«Места радости». Стадионы Чемпионата мира по футболу – 2010

Сегодня в ЮАР стартует мировое футбольное первенство, которое станет не только спортивным, но и архитектурным событием: в ходе подготовки к нему были построены пять новых стадионов, а еще пять арен — тщательно реконструированы.

Автор текста:
Анжелина Вин

11 Июня 2010
mainImg
В Южно-Африканской республике очень ответственно отнеслись к проведению чемпионата, особое внимание уделив удобству и безопасности всех его участников — и спортсменов, и многотысячной толпы болельщиков. За четыре года, прошедшие с ЧМ-2006 во Германии, заметно повысились требования к комфорту, функциональности, экологичности, архитектурному качеству и оригинальности футбольных арен, поэтому стадионы в ЮАР отражают новый виток развития мировой архитектуры спортивных сооружений.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Также следует отметить необыкновенную популярность этого спорта в стране: большинство жителей, конечно, играет не на стадионах, а на пустырях, но Нельсон Мандела недаром назвал любое футбольное поле «местом радости»: в первую очередь эта игра — праздник, и именно эту идею постарались передать в своих проектах архитекторы и инженеры арен чемпионата.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Сразу три спортивных сооружения для матчей ЧМ-2010 создало немецкое архитектурное бюро gmp совместно с инженерами sbp (Schlaich, Bergermann und Partner). Их многофункциональный стадион «Мозес Мабида», названный в честь бывшего секретаря компартии ЮАР и борца с апартеидом, расположен на берегу Индийского океана, в Дурбане; со стороны города к нему поднимается широкая лестница. Самым выразительным архитектурным элементом сооружения, выделяющим его среди новых стадионов FIFA-2010, является гигантская стальная арка высотой 105 м с пролетом 340 м. Главный вход на стадион обозначен «раздвоением» арки, символизирующим ворота Дурбана; это решение представляет собой эффектное воплощение графического символа Y, изображенного на флаге ЮАР.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Можно сравнить ее со знаменитой аркой лондонского стадиона «Уэмбли» Нормана Фостера и бюро Populous, но там арка поддерживает только крышу северной трибуны и 60% съемной крыши южной, тогда как перекрытие-мембрана «Мозес Мабида» полностью опирается на центральную арку. По ее дуге ходит фуникулер, доставляя зрителей на смотровую площадку в ее высшей точке, названную архитекторами «Небесная палуба»: оттуда можно полюбоваться панорамами океана и красотами пейзажа, но только не во время матча. В феврале 2010 на стадионе открыли самые большие в мире качели — на них можно спланировать с 4-й ступеньки арки прямо к футбольному полю и затем взлететь на 220 м вверх, к небу.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Крыша-мембрана арены, сделанная из полупрозрачного стекловолокна с тефлоновым напылением, дает тень для 88% зрительских мест, пропуская при этом 50% солнечного света. Она подвешена на стальных тросах общей длиной 17 000 м и диаметром 95 мм каждый, соединяющих несущую арку и внешний край перекрытия. Трибуны поддерживают 1750 колонн и 216 наклонных опор, а расположенные на них 70 000 сидений (по числу зрительских мест арена будет второй на ЧМ-2010) окрашены в цвета океанского побережья и морских глубин.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Фасад стадиона работает по принципу солнечных очков: днем его оболочка из перфорированного металла непроницаема для взгляда снаружи, при этом сквозь миллионы ее отверстий находящийся внутри зритель может легко обозревать окрестности. В темноте арена выглядит фантастически — как заметный издалека прозрачный светящийся объем с подсвеченной разноцветными светодиодами LED аркой. «Систему искусственного освещения мы спроектировали таким образом, — объясняют архитекторы gmp, — чтобы она была не только функциональной, но и создавала вторую — визуальную — архитектуру из света».
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Словно огромный распускающийся цветок, возник стадион «Нельсон-Мандела-Бей» недалеко от центра города Порт-Элизабет, украсив район между заливом Индийского океана Алгоа и озером Норт-Энд. Архитекторы бюро gmp дают своему созданию поэтическую интерпретацию: «Днем белая крыша на бетонной конструкции «чаши» кажется легкой гирляндой из лепестков, а освещенная ночью — предстает огромным фонарем мятежников. Фасады также освещаются изнутри, и в нашей трактовке светящееся сооружение напоминает о человеке — символе свободы и демократии — о Нельсоне Манделе». Здание стадиона располагается на небольшой платформе, отражаясь в озерной глади, как гигантская водяная лилия. Его крыша, спроектированная наподобие парашюта, стала чудом техники: выпуклые «лепестки» из перфорированного металла закреплены на изогнутых металлических конструкциях и чередуются с «листьями»-мембранами из полупрозрачного пластика PTFE. Благодаря своей форме, перекрытия защищают зрителей не только от солнца, но и от сильных ветров, дующих с океана. Бетонная конструкция, поддерживающая трибуны (46 000 мест), с внешней стороны содержит двухъярусные галереи длиной 700 м, проходящие по всему периметру постройки. На их стенах были начертаны высказывания Нельсона Манделы, также там устроена выставка, посвященная национальной культуре. Эти галереи открыты для публики в дни, когда не проводятся матчи, поэтому стадион, помимо прочего, играет роль культурного центра.