всегда открыты для диалога как в преддверии выхода номера, так и после.
zooming
«Итальянский квартал» Михаила Филиппова. Фотография: Алексей Лерер

Что касается влияния, то влиять можно по-разному. Скажем, есть такая штука как визуальный ряд. Не стоит недооценивать его воздействие на читателя. Можно выстроить его таким образом, что читатель сам поймет, что хуже, а что лучше, что оригинально, а что вторично, что есть высокая культура, а что – культура в зачатке. И даже намекать ни на что не надо, не то что критиковать. Простое визуальное сравнение порой эффективнее любой критики.

– Такая нейтральность свойственна всей отечественной архитектурной прессе, включая наш портал, хотя у каждого издания – своя схема работы и своя редакционная политика. Можно сделать вывод, что российские архитектурные СМИ видят свою основную задачу в информировании читателей. Или у ПРОЕКТ РОССИЯ цели более масштабные?

– Одна из наших главных задач – образовательная. Может быть, я сейчас утрирую, но за годы, прошедшие после распада Советского Союза, наши архитекторы несколько подзабыли историю. Если же говорить конкретно о молодежи, то она ее совсем не знает. И дело не в отсутствии любознательности или в каком-то брезгливом отношении. Внезапное открытие границ после стольких лет изоляции обернулось повальным интересом ко всему современному, что «оттуда», который, в свою очередь, перекрыл интерес к истории, в том числе и к собственной истории. Это, на мой взгляд, неправильная, нездоровая ситуация. Считаю важным вернуть тему истории в профессиональную повестку.

Фриденсрайх Хундертвассер однажды сказал: «Кто не чтит свое прошлое, теряет будущее. Кто разрушает свои корни, не может расти». Полгода назад, в 73-м номере ПРОЕКТ РОССИЯ, вышел первый выпуск исторической рубрики «Человек, дом, место» под научной редакцией ректора МАРХИ Дмитрия Швидковского. В редакции были споры по поводу того, нужна ли она в журнале. Высказывалось мнение, что это может превратить ПРОЕКТ РОССИЯ в «Проект Классика», который закрылся в 2009 году, т. е. лишить его какого-то своеобразия. Но в итоге все сошлись на том, что такая рубрика оживит журнал. Не мне, конечно, судить, но, кажется, так и вышло. И своего своеобразия журнал нисколько не утратил – слишком уж у него крепкая, цельная структура.

Помимо прочего история порой преподносит нам важные уроки профессионального достоинства. С приходом капитализма российские архитекторы оказались в ситуации жестокой конкуренции, и многие пошли по самому простому пути – пути уступок, в том числе вкусовых, оказавшись тем самым фактически в положении обслуги. Проблема в том, что это был сознательный выбор, т. е. если в предыдущие десятилетия архитекторов подавляла советская власть, с которой они ничего не могли поделать, то здесь у них были варианты, как поступить. И тот выбор, который они сделали, привел к тому, что общество просто перестало их уважать, а со временем – и это самое страшное – архитекторы перестали уважать сами себя. Так вот, в истории встречаются вдохновляющие примеры невероятной смелости зодчих, которые в теории могли бы поспособствовать тому, чтобы этот унизительный процесс самодискредитации, наконец, пошел вспять, как бы наивно это ни звучало. Скажем, когда Николай Леонтьевич Бенуа проектировал конюшни в Петергофе, Николай I дал ему указание поместить поперек центральной арочной оси здание кузницы. Архитектор в итоге сделал два проекта: в первом учел пожелание императора, а во втором сохранил арочную перспективу, разместив кузницу в другом месте. Николай, конечно, подивился дерзости Бенуа, но все же остановился на варианте с открытой осью. Можно ли себе такое представить сейчас? По-моему, нет.
zooming
«Горки Город» Михаила Филиппова. Фотография: Анатолий Белов

– Неужели сегодня не происходит ничего подобного? Архитекторы ведь все время рассказывают, как уговорили заказчика на тот или иной шаг. Не все работают с «императорами» – встречаются и вполне адекватные девелоперы.

