Тарья Нурми: «Публика любит то, что ее научили любить»

Финский критик Тарья Нурми рассказала Архи.ру о нашествии непрофессионалов и ответственности автора перед читателями.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
0 Тарья Нурми (Tarja Nurmi) – архитектор и архитектурный критик. Автор программ для национального телевидения Финляндии TV1 и TV2, книг и многочисленных публикаций в финских и зарубежных изданиях, в том числе профессиональных. Лектор, куратор выставок.

Архи.ру: В чем главная проблема современной архитектурной критики? И в чем ее цель?

Тарья Нурми: Проблема – в том, что остается все меньше архитектурной критики в общегражданских СМИ. И смежная тема: писать об архитектуре поручают обычным журналистам, часто очень молодым, которые сочиняют свои тексты, добыв всю информацию в Google. Они ищут «тренды» и «знаковые» здания и ничего не знают об истории, архитектуре, основах городского планирования. Поэтому их статьи – это один-два эффектных рендера и очень мало текста «по существу».
Архитектурные критики, пишущие в профессиональные журналы или в обычные газеты, должны быть прекрасно осведомлены о своей теме, а также должны обладать солидным «багажом» из зданий, которые они посетили, должны знать, как их строят, с помощью каких технологий и методов, пусть даже новаторских, и как эти здания функционируют потом. На такую работу уходит много времени и денег, а современные СМИ требуют от журналистов быстро работать и мало путешествовать, а в основном – искать сенсации. При этом качество публикаций падает, и широкая публика перестает понимать окружающую ее «застроенную среду» и основы архитектуры в целом.
В Финляндии многие архитекторы признаются, что лишь смотрят на фотографии в журнале Arkkitehti (официальном издании SAFA – Финской ассоциации архитекторов), а тексты читают редко. Значит, с архитектурной прессой – серьезные проблемы. В недавнем прошлом статьи делались так: архитектор описывал свой проект (часто довольно скучно), а потом его коллега давал к нему комментарий. В результате, все вежливо «критиковали» качественные проекты друг друга (плохие работы в журнал не попадали). А в нынешней ситуации, когда замечают лишь, какие именно здания опубликованы, дерзким и самостоятельным критикам еще сложнее появиться.
В ведущей газете Helsingin Sanomat раньше был штатный критик с выраженной позицией Леэна Маунула, но сейчас никто не пришел ей на смену.
Современные критики и архитектурные журналисты с трудом выживают с финансовой точки зрения, так как многие их коллеги, например, преподаватели архитектурных вузов, готовы писать бесплатно: им нужна лишь публикация их текста. В итоге, получается нечестная конкуренция. Редакторы пользуются этим и часто тратят почти весь бюджет издания на себя, а профессиональным авторам платят очень мало или не платят вовсе: такое положение не способствует высокому качеству критических текстов.
Тарья Нурми
Эрик Брюггман. Часовня Воскресения на кладбище в Турку. 1939-1941. Фото с сайта studyblue.com

Архи.ру: Насколько велика власть архитектурного критика? Может ли он повлиять на развитие архитектурных тенденций, или же общественное мнение?

Т.Н.: Хороший автор может многое, но ему нужна платформа, аудитория. Он может наглядно показать, что развитие идет в неверном направлении, может повлиять на будущих планировщиков и проектировщиков, поддерживая их. Хорошие авторы имеют значение – но где публика найдет их тексты, вот в чем вопрос! Вместо них читатели получают «развлекательную журналистику» все более низкого качества.

Архи.ру: Должна ли критика быть «критичной»?

Т.Н.: Конечно, она должна быть критичной, но не мелочной или подлой. Архитектурная журналистика должна быть интересной, остроумной, хотя так писать – непросто. Еще она должна быть понятна для читателя со «средним» интеллектом и образованием. Я не выношу исследователей, историков архитектуры и т. д., которые хотят показать свою академическую «мудрость» и потому пишут на почти непонятном языке, который должен впечатлить их коллег. Для этого существуют научные издания, не стоит это смешивать с архитектурной критикой.
Ренцо Пьяно. Музей Фонда Бейелер близ Базеля

Архи.ру: Насколько критик может позволить себе быть субъективным?

Т.Н.: Не вижу в субъективности ничего плохого, если она заявлена прямо. Другое дело, что интересно и важно личное мнение лишь того автора, который много знает, много видел и много где побывал. Но чаще встречаешься с «мнением ради мнения» или желанием быть забавным, без всякой солидной базы. Иногда речь идет о полном невежестве вроде: «Хочется, что бы в Хельсинки появилось больше небоскребов, потому что даже в Таллинне они теперь есть». Значит, человек не был нигде дальше Таллинна, а также видел фото Манхэттена, и на этом все. Я не против небоскребов, но против людей, которые хотят получить их любой ценой, потому что они уже есть в каком-нибудь другом городе.

