Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

Евгения Гершкович: «Часто забывают, что интерьер – это тоже архитектура»

Редактор журнала «Мезонин» Евгения Гершкович рассказала Архи.ру о дефиците интересных интерьерных проектов и потребности в критическом взгляде.

Архи.ру:
– На первый взгляд, у интерьерной прессы – все возможности для влияния на общественное мнение: ее читает широкая публика. Возможно, даже архитектурные обозреватели в газетах не имеют такой большой аудитории. Как работает критика в интерьерных журналах?


Евгения Гершкович:
– Она там другая – глянцевая и позитивная. Это своего рода реклама, поэтому по умолчанию проекты принято представлять читателю с положительным знаком, что конечно, несправедливо. Все, к сожалению, забывают, что интерьер – тоже архитектура, только «внутренняя». Сам жанр имеет собственную историю, определенную (хотя многие ему в этом отказывают) главу в истории искусств, если угодно.

Я работаю в этой отрасли уже скоро 17 лет, слежу за развитием отечественного интерьера, и, увы, сегодня наблюдаю определенную стагнацию. В 1990-е годы в сферу дизайна интерьера хлынули архитекторы – молодые и не очень молодые (в силу академического образования, имеющие представление о пропорциях, масштабе, ритме etc), потому что многие проекты для города заморозились. Тогда был определенный задор, радость, граничащая с вседозволенностью. Жилая обстановка приобретала самые нелепые формы и оттенки, желтые стены – синие потолки, спускающиеся сверху светильники-сталактиты... Пошедшие в интерьер архитекторы сыграли далеко не последнюю роль в процессе самоидентификации нашего соотечественника, поиске способа демонстрации статуса и индивидуальности. Отчасти опираясь на западные образцы, архитекторы формулировали собственное представление о том, каким должно быть жилое пространство. Однако, едва замаячила перспектива включения в городские программы, архитекторы без сожаления отринули интерьерную деятельность, напоследок объявив ее легким жанром, малоприбыльным бизнесом. В результате, эта территория, помимо профессионалов, досталась людям самых разных профессий: нередко это бухгалтеры, юристы, музыковеды и просто состоятельные дамы, решившие, что дизайн интерьера – теперь их поле для творчества. Это посеяло безграничную вольницу, плоды которой мы сегодня имеем. Они наводнили рынок, и не без нашей помощи распространилось понятие «декоратор», которое в последнее время очень девальвировалось. Вспоминается, что до революции была такая профессия «комнатный декоратор»….
zooming
Пример современного российского интерьера

На мой взгляд, нынешнее состояние жанра требует серьезного пересмотра. Однако солидная пресса – газеты и профессиональные архитектурные журналы – считают это ниже своего достоинства, вместо критического анализа работы с пространством, формой, цветом отделываясь очень общими и «круглыми» фразами вроде «опять эти буржуи понастроили золотых унитазов». Ничего, кроме сарказма не присутствовало и в достопамятной статьи Татьяны Толстой о дизайне интерьера в газете «Русский телеграф» 1998 года.

В ноябре 2012 года в журнале «Мезонин» мы придумали рубрику «Zoom» как робкую попытку критики и, опять же, не силами редакции. Мы публикуем любопытный, на наш взгляд, проект, на 14–16 полос, и даем его прокомментировать трем независимым критикам из профессиональной среды – без имени автора.

– А почему нельзя называть им имя автора проекта?

– Потому что слишком узок круг занятых в профессии людей, обиды не исключены. Обычно я приглашаю какого-нибудь архитектора или декоратора, стараясь, чтобы заранее он не был знаком с проектом. Иногда зову журналиста из смежной области: из «Афиши», «Большого города», Harper's Bazaar, человека с «глазом» и вкусом. Может быть, они и не настоящие критики, зато хотя бы обладают независимым взглядом и не скованы обязательствами кого-то похвалить, кого-то поругать. Потом, разумеется, начинаются горькие обиды у декораторов, которые все очень болезненно воспринимают. Никто к даже такой мягкой критике не готов. Пугает безнаказанность: декораторов ничье мнение не интересует, и критику они не принимают. А анализ, помимо прочего, был бы полезен молодым и начинающим. Однако нельзя сказать, что и архитекторы готовы к критике: ведь у них тоже имеется заказчик, которому подобная критика может быть неприятна. Меня печалит отсутствие серьезного анализа в описании интерьеров: нейтральный или хвалебный текст дополняется интервью о том, как все чудесно сложилось, и все: декоратор и клиент расстались друзьями до следующего проекта.
zooming
Пример современного российского интерьера

– С чем же связан общий низкий уровень интерьерных проектов?

