«Места радости». Стадионы Чемпионата мира по футболу – 2010

Сегодня в ЮАР стартует мировое футбольное первенство, которое станет не только спортивным, но и архитектурным событием: в ходе подготовки к нему были построены пять новых стадионов, а еще пять арен — тщательно реконструированы.

Автор текста:
Анжелина Вин

mainImg
В Южно-Африканской республике очень ответственно отнеслись к проведению чемпионата, особое внимание уделив удобству и безопасности всех его участников — и спортсменов, и многотысячной толпы болельщиков. За четыре года, прошедшие с ЧМ-2006 во Германии, заметно повысились требования к комфорту, функциональности, экологичности, архитектурному качеству и оригинальности футбольных арен, поэтому стадионы в ЮАР отражают новый виток развития мировой архитектуры спортивных сооружений.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Также следует отметить необыкновенную популярность этого спорта в стране: большинство жителей, конечно, играет не на стадионах, а на пустырях, но Нельсон Мандела недаром назвал любое футбольное поле «местом радости»: в первую очередь эта игра — праздник, и именно эту идею постарались передать в своих проектах архитекторы и инженеры арен чемпионата.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Сразу три спортивных сооружения для матчей ЧМ-2010 создало немецкое архитектурное бюро gmp совместно с инженерами sbp (Schlaich, Bergermann und Partner). Их многофункциональный стадион «Мозес Мабида», названный в честь бывшего секретаря компартии ЮАР и борца с апартеидом, расположен на берегу Индийского океана, в Дурбане; со стороны города к нему поднимается широкая лестница. Самым выразительным архитектурным элементом сооружения, выделяющим его среди новых стадионов FIFA-2010, является гигантская стальная арка высотой 105 м с пролетом 340 м. Главный вход на стадион обозначен «раздвоением» арки, символизирующим ворота Дурбана; это решение представляет собой эффектное воплощение графического символа Y, изображенного на флаге ЮАР.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Можно сравнить ее со знаменитой аркой лондонского стадиона «Уэмбли» Нормана Фостера и бюро Populous, но там арка поддерживает только крышу северной трибуны и 60% съемной крыши южной, тогда как перекрытие-мембрана «Мозес Мабида» полностью опирается на центральную арку. По ее дуге ходит фуникулер, доставляя зрителей на смотровую площадку в ее высшей точке, названную архитекторами «Небесная палуба»: оттуда можно полюбоваться панорамами океана и красотами пейзажа, но только не во время матча. В феврале 2010 на стадионе открыли самые большие в мире качели — на них можно спланировать с 4-й ступеньки арки прямо к футбольному полю и затем взлететь на 220 м вверх, к небу.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Крыша-мембрана арены, сделанная из полупрозрачного стекловолокна с тефлоновым напылением, дает тень для 88% зрительских мест, пропуская при этом 50% солнечного света. Она подвешена на стальных тросах общей длиной 17 000 м и диаметром 95 мм каждый, соединяющих несущую арку и внешний край перекрытия. Трибуны поддерживают 1750 колонн и 216 наклонных опор, а расположенные на них 70 000 сидений (по числу зрительских мест арена будет второй на ЧМ-2010) окрашены в цвета океанского побережья и морских глубин.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Фасад стадиона работает по принципу солнечных очков: днем его оболочка из перфорированного металла непроницаема для взгляда снаружи, при этом сквозь миллионы ее отверстий находящийся внутри зритель может легко обозревать окрестности. В темноте арена выглядит фантастически — как заметный издалека прозрачный светящийся объем с подсвеченной разноцветными светодиодами LED аркой. «Систему искусственного освещения мы спроектировали таким образом, — объясняют архитекторы gmp, — чтобы она была не только функциональной, но и создавала вторую — визуальную — архитектуру из света».
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Словно огромный распускающийся цветок, возник стадион «Нельсон-Мандела-Бей» недалеко от центра города Порт-Элизабет, украсив район между заливом Индийского океана Алгоа и озером Норт-Энд. Архитекторы бюро gmp дают своему созданию поэтическую интерпретацию: «Днем белая крыша на бетонной конструкции «чаши» кажется легкой гирляндой из лепестков, а освещенная ночью — предстает огромным фонарем мятежников. Фасады также освещаются изнутри, и в нашей трактовке светящееся сооружение напоминает о человеке — символе свободы и демократии — о Нельсоне Манделе». Здание стадиона располагается на небольшой платформе, отражаясь в озерной глади, как гигантская водяная лилия. Его крыша, спроектированная наподобие парашюта, стала чудом техники: выпуклые «лепестки» из перфорированного металла закреплены на изогнутых металлических конструкциях и чередуются с «листьями»-мембранами из полупрозрачного пластика PTFE. Благодаря своей форме, перекрытия защищают зрителей не только от солнца, но и от сильных ветров, дующих с океана. Бетонная конструкция, поддерживающая трибуны (46 000 мест), с внешней стороны содержит двухъярусные галереи длиной 700 м, проходящие по всему периметру постройки. На их стенах были начертаны высказывания Нельсона Манделы, также там устроена выставка, посвященная национальной культуре. Эти галереи открыты для публики в дни, когда не проводятся матчи, поэтому стадион, помимо прочего, играет роль культурного центра.