«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой архитектуры в общественном сознании»

Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.

08 Октября 2018
mainImg
Прошедшим летом из-за появления павильона AA Visiting School Moscow у Даниловского рынка один из авторов его проекта, Феликс Новиков, поднял тему тактичного обращения с объектами послевоенного модернизма – и с их архитекторами, о чём можно прочесть здесь.
В связи с этим сюжетом редакция Архи.ру задумала опрос на тему перестройки послевоенного модернизма. Мы попросили архитекторов и историков архитектуры назвать примеры уважительного и неуважительного отношения к постройкам модернизма при их реконструкции, коснувшись при этом этических вопросов: где проходят границы серьезного искажения авторского замысла? Имеет ли право архитектор первоначальной постройки в принципе считать себя оскорбленным, если да – то в каком случае?


Анна Броновицкая
историк архитектуры, директор по исследованиям Института модернизма, преподаватель школы МАРШ

Самым интересным примером уважительного отношения к зданию модернизма, по-моему, остается конверсия здания ресторана «Времена года» (Игорь Виноградский, Игорь Пяткин, 1968) в музей современного искусства «Гараж», проведенная в 2015 году бюро OMA. Внутри новой оболочки – отчетливо современной, но созвучной модернизму 1960-х, – сохранена и бережно отреставрирована отделка внутренних стен и мозаика, пережившие период заброшенности здания. Довольно значительные интервенции позволили дать постройке новую жизнь, не заглушив, а подчеркнув подлинность ее основы.
Музей «Гараж». Общий вид на фойе с парадной лестницы. Здесь устроено пространство максимальной высоты, от первого этажа до крыши. Слева работа Эрика Булатова, в глубине – мозаичное панно «Осень». Фотография © Илья Мукосей
Зона вокруг открытой лестницы, ведущей на крышу – одно из самых «гаражных» мест «Гаража». Фотография © Илья Мукосей
Проект «Как отдохнули? Кафе “Времена года” с 1968 года», реализованный летом 2018-го в музее «Гараж». Кураторы Снежана Кръстева и другие, архитектура – бюро GRACE, Милан. Фото © Анна Броновицкая
Проект «Как отдохнули? Кафе “Времена года” с 1968 года», реализованный летом 2018-го в музее «Гараж». Кураторы Снежана Кръстева и другие, архитектура – бюро GRACE, Милан. Фото © Анна Броновицкая
Проект «Как отдохнули? Кафе “Времена года” с 1968 года», реализованный летом 2018-го в музее «Гараж». Кураторы Снежана Кръстева и другие, архитектура – бюро GRACE, Милан. Фото © Анна Броновицкая

Возмутительно неуважительное отношение проявил Музей Московской железной дороги по отношению к доставшемуся ему зданию Павильона траурного поезда Ленина. Уникальная работа выдающегося архитектора Леонида Павлова (1980) в два приема была превращена в почти безликий контейнер с экспозицией, которой РЖД могли бы найти в своей обширной недвижимости другое место.

Не думаю, что имеет смысл говорить о праве на возмущение – или на любые другие чувства. Их могут испытывать, вне зависимости от прав, не только авторы, которым привелось дожить до искажения своих построек, но и другие люди. Общество вправе требовать от собственников уважения к архитектуре, обладающей не только утилитарной, но и художественной и исторической ценностью.

Василий Бабуров
историк архитектуры

В качестве примера уважительного отношения к постройке послевоенного модернизма я хотел бы привести недавнюю (2015) реконструкцию Национального театра в Лондоне (оригинальный проект Дэниса Лэсдана, 1976), осуществлённую бюро Haworth Tompkins. Это вторая по счёту реновация комплекса, призванная, помимо прочего, исправить ошибки менее удачной предыдущей, реализованной в 1990-е архитекторами Stanton Williams и вызвавшей возмущение автора. Haworth Tompkins скрупулёзно изучили оригинальный проект Лэсдана и, адаптируя комплекс к нуждам сегодняшнего дня, сделали собственные «интервенции» либо минимально заметными, либо, наоборот, подчёркивающими бруталистский стиль 1970-х. Так, например, пристройка к заднему фасаду, в которую были перенесены театральные мастерские, решена в материалах, отличных от основных, но при этом выглядит весьма сдержанно, не привлекая к себе лишнего внимания. Кроме того, реновация позволила выявить некоторые идеи Лэсдана, по тем или иным причинам оставшиеся на бумаге.
zooming
Национальный театр в Лондоне. Слева – ныне демонтированный временный зрительный зал The Shed, архитекторы Haworth Tompkins. Фото: Stevekeiretsu via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 4.0 International
zooming
Станция метро «Воробьёвы горы" в Москве. Фото © Alex Florstein Fedorov, Wikimedia Commons

