«Места радости». Стадионы Чемпионата мира по футболу – 2010

Сегодня в ЮАР стартует мировое футбольное первенство, которое станет не только спортивным, но и архитектурным событием: в ходе подготовки к нему были построены пять новых стадионов, а еще пять арен — тщательно реконструированы.

Автор текста:
Анжелина Вин

mainImg
В Южно-Африканской республике очень ответственно отнеслись к проведению чемпионата, особое внимание уделив удобству и безопасности всех его участников — и спортсменов, и многотысячной толпы болельщиков. За четыре года, прошедшие с ЧМ-2006 во Германии, заметно повысились требования к комфорту, функциональности, экологичности, архитектурному качеству и оригинальности футбольных арен, поэтому стадионы в ЮАР отражают новый виток развития мировой архитектуры спортивных сооружений.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Также следует отметить необыкновенную популярность этого спорта в стране: большинство жителей, конечно, играет не на стадионах, а на пустырях, но Нельсон Мандела недаром назвал любое футбольное поле «местом радости»: в первую очередь эта игра — праздник, и именно эту идею постарались передать в своих проектах архитекторы и инженеры арен чемпионата.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Сразу три спортивных сооружения для матчей ЧМ-2010 создало немецкое архитектурное бюро gmp совместно с инженерами sbp (Schlaich, Bergermann und Partner). Их многофункциональный стадион «Мозес Мабида», названный в честь бывшего секретаря компартии ЮАР и борца с апартеидом, расположен на берегу Индийского океана, в Дурбане; со стороны города к нему поднимается широкая лестница. Самым выразительным архитектурным элементом сооружения, выделяющим его среди новых стадионов FIFA-2010, является гигантская стальная арка высотой 105 м с пролетом 340 м. Главный вход на стадион обозначен «раздвоением» арки, символизирующим ворота Дурбана; это решение представляет собой эффектное воплощение графического символа Y, изображенного на флаге ЮАР.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Можно сравнить ее со знаменитой аркой лондонского стадиона «Уэмбли» Нормана Фостера и бюро Populous, но там арка поддерживает только крышу северной трибуны и 60% съемной крыши южной, тогда как перекрытие-мембрана «Мозес Мабида» полностью опирается на центральную арку. По ее дуге ходит фуникулер, доставляя зрителей на смотровую площадку в ее высшей точке, названную архитекторами «Небесная палуба»: оттуда можно полюбоваться панорамами океана и красотами пейзажа, но только не во время матча. В феврале 2010 на стадионе открыли самые большие в мире качели — на них можно спланировать с 4-й ступеньки арки прямо к футбольному полю и затем взлететь на 220 м вверх, к небу.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Крыша-мембрана арены, сделанная из полупрозрачного стекловолокна с тефлоновым напылением, дает тень для 88% зрительских мест, пропуская при этом 50% солнечного света. Она подвешена на стальных тросах общей длиной 17 000 м и диаметром 95 мм каждый, соединяющих несущую арку и внешний край перекрытия. Трибуны поддерживают 1750 колонн и 216 наклонных опор, а расположенные на них 70 000 сидений (по числу зрительских мест арена будет второй на ЧМ-2010) окрашены в цвета океанского побережья и морских глубин.
zooming
Стадион «Мозес Мабида»
zooming
Стадион «Мозес Мабида»