– Проблема коренится в образовании: сегодня, в принципе, стать декоратором, специалистом по «комнатному декору», можно быстро – за восемь, что там – за три месяца, в то время как прежде академическому обучению искусствам интерьера, а с ним – воспитанию вкуса, глаза, умению думать – посвящали годы. Теперь же подобные учебные заведения превращаются в своего рода клубы, в которых престижно состоять и приятно проводить время с единомышленниками. В целом неважно, с какими знаниями выпускник покинул школу, она озаряет его ореолом причастности и дает пропуск на рынок. Декорируется сперва свой, домашний, а потом и другие интерьеры, стиль которых похож между собой и на стиль работ коллег, как родные сестры. Все вроде бы выглядит достаточно мило, когда б результат не снижал качественный уровень, своей безответственностью не девальвировал профессию и само ремесло. Не отличающаяся вкусом, изобретательностью и творческой свободой холодная симметричная расстановка предметов не оставляет зазора между жильем и номером дорогой гостиницы. Прием самовоспроизводиться, превращается в моду, убеждая в этом российского клиента. Разумеется, профессия несвободна, во многом зависима от желания заказчика, но это не оправдание.

В подобных учебных заведениях преподают их вчерашние выпускники, что плохо, так как отсутствует приток свежей крови. И «внеклассная» договоренность не ругать только вредит жанру. Если кого-то из этой среды покритиковали, то вся тусовка встает на защиту «обиженного». Но почему, если декоратор сделал ошибки, это принято не замечать? Идеальных проектов не бывает, и постоянно хвалебные гимны не дают развития отрасли.

Я призываю архитектурную общественность обратить внимание на интерьерный жанр, который, еще и при отсутствии критики, на глазах теряет хороший вкус и чувство ответственности. Люди, берущиеся обучать этой профессии, больше беспокоятся о наполнении класса и вовремя сданной оплате, чем об ответственности. Надо четко продумывать стратегию обучения, приглашать практиков, менять программу, а не заботиться только о коммерческой составляющей: ведь преподаватель формирует профессию, выпуская ежегодно очередную партию студентов, которые наводнят сферу дизайна интерьера своими творениями.
zooming
Пример современного российского интерьера

– Как можно поправить дело?

На мой, возможно, наивный, взгляд, учиться декору интерьера надо, уже имея базовое архитектурное или художественное образование, очень важно знание истории архитектуры, истории искусства, и общая культура – тоже.

– Куда же заказчик смотрит?

Его тоже надо воспитывать. Возможно, даже и критикой.
Кроме того, существует наша местная традиция конкуренции между журналами, какой нет, кажется, нигде больше. На рынке появляется хороший проект, и если один журнал первым его печатает, то остальные пять – уже не опубликуют. На Западе такого нет: приличный интерьер кочует из журнала в журнал, это в принципе можно сделать силами разных фотографов, заказав съемку для новой публикации. У нас же жгучая ревность и соперничество на весьма узкой пяточке. Мне кажется, хороший проект достоин публикаций везде, тем более сейчас, когда приличных интерьеров появляется совсем мало.
zooming
Пример современного российского интерьера

– Неужели хороших работ настолько мало, что нельзя воздействовать на ситуацию, публикуя только качественные проекты?

– Да, хороших мало, и становится все меньше и меньше. Заказчики тоже «воспитывают» декораторов, а на рынке существует тренд: качественно – красиво – дорого, но при этом – никак. Там совсем не видно творчества, зато имеется стандартный подход, благо рынок предлагает разнообразие цветовых и фактурных вариаций. А в результате – гостиница. Эксперименты встречаются крайне редко. Да и архитекторы отчасти в этом виноваты, ибо совершенно не желают заниматься декором. Проектируют пространство, а «тряпочки», как они любят говорить, и светильники оставляют на откуп или декоратору, или клиенту, что еще хуже. Примеры, когда архитектор берется за Gesamtkunstwerk – проект целиком, до дверной ручки, как некогда делал Шехтель – встречаются крайне редко. Но я, к счастью, знаю несколько домов, где автор проекта подумал и о ландшафте, и об архитектуре здания, и об оконных драпировках, и даже спроектировал ткань.

