Кирилл Асс: «Мы оказались в ситуации безъязыкости архитектуры»

Архитектор Кирилл Асс - о бессмысленности архитектурной критики при отсутствии в российской архитектуре сформулированных смыслов.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
Кирилл Асс – архитектор, сотрудник бюро Александра Бродского, автор интернет-изданий Colta.ru и OpenSpace.ru, журналов «Проект Россия» и «Проект Балтия», художник, куратор.

zooming
Кирилл Асс. Фотография: Е. Цихон




Архи.ру:
– На первый взгляд, дела с архитектурным информационным пространством в России не так уж плохи. Выходят журналы, издаются монографии, ряд интернет-ресурсов пополняется новыми названиями. Но если говорить о персоналиях, авторах, которые систематически бы писали про архитектуру, имели бы четко выраженное собственное мнение и манеру, то картина становится не столь оптимистической. Количество ярких и пользующихся авторитетом публицистов неуклонно уменьшается.
Создается впечатление, что причина – в отсутствии потребности – как у общества в целом, так и в цеховой среде – в авторской архитектурной критике, вместо которой, с большим или меньшим успехом, культивируется архитектурная журналистика формата обезличенных информационных сообщений, не выходящих за границы констатации факта и минимально намеченных стилистических или методических связей с общем мировыми трендами или явлениями.
Весьма показательно в этом плане то, что некоторые профильные интернет-ресурсы вообще не указывают имена авторов статей. Индивидуальная точка зрения и полноценный анализ событий становится редкостью в российском информационном пространстве. Даже те всем хорошо знакомые имена, которые, собственно, и приходят на ум при словосочетании «архитектурная критика», все реже встречаешь под текстами об актуальных архитектурных событиях. И вы в этом плане не исключение: последняя публикация у вас вышла год назад. Так что происходит сейчас с архитектурной критикой в России? Или лучше использовать термин «архитектурная публицистика»?

Кирилл Асс:
– Архитектурной критикой я назвал бы тексты, ориентированные преимущественно на профессионалов, а публицистикой – тексты для широкой публики. То, чем я занимался на OpenSpace и других ресурсах, скорее, относилось к последней.

Проблемы с архитектурной критикой в России связаны с отсутствием ее потребителя. Благодаря событиям конца 20-х – начала 30-х годов прошлого века, после разгрома архитектурного теоретизирования, критика как таковая вообще исчезла. Формально она изображала свое существование в виде текстов абсолютно мистического толка, оперирующих невероятными понятиями, пронизанными неприкасаемой концепцией соцреализма. Для примера достаточно почитать журнал «Архитектура СССР». Но как жанр и процесс осмысления, как составная часть архитектурной практики, критика просто перестала существовать.

С содержательной точки зрения, почти все, что проектируется сейчас в России, является лишь красивой картиной, смыслы которой остаются невербализованными – как на этапе проектирования, так и на этапе оценки результата. В итоге, даже та архитектурная критика, которая есть, адресуется людям, которые свою работу выполняют без осмысления и вербализации, т.е. она уходит в никуда. А те немногочисленные архитекторы и исследователи, которые ищут смыслы, скорее получат их не из чтения текстов, а из непосредственного общения между собой.
 
zooming
НЕГЛИНКА, ИЛИ ОБСКУРАНТИЗМ. Инсталляция в Московском Центре Искусств, Неглинка, 14. 2006. Фотография предоставлена К. Ассом

– Как, в таком случае, вы оцениваете свой опыт в архитектурной публицистике? Почему вы писали раньше и почему перестали сейчас?

– Свою критическую позицию я не могу четко сформулировать. Есть какие-то взгляды, которые сосуществуют достаточно изолировано друг от друга, и я пока их едва ли могу составить в замкнутую, герметическую конструкцию и предъявить как законченную идею.

Что касается публицистики, моя мотивация состояла и состоит не в том, чтобы в очередной раз написать, что русская архитектура – плохая потому-то и потому-то, а дома, которые проектируются, ужасны, потому что это делается из рук вон плохо, а старые дома сносить не надо, потому что они были спроектированы хоть как-то и это память России. Весь этот веер привычных тем практически исчерпал себя в публицистическом плане. Невозможно повторять одно и то же без конца. Желание написать что-то возникает, когда тема или событие задевает за живое, но в последнее время это происходит все реже. Предмет моих интересов слишком метафизичен и отвлечен от повседневного опыта и сферы интересов читателя – даже того, на которого я ориентируюсь. Сейчас, когда одновременно с уничтожением огромной части соседнего государства происходит снос какого-то ценного здания в Москве, это трагическое для нашего наследия событие неизбежно выглядит чем-то второстепенным. Поэтому и писать рука не поднимается. Я могу отреагировать на какой-то вопрос, который мне задан, и написать что-то, но высказывать от себя какую-то внезапную реплику по поводу текущей русской архитектуры в этом контексте мне кажется странным.
 