Фасад стадиона работает по принципу солнечных очков: днем его оболочка из перфорированного металла непроницаема для взгляда снаружи, при этом сквозь миллионы ее отверстий находящийся внутри зритель может легко обозревать окрестности. В темноте арена выглядит фантастически — как заметный издалека прозрачный светящийся объем с подсвеченной разноцветными светодиодами LED аркой. «Систему искусственного освещения мы спроектировали таким образом, — объясняют архитекторы gmp, — чтобы она была не только функциональной, но и создавала вторую — визуальную — архитектуру из света».
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Словно огромный распускающийся цветок, возник стадион «Нельсон-Мандела-Бей» недалеко от центра города Порт-Элизабет, украсив район между заливом Индийского океана Алгоа и озером Норт-Энд. Архитекторы бюро gmp дают своему созданию поэтическую интерпретацию: «Днем белая крыша на бетонной конструкции «чаши» кажется легкой гирляндой из лепестков, а освещенная ночью — предстает огромным фонарем мятежников. Фасады также освещаются изнутри, и в нашей трактовке светящееся сооружение напоминает о человеке — символе свободы и демократии — о Нельсоне Манделе». Здание стадиона располагается на небольшой платформе, отражаясь в озерной глади, как гигантская водяная лилия. Его крыша, спроектированная наподобие парашюта, стала чудом техники: выпуклые «лепестки» из перфорированного металла закреплены на изогнутых металлических конструкциях и чередуются с «листьями»-мембранами из полупрозрачного пластика PTFE. Благодаря своей форме, перекрытия защищают зрителей не только от солнца, но и от сильных ветров, дующих с океана. Бетонная конструкция, поддерживающая трибуны (46 000 мест), с внешней стороны содержит двухъярусные галереи длиной 700 м, проходящие по всему периметру постройки. На их стенах были начертаны высказывания Нельсона Манделы, также там устроена выставка, посвященная национальной культуре. Эти галереи открыты для публики в дни, когда не проводятся матчи, поэтому стадион, помимо прочего, играет роль культурного центра.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт») был изначально задуман архитекторами gmp как знаковый объект в знаковом месте — под Кейптауном, на фоне знаменитой Столовой горы и холма Сигнал-Хилл, недалеко от мыса Доброй надежды. С его верхнего яруса высотой 25 м можно любоваться океаном и гористым ландшафтом окрестностей. Сооружение органично дополнило прекрасный пейзаж и стало его новой достопримечательностью, как гигантская абстрактная скульптура. Удобство игроков и болельщиков было главным фактором при проектировании: трибуны (68 000 мест) имеют параболический план, таким образом, каждому зрителю обеспечен оптимальный обзор футбольного поля. Все места защищены от ветра, солнца и дождя крышей —еще одним достижением инженерии, необходимым ввиду изменчивых климатических условий. «Нам пришлось придумать комбинированную структуру плоской крыши для того, чтобы утяжелить ее, иначе бы она резко поднималась от сильных порывов ветра, — поясняют архитекторы, — а также мы отказались от установки на перекрытиях помп для откачки дождевой воды, сделав вместо этого легкий уклон к центру. В результате мы придумали синтез седлообразной, изогнутой подвесной крыши и системы решетчатых ферм». Перекрытия частично двойные, а их верхняя поверхность стеклянная: ее широкое внешнее кольцо, идущее по периметру постройки, сделано из ламинированного стекла, чтобы затенить трибуны, а узкое внутреннее — из прозрачного, чтобы максимально осветить поле. Нижняя часть перекрытий представляет собой полупрозрачную мембрану, скрывающую технические коммуникации и систему звукоизоляции. Проектировщиков не смутил вес крыши: при ее площади в 36 000 м2 он составляет 4 500 т: они утверждают, что это достаточно легкая конструкция в сравнении с обычными перекрытиями такого размера.
Фасады постройки тоже представляют собой просвечивающую мембрану из стекловолокна с серебряным напылением. Благодаря особым качествам этого материала здание меняет облик в зависимости от освещения: оно становится белым в солнечные летние дни, серым — в пасмурные зимние. Вечером стадион отражает краски заката, а ночью напоминает огромный китайский фонарик, демонстрируя свои интерьеры внешнему наблюдателю.
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»


Самый высокий стадион Южной Африки «Мбомбела» (в переводе с языка местного племени свати — «много людей вместе в маленьком пространстве»; это название муниципального образования, где он находится), работа южноафриканского бюро R&L Architects, расположен в 5 км к западу от Нелспрейта, среди живописных зеленых холмов, у акациевого леса. Он получил также прозвище «самый дикий стадион Африки», поскольку находится рядом с Национальным парком имени Крюгера, где обитает множество представителей местной фауны. К тому же раскраска его 43 500 сидений передает рисунок шкуры зебры в огромном масштабе, а символом проекта стал жираф: 18 гигантских опор в виде стилизованных фигур этих животных поддерживают крышу, защищающую зрителей от зноя и дождя. Архитекторы использовали преимущества теплого климата, устроив 6-метровый зазор между перекрытиями и трибунами: таким образом обеспечена естественная вентиляция сооружения, максимальное количество сидений (94%) находится под крышей, а зрители верхних рядов имеют возможность любоваться не только игрой, но и окружающим пейзажем.
Словно парящая над чашей стадиона крыша не только кажется необычайно легкой, но и на самом деле является таковой (55 кг/м2), так как ее конструкции собраны из легких труб местного производства; их диаметр не позволяет приземляться на них птицам, что весьма важно: ведь пернатые в теплых странах наносят огромный вред открытым постройкам.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Поле, вопреки современным тенденциям, архитекторы решили сделать не овальным, а прямоугольным, чтобы оптимизировать затраты материалов: в результате стадион «Мбомбела» стал самым экономичным (бюджет 104 млн. евро) из построенных для ЧМ-2010 новых арен.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Арена «Питер Мокаба», находящаяся на севере страны, в городе Полокване, с самого начала подготовки к чемпионату вызывала недоразумения в прессе, так как ее название в честь борца с режимом апартеида совпадает с названием находящегося поблизости стадиона, открытого еще в 1976 и являющегося теперь «спутником» новой постройки. Но критики обходят вниманием «Питер Мокаба» не вследствие ошибки, а из-за консервативности его проекта по сравнению с другими аренами чемпионата. Это массивное бетонное сооружение вмещает 45 тыс. зрителей и имеет три трибуны, полностью открытые солнечным лучам; четвертую скрывает крыша-козырек. Стальная опорная конструкция распределяет вес «крыльев» крыши между двумя угловыми мощными опорами; всего их в прямоугольном в плане сооружении четыре, и по первоначальному замыслу они должны были поддерживать перекрытия над всеми трибунами. Источником вдохновения для авторов проекта — бюро «Prism Architects» — стали дерево-баобаб, характерный представитель местной флоры (его абрис повторяют опоры) и рельеф южноафриканского ландшафта, изображенный в стилизованной манере на сиденьях трибун, превращенных в гигантское живописное полотно.
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»
zooming
Стадион «Нельсон-Мандела-Бей»

