«Места радости». Стадионы Чемпионата мира по футболу – 2010

Сегодня в ЮАР стартует мировое футбольное первенство, которое станет не только спортивным, но и архитектурным событием: в ходе подготовки к нему были построены пять новых стадионов, а еще пять арен — тщательно реконструированы.

Автор текста:
Анжелина Вин

mainImg
0 В Южно-Африканской республике очень ответственно отнеслись к проведению чемпионата, особое внимание уделив удобству и безопасности всех его участников — и спортсменов, и многотысячной толпы болельщиков. За четыре года, прошедшие с ЧМ-2006 во Германии, заметно повысились требования к комфорту, функциональности, экологичности, архитектурному качеству и оригинальности футбольных арен, поэтому стадионы в ЮАР отражают новый виток развития мировой архитектуры спортивных сооружений.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Также следует отметить необыкновенную популярность этого спорта в стране: большинство жителей, конечно, играет не на стадионах, а на пустырях, но Нельсон Мандела недаром назвал любое футбольное поле «местом радости»: в первую очередь эта игра — праздник, и именно эту идею постарались передать в своих проектах архитекторы и инженеры арен чемпионата.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Сразу три спортивных сооружения для матчей ЧМ-2010 создало немецкое архитектурное бюро gmp совместно с инженерами sbp (Schlaich, Bergermann und Partner). Их многофункциональный стадион «Мозес Мабида», названный в честь бывшего секретаря компартии ЮАР и борца с апартеидом, расположен на берегу Индийского океана, в Дурбане; со стороны города к нему поднимается широкая лестница. Самым выразительным архитектурным элементом сооружения, выделяющим его среди новых стадионов FIFA-2010, является гигантская стальная арка высотой 105 м с пролетом 340 м. Главный вход на стадион обозначен «раздвоением» арки, символизирующим ворота Дурбана; это решение представляет собой эффектное воплощение графического символа Y, изображенного на флаге ЮАР.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Можно сравнить ее со знаменитой аркой лондонского стадиона «Уэмбли» Нормана Фостера и бюро Populous, но там арка поддерживает только крышу северной трибуны и 60% съемной крыши южной, тогда как перекрытие-мембрана «Мозес Мабида» полностью опирается на центральную арку. По ее дуге ходит фуникулер, доставляя зрителей на смотровую площадку в ее высшей точке, названную архитекторами «Небесная палуба»: оттуда можно полюбоваться панорамами океана и красотами пейзажа, но только не во время матча. В феврале 2010 на стадионе открыли самые большие в мире качели — на них можно спланировать с 4-й ступеньки арки прямо к футбольному полю и затем взлететь на 220 м вверх, к небу.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Крыша-мембрана арены, сделанная из полупрозрачного стекловолокна с тефлоновым напылением, дает тень для 88% зрительских мест, пропуская при этом 50% солнечного света. Она подвешена на стальных тросах общей длиной 17 000 м и диаметром 95 мм каждый, соединяющих несущую арку и внешний край перекрытия. Трибуны поддерживают 1750 колонн и 216 наклонных опор, а расположенные на них 70 000 сидений (по числу зрительских мест арена будет второй на ЧМ-2010) окрашены в цвета океанского побережья и морских глубин.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Фасад стадиона работает по принципу солнечных очков: днем его оболочка из перфорированного металла непроницаема для взгляда снаружи, при этом сквозь миллионы ее отверстий находящийся внутри зритель может легко обозревать окрестности. В темноте арена выглядит фантастически — как заметный издалека прозрачный светящийся объем с подсвеченной разноцветными светодиодами LED аркой. «Систему искусственного освещения мы спроектировали таким образом, — объясняют архитекторы gmp, — чтобы она была не только функциональной, но и создавала вторую — визуальную — архитектуру из света».
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Словно огромный распускающийся цветок, возник стадион «Нельсон-Мандела-Бей» недалеко от центра города Порт-Элизабет, украсив район между заливом Индийского океана Алгоа и озером Норт-Энд. Архитекторы бюро gmp дают своему созданию поэтическую интерпретацию: «Днем белая крыша на бетонной конструкции «чаши» кажется легкой гирляндой из лепестков, а освещенная ночью — предстает огромным фонарем мятежников. Фасады также освещаются изнутри, и в нашей трактовке светящееся сооружение напоминает о человеке — символе свободы и демократии — о Нельсоне Манделе». Здание стадиона располагается на небольшой платформе, отражаясь в озерной глади, как гигантская водяная лилия. Его крыша, спроектированная наподобие парашюта, стала чудом техники: выпуклые «лепестки» из перфорированного металла закреплены на изогнутых металлических конструкциях и чередуются с «листьями»-мембранами из полупрозрачного пластика PTFE. Благодаря своей форме, перекрытия защищают зрителей не только от солнца, но и от сильных ветров, дующих с океана. Бетонная конструкция, поддерживающая трибуны (46 000 мест), с внешней стороны содержит двухъярусные галереи длиной 700 м, проходящие по всему периметру постройки. На их стенах были начертаны высказывания Нельсона Манделы, также там устроена выставка, посвященная национальной культуре. Эти галереи открыты для публики в дни, когда не проводятся матчи, поэтому стадион, помимо прочего, играет роль культурного центра.