«Места радости». Стадионы Чемпионата мира по футболу – 2010

Сегодня в ЮАР стартует мировое футбольное первенство, которое станет не только спортивным, но и архитектурным событием: в ходе подготовки к нему были построены пять новых стадионов, а еще пять арен — тщательно реконструированы.

Автор текста:
Анжелина Вин

11 Июня 2010
mainImg
В Южно-Африканской республике очень ответственно отнеслись к проведению чемпионата, особое внимание уделив удобству и безопасности всех его участников — и спортсменов, и многотысячной толпы болельщиков. За четыре года, прошедшие с ЧМ-2006 во Германии, заметно повысились требования к комфорту, функциональности, экологичности, архитектурному качеству и оригинальности футбольных арен, поэтому стадионы в ЮАР отражают новый виток развития мировой архитектуры спортивных сооружений.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Также следует отметить необыкновенную популярность этого спорта в стране: большинство жителей, конечно, играет не на стадионах, а на пустырях, но Нельсон Мандела недаром назвал любое футбольное поле «местом радости»: в первую очередь эта игра — праздник, и именно эту идею постарались передать в своих проектах архитекторы и инженеры арен чемпионата.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Сразу три спортивных сооружения для матчей ЧМ-2010 создало немецкое архитектурное бюро gmp совместно с инженерами sbp (Schlaich, Bergermann und Partner). Их многофункциональный стадион «Мозес Мабида», названный в честь бывшего секретаря компартии ЮАР и борца с апартеидом, расположен на берегу Индийского океана, в Дурбане; со стороны города к нему поднимается широкая лестница. Самым выразительным архитектурным элементом сооружения, выделяющим его среди новых стадионов FIFA-2010, является гигантская стальная арка высотой 105 м с пролетом 340 м. Главный вход на стадион обозначен «раздвоением» арки, символизирующим ворота Дурбана; это решение представляет собой эффектное воплощение графического символа Y, изображенного на флаге ЮАР.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Можно сравнить ее со знаменитой аркой лондонского стадиона «Уэмбли» Нормана Фостера и бюро Populous, но там арка поддерживает только крышу северной трибуны и 60% съемной крыши южной, тогда как перекрытие-мембрана «Мозес Мабида» полностью опирается на центральную арку. По ее дуге ходит фуникулер, доставляя зрителей на смотровую площадку в ее высшей точке, названную архитекторами «Небесная палуба»: оттуда можно полюбоваться панорамами океана и красотами пейзажа, но только не во время матча. В феврале 2010 на стадионе открыли самые большие в мире качели — на них можно спланировать с 4-й ступеньки арки прямо к футбольному полю и затем взлететь на 220 м вверх, к небу.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Крыша-мембрана арены, сделанная из полупрозрачного стекловолокна с тефлоновым напылением, дает тень для 88% зрительских мест, пропуская при этом 50% солнечного света. Она подвешена на стальных тросах общей длиной 17 000 м и диаметром 95 мм каждый, соединяющих несущую арку и внешний край перекрытия. Трибуны поддерживают 1750 колонн и 216 наклонных опор, а расположенные на них 70 000 сидений (по числу зрительских мест арена будет второй на ЧМ-2010) окрашены в цвета океанского побережья и морских глубин.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Фасад стадиона работает по принципу солнечных очков: днем его оболочка из перфорированного металла непроницаема для взгляда снаружи, при этом сквозь миллионы ее отверстий находящийся внутри зритель может легко обозревать окрестности. В темноте арена выглядит фантастически — как заметный издалека прозрачный светящийся объем с подсвеченной разноцветными светодиодами LED аркой. «Систему искусственного освещения мы спроектировали таким образом, — объясняют архитекторы gmp, — чтобы она была не только функциональной, но и создавала вторую — визуальную — архитектуру из света».
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Словно огромный распускающийся цветок, возник стадион «Нельсон-Мандела-Бей» недалеко от центра города Порт-Элизабет, украсив район между заливом Индийского океана Алгоа и озером Норт-Энд. Архитекторы бюро gmp дают своему созданию поэтическую интерпретацию: «Днем белая крыша на бетонной конструкции «чаши» кажется легкой гирляндой из лепестков, а освещенная ночью — предстает огромным фонарем мятежников. Фасады также освещаются изнутри, и в нашей трактовке светящееся сооружение напоминает о человеке — символе свободы и демократии — о Нельсоне Манделе». Здание стадиона располагается на небольшой платформе, отражаясь в озерной глади, как гигантская водяная лилия. Его крыша, спроектированная наподобие парашюта, стала чудом техники: выпуклые «лепестки» из перфорированного металла закреплены на изогнутых металлических конструкциях и чередуются с «листьями»-мембранами из полупрозрачного пластика PTFE. Благодаря своей форме, перекрытия защищают зрителей не только от солнца, но и от сильных ветров, дующих с океана. Бетонная конструкция, поддерживающая трибуны (46 000 мест), с внешней стороны содержит двухъярусные галереи длиной 700 м, проходящие по всему периметру постройки. На их стенах были начертаны высказывания Нельсона Манделы, также там устроена выставка, посвященная национальной культуре. Эти галереи открыты для публики в дни, когда не проводятся матчи, поэтому стадион, помимо прочего, играет роль культурного центра.