zooming
DRAMATIS PERSONÆ, Инсталляция на выставке «Фантомные монументы», совместно с А.Ратафьевой, ЦСК Гараж. 2011. Фотография предоставлена К. Ассом

– И, тем не менее, в архитектурной среде существует запрос на публичность и анализ. Архитекторы хотят, чтобы их постройки публиковались, а их творчество каким-то образом классифицировалось и оценивалось. Этот жанр можно было бы назвать прото-критика. Как вы относитесь к этому жанру?

– Потребность в получении публичной реакции на свою работу вполне естественна. Для этого необходим внешний критик, которому, однако, приходится буквально выискивать содержание в произведении, чтобы объяснить, что сделал автор и почему. Какие-то архитекторы работают более осмысленно, какие-то – менее. Но практически никто не декларирует свое концептуальное видение, от которого можно было бы отталкиваться в оценке созданных проектов и построек. Отсутствует привычка формулировать, а потом реализовывать архитектурные идеи и наоборот, и причина ее отсутствия – в специфике нашего архитектурного образования. В результате, мы оказались в ситуации безъязыкости архитектуры, которая осталась без выраженного послания, с непроявленным смыслом.

Это особенно заметно в нашем архитектурном образовании. Студенты проектируют, получают оценки, но обсуждение, критика их работы происходит за закрытыми дверями, между преподавателями. Архитектурный дискурс в традиционном образовательном процессе, как правило, основан на вкусовых оценках и вульгарном практицизме. В результате такого образования, мы имеем ту современную российскую архитектуру, которую имеем.
zooming
БИТВА ПРИ ГАСТИНГСЕ, Инсталляция для Гильдии 1064, совместно с А.Ратафьевой, в галерее Мел. Фотография: М. Ксута 2011

– Среди тех, кто сейчас пишет про архитектуру, много выпускников искусствоведческих факультетов. Как вы это оцениваете?

– Я не вижу здесь плюсов или минусов. Такова нынешняя ситуация. То, что об архитектуре говорят и пишут искусствоведы – это диагноз состояния архитектурного образования, в котором архитектурная критика не является предметом обсуждения. Искусствоведы по природе своего знания должны ведать. Архитектура – это тоже искусство, поэтому его тоже нужно ведать. Были в свое время архитектуроведы. Но что-то их теперь не видно. В результате, архитектурой никто и не ведает толком. Ею ведают какие-то заведующие

– Возможно, ситуацию принципиально изменит реформа архитектурного образования?

– Возможно, но это очень медленный процесс. Людям, которые сейчас выпускаются, по 20-25 лет. Состоявшимися архитекторами они станут к 40-50 годам. Тем более, никаких особенных перспектив реформирования пока не видно.
 
zooming
Архитектура выставки КУНСТКАМЕРА ЯНА ШВАНКМАЙЕРА Кирилл Асс и Надя Корбут ЦСК Гараж. Фотография: Ю. Пальмин. 2013

– Но у нас есть пример выпускников «Стрелки», которые являются носителями отнюдь не постсоциалистической ментальной традиции, но успешно сотрудничают с существующей системой, используя ее ресурсы и инструменты для реализации своих проектов. Многие выпускники «Стрелки» пробуют себя – достаточно результативно – в журналистском и даже писательском амплуа. Может быть, они заложат основы новой российской архитектурной критики?

– «Стрелка» – это не часть реформы образования, а независимый проект, так же, как и МАРШ. Они существуют вне той системы образования, которую нужно реформировать. Невозможность инициировать реформы внутри системы заставляет людей деятельных искать альтернативные внесистемные формы. Но это – параллельная история, одна из многих, существующих внутри и около российской архитектуры, которые пересекаются между собой.

То, что выпускники «Стрелки» пишут, можно только приветствовать, потому что вся задача «Стрелки» была в том, чтобы вырастить людей с иным складом мышления, способных к анализу и рефлексии. Однако для возникновения критического поля необходимо участие профессиональных архитекторов, выражающих свои мысли не только в камне, но и на бумаге.