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт») был изначально задуман архитекторами gmp как знаковый объект в знаковом месте — под Кейптауном, на фоне знаменитой Столовой горы и холма Сигнал-Хилл, недалеко от мыса Доброй надежды. С его верхнего яруса высотой 25 м можно любоваться океаном и гористым ландшафтом окрестностей. Сооружение органично дополнило прекрасный пейзаж и стало его новой достопримечательностью, как гигантская абстрактная скульптура. Удобство игроков и болельщиков было главным фактором при проектировании: трибуны (68 000 мест) имеют параболический план, таким образом, каждому зрителю обеспечен оптимальный обзор футбольного поля. Все места защищены от ветра, солнца и дождя крышей —еще одним достижением инженерии, необходимым ввиду изменчивых климатических условий. «Нам пришлось придумать комбинированную структуру плоской крыши для того, чтобы утяжелить ее, иначе бы она резко поднималась от сильных порывов ветра, — поясняют архитекторы, — а также мы отказались от установки на перекрытиях помп для откачки дождевой воды, сделав вместо этого легкий уклон к центру. В результате мы придумали синтез седлообразной, изогнутой подвесной крыши и системы решетчатых ферм». Перекрытия частично двойные, а их верхняя поверхность стеклянная: ее широкое внешнее кольцо, идущее по периметру постройки, сделано из ламинированного стекла, чтобы затенить трибуны, а узкое внутреннее — из прозрачного, чтобы максимально осветить поле. Нижняя часть перекрытий представляет собой полупрозрачную мембрану, скрывающую технические коммуникации и систему звукоизоляции. Проектировщиков не смутил вес крыши: при ее площади в 36 000 м2 он составляет 4 500 т: они утверждают, что это достаточно легкая конструкция в сравнении с обычными перекрытиями такого размера.
Фасады постройки тоже представляют собой просвечивающую мембрану из стекловолокна с серебряным напылением. Благодаря особым качествам этого материала здание меняет облик в зависимости от освещения: оно становится белым в солнечные летние дни, серым — в пасмурные зимние. Вечером стадион отражает краски заката, а ночью напоминает огромный китайский фонарик, демонстрируя свои интерьеры внешнему наблюдателю.
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Самый высокий стадион Южной Африки «Мбомбела» (в переводе с языка местного племени свати — «много людей вместе в маленьком пространстве»; это название муниципального образования, где он находится), работа южноафриканского бюро R&L Architects, расположен в 5 км к западу от Нелспрейта, среди живописных зеленых холмов, у акациевого леса. Он получил также прозвище «самый дикий стадион Африки», поскольку находится рядом с Национальным парком имени Крюгера, где обитает множество представителей местной фауны. К тому же раскраска его 43 500 сидений передает рисунок шкуры зебры в огромном масштабе, а символом проекта стал жираф: 18 гигантских опор в виде стилизованных фигур этих животных поддерживают крышу, защищающую зрителей от зноя и дождя. Архитекторы использовали преимущества теплого климата, устроив 6-метровый зазор между перекрытиями и трибунами: таким образом обеспечена естественная вентиляция сооружения, максимальное количество сидений (94%) находится под крышей, а зрители верхних рядов имеют возможность любоваться не только игрой, но и окружающим пейзажем.
Словно парящая над чашей стадиона крыша не только кажется необычайно легкой, но и на самом деле является таковой (55 кг/м2), так как ее конструкции собраны из легких труб местного производства; их диаметр не позволяет приземляться на них птицам, что весьма важно: ведь пернатые в теплых странах наносят огромный вред открытым постройкам.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Поле, вопреки современным тенденциям, архитекторы решили сделать не овальным, а прямоугольным, чтобы оптимизировать затраты материалов: в результате стадион «Мбомбела» стал самым экономичным (бюджет 104 млн. евро) из построенных для ЧМ-2010 новых арен.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Арена «Питер Мокаба», находящаяся на севере страны, в городе Полокване, с самого начала подготовки к чемпионату вызывала недоразумения в прессе, так как ее название в честь борца с режимом апартеида совпадает с названием находящегося поблизости стадиона, открытого еще в 1976 и являющегося теперь «спутником» новой постройки. Но критики обходят вниманием «Питер Мокаба» не вследствие ошибки, а из-за консервативности его проекта по сравнению с другими аренами чемпионата. Это массивное бетонное сооружение вмещает 45 тыс. зрителей и имеет три трибуны, полностью открытые солнечным лучам; четвертую скрывает крыша-козырек. Стальная опорная конструкция распределяет вес «крыльев» крыши между двумя угловыми мощными опорами; всего их в прямоугольном в плане сооружении четыре, и по первоначальному замыслу они должны были поддерживать перекрытия над всеми трибунами. Источником вдохновения для авторов проекта — бюро «Prism Architects» — стали дерево-баобаб, характерный представитель местной флоры (его абрис повторяют опоры) и рельеф южноафриканского ландшафта, изображенный в стилизованной манере на сиденьях трибун, превращенных в гигантское живописное полотно.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Но самым главным и самым крупным стадионом чемпионата будет не построенная с ноля, а реконструированная арена — «Соккер Сити» (т. е. «футбольный город») на 90 000 мест, находящаяся в Йоханнесбурге. Она является самым большим стадионом Южной Африки. Экстерьер постройки решен в модернизированном этно-стиле и, глядя на него, ничто не позволит догадаться, что это бывший стадион FNB 1980-х годов. Авторы проекта реконструкции — местное бюро Boogertman and Partners и международная фирма Populous. «Внутри [«Соккер Сити»] находится старая «чаша», которая навевает на мысль о разделенных с друзьями вкусном блюде или кружке пива, — рассказал архитектор Боб ван Беббер из бюро Boogertman and Partners, — поэтому стадион получил свою характерную форму, из-за которой его прозвали «тыква-горлянка». Фасады стадиона облицованы разноцветными ламинированными бетонными панелями. Вместе они образуют огромную мозаику, составленную при помощи случайного подбора элементов компьютером: ее палитра отражает все оттенки африканской земли и пламени.
zooming
Стадион «Гринпойнт»
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Остальные четыре стадиона ЧМ-2010 подверглись лишь внутренней реконструкции, тогда как их структура остались прежними. На стадионе «Эллис Парк» («Кока-Кола Парк») в Йоханнесбурге, месте знаменитой победы в 1995 в финале чемпионата мира по регби сборной ЮАР над командой Новой Зеландии, увеличилась на 5 000 мест вместимость северной трибуны, были перестроены VIP-зоны, офисы, конференц-залы и раздевалки.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Авторы проекта реконструкции стадиона «Лофтус Версфельд» в Претории улучшили акустику, заменили табло и прожекторы, перестроили крышу, благоустроили подъездные дороги и инфраструктуру.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