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт») был изначально задуман архитекторами gmp как знаковый объект в знаковом месте — под Кейптауном, на фоне знаменитой Столовой горы и холма Сигнал-Хилл, недалеко от мыса Доброй надежды. С его верхнего яруса высотой 25 м можно любоваться океаном и гористым ландшафтом окрестностей. Сооружение органично дополнило прекрасный пейзаж и стало его новой достопримечательностью, как гигантская абстрактная скульптура. Удобство игроков и болельщиков было главным фактором при проектировании: трибуны (68 000 мест) имеют параболический план, таким образом, каждому зрителю обеспечен оптимальный обзор футбольного поля. Все места защищены от ветра, солнца и дождя крышей —еще одним достижением инженерии, необходимым ввиду изменчивых климатических условий. «Нам пришлось придумать комбинированную структуру плоской крыши для того, чтобы утяжелить ее, иначе бы она резко поднималась от сильных порывов ветра, — поясняют архитекторы, — а также мы отказались от установки на перекрытиях помп для откачки дождевой воды, сделав вместо этого легкий уклон к центру. В результате мы придумали синтез седлообразной, изогнутой подвесной крыши и системы решетчатых ферм». Перекрытия частично двойные, а их верхняя поверхность стеклянная: ее широкое внешнее кольцо, идущее по периметру постройки, сделано из ламинированного стекла, чтобы затенить трибуны, а узкое внутреннее — из прозрачного, чтобы максимально осветить поле. Нижняя часть перекрытий представляет собой полупрозрачную мембрану, скрывающую технические коммуникации и систему звукоизоляции. Проектировщиков не смутил вес крыши: при ее площади в 36 000 м2 он составляет 4 500 т: они утверждают, что это достаточно легкая конструкция в сравнении с обычными перекрытиями такого размера.
Фасады постройки тоже представляют собой просвечивающую мембрану из стекловолокна с серебряным напылением. Благодаря особым качествам этого материала здание меняет облик в зависимости от освещения: оно становится белым в солнечные летние дни, серым — в пасмурные зимние. Вечером стадион отражает краски заката, а ночью напоминает огромный китайский фонарик, демонстрируя свои интерьеры внешнему наблюдателю.
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Самый высокий стадион Южной Африки «Мбомбела» (в переводе с языка местного племени свати — «много людей вместе в маленьком пространстве»; это название муниципального образования, где он находится), работа южноафриканского бюро R&L Architects, расположен в 5 км к западу от Нелспрейта, среди живописных зеленых холмов, у акациевого леса. Он получил также прозвище «самый дикий стадион Африки», поскольку находится рядом с Национальным парком имени Крюгера, где обитает множество представителей местной фауны. К тому же раскраска его 43 500 сидений передает рисунок шкуры зебры в огромном масштабе, а символом проекта стал жираф: 18 гигантских опор в виде стилизованных фигур этих животных поддерживают крышу, защищающую зрителей от зноя и дождя. Архитекторы использовали преимущества теплого климата, устроив 6-метровый зазор между перекрытиями и трибунами: таким образом обеспечена естественная вентиляция сооружения, максимальное количество сидений (94%) находится под крышей, а зрители верхних рядов имеют возможность любоваться не только игрой, но и окружающим пейзажем.
Словно парящая над чашей стадиона крыша не только кажется необычайно легкой, но и на самом деле является таковой (55 кг/м2), так как ее конструкции собраны из легких труб местного производства; их диаметр не позволяет приземляться на них птицам, что весьма важно: ведь пернатые в теплых странах наносят огромный вред открытым постройкам.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Поле, вопреки современным тенденциям, архитекторы решили сделать не овальным, а прямоугольным, чтобы оптимизировать затраты материалов: в результате стадион «Мбомбела» стал самым экономичным (бюджет 104 млн. евро) из построенных для ЧМ-2010 новых арен.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Арена «Питер Мокаба», находящаяся на севере страны, в городе Полокване, с самого начала подготовки к чемпионату вызывала недоразумения в прессе, так как ее название в честь борца с режимом апартеида совпадает с названием находящегося поблизости стадиона, открытого еще в 1976 и являющегося теперь «спутником» новой постройки. Но критики обходят вниманием «Питер Мокаба» не вследствие ошибки, а из-за консервативности его проекта по сравнению с другими аренами чемпионата. Это массивное бетонное сооружение вмещает 45 тыс. зрителей и имеет три трибуны, полностью открытые солнечным лучам; четвертую скрывает крыша-козырек. Стальная опорная конструкция распределяет вес «крыльев» крыши между двумя угловыми мощными опорами; всего их в прямоугольном в плане сооружении четыре, и по первоначальному замыслу они должны были поддерживать перекрытия над всеми трибунами. Источником вдохновения для авторов проекта — бюро «Prism Architects» — стали дерево-баобаб, характерный представитель местной флоры (его абрис повторяют опоры) и рельеф южноафриканского ландшафта, изображенный в стилизованной манере на сиденьях трибун, превращенных в гигантское живописное полотно.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Но самым главным и самым крупным стадионом чемпионата будет не построенная с ноля, а реконструированная арена — «Соккер Сити» (т. е. «футбольный город») на 90 000 мест, находящаяся в Йоханнесбурге. Она является самым большим стадионом Южной Африки. Экстерьер постройки решен в модернизированном этно-стиле и, глядя на него, ничто не позволит догадаться, что это бывший стадион FNB 1980-х годов. Авторы проекта реконструкции — местное бюро Boogertman and Partners и международная фирма Populous. «Внутри [«Соккер Сити»] находится старая «чаша», которая навевает на мысль о разделенных с друзьями вкусном блюде или кружке пива, — рассказал архитектор Боб ван Беббер из бюро Boogertman and Partners, — поэтому стадион получил свою характерную форму, из-за которой его прозвали «тыква-горлянка». Фасады стадиона облицованы разноцветными ламинированными бетонными панелями. Вместе они образуют огромную мозаику, составленную при помощи случайного подбора элементов компьютером: ее палитра отражает все оттенки африканской земли и пламени.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Гринпойнт»

