Тарья Нурми: «Публика любит то, что ее научили любить»

Финский критик Тарья Нурми рассказала Архи.ру о нашествии непрофессионалов и ответственности автора перед читателями.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Тарья Нурми (Tarja Nurmi) – архитектор и архитектурный критик. Автор программ для национального телевидения Финляндии TV1 и TV2, книг и многочисленных публикаций в финских и зарубежных изданиях, в том числе профессиональных. Лектор, куратор выставок.

Архи.ру: В чем главная проблема современной архитектурной критики? И в чем ее цель?

Тарья Нурми: Проблема – в том, что остается все меньше архитектурной критики в общегражданских СМИ. И смежная тема: писать об архитектуре поручают обычным журналистам, часто очень молодым, которые сочиняют свои тексты, добыв всю информацию в Google. Они ищут «тренды» и «знаковые» здания и ничего не знают об истории, архитектуре, основах городского планирования. Поэтому их статьи – это один-два эффектных рендера и очень мало текста «по существу».
Архитектурные критики, пишущие в профессиональные журналы или в обычные газеты, должны быть прекрасно осведомлены о своей теме, а также должны обладать солидным «багажом» из зданий, которые они посетили, должны знать, как их строят, с помощью каких технологий и методов, пусть даже новаторских, и как эти здания функционируют потом. На такую работу уходит много времени и денег, а современные СМИ требуют от журналистов быстро работать и мало путешествовать, а в основном – искать сенсации. При этом качество публикаций падает, и широкая публика перестает понимать окружающую ее «застроенную среду» и основы архитектуры в целом.
В Финляндии многие архитекторы признаются, что лишь смотрят на фотографии в журнале Arkkitehti (официальном издании SAFA – Финской ассоциации архитекторов), а тексты читают редко. Значит, с архитектурной прессой – серьезные проблемы. В недавнем прошлом статьи делались так: архитектор описывал свой проект (часто довольно скучно), а потом его коллега давал к нему комментарий. В результате, все вежливо «критиковали» качественные проекты друг друга (плохие работы в журнал не попадали). А в нынешней ситуации, когда замечают лишь, какие именно здания опубликованы, дерзким и самостоятельным критикам еще сложнее появиться.
В ведущей газете Helsingin Sanomat раньше был штатный критик с выраженной позицией Леэна Маунула, но сейчас никто не пришел ей на смену.
Современные критики и архитектурные журналисты с трудом выживают с финансовой точки зрения, так как многие их коллеги, например, преподаватели архитектурных вузов, готовы писать бесплатно: им нужна лишь публикация их текста. В итоге, получается нечестная конкуренция. Редакторы пользуются этим и часто тратят почти весь бюджет издания на себя, а профессиональным авторам платят очень мало или не платят вовсе: такое положение не способствует высокому качеству критических текстов.
Тарья Нурми
Эрик Брюггман. Часовня Воскресения на кладбище в Турку. 1939-1941. Фото с сайта studyblue.com

Архи.ру: Насколько велика власть архитектурного критика? Может ли он повлиять на развитие архитектурных тенденций, или же общественное мнение?

Т.Н.: Хороший автор может многое, но ему нужна платформа, аудитория. Он может наглядно показать, что развитие идет в неверном направлении, может повлиять на будущих планировщиков и проектировщиков, поддерживая их. Хорошие авторы имеют значение – но где публика найдет их тексты, вот в чем вопрос! Вместо них читатели получают «развлекательную журналистику» все более низкого качества.

Архи.ру: Должна ли критика быть «критичной»?

Т.Н.: Конечно, она должна быть критичной, но не мелочной или подлой. Архитектурная журналистика должна быть интересной, остроумной, хотя так писать – непросто. Еще она должна быть понятна для читателя со «средним» интеллектом и образованием. Я не выношу исследователей, историков архитектуры и т. д., которые хотят показать свою академическую «мудрость» и потому пишут на почти непонятном языке, который должен впечатлить их коллег. Для этого существуют научные издания, не стоит это смешивать с архитектурной критикой.
Ренцо Пьяно. Музей Фонда Бейелер близ Базеля

Архи.ру: Насколько критик может позволить себе быть субъективным?

Т.Н.: Не вижу в субъективности ничего плохого, если она заявлена прямо. Другое дело, что интересно и важно личное мнение лишь того автора, который много знает, много видел и много где побывал. Но чаще встречаешься с «мнением ради мнения» или желанием быть забавным, без всякой солидной базы. Иногда речь идет о полном невежестве вроде: «Хочется, что бы в Хельсинки появилось больше небоскребов, потому что даже в Таллинне они теперь есть». Значит, человек не был нигде дальше Таллинна, а также видел фото Манхэттена, и на этом все. Я не против небоскребов, но против людей, которые хотят получить их любой ценой, потому что они уже есть в каком-нибудь другом городе.