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт») был изначально задуман архитекторами gmp как знаковый объект в знаковом месте — под Кейптауном, на фоне знаменитой Столовой горы и холма Сигнал-Хилл, недалеко от мыса Доброй надежды. С его верхнего яруса высотой 25 м можно любоваться океаном и гористым ландшафтом окрестностей. Сооружение органично дополнило прекрасный пейзаж и стало его новой достопримечательностью, как гигантская абстрактная скульптура. Удобство игроков и болельщиков было главным фактором при проектировании: трибуны (68 000 мест) имеют параболический план, таким образом, каждому зрителю обеспечен оптимальный обзор футбольного поля. Все места защищены от ветра, солнца и дождя крышей —еще одним достижением инженерии, необходимым ввиду изменчивых климатических условий. «Нам пришлось придумать комбинированную структуру плоской крыши для того, чтобы утяжелить ее, иначе бы она резко поднималась от сильных порывов ветра, — поясняют архитекторы, — а также мы отказались от установки на перекрытиях помп для откачки дождевой воды, сделав вместо этого легкий уклон к центру. В результате мы придумали синтез седлообразной, изогнутой подвесной крыши и системы решетчатых ферм». Перекрытия частично двойные, а их верхняя поверхность стеклянная: ее широкое внешнее кольцо, идущее по периметру постройки, сделано из ламинированного стекла, чтобы затенить трибуны, а узкое внутреннее — из прозрачного, чтобы максимально осветить поле. Нижняя часть перекрытий представляет собой полупрозрачную мембрану, скрывающую технические коммуникации и систему звукоизоляции. Проектировщиков не смутил вес крыши: при ее площади в 36 000 м2 он составляет 4 500 т: они утверждают, что это достаточно легкая конструкция в сравнении с обычными перекрытиями такого размера.
Фасады постройки тоже представляют собой просвечивающую мембрану из стекловолокна с серебряным напылением. Благодаря особым качествам этого материала здание меняет облик в зависимости от освещения: оно становится белым в солнечные летние дни, серым — в пасмурные зимние. Вечером стадион отражает краски заката, а ночью напоминает огромный китайский фонарик, демонстрируя свои интерьеры внешнему наблюдателю.
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Самый высокий стадион Южной Африки «Мбомбела» (в переводе с языка местного племени свати — «много людей вместе в маленьком пространстве»; это название муниципального образования, где он находится), работа южноафриканского бюро R&L Architects, расположен в 5 км к западу от Нелспрейта, среди живописных зеленых холмов, у акациевого леса. Он получил также прозвище «самый дикий стадион Африки», поскольку находится рядом с Национальным парком имени Крюгера, где обитает множество представителей местной фауны. К тому же раскраска его 43 500 сидений передает рисунок шкуры зебры в огромном масштабе, а символом проекта стал жираф: 18 гигантских опор в виде стилизованных фигур этих животных поддерживают крышу, защищающую зрителей от зноя и дождя. Архитекторы использовали преимущества теплого климата, устроив 6-метровый зазор между перекрытиями и трибунами: таким образом обеспечена естественная вентиляция сооружения, максимальное количество сидений (94%) находится под крышей, а зрители верхних рядов имеют возможность любоваться не только игрой, но и окружающим пейзажем.
Словно парящая над чашей стадиона крыша не только кажется необычайно легкой, но и на самом деле является таковой (55 кг/м2), так как ее конструкции собраны из легких труб местного производства; их диаметр не позволяет приземляться на них птицам, что весьма важно: ведь пернатые в теплых странах наносят огромный вред открытым постройкам.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Поле, вопреки современным тенденциям, архитекторы решили сделать не овальным, а прямоугольным, чтобы оптимизировать затраты материалов: в результате стадион «Мбомбела» стал самым экономичным (бюджет 104 млн. евро) из построенных для ЧМ-2010 новых арен.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Арена «Питер Мокаба», находящаяся на севере страны, в городе Полокване, с самого начала подготовки к чемпионату вызывала недоразумения в прессе, так как ее название в честь борца с режимом апартеида совпадает с названием находящегося поблизости стадиона, открытого еще в 1976 и являющегося теперь «спутником» новой постройки. Но критики обходят вниманием «Питер Мокаба» не вследствие ошибки, а из-за консервативности его проекта по сравнению с другими аренами чемпионата. Это массивное бетонное сооружение вмещает 45 тыс. зрителей и имеет три трибуны, полностью открытые солнечным лучам; четвертую скрывает крыша-козырек. Стальная опорная конструкция распределяет вес «крыльев» крыши между двумя угловыми мощными опорами; всего их в прямоугольном в плане сооружении четыре, и по первоначальному замыслу они должны были поддерживать перекрытия над всеми трибунами. Источником вдохновения для авторов проекта — бюро «Prism Architects» — стали дерево-баобаб, характерный представитель местной флоры (его абрис повторяют опоры) и рельеф южноафриканского ландшафта, изображенный в стилизованной манере на сиденьях трибун, превращенных в гигантское живописное полотно.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Но самым главным и самым крупным стадионом чемпионата будет не построенная с ноля, а реконструированная арена — «Соккер Сити» (т. е. «футбольный город») на 90 000 мест, находящаяся в Йоханнесбурге. Она является самым большим стадионом Южной Африки. Экстерьер постройки решен в модернизированном этно-стиле и, глядя на него, ничто не позволит догадаться, что это бывший стадион FNB 1980-х годов. Авторы проекта реконструкции — местное бюро Boogertman and Partners и международная фирма Populous. «Внутри [«Соккер Сити»] находится старая «чаша», которая навевает на мысль о разделенных с друзьями вкусном блюде или кружке пива, — рассказал архитектор Боб ван Беббер из бюро Boogertman and Partners, — поэтому стадион получил свою характерную форму, из-за которой его прозвали «тыква-горлянка». Фасады стадиона облицованы разноцветными ламинированными бетонными панелями. Вместе они образуют огромную мозаику, составленную при помощи случайного подбора элементов компьютером: ее палитра отражает все оттенки африканской земли и пламени.
zooming
Стадион «Гринпойнт»
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Остальные четыре стадиона ЧМ-2010 подверглись лишь внутренней реконструкции, тогда как их структура остались прежними. На стадионе «Эллис Парк» («Кока-Кола Парк») в Йоханнесбурге, месте знаменитой победы в 1995 в финале чемпионата мира по регби сборной ЮАР над командой Новой Зеландии, увеличилась на 5 000 мест вместимость северной трибуны, были перестроены VIP-зоны, офисы, конференц-залы и раздевалки.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Авторы проекта реконструкции стадиона «Лофтус Версфельд» в Претории улучшили акустику, заменили табло и прожекторы, перестроили крышу, благоустроили подъездные дороги и инфраструктуру.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