Если оставить за скобками перестройку лагеря «Артек», едва ли не самый одиозный пример уничтожения модернистского ансамбля, то показательным отрицательным примером будет реконструкция отдельных станций московского метро («Воробьёвы горы», «Пражская», входные павильоны «Таганской»-радиальной), т.е. построек хрущёвского и брежневского совмода.
Среди них стоит особо выделить «Воробьёвы горы», фактически заменившие «Ленинские горы» – одно из самых знаковых произведений «оттепельного» модернизма. Реконструкция станции, осуществлённая на рубеже 1990-2000-х гг., имеет мало общего с первоначальным проектом конца 1950-х годов (арх. М. П. Бубнов, А. С. Маркелов, М. Ф. Марковский, А. К. Рыжков, Б. И. Тхор), ставшим символом не только той эпохи, но и Москвы в целом. Необходимость строгой экономии вынуждала архитекторов искать новые средства выразительности, с которой они справлялись без преувеличения виртуозно – они создавали не просто утилитарные объекты, но подлинные произведения архитектуры.
Реконструкция начала XXI века следовала принципу «до основанья, а затем», исходя из презумпции художественной ничтожности оригинального проекта. На смену лёгкости и воздушности пришла монументальная тяжесть, превратившая палубу теплохода в гипостильный зал. Даже если новая станция оказалась бы сравнима с предшественницей по своему архитектурному качеству (а этого не произошло), это вряд ли могло послужить оправданием подобному отношению.

Ольга Казакова
историк архитектуры, директор Института модернизма

В качестве примера уважительного отношения я бы называла работу Екатерины Головатюк (бюро Grace) с кинотеатром «Целинный» в Алматы, но это работа временная, а что сделает затем со зданием Асиф Хан – пока не понятно.
Реконструкция кинотеатра «Целинный» в Алматы под культурный центр, бюро GRACE, Милан. Фото © Анна Броновицкая
Реконструкция кинотеатра «Целинный» в Алматы под культурный центр, бюро GRACE, Милан. Фото © Анна Броновицкая
Реконструкция кинотеатра «Целинный» в Алматы под культурный центр, бюро GRACE, Милан. Фото © Анна Броновицкая
Реконструкция кинотеатра «Целинный» в Алматы под культурный центр, бюро GRACE, Милан. Фото © Анна Броновицкая

В качестве неуважительного – то, что сделали с жилым домом – «Флейтой» – Феликса Новикова в Зеленограде: там выполнили монотонное остекление балконов и тем самым «убили» весь ритм здания, хотя, на мой взгляд, в этом остеклении не было необходимости.


Николай Лызлов
архитектор, профессор МАРХИ, вице-президент СМА

Где проходят границы серьезного искажения авторского замысла?
С точки зрения автора (всё, конечно, зависит от характера конкретного персонажа), границы серьёзного искажения его замысла проходят сразу после любых строительных работ на его объекте. Ф.Л. Райт, говорят, имел обычай инспектировать дома своих заказчиков и ругать их за каждое передвинутое кресло в гостиной.

Имеет ли право архитектор первоначальной постройки в принципе считать себя оскорбленным, если да – то в каком случае?
Нет, конечно, оскорбляться автор никакого права не имеет, архитектор может расстраиваться, переживать, и сожалеть о том, что то, что он придумал, оказалось невостребованным, или недооцененным. В первом случае это значит, что он что-то сделал неправильно, чего-то не понял, построил не то, чего от него ждали. Короче – сделал свою работу недостаточно хорошо, если здание пришлось переделывать и приспосабливать.
Во втором случае, ему остаётся сожалеть о низком уровне интеллекта и вкуса своих заказчиков (или их приемников), так тоже бывает.