Важно еще и то, что архитектура близка к политической ситуации, она – самое близкое к политике искусство – особенно, когда включено в политику самым прямым способом, поскольку оно получает деньги от встроенных в политическую систему элементов. Когда критика властей является фактически подсудным делом, то архитектурная критика, которая распространяется, в том числе, и на проекты властей, может быть, и неподсудна, но оказывается абсолютно нерелевантной.
 
zooming
Архитектура выставки ВЗГЛЯНИ В ГЛАЗА ВОЙНЫ Кирилл Асс и Надя Корбут ЦВЗ Новый Манеж. Фотография: Ю. Пальмин. 2014

– А какова роль архитектурного сообщества? Есть ли у него запрос на нонконформизм – если не в идейном и смысловом, то в хотя бы культурно-информационном плане?

– Наше архитектурное сообщество представляет из себя достаточно жесткое конкурентное поле, где никто не готов пойти на действительно бескомпромиссные шаги. Нонконформизм в архитектуре – прямой путь к маргинальности, поскольку архитектура как род деятельности в огромной степени зависит от политической системы в самом широком смысле слова. Архитектура, с одной стороны, есть формальное проявление политии, то есть всей конституции общества, а с другой – в рамках действующей системы должна соответствовать гигантскому своду требований самого различного характера, то есть конформизм составляет в значительной степени ее сущностное основание. Вместе с тем, именно маргинальные явления со временем становятся определяющими. Правда, такие взгляды на архитектурную практику сейчас не очень популярны.

Да и о чем можно говорить, если в 2015 году мы продолжаем наблюдать дискуссии, в том числе среди профессионалов, о ценности и значимости «Черного квадрата» и русского авангарда? Люди публично заявляют о своей невероятной бескультурности. Точнее, они определяют свою культурность через отказ от огромного пласта культурного наследия, в том числе русского, отрицая его, потому что оно как будто бы некрасивое или непонятное. Это одно из проявлений утраты связи и понимания источников и смыслов современного архитектурного языка. И то же самое происходит в сфере архитектурной теории и критики. Существует огромное количество базовых текстов для понимания того, что и как создается, откуда берутся эти объекты и формы, которые так красиво выглядят в журналах. Эти тексты неизвестны, не прочитаны, не поняты, не востребованы.
 
zooming
Архитектура выставки ВЗГЛЯНИ В ГЛАЗА ВОЙНЫ Кирилл Асс и Надя Корбут ЦВЗ Новый Манеж. Фотография: Ю. Пальмин. 2014

– Возможно, на ситуацию окажут влияние архитектурные интернет-ресурсы с их возможностями по доступу к самой различной информации, в том числе и к теоретическим трудам и историческим материалам?

– Наверняка это полезно. Возникновение электронных медиа стало вполне естественным и быстрым способом восполнить информационные лакуны. Но ключевое слово в вопросе – «самой различной»: отсутствие иерархий, характерное для интернета в целом, ведет к трудностям в выборе информации. Иными словами, доступность информации – несомненное благо, но отдельный человек едва ли способен самостоятельно найти, а тем более – выбрать из найденного действительно стоящее. Это не значит, что есть какая-то единственно верная система или компендум знаний. Как и прежде, наши знания и вкусы формируются не только формальным образованием, но и в не меньшей степени мириадами случайностей, приводящих к тем или иным интересам, углублениям и открытиям. Роль образования в этой ситуации становится сходна с ролью путеводителя, в котором намечены основные направления и изложены главные вехи истории города – с тем, чтобы путешественник не заблудился и мог определить, с чем он имеет дело.
 

25 Мая 2015

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Григорий Ревзин: «Нет никакой методологии – сплошное...
Довольно длинный, но интересный разговор с Григорием Ревзиным о видах архитектурной критики и её отличии от теории, философии и истории, профессионализме журналиста, вреде жизнестроительства, смысле архитектуры, а также о том, почему он стал урбанистом и какие нужны города.
Разговоры со «звездами»
В новой книге Владимир Белоголовский использовал свои интервью со Стивеном Холлом, Кенго Кумой, Ричардом Майером, Алехандро Аравеной и другими мастерами для анализа текущего положения дел в архитектуре и архитектурной критике.
Кризис суждения
На что сегодня похожа зарубежная архитектурная критика и сильно ли она отличается от отечественной?
Технологии и материалы
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Возгонка авангарда
В Москве завершено строительство Tatlin apartments на Бакунинской улице. Дом включает в себя фрагмент отреставрированной АТС конца 1920-х годов, заставляя это спокойное, в сущности, здание с технической функцией стать более футуристичным, чем оно было задумано когда-то.