Архи.ру: Если критик предпочитает какое-либо архитектурное направление всем другим, может ли он проявлять эти предпочтения в своих текстах?

Т.Н.: Если он при этом откровенен, это нормально. Тогда его можно назвать «автором-популяризатором» того или иного стиля. Но если он единственный штатный критик в издании, то тогда пропаганда идет от лица всего издания, и оно, по моему мнению, теряет кредит доверия.
Пантеон в Риме. Фото Bengt Nyman

Архи.ру: Может ли архитектурный критик дружить с архитекторами, о которых пишет?

Т.Н.: Будучи архитектором, я не могу не дружить с коллегами или быть с ними хорошо знакома. Кроме того, чтобы узнать, как здание появилось на свет, какие люди приложили к этому руку, кто дал деньги и т. д., надо поговорить с массой людей, не только с архитекторами, но и со строителями, заказчиками, инвесторами и «потребителями» проекта.
Но в архитектурной критике надо судить только здания и пространства, забыв при этом о личных отношениях. Конечно, есть прекрасные люди, которые одновременно и прекрасные архитекторы, например, Юха Лейвискя, который, помимо прочего, еще и замечательный пианист. Среди молодежи – это эстонское бюро KOSMOS (сейчас они называются KTA Architects). Но если они сделают плохой проект, я прямо им об этом скажу, и никогда не напишу о нем ничего хорошего. Архитектура здесь – самое главное.
Аксель Шультес. Крематорий Баумшуленвег в Берлине. 1999. Фото © Mattias Hamrén

Архи.ру: Что более важно – желания читателей или ответственность критика? Если публику интересуют только «звезды», надо ли все равно писать о городских проблемах или же о социально значимых проектах малоизвестных молодых архитекторов, которые не слишком завлекательно выглядят на фото?

Т.Н.: Проблема не в эффектных рендерах или фото. Публика часто любит то, что ее «научили» любить! Так, в Финляндии людей «научили» насмехаться даже над Алваром Аалто. Когда трибуна занята невежественными, но бойкими журналистами, неудивительно, что читатели плохо себе представляют, что такое архитектура и почему она важна для жизни каждого, способна сделать эту жизнь намного лучше, добавить туда красоты.
Поэтому пишущий об архитектуре человек должен осознавать свою ответственность. Неинтересно и неприятно писать об уродливых, низкокачественных зданиях, но это тоже необходимо. И даже внешне привлекательное здание необходимо рассмотреть со всех сторон, побывать там, чтобы проверить, не гнетущая ли там атмосфера и т.д. Не все можно понять по фотографиям. И замечательные постройки, например, Ренцо Пьяно, необходимо описывать в контексте их архитектурных, инженерных решений, а не только с точки зрения формы

Архи.ру: Как вы стали архитектурным критиком? Необходимо ли для критика архитектурное образование?

Т.Н.: В моей семье все писали и пишут – как беллетристику, так и публицистику. Я сама написала свою первую книгу – небольшой роман – еще подростком. Поэтому я не «стала» архитектурным критиком. Но я была главным редактором студенческого архитектурного журнала, писала в уже упоминавшийся Arkkitehti с начала 1980-х годов. У меня была своя успешная мастерская, но в начале 1990-х Финляндия пережила глубокий финансовый кризис, и работы не стало вообще. Я сделала программу на ТВ об архитектуре и экологии, убедив продюсера на самом верху, что справлюсь, потом стала работать с другими медиа, но моя «профессиональная идентичность» – на 100% архитектор, архитектор, который пишет – помимо прочих занятий. Хотя в Финляндии «архитектурная элита» таких, как я, не считает за людей.
Каждый может писать об архитектуре, но специальное образование все же необходимо, например, диплом историка искусства. Одних мнений недостаточно. Также хороший критик должен быть страстным и упорным.
Петер Цумтор. Термальные бани в Валсе

Архи.ру: Насколько широко должен быть образован критик? Должен ли он касаться тем городского планирования, ландшафтной архитектуры, «зеленого» строительства?

Т.Н.: Он должен касаться всех этих тем, хотя, конечно, есть люди с более узким кругом интересов. Даже чтобы узнать глубоко одну лишь архитектуру, надо потратить много сил, нужна настойчивость и даже смелость. Помню, я поднималась на подъемнике на строящийся небоскреб в Нью-Йорке, а однажды побывала внутри огромной машины, которая добывает уголь с глубины 1300 м – это было очень интересно! Но хочу дать совет: если вы ничего не знаете об этом и у вас нет времени или средств для того, чтобы все выяснить, не пытайтесь никого убедить, что вы подходите на роль автора!

Архи.ру: Сколько внимания критик должен уделять разным городским проблемам – транспорту и т. д., а также политическим и экономическим «обстоятельствам» проекта? Надо ли об этом вообще писать?