По тому же пути пошли и архитекторы стадиона «Фри Стейт» в городе Блумфонтейн; кроме того, они добавили второй ярус на западной трибуне, увеличив тем самым количество мест на 11 с лишним тысяч (с 36 538 до 48 000), поставили новые турникеты, улучшили VIP-зоны и зону для прессы.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Подобным образом был усовершенствован и стадион «Ройал Бафокенг». Он располагается на северо-западе страны, недалеко от Рюстенбурга, в городке Фокенг, и носит название племени бафокенгов — коренных жителей этой местности, до сих пор управляемых собственным королем. Арена, самая маленькая из десятки ЧМ, сейчас вмещает на 6 530 человек больше, чем раньше (всего мест — 44 430) и по форме представляет собой классическую «чашу», открытую солнцу и ветрам. Исключением стала лишь главная — западная трибуна, над которой возвели легкую крышу в виде гигантского козырька. Остальные нововведения тоже не отличаются радикальностью: они коснулись акустической системы, прожекторов, электронных табло и регулирования движения людских потоков. Поле представляет собой прямоугольник, а беговые дорожки вокруг него образуют овал.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Все новые стадионы будут частично реконструированы — уменьшены — по завершении чемпионата: их изначальная вместимость не соответствует более скромным потребностям национальных первенств. В то же время, в проекты некоторых из них заложено расширение за пределы уровня ЧМ — на случай получения ЮАР права на проведение Олимпиады. Также следует отметить, что почти все из 10 стадионов рассчитаны не только на футбольные матчи, но и на встречи команд по регби, так как эта игра также является национальным видом спорта, впрочем, более популярным у белого меньшинства — в отличие от широко распространенного среди чернокожего большинства населения футбола.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