Самый вопиющий пример неуважительной реконструкции, по-моему, – это то, что происходит сегодня с московскими кинотеатрами. Слово «реконструкция» здесь вообще неприменимо. Идёт тотальный снос зданий самого разного архитектурного качества, как выстроенных по типовым и повторного применения проектам, так и авторской, уникальной архитектуры, и на их месте строятся одинаковые, если не сказать типовые здания, сделанные по одному лекалу. Как будто кто-то вместе со старой мебелью выкинул на свалку антиквариат, что бы всё купить в ИКЕА. Это резкое снижение качества городской застройки, прежде всего.
Из международного опыта – это варварская реконструкция Дворца Ленина в Алма-Ате.

Пример «уважительной», или нормальной реконструкции – расширение здания Музея космонавтики в Калуге, реконструкция здания ЦУМа – хороших примеров много, просто они не так заметны, как плохие.

Дмитрий Сухин
архитектор, историк архитектуры, председатель обществ «Округа Камсвикус» и «Общество друзей BW Insterburg», второй председатель «Шаруновского общества»

Этика – «порождение совместного общежития», «нормы, общество сплачивающие, индивидуализм одолевающие, агрессивности отпор»: так учит нас словарь. «Больше этики!», – приглашаем мы мир присоединиться к нам, этичным, ведь архитектор этичен всегда? В любом частном заказе – думает и о соседях, об ансамбле, о городе в целом. А буде кто не – порицание коллег да будет ему каиновой печатью! Клеймим же мы по сей день Свиньина, что перестроил флигель у Росси на вершок да повыше – а Басина дом у Александринского театра разве не кощунство? Что с того, полтора века тому: кощун есть кощун, ведь модернизм наш вечноживой именно от той эклектики отталкивается.
Правда, и её тем самым оживляет.
Да и «волк волку – архитектор».
Да и Басина дом тот – жилой, а жильё в том модернизме не наивысшая ли ценность?

Ценя постройку, общество возводит её в памятники. Ценя автора, общество отсчитывает 70 лет на авторское право. И, буде постройка достройкой, пристройкой, перестройкой и как угодно искажена или изменена – взывает к этике пресловутой: как, не спросясь, осмелились некие?! Особенно яры тут бывают члены семейств, которым-де, на погост уходя, дядюшка нашептал... Хотя казалось бы: новый проект самым фактом выдачи ему строительного билета не получает ли печать общественной приемлемости, полезности даже – иначе не согласовали б его? А когда на защиту поднимаемся, высшей мерой авторского права грозя, собственноручным сносом под корень, исказителя-злодея опережая (вот только результат ровно такой же, как у него), этику – неэтичностью ли защитим? Индивидуализм-то довлеющий – в определении словаря как будто и указан, да только с противоположным знаком. Авторская защита не просто «искажение» предполагает, она об «ухудшении» говорит: мы сразу «от негатива» стартуем. И за кого тогда встанет суд? Недавно лишь Майнхард фон Геркан и Фольквин Марг (оба живы) судились с Германской железной дорогой в деле о потолке вокзала «Берлин-центральный», задуманном сводчатым, построенном плоским – да, признал суд, так было цельно задумано, но и железная дорога не неправа, стремясь – стройка-то ещё в процессе была – ускорить и углубить, общественности на благо. Пауля Бонатца наследники снос частей его вокзала ради прокладки тоннеля «Штутгарт-21» предотвратить не смогли, сейчас борьба идёт за собор Св. Ядвиги в Берлине на площади Бебеля, Гансом Швиппертом в 1963-м отстроенный с широко открытой в молельный зал криптой – тут общественное признание, в охранной грамоте выраженное, и авторские права наследников (до 2043 года) побиваемы неограничиваемостью религиозных свобод.
zooming
Церковь (собор) Св. Ядвиги в Берлине. Вид на крипту. Фото: Arnold Paul via Wikimedia Commons. Лицензия Creative Commons Attribution-Share Alike 2.5 Generic