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт») был изначально задуман архитекторами gmp как знаковый объект в знаковом месте — под Кейптауном, на фоне знаменитой Столовой горы и холма Сигнал-Хилл, недалеко от мыса Доброй надежды. С его верхнего яруса высотой 25 м можно любоваться океаном и гористым ландшафтом окрестностей. Сооружение органично дополнило прекрасный пейзаж и стало его новой достопримечательностью, как гигантская абстрактная скульптура. Удобство игроков и болельщиков было главным фактором при проектировании: трибуны (68 000 мест) имеют параболический план, таким образом, каждому зрителю обеспечен оптимальный обзор футбольного поля. Все места защищены от ветра, солнца и дождя крышей —еще одним достижением инженерии, необходимым ввиду изменчивых климатических условий. «Нам пришлось придумать комбинированную структуру плоской крыши для того, чтобы утяжелить ее, иначе бы она резко поднималась от сильных порывов ветра, — поясняют архитекторы, — а также мы отказались от установки на перекрытиях помп для откачки дождевой воды, сделав вместо этого легкий уклон к центру. В результате мы придумали синтез седлообразной, изогнутой подвесной крыши и системы решетчатых ферм». Перекрытия частично двойные, а их верхняя поверхность стеклянная: ее широкое внешнее кольцо, идущее по периметру постройки, сделано из ламинированного стекла, чтобы затенить трибуны, а узкое внутреннее — из прозрачного, чтобы максимально осветить поле. Нижняя часть перекрытий представляет собой полупрозрачную мембрану, скрывающую технические коммуникации и систему звукоизоляции. Проектировщиков не смутил вес крыши: при ее площади в 36 000 м2 он составляет 4 500 т: они утверждают, что это достаточно легкая конструкция в сравнении с обычными перекрытиями такого размера.
Фасады постройки тоже представляют собой просвечивающую мембрану из стекловолокна с серебряным напылением. Благодаря особым качествам этого материала здание меняет облик в зависимости от освещения: оно становится белым в солнечные летние дни, серым — в пасмурные зимние. Вечером стадион отражает краски заката, а ночью напоминает огромный китайский фонарик, демонстрируя свои интерьеры внешнему наблюдателю.
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Самый высокий стадион Южной Африки «Мбомбела» (в переводе с языка местного племени свати — «много людей вместе в маленьком пространстве»; это название муниципального образования, где он находится), работа южноафриканского бюро R&L Architects, расположен в 5 км к западу от Нелспрейта, среди живописных зеленых холмов, у акациевого леса. Он получил также прозвище «самый дикий стадион Африки», поскольку находится рядом с Национальным парком имени Крюгера, где обитает множество представителей местной фауны. К тому же раскраска его 43 500 сидений передает рисунок шкуры зебры в огромном масштабе, а символом проекта стал жираф: 18 гигантских опор в виде стилизованных фигур этих животных поддерживают крышу, защищающую зрителей от зноя и дождя. Архитекторы использовали преимущества теплого климата, устроив 6-метровый зазор между перекрытиями и трибунами: таким образом обеспечена естественная вентиляция сооружения, максимальное количество сидений (94%) находится под крышей, а зрители верхних рядов имеют возможность любоваться не только игрой, но и окружающим пейзажем.
Словно парящая над чашей стадиона крыша не только кажется необычайно легкой, но и на самом деле является таковой (55 кг/м2), так как ее конструкции собраны из легких труб местного производства; их диаметр не позволяет приземляться на них птицам, что весьма важно: ведь пернатые в теплых странах наносят огромный вред открытым постройкам.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Поле, вопреки современным тенденциям, архитекторы решили сделать не овальным, а прямоугольным, чтобы оптимизировать затраты материалов: в результате стадион «Мбомбела» стал самым экономичным (бюджет 104 млн. евро) из построенных для ЧМ-2010 новых арен.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Арена «Питер Мокаба», находящаяся на севере страны, в городе Полокване, с самого начала подготовки к чемпионату вызывала недоразумения в прессе, так как ее название в честь борца с режимом апартеида совпадает с названием находящегося поблизости стадиона, открытого еще в 1976 и являющегося теперь «спутником» новой постройки. Но критики обходят вниманием «Питер Мокаба» не вследствие ошибки, а из-за консервативности его проекта по сравнению с другими аренами чемпионата. Это массивное бетонное сооружение вмещает 45 тыс. зрителей и имеет три трибуны, полностью открытые солнечным лучам; четвертую скрывает крыша-козырек. Стальная опорная конструкция распределяет вес «крыльев» крыши между двумя угловыми мощными опорами; всего их в прямоугольном в плане сооружении четыре, и по первоначальному замыслу они должны были поддерживать перекрытия над всеми трибунами. Источником вдохновения для авторов проекта — бюро «Prism Architects» — стали дерево-баобаб, характерный представитель местной флоры (его абрис повторяют опоры) и рельеф южноафриканского ландшафта, изображенный в стилизованной манере на сиденьях трибун, превращенных в гигантское живописное полотно.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Но самым главным и самым крупным стадионом чемпионата будет не построенная с ноля, а реконструированная арена — «Соккер Сити» (т. е. «футбольный город») на 90 000 мест, находящаяся в Йоханнесбурге. Она является самым большим стадионом Южной Африки. Экстерьер постройки решен в модернизированном этно-стиле и, глядя на него, ничто не позволит догадаться, что это бывший стадион FNB 1980-х годов. Авторы проекта реконструкции — местное бюро Boogertman and Partners и международная фирма Populous. «Внутри [«Соккер Сити»] находится старая «чаша», которая навевает на мысль о разделенных с друзьями вкусном блюде или кружке пива, — рассказал архитектор Боб ван Беббер из бюро Boogertman and Partners, — поэтому стадион получил свою характерную форму, из-за которой его прозвали «тыква-горлянка». Фасады стадиона облицованы разноцветными ламинированными бетонными панелями. Вместе они образуют огромную мозаику, составленную при помощи случайного подбора элементов компьютером: ее палитра отражает все оттенки африканской земли и пламени.
zooming
Стадион «Гринпойнт»
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Остальные четыре стадиона ЧМ-2010 подверглись лишь внутренней реконструкции, тогда как их структура остались прежними. На стадионе «Эллис Парк» («Кока-Кола Парк») в Йоханнесбурге, месте знаменитой победы в 1995 в финале чемпионата мира по регби сборной ЮАР над командой Новой Зеландии, увеличилась на 5 000 мест вместимость северной трибуны, были перестроены VIP-зоны, офисы, конференц-залы и раздевалки.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Авторы проекта реконструкции стадиона «Лофтус Версфельд» в Претории улучшили акустику, заменили табло и прожекторы, перестроили крышу, благоустроили подъездные дороги и инфраструктуру.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