Т.Н.: Да, но это часто превращается в журналистское расследование, и опять встает вопрос времени и средств. У критика-«совместителя», пишущего недлинный текст для Arkkitehti, этих средств нет.
Поэтому общегражданские СМИ должны нанимать штатного сотрудника для таких тем. Но если раньше медиа были «сторожевыми псами», теперь они превратились в декоративных собачек: они слишком зависят от рекламодателей и потому боятся рисковать, освещая некоторые темы: вдруг те перестанут платить деньги? Но в некоторых изданиях все же публикуют смелую и острую критику, в том числе и мои тексты такого рода.
zooming
«Снохетта». Зал Национального оперного театра в Осло. Фото Нины Фроловой

Архи.ру: В эпоху Web 2.0 каждый может стать критиком, создав свой блог. Насколько это изменило «профессиональную» архитектурную критику?

Т.Н.: Да, каждый может писать о том, что ему нравится и не нравится в своем блоге, но серьезная критика – это больше, чем остроумные комментарии (хотя я и люблю их читать). Разница – в качестве, хотя с развитием блогосферы стало просто и от профессионального автора требовать писать бесплатно, и это как раз убивает качество. Поиск ответов в Google не дает нам ничего: настоящий журналист должен добраться туда, где еще не были другие, найти то, о чем пока никто не знает…
Что до блогов, то я тоже веду свой, но это не всегда «архитектурная журналистика». Я там пишу и о практике управления и принятия решений в Финской ассоциации архитекторов (SAFA), порой их жестко критикую, поэтому однажды мне даже угрожали судом и вызывали в полицию по жалобе оттуда. Конечно, это закончилось ничем, но передо мной никто так и не извинился. Готовность руководства SAFA давить на неугодного автора любыми средствами о многом говорит.

Архи.ру: Должен ли критик в крупной газете, журнале, на радио быть в первую очередь гражданином и писать о проблемах своего города? Можно ли это совместить с глобальной природой современной архитектуры, когда даже небольшие бюро делают интересные проекты за рубежом? И как можно оценить эти зарубежные здания с точки зрения контекста и функциональности: ведь на составление собственного мнения дается один-два дня максимум?

Т.Н.: Мы все – граждане, и должны всегда помнить об этом, к тому же интересно писать об окружающей нас повседневности. Но также прекрасно видеть в реальности замечательные сооружения, где бы они ни находились, потому что фотографии есть фотографии, а здания есть здания.
Но пресс-туры, когда журналистов сажают в автобус, довозят до места, проводят экскурсию, кормят бутербродами и возвращают домой, я не выношу и стараюсь избегать этот «журналистский туризм». То же самое – со зданиями за рубежом. Я стараюсь провести там несколько дней, пообщаться с людьми, причем не только с архитекторами. Я писала об архитектуре в репортажах о разных странах для газеты Kauppalehti, «финской Financial Times»: при этом я останавливалась в интересных отелях и дешевых пансионах, много гуляла, много общалась с людьми, ездила на общественном транспорте, посещала местные конференции. В результате получались, судя по отзывам, отличные тексты.
zooming
Дэн Грэхем. Кафе Cafe Bravo во дворе Института современного искусства KW в Берлине. 1999. Фото Kieran Lynam

Архи.ру: Кто ваши читатели? Для кого вы пишете?

Т.Н.: Даже когда я пишу для своих коллег в архитектурные журналы (например, в европейский А10), я стараюсь использовать язык, понятный любому интересующемуся архитектурой. В более популярных журналах об искусстве и дизайне у меня порой получаются более шутливые тексты. Но я всегда стараюсь осветить процесс создания здания и роли всех его участников от заказчиков до конечных пользователей, а не только архитекторов. Это особенно важно объяснять широкой публике, поэтому я хотела бы больше писать для газет.
Финским архитектором не хватает сейчас открытой, свободной дискуссии: давит существующий «табель о рангах», от которого надо избавиться. Среди архитекторов есть владельцы мастерских, чиновники, исследователи, замечательные педагоги, даже политики и потрясающие литераторы – их стоит послушать. И также среди них есть архитектурные критики и журналисты, которые связывают сущность и практику архитектуры с обществом. Давно пора – особенно в такой маленькой стране, как Финляндия – отдать должное этим профессионалам, независимо от того, что и где они публикуют.
Алвар Аалто. Дом культуры в Вольфсбурге. 1962. Фото Samuel Ludwig
Главная библиотека университета Хельсинки. Фото © Tuomas Uusheimo. Предоставлено Anttinen Oiva arkkitehdit Oy
Главная библиотека университета Хельсинки. Фото © Tuomas Uusheimo. Предоставлено Anttinen Oiva arkkitehdit Oy
Городская библиотека Сейняйоки © Mika Huisman. Предоставлено JKMM Architects


29 Мая 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.