Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем потенциалы»

Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.

Беседовала:
Марта Сахарова

mainImg
0 Многие думают, что Никола-Ленивец – это арт-парк, место, где придумали фестиваль «Архстояние», но это не все. Никола-Ленивец – это еще и бюро. Расскажите подробнее про эту работу.
zooming

Иван Полисский: Мы все в той или иной мере приложили руку к появлению и развитию проекта Никола-Ленивец, который существует с 2000 года. До появления бюро Юля продюсировала фестивали «Архстояние» и «Архстояние Детское», я занимался проектами отца (Николай Полисский – основатель арт-парка Никола-Ленивец и «Архстояния»). Но помимо этого нам регулярно поступали заказы, связанные с паблик-артом и фестивальной деятельностью. По заказу администрации Красногорска Юля провела в городе первый фестиваль современной культуры «Изумрудные Холмы И даже больше…», где мы решали задачи объединения городских сообществ. В 2013-2015 году мы формировали коллекцию публичного искусства для территории Сколково. Совместно с Андреем Бартеневым сделали одну из первых интеграций современного искусства в торговый центр «Кунцево Плаза». В 2014 году по заказу Департамента культуры города Москвы делали Масленицу в Парке Горького. А также  было много запросов на искусство Николая Полисского, и мы как команда Никола-Ленивца помогали их реализовывать. В общей сложности за 17 лет мы осуществили около 20 проектов в России и за рубежом (Франция, Япония, Тайвань и другие страны). В 2017 году инвестор Никола-Ленивца Максим Ноготков, с которым мы планировали работать еще долго, обанкротился и свернул все свои проекты. Нам пришлось все спасать и заняться не только культурой и современным искусством, но и реальным предпринимательством и комплексным развитием территории. Оказавшись в этой ситуации, мы поняли главное, что культура должна быть независимой, уметь зарабатывать, быть локомотивом перемен, происходящих на территории. Такого почти нет в России, а в этом заложен просто невероятный потенциал перемен. И вот мы открыли собственное бюро и стали заниматься социокультурным проектированием для других территорий тоже.
 
Социокультурное проектирование охватывает многие процессы – от креативных до административных, бизнеса. Но в первую очередь работа бюро направлена на развитие территорий сквозь призму культуры и искусства. Почему вы взяли за основу именно такой подход, насколько он эффективен?
zooming

Юлия Бычкова: Так как мы работаем с очень разными территориями: городскими, районными, природными, частными, то считаем, что культура – это тот  самый универсальный язык, на котором могут говорить совершенно разные люди. Мы обладаем опытом создания целого мира в Никола-Ленивце, но этот опыт нельзя перенести на всю Россию, поэтому в каждом конкретном случае мы выбираем те механизмы, которые сработают на новом месте. В Выксе (