По тому же пути пошли и архитекторы стадиона «Фри Стейт» в городе Блумфонтейн; кроме того, они добавили второй ярус на западной трибуне, увеличив тем самым количество мест на 11 с лишним тысяч (с 36 538 до 48 000), поставили новые турникеты, улучшили VIP-зоны и зону для прессы.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Подобным образом был усовершенствован и стадион «Ройал Бафокенг». Он располагается на северо-западе страны, недалеко от Рюстенбурга, в городке Фокенг, и носит название племени бафокенгов — коренных жителей этой местности, до сих пор управляемых собственным королем. Арена, самая маленькая из десятки ЧМ, сейчас вмещает на 6 530 человек больше, чем раньше (всего мест — 44 430) и по форме представляет собой классическую «чашу», открытую солнцу и ветрам. Исключением стала лишь главная — западная трибуна, над которой возвели легкую крышу в виде гигантского козырька. Остальные нововведения тоже не отличаются радикальностью: они коснулись акустической системы, прожекторов, электронных табло и регулирования движения людских потоков. Поле представляет собой прямоугольник, а беговые дорожки вокруг него образуют овал.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Все новые стадионы будут частично реконструированы — уменьшены — по завершении чемпионата: их изначальная вместимость не соответствует более скромным потребностям национальных первенств. В то же время, в проекты некоторых из них заложено расширение за пределы уровня ЧМ — на случай получения ЮАР права на проведение Олимпиады. Также следует отметить, что почти все из 10 стадионов рассчитаны не только на футбольные матчи, но и на встречи команд по регби, так как эта игра также является национальным видом спорта, впрочем, более популярным у белого меньшинства — в отличие от широко распространенного среди чернокожего большинства населения футбола.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