– Но, наверное, такой подход обходится очень дорого и требует гораздо больше времени?

– Это другой уровень ответственности, и это возможно, если есть взаимопонимание с заказчиком или способность его убедить. Но вот пример – Тотан Кузембаев. Мы все отлично знаем, как он проектирует и как работает с пространством. Но я уже не раз с удивлением обнаруживала, что в его домах стоит совершенно несовместимая с проектным решением мебель, к примеру, в стиле модерн. Понятно, Тотану не дали решать вопросы оформления, и здесь проявился вкус хозяина. Но он все же лелеет надежду на то, что вкусы у сына или внука заказчика окажутся лучше. Но это тоже вопрос ответственности: ты же не коробку безымянную строишь, под которой не будет стоять твоя подпись. Однако это уже вопрос борьбы с заказчиком.
С другой стороны, сегодня в интерьер вновь приходят молодые архитекторы с мархишным багажом, не брезгуя браться и за «тряпочки». За их работами я внимательно слежу.
Пример современного российского интерьера

– Сейчас в интернете публикуется огромное количество качественных зарубежных интерьеров, которые, по идее, должны оказывать облагораживающее воздействие на наших декораторов. Почему же описанный вами упадок совпал по времени с абсолютно свободным доступом к информации об общемировых достижениях?

– Это и для меня загадка. В России, безусловно, есть хорошие интерьеры, талантливые люди. Но я говорю об общем потоке, который, несмотря на все западные публикации и поездки за рубеж, полон одинаковыми работами. Может, западные дизайнеры интерьера – люди более расслабленные. А у нас интерьеры все такие «насупленные», симметричные, аккуратненькие или, наоборот – совершенно разнузданные. Мне как искусствоведу очень хочется встроить эти явления в систему истории искусств, описать, как этот жанр развивается – пусть он и закрыт от глаз людских, т. к. это частное жилище.
Пример современного российского интерьера

– Вы говорите в основном о Москве. А как в других городах России развивается декораторское искусство?

– В Петербурге интерьеры интереснее. Они более независимые. Там, конечно, тоже много шелухи, но иногда попадаются совершенно потрясающие проекты. У питерцев все же есть свой узнаваемый стиль. Возможно, причина – в том, что там очень много квартир оформляется под сдачу, город-то туристический, и на краткосрочную аренду есть спрос. Здесь, может, бюджет ниже, зато творческой свободы больше. Петербургские декораторы умеют работать с недорогими предметами и материалами. В Питере попадаются вполне состоятельные заказчики, которых не шокирует, если декоратор перетянет диван из Ikea хорошей дизайнерской тканью. У питерского клиента присутствует этакая европейская беззаботность. А в Москве многие заказчики почему-то доходят до истерики в требовании ровных плинтусов.
Однако с полным знанием дела я могу говорить лишь про Москву, потому что здесь я знаю ситуацию: мне ежедневно предлагают пять-шесть интерьеров для публикации – и мне абсолютно нечего выбрать. От безысходности выбираю лучший из двух худших.

– Как же можно переломить эту ситуацию?

– Конечно, интерьер – жанр закрытый: частное жилище. Но критика «внутренней» архитектуры очень важна, хотя как добиться ее появления, как сдвинуть дело с мертвой точки, не понимаю. Возможно, нужно создать площадку для дискуссии, нейтральную территорию, где обсуждение шло бы «над схваткой», без оглядки на рекламодателя. Почему пишущие об интерьерах боятся критиковать? Потому что, если ты напишешь про проект плохо, то его автор не пришлет тебе больше ни одной работы? Но почему в таком случае можно ругать здание в городе? Почему-то не ждут, что архитектор перестанет давать проекты для публикации. К тому же необязательно ругать, можно и похвалить – нужен лишь серьезный, глубокий разбор! Поверхностное описание никогда не повлияет ни на авторов проектов, ни на заказчиков. Современные работы в учебники никогда не попадут, как может попасть, скажем, «самолетная» квартира Алексея Козыря, которая, несмотря на их конкуренцию, в свое время обошла все журналы. Надо шире обсуждать тему, возможно, хотя бы иногда писать об интерьерах в газетах, переводя дискуссию на новый уровень. Стоит отнестись к интерьерам серьезнее, не ограничиваться иронией по отношению к состоятельным людям, позволившим себе «подобный» проект.

17 Апреля 2014

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.