В этот раз чемпионат мира по футболу впервые в истории проходит на африканском континенте. Одним из сторонников проведения его в ЮАР выступил Нельсон Мандела, лично агитировавший руководство FIFA сделать выбор в пользу Южно-Африканской республики. По его словам, «Африканский футбол — это гигант, который слишком долго спал», то есть ЧМ-2010 для команд африканских стран, и, в первую очередь, сборной страны-хозяйки — чемпионат больших надежд. И эти приподнятые эмоции как нельзя лучше выражены в смелой и привлекательной архитектуре новых и обновленных арен.


Более подробные иллюстрации стадионов см. на страницах этих сооружений (ссылки в верхней части страницы).

zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити» в Йоханнесбурге
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Эллис Парк»
Стадион «Лофтус Версфельд»
zooming
Стадион «Фри Стейт»
zooming
Стадион «Ройал Бафокенг»

11 Июня 2010

Автор текста:

Анжелина Вин
comments powered by HyperComments
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Дворец культуры для новой эпохи
Реконструкция архитекторами gmp памятника послевоенного модернизма – Дворца культуры в Дрездене – названа в Германии лучшим сооружением года по версии Немецкого музея архитектуры.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
У Желтого моря
В китайском Ляньюньгане завершен торгово-выставочный комплекс по проекту gmp - von Gerkan, Marg und Partner.
В стиле порта
Новый корпус штаб-квартира компании Gebr. Heinemann в гамбургском Хафен-сити по проекту бюро gmp.
Стадион на все времена
Реконструированный gmp берлинский Олимпийский стадион получил премию как «лучший в истории» от Международной ассоциации сооружений для спорта и отдыха (IAKS).
Идеальный фон
В Дюссельдорфе открылось новое здание балетной труппы Немецкой Рейнской Оперы по проекту gmp.
Музей над Эльбой
Майнхард фон Геркан, со-основатель бюро gmp, к собственному юбилею и к 50-летию мастерской открыл в Гамбурге выставочный Архитектурный павильон и экспозицию своих рисунков.
Стадион в бетонном лесу
Крупнейшим зданием «идеального города» Оскара Нимейера стал новый Национальный стадион Бразилии, построенный к Чемпионату мира по футболу-2014.
Похожие статьи
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.