В этот раз чемпионат мира по футболу впервые в истории проходит на африканском континенте. Одним из сторонников проведения его в ЮАР выступил Нельсон Мандела, лично агитировавший руководство FIFA сделать выбор в пользу Южно-Африканской республики. По его словам, «Африканский футбол — это гигант, который слишком долго спал», то есть ЧМ-2010 для команд африканских стран, и, в первую очередь, сборной страны-хозяйки — чемпионат больших надежд. И эти приподнятые эмоции как нельзя лучше выражены в смелой и привлекательной архитектуре новых и обновленных арен.


Более подробные иллюстрации стадионов см. на страницах этих сооружений (ссылки в верхней части страницы).

zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити» в Йоханнесбурге
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Эллис Парк»
Стадион «Лофтус Версфельд»
zooming
Стадион «Фри Стейт»
zooming
Стадион «Ройал Бафокенг»

11 Июня 2010

Автор текста:

Анжелина Вин
comments powered by HyperComments
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
У Желтого моря
В китайском Ляньюньгане завершен торгово-выставочный комплекс по проекту gmp - von Gerkan, Marg und Partner.
В стиле порта
Новый корпус штаб-квартира компании Gebr. Heinemann в гамбургском Хафен-сити по проекту бюро gmp.
Стадион на все времена
Реконструированный gmp берлинский Олимпийский стадион получил премию как «лучший в истории» от Международной ассоциации сооружений для спорта и отдыха (IAKS).
Идеальный фон
В Дюссельдорфе открылось новое здание балетной труппы Немецкой Рейнской Оперы по проекту gmp.
Музей над Эльбой
Майнхард фон Геркан, со-основатель бюро gmp, к собственному юбилею и к 50-летию мастерской открыл в Гамбурге выставочный Архитектурный павильон и экспозицию своих рисунков.
Стадион в бетонном лесу
Крупнейшим зданием «идеального города» Оскара Нимейера стал новый Национальный стадион Бразилии, построенный к Чемпионату мира по футболу-2014.
Похожие статьи
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.