По тому же пути пошли и архитекторы стадиона «Фри Стейт» в городе Блумфонтейн; кроме того, они добавили второй ярус на западной трибуне, увеличив тем самым количество мест на 11 с лишним тысяч (с 36 538 до 48 000), поставили новые турникеты, улучшили VIP-зоны и зону для прессы.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Подобным образом был усовершенствован и стадион «Ройал Бафокенг». Он располагается на северо-западе страны, недалеко от Рюстенбурга, в городке Фокенг, и носит название племени бафокенгов — коренных жителей этой местности, до сих пор управляемых собственным королем. Арена, самая маленькая из десятки ЧМ, сейчас вмещает на 6 530 человек больше, чем раньше (всего мест — 44 430) и по форме представляет собой классическую «чашу», открытую солнцу и ветрам. Исключением стала лишь главная — западная трибуна, над которой возвели легкую крышу в виде гигантского козырька. Остальные нововведения тоже не отличаются радикальностью: они коснулись акустической системы, прожекторов, электронных табло и регулирования движения людских потоков. Поле представляет собой прямоугольник, а беговые дорожки вокруг него образуют овал.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Все новые стадионы будут частично реконструированы — уменьшены — по завершении чемпионата: их изначальная вместимость не соответствует более скромным потребностям национальных первенств. В то же время, в проекты некоторых из них заложено расширение за пределы уровня ЧМ — на случай получения ЮАР права на проведение Олимпиады. Также следует отметить, что почти все из 10 стадионов рассчитаны не только на футбольные матчи, но и на встречи команд по регби, так как эта игра также является национальным видом спорта, впрочем, более популярным у белого меньшинства — в отличие от широко распространенного среди чернокожего большинства населения футбола.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