Архи.ру: Если критик предпочитает какое-либо архитектурное направление всем другим, может ли он проявлять эти предпочтения в своих текстах?

Т.Н.: Если он при этом откровенен, это нормально. Тогда его можно назвать «автором-популяризатором» того или иного стиля. Но если он единственный штатный критик в издании, то тогда пропаганда идет от лица всего издания, и оно, по моему мнению, теряет кредит доверия.
Пантеон в Риме. Фото Bengt Nyman

Архи.ру: Может ли архитектурный критик дружить с архитекторами, о которых пишет?

Т.Н.: Будучи архитектором, я не могу не дружить с коллегами или быть с ними хорошо знакома. Кроме того, чтобы узнать, как здание появилось на свет, какие люди приложили к этому руку, кто дал деньги и т. д., надо поговорить с массой людей, не только с архитекторами, но и со строителями, заказчиками, инвесторами и «потребителями» проекта.
Но в архитектурной критике надо судить только здания и пространства, забыв при этом о личных отношениях. Конечно, есть прекрасные люди, которые одновременно и прекрасные архитекторы, например, Юха Лейвискя, который, помимо прочего, еще и замечательный пианист. Среди молодежи – это эстонское бюро KOSMOS (сейчас они называются KTA Architects). Но если они сделают плохой проект, я прямо им об этом скажу, и никогда не напишу о нем ничего хорошего. Архитектура здесь – самое главное.
Аксель Шультес. Крематорий Баумшуленвег в Берлине. 1999. Фото © Mattias Hamrén

Архи.ру: Что более важно – желания читателей или ответственность критика? Если публику интересуют только «звезды», надо ли все равно писать о городских проблемах или же о социально значимых проектах малоизвестных молодых архитекторов, которые не слишком завлекательно выглядят на фото?

Т.Н.: Проблема не в эффектных рендерах или фото. Публика часто любит то, что ее «научили» любить! Так, в Финляндии людей «научили» насмехаться даже над Алваром Аалто. Когда трибуна занята невежественными, но бойкими журналистами, неудивительно, что читатели плохо себе представляют, что такое архитектура и почему она важна для жизни каждого, способна сделать эту жизнь намного лучше, добавить туда красоты.
Поэтому пишущий об архитектуре человек должен осознавать свою ответственность. Неинтересно и неприятно писать об уродливых, низкокачественных зданиях, но это тоже необходимо. И даже внешне привлекательное здание необходимо рассмотреть со всех сторон, побывать там, чтобы проверить, не гнетущая ли там атмосфера и т.д. Не все можно понять по фотографиям. И замечательные постройки, например, Ренцо Пьяно, необходимо описывать в контексте их архитектурных, инженерных решений, а не только с точки зрения формы

Архи.ру: Как вы стали архитектурным критиком? Необходимо ли для критика архитектурное образование?

Т.Н.: В моей семье все писали и пишут – как беллетристику, так и публицистику. Я сама написала свою первую книгу – небольшой роман – еще подростком. Поэтому я не «стала» архитектурным критиком. Но я была главным редактором студенческого архитектурного журнала, писала в уже упоминавшийся Arkkitehti с начала 1980-х годов. У меня была своя успешная мастерская, но в начале 1990-х Финляндия пережила глубокий финансовый кризис, и работы не стало вообще. Я сделала программу на ТВ об архитектуре и экологии, убедив продюсера на самом верху, что справлюсь, потом стала работать с другими медиа, но моя «профессиональная идентичность» – на 100% архитектор, архитектор, который пишет – помимо прочих занятий. Хотя в Финляндии «архитектурная элита» таких, как я, не считает за людей.
Каждый может писать об архитектуре, но специальное образование все же необходимо, например, диплом историка искусства. Одних мнений недостаточно. Также хороший критик должен быть страстным и упорным.
Петер Цумтор. Термальные бани в Валсе

Архи.ру: Насколько широко должен быть образован критик? Должен ли он касаться тем городского планирования, ландшафтной архитектуры, «зеленого» строительства?

Т.Н.: Он должен касаться всех этих тем, хотя, конечно, есть люди с более узким кругом интересов. Даже чтобы узнать глубоко одну лишь архитектуру, надо потратить много сил, нужна настойчивость и даже смелость. Помню, я поднималась на подъемнике на строящийся небоскреб в Нью-Йорке, а однажды побывала внутри огромной машины, которая добывает уголь с глубины 1300 м – это было очень интересно! Но хочу дать совет: если вы ничего не знаете об этом и у вас нет времени или средств для того, чтобы все выяснить, не пытайтесь никого убедить, что вы подходите на роль автора!

Архи.ру: Сколько внимания критик должен уделять разным городским проблемам – транспорту и т. д., а также политическим и экономическим «обстоятельствам» проекта? Надо ли об этом вообще писать?