Остальные четыре стадиона ЧМ-2010 подверглись лишь внутренней реконструкции, тогда как их структура остались прежними. На стадионе «Эллис Парк» («Кока-Кола Парк») в Йоханнесбурге, месте знаменитой победы в 1995 в финале чемпионата мира по регби сборной ЮАР над командой Новой Зеландии, увеличилась на 5 000 мест вместимость северной трибуны, были перестроены VIP-зоны, офисы, конференц-залы и раздевалки.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Авторы проекта реконструкции стадиона «Лофтус Версфельд» в Претории улучшили акустику, заменили табло и прожекторы, перестроили крышу, благоустроили подъездные дороги и инфраструктуру.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

По тому же пути пошли и архитекторы стадиона «Фри Стейт» в городе Блумфонтейн; кроме того, они добавили второй ярус на западной трибуне, увеличив тем самым количество мест на 11 с лишним тысяч (с 36 538 до 48 000), поставили новые турникеты, улучшили VIP-зоны и зону для прессы.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Подобным образом был усовершенствован и стадион «Ройал Бафокенг». Он располагается на северо-западе страны, недалеко от Рюстенбурга, в городке Фокенг, и носит название племени бафокенгов — коренных жителей этой местности, до сих пор управляемых собственным королем. Арена, самая маленькая из десятки ЧМ, сейчас вмещает на 6 530 человек больше, чем раньше (всего мест — 44 430) и по форме представляет собой классическую «чашу», открытую солнцу и ветрам. Исключением стала лишь главная — западная трибуна, над которой возвели легкую крышу в виде гигантского козырька. Остальные нововведения тоже не отличаются радикальностью: они коснулись акустической системы, прожекторов, электронных табло и регулирования движения людских потоков. Поле представляет собой прямоугольник, а беговые дорожки вокруг него образуют овал.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Все новые стадионы будут частично реконструированы — уменьшены — по завершении чемпионата: их изначальная вместимость не соответствует более скромным потребностям национальных первенств. В то же время, в проекты некоторых из них заложено расширение за пределы уровня ЧМ — на случай получения ЮАР права на проведение Олимпиады. Также следует отметить, что почти все из 10 стадионов рассчитаны не только на футбольные матчи, но и на встречи команд по регби, так как эта игра также является национальным видом спорта, впрочем, более популярным у белого меньшинства — в отличие от широко распространенного среди чернокожего большинства населения футбола.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

В этот раз чемпионат мира по футболу впервые в истории проходит на африканском континенте. Одним из сторонников проведения его в ЮАР выступил Нельсон Мандела, лично агитировавший руководство FIFA сделать выбор в пользу Южно-Африканской республики. По его словам, «Африканский футбол — это гигант, который слишком долго спал», то есть ЧМ-2010 для команд африканских стран, и, в первую очередь, сборной страны-хозяйки — чемпионат больших надежд. И эти приподнятые эмоции как нельзя лучше выражены в смелой и привлекательной архитектуре новых и обновленных арен.


Более подробные иллюстрации стадионов см. на страницах этих сооружений (ссылки в верхней части страницы).

zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити» в Йоханнесбурге
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Эллис Парк»
Стадион «Лофтус Версфельд»
zooming
Стадион «Фри Стейт»
zooming
Стадион «Ройал Бафокенг»


11 Июня 2010

Автор текста:

Анжелина Вин
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.