В этот раз чемпионат мира по футболу впервые в истории проходит на африканском континенте. Одним из сторонников проведения его в ЮАР выступил Нельсон Мандела, лично агитировавший руководство FIFA сделать выбор в пользу Южно-Африканской республики. По его словам, «Африканский футбол — это гигант, который слишком долго спал», то есть ЧМ-2010 для команд африканских стран, и, в первую очередь, сборной страны-хозяйки — чемпионат больших надежд. И эти приподнятые эмоции как нельзя лучше выражены в смелой и привлекательной архитектуре новых и обновленных арен.


Более подробные иллюстрации стадионов см. на страницах этих сооружений (ссылки в верхней части страницы).

zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити» в Йоханнесбурге
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Эллис Парк»
Стадион «Лофтус Версфельд»
zooming
Стадион «Фри Стейт»
zooming
Стадион «Ройал Бафокенг»

11 Июня 2010

Автор текста:

Анжелина Вин
comments powered by HyperComments
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
У Желтого моря
В китайском Ляньюньгане завершен торгово-выставочный комплекс по проекту gmp - von Gerkan, Marg und Partner.
В стиле порта
Новый корпус штаб-квартира компании Gebr. Heinemann в гамбургском Хафен-сити по проекту бюро gmp.
Стадион на все времена
Реконструированный gmp берлинский Олимпийский стадион получил премию как «лучший в истории» от Международной ассоциации сооружений для спорта и отдыха (IAKS).
Идеальный фон
В Дюссельдорфе открылось новое здание балетной труппы Немецкой Рейнской Оперы по проекту gmp.
Музей над Эльбой
Майнхард фон Геркан, со-основатель бюро gmp, к собственному юбилею и к 50-летию мастерской открыл в Гамбурге выставочный Архитектурный павильон и экспозицию своих рисунков.
Стадион в бетонном лесу
Крупнейшим зданием «идеального города» Оскара Нимейера стал новый Национальный стадион Бразилии, построенный к Чемпионату мира по футболу-2014.
Похожие статьи
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.