– По моим наблюдениям «спорящих» архитекторов меньшинство. Остальные предпочитают путь соглашательства. Впрочем, даже если архитектор, спроектировав здание, отстоял свою точку зрения, не исключено, что заказчик потом все сделает по-своему – авторские права в нашей стране никого особенно не волнуют. Наглядным примером здесь может послужить уже упоминавшийся мной «Имперский дом». И хотя это уже скорее вопрос правового регулирования, важно то, как данное положение вещей сказывается на профессиональном самосознании архитекторов. К чему им препираться с заказчиком, если они заранее знают, что любые договоренности могут быть отменены в одностороннем порядке? Посмотрите, как изуродовали «Горки Город» Филиппова и Атаянца! Архитектурному сообществу следовало с самого начала жестко отстаивать свои права, еще двадцать лет назад, причем именно как сообществу, т. е. надо было выступать единым фронтом, сплоченно. Но момент упущен.
zooming
«Горки Город» Максима Атаянца. Фотография: Анатолий Белов

– Как ты оцениваешь свои полтора года на посту главного редактора? Что сейчас происходит с журналом ПРОЕКТ РОССИЯ? Какие планы на будущее?

– Позволю себе воздержаться от каких бы то ни было оценок. Скажу разве что следующее. Когда в октябре 2013 года Алексей Муратов покинул редакцию, мы столкнулись с двумя серьезными проблемами – организационной и репутационной. Про первую все ясно, думаю. Что касается второй, то, когда меня назначили и. о. главного редактора, мне, извините, было всего 26 лет. Руководитель самого толстого архитектурного журнала в стране, еще не вышедший из призывного возраста, – это, согласись, несколько экзотично. Были опасения, что возникнут трудности в плане коммуницирования с нашими архитектурными аксакалами, потому что странно, когда тебе 50, говорить на равных с человеком, который в два раза моложе. Но все как-то устроилось. Были претензии со стороны отдельных архитекторов в рабочем порядке, но мы эти конфликты уладили. До сих пор никто не отказывался от публикаций в журнале. И это о чем-то да говорит, наверное.

На два твоих последних вопроса отвечу одним предложением: команда ПРОЕКТ РОССИЯ сейчас занимается как раз тем, что строит планы на будущее – они пока не до конца ясны. Могу с уверенностью сказать лишь то, что журнал никуда не денется и будет выходить в прежнем режиме. А будущее определяю не я один: есть редакционный совет, есть генеральный директор издательства в лице Ольги Потаповой, есть мнение наших друзей и партнеров. Но это и хорошо – слишком большая ответственность для одного человека.

Да, совсем забыл: в этом году журнал празднует 20-летний юбилей! Так что, вот, готовим мероприятие.




Анатолий Белов – журналист, фотограф, архитектор, главный редактор журнала ПРОЕКТ РОССИЯ. Окончил Московский архитектурный институт (2009). Автор свыше 100 публикаций об архитектуре и современном искусстве, включая научные статьи и интервью. В разное время сотрудничал с такими изданиями, как ПРОЕКТ КЛАССИКА, «Архитектурный вестник», Made in Future, «Большой город». В 2006 основал интернет-журнал об архитектуре и дизайне walkingcity.ru (закрылся в 2010). Лауреат премии Международного фестиваля «Зодчество-2009» за серию статей о современной архитектуре. Также активно занимается кураторской деятельностью. В 2007 курировал выставку «бумажной архитектуры» в Токио (совместно с Павлом Зельдовичем). В 2009 организовал в Государственном музее архитектуры им. А. В. Щусева выставку «Сыграем в классику, или новый историзм». В 2011 организовал в рамках Международной выставки архитектуры и дизайна «Арх Москва» экспозицию «Новые мастерские». В 2012 курировал на той же «Арх Москве» экспозицию «Большой конкурс “Сколково”», выступил в качестве редактора и составителя каталога упомянутой экспозиции.

16 Апреля 2015

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.