Признаемся хоть бы сами себе: модернизм вообще трудноперестраиваем или достраиваем без нарушений первоначального вида или смысла, не закладывалось в их стены резервов массы или смысла, зато ошибок было, экспериментов неоправданных – на десятерых!
zooming
Новая национальная галерея в Берлине. Фото: Jean-Pierre Dalbéra (dalbera) via flickr.com. Лицензия Creative Commons Attribution 2.0 Generic

Берлинский Форум искусств – тоже поле для разгула разных прав. Тут и Новая национальная галерея Миса ван дер Роэ, подлинный храм – в греческом смысле. Вход не предусмотрен, посетитель – вреден, оставайтесь лучше вовне, на специально построенном плато. Многозначительно, что именно в него и на него и поместили коллекцию. А она растёт, ведь искусству XX века сей храм посвящён. Мучались многие, победили Херцог и де Мерон зданием едва ли не намеренно низкого порядка: барак-с. Со светозарным Мисом через царство Тантала соединён.

Тут и фойе Филармонии Ганса Шаруна, улучшавшееся Петрой и Паулем Кальфельдтами. Тут пандус проложили, там стойкой информации сменили словно случайно поставленный тут четвероногий стол. И даже в шарунообразных ломаных формах. Вот только формы те – из барьеров концертного зала взяты, а тонкие ножки бывшего стандартного безликого стола – как раз намеренны были, подчёркивали неважность и невесомость столешницы над узорчатым полом-мозаикой. Такие же ножки и в столиках буфета, «старого», так как теперь в самом центре фойе по желанию заказчика воссел буфет новый, сияет витриной-холодильником во все стороны. Там у Шаруна вилкообразная двойная опора в клумбе стояла – она и сейчас стоит. Вот только если раньше многие посетители годами ходили вокруг оной зелени, опоры буквально не видя – теперь она им в глаза разве что не бросается. А старый буфет, всего парой метров далее, закрыт, пустует. Кальфельдты тщательны: осведомились об правах – авторство унаследовала Академия художеств, –согласовали и с охраной памятников, и вовсе обошлись без капитальных изменений – витрины и стойки стоят ровнёхонько на бортике прежней клумбы. «Растениям там и так нехорошо было», – говорят. Вот только большего непонимания шаруновских идей представить себе нельзя.
Фойе Филармонии в Берлине. Историческое фото
Фойе Филармонии в Берлине после реконструкции. Фото © Trevor Patt
Фойе Филармонии в Берлине после реконструкции. Фото © Дмитрий Сухин

А может, дело вовсе и не в этике пресловутой. Она тут лишь, скорее, лишь слово модное, и, вроде, знакомое, на слуху. Чем хуже слова прежние, и, главное, свои?
Ансамблевость нужна.
Симфония в разноцветьи.
Взаимопонимание с взаимопроникновением.
Содействие и соавторство.
Здоровая скаредность. В словообразовании тоже.

Мария Серова
архитектор, со-основатель исследовательского проекта Совмод

Практически на всем постсоветском пространстве ценность архитектуры послевоенного модернизма очевидна и признана далеко не всем профессиональным сообществом. А когда речь заходит о горожанах, чья профессия и круг интересов не связаны с архитектурой, то объяснить ценность этого огромного пласта архитектуры бывает еще сложнее. По размышлении на тему достойных уважения примеров реконструкции в голову приходит мысль, что среди бывших союзных республик таких примеров нет или почти нет, равно как нет ни этики, ни методологии работы с этим видом наследия. Есть примеры хорошего сохранения первоначальной функции с частичным сохранением интерьеров и внешнего облика: для зданий советского модернизма это зачастую уже победа над обстоятельствами. Могу сказать, что как правило, наименьшим внешним воздействиям подвергаются объекты культуры: театры, музеи, бывшие дворцы пионеров, памятные монументы. В Москве можно назвать прекрасно сохранившимся Палеонтологический музей, в котором предметом искусства является каждый элемент, даже стеллажи для экспонатов, а также музей «Красная Пресня», бывший дворец культуры АЗЛК (ныне культурный центр «Москвич»).
Палеонтологический музей и Палеонтологический институт РАН в Теплом Стане © Денис Есаков

Плохих примеров реконструкции бесконечно много, не имеет смысла называть какой-то конкретный объект, это целый калейдоскоп из дешевых пластиковых фасадов с голубым стеклом, которые пришли на смену добротным алюминиевым витражам, потолков «Армстронг», под которыми часто зашиты шедевры, и сколотой мраморной брекчии, замененной на керамогранит «соль-перец».