Т.Н.: Да, но это часто превращается в журналистское расследование, и опять встает вопрос времени и средств. У критика-«совместителя», пишущего недлинный текст для Arkkitehti, этих средств нет.
Поэтому общегражданские СМИ должны нанимать штатного сотрудника для таких тем. Но если раньше медиа были «сторожевыми псами», теперь они превратились в декоративных собачек: они слишком зависят от рекламодателей и потому боятся рисковать, освещая некоторые темы: вдруг те перестанут платить деньги? Но в некоторых изданиях все же публикуют смелую и острую критику, в том числе и мои тексты такого рода.
zooming
«Снохетта». Зал Национального оперного театра в Осло. Фото Нины Фроловой

Архи.ру: В эпоху Web 2.0 каждый может стать критиком, создав свой блог. Насколько это изменило «профессиональную» архитектурную критику?

Т.Н.: Да, каждый может писать о том, что ему нравится и не нравится в своем блоге, но серьезная критика – это больше, чем остроумные комментарии (хотя я и люблю их читать). Разница – в качестве, хотя с развитием блогосферы стало просто и от профессионального автора требовать писать бесплатно, и это как раз убивает качество. Поиск ответов в Google не дает нам ничего: настоящий журналист должен добраться туда, где еще не были другие, найти то, о чем пока никто не знает…
Что до блогов, то я тоже веду свой, но это не всегда «архитектурная журналистика». Я там пишу и о практике управления и принятия решений в Финской ассоциации архитекторов (SAFA), порой их жестко критикую, поэтому однажды мне даже угрожали судом и вызывали в полицию по жалобе оттуда. Конечно, это закончилось ничем, но передо мной никто так и не извинился. Готовность руководства SAFA давить на неугодного автора любыми средствами о многом говорит.

Архи.ру: Должен ли критик в крупной газете, журнале, на радио быть в первую очередь гражданином и писать о проблемах своего города? Можно ли это совместить с глобальной природой современной архитектуры, когда даже небольшие бюро делают интересные проекты за рубежом? И как можно оценить эти зарубежные здания с точки зрения контекста и функциональности: ведь на составление собственного мнения дается один-два дня максимум?

Т.Н.: Мы все – граждане, и должны всегда помнить об этом, к тому же интересно писать об окружающей нас повседневности. Но также прекрасно видеть в реальности замечательные сооружения, где бы они ни находились, потому что фотографии есть фотографии, а здания есть здания.
Но пресс-туры, когда журналистов сажают в автобус, довозят до места, проводят экскурсию, кормят бутербродами и возвращают домой, я не выношу и стараюсь избегать этот «журналистский туризм». То же самое – со зданиями за рубежом. Я стараюсь провести там несколько дней, пообщаться с людьми, причем не только с архитекторами. Я писала об архитектуре в репортажах о разных странах для газеты Kauppalehti, «финской Financial Times»: при этом я останавливалась в интересных отелях и дешевых пансионах, много гуляла, много общалась с людьми, ездила на общественном транспорте, посещала местные конференции. В результате получались, судя по отзывам, отличные тексты.
zooming
Дэн Грэхем. Кафе Cafe Bravo во дворе Института современного искусства KW в Берлине. 1999. Фото Kieran Lynam

Архи.ру: Кто ваши читатели? Для кого вы пишете?

Т.Н.: Даже когда я пишу для своих коллег в архитектурные журналы (например, в европейский А10), я стараюсь использовать язык, понятный любому интересующемуся архитектурой. В более популярных журналах об искусстве и дизайне у меня порой получаются более шутливые тексты. Но я всегда стараюсь осветить процесс создания здания и роли всех его участников от заказчиков до конечных пользователей, а не только архитекторов. Это особенно важно объяснять широкой публике, поэтому я хотела бы больше писать для газет.
Финским архитектором не хватает сейчас открытой, свободной дискуссии: давит существующий «табель о рангах», от которого надо избавиться. Среди архитекторов есть владельцы мастерских, чиновники, исследователи, замечательные педагоги, даже политики и потрясающие литераторы – их стоит послушать. И также среди них есть архитектурные критики и журналисты, которые связывают сущность и практику архитектуры с обществом. Давно пора – особенно в такой маленькой стране, как Финляндия – отдать должное этим профессионалам, независимо от того, что и где они публикуют.
Алвар Аалто. Дом культуры в Вольфсбурге. 1962. Фото Samuel Ludwig
Главная библиотека университета Хельсинки. Фото © Tuomas Uusheimo. Предоставлено Anttinen Oiva arkkitehdit Oy
Главная библиотека университета Хельсинки. Фото © Tuomas Uusheimo. Предоставлено Anttinen Oiva arkkitehdit Oy
Городская библиотека Сейняйоки © Mika Huisman. Предоставлено JKMM Architects

29 Мая 2013

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
Архитектура «с острым краем»
В Хельсинки вышла книга Finnish Architecture with an Edge о значительных постройках финских архитекторов последних лет: англоязычное издание представляет эти работы зарубежному читателю.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.