Но самым главным и самым крупным стадионом чемпионата будет не построенная с ноля, а реконструированная арена — «Соккер Сити» (т. е. «футбольный город») на 90 000 мест, находящаяся в Йоханнесбурге. Она является самым большим стадионом Южной Африки. Экстерьер постройки решен в модернизированном этно-стиле и, глядя на него, ничто не позволит догадаться, что это бывший стадион FNB 1980-х годов. Авторы проекта реконструкции — местное бюро Boogertman and Partners и международная фирма Populous. «Внутри [«Соккер Сити»] находится старая «чаша», которая навевает на мысль о разделенных с друзьями вкусном блюде или кружке пива, — рассказал архитектор Боб ван Беббер из бюро Boogertman and Partners, — поэтому стадион получил свою характерную форму, из-за которой его прозвали «тыква-горлянка». Фасады стадиона облицованы разноцветными ламинированными бетонными панелями. Вместе они образуют огромную мозаику, составленную при помощи случайного подбора элементов компьютером: ее палитра отражает все оттенки африканской земли и пламени.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Гринпойнт»

Остальные четыре стадиона ЧМ-2010 подверглись лишь внутренней реконструкции, тогда как их структура остались прежними. На стадионе «Эллис Парк» («Кока-Кола Парк») в Йоханнесбурге, месте знаменитой победы в 1995 в финале чемпионата мира по регби сборной ЮАР над командой Новой Зеландии, увеличилась на 5 000 мест вместимость северной трибуны, были перестроены VIP-зоны, офисы, конференц-залы и раздевалки.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Авторы проекта реконструкции стадиона «Лофтус Версфельд» в Претории улучшили акустику, заменили табло и прожекторы, перестроили крышу, благоустроили подъездные дороги и инфраструктуру.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

По тому же пути пошли и архитекторы стадиона «Фри Стейт» в городе Блумфонтейн; кроме того, они добавили второй ярус на западной трибуне, увеличив тем самым количество мест на 11 с лишним тысяч (с 36 538 до 48 000), поставили новые турникеты, улучшили VIP-зоны и зону для прессы.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Подобным образом был усовершенствован и стадион «Ройал Бафокенг». Он располагается на северо-западе страны, недалеко от Рюстенбурга, в городке Фокенг, и носит название племени бафокенгов — коренных жителей этой местности, до сих пор управляемых собственным королем. Арена, самая маленькая из десятки ЧМ, сейчас вмещает на 6 530 человек больше, чем раньше (всего мест — 44 430) и по форме представляет собой классическую «чашу», открытую солнцу и ветрам. Исключением стала лишь главная — западная трибуна, над которой возвели легкую крышу в виде гигантского козырька. Остальные нововведения тоже не отличаются радикальностью: они коснулись акустической системы, прожекторов, электронных табло и регулирования движения людских потоков. Поле представляет собой прямоугольник, а беговые дорожки вокруг него образуют овал.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

Все новые стадионы будут частично реконструированы — уменьшены — по завершении чемпионата: их изначальная вместимость не соответствует более скромным потребностям национальных первенств. В то же время, в проекты некоторых из них заложено расширение за пределы уровня ЧМ — на случай получения ЮАР права на проведение Олимпиады. Также следует отметить, что почти все из 10 стадионов рассчитаны не только на футбольные матчи, но и на встречи команд по регби, так как эта игра также является национальным видом спорта, впрочем, более популярным у белого меньшинства — в отличие от широко распространенного среди чернокожего большинства населения футбола.
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)

В этот раз чемпионат мира по футболу впервые в истории проходит на африканском континенте. Одним из сторонников проведения его в ЮАР выступил Нельсон Мандела, лично агитировавший руководство FIFA сделать выбор в пользу Южно-Африканской республики. По его словам, «Африканский футбол — это гигант, который слишком долго спал», то есть ЧМ-2010 для команд африканских стран, и, в первую очередь, сборной страны-хозяйки — чемпионат больших надежд. И эти приподнятые эмоции как нельзя лучше выражены в смелой и привлекательной архитектуре новых и обновленных арен.


Более подробные иллюстрации стадионов см. на страницах этих сооружений (ссылки в верхней части страницы).

zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Кейптаун» (бывший «Грин Поинт»)
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Мбомбела»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Питер Мокаба»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити» в Йоханнесбурге
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Соккер Сити»
zooming
Стадион «Эллис Парк»
Стадион «Лофтус Версфельд»
zooming
Стадион «Фри Стейт»
zooming
Стадион «Ройал Бафокенг»


11 Июня 2010

Автор текста:

Анжелина Вин
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.