То, что сейчас происходит в Москве с наследием эпохи Хрущева, также нельзя назвать шагом к осмыслению послевоенной архитектуры. Думаю, вопрос тут не в профессиональной этике, а именно в месте этой архитектуры в общественном сознании.

В работе по реконструкции или реставрации зданий эпохи послевоенного модернизма процесс взаимодействия с авторами построек – это одна из необходимых стадий предпроектного анализа, особенно если есть возможность пообщаться лично, а не через призму статей и книг. Это редкий бонус в работе архитектора. Граница дозволенного здесь ровно та же, что и при обращении с другим архитектурным наследием – для начала стоит выявить предмет ценности, даже если он не является официально предметом охраны, а здание – памятником архитектуры. Стоит, наверное, понять, что модернизм уже перешел в категорию именно архитектурного наследия и при работе с ним стоит придерживаться соответствующих принципов.

Михаил Князев
архитектор, аспирант МАРХИ, со-основатель исследовательского проекта Совмод

Сегодня случаев неуважительного отношения к памятникам послевоенного модернизма, к сожалению, подавляющее большинство. Поэтому вместо попытки подобрать примеры со знаками «+» и «-» я хочу рассказать один интересный случай из жизни нашего проекта Совмод – историю про идеальную модель взаимодействия с неравнодушными подписчиками, о которой мы мечтали, запуская проект еще в 2013 году.

В октябре 2016 года нам написала подписчица с призывом обратить внимание на вопиющий акт вандализма в городе Заинск в Татарстане – в ходе «реконструкции» местного ДК «Энергетик» плитами вентфасада начали закрывать мозаичное панно художников-монументалистов Рашида Гилазова и Валерия Табулинского, более тридцати лет украшавшее фасад здания. Установленные к тому моменту крепежные элементы уже успели нанести повреждения значительной части панно (фотографии см. здесь).

Мы незамедлительно поделились этой печальной новостью с нашей аудиторией, но, признаться, мало верили в положительный исход. Каждый год на всем постсоветском пространстве бездумно и жестоко уничтожаются произведения монументального искусства – чем этот случай, казалось бы, отличается от других? Однако очень быстро к большому количеству возмущенных подписчиков присоединились группы неравнодушных жителей Заинска, а один из авторов панно – Рашид Гилазов – выразил обеспокоенность и начал следить за ситуацией. Развернулась настоящая кампания по спасению мозаики – была сформирована петиция, проблема более десяти раз была освещена разными СМИ, в городе волна протестов стала основанием для проведения общественных слушаний.

Итоги были просто удивительными – в ноябре 2016 года администрация Заинска приняла решение демонтировать все установленные конструкции и провести реставрацию мозаичного панно, а Министерством культуры Татарстана были организованы работы, необходимые для принятия решения о включении мозаики в реестр объектов культурного наследия. Эта история с положительным концом убедила нас, что бороться с варварским отношением к наследию все еще недооцененного периода в истории отечественной архитектуры просто необходимо.

Пользуясь случаем, я еще раз хочу выразить благодарность от лица проекта Совмод всем откликнувшимся подписчикам и жителям Заинска и отдельно Дарье Макаровой, запустившей процесс по спасению произведения советского монументального искусства!

08 Октября 2018

comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Советский модернизм, Мировое архитектурное наследие XX века

Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Курортный комплекс Прора на острове Рюген
Нацистский курорт Прора сейчас перестраивается под жилье и гостиницы. Фотосерия Дениса Есакова и комментарий архитектора, преподавателя TU München Елены Маркус посвящены проблеме существования архитектурного наследия тоталитаризма в современном мире и опасности аполитичного, прагматичного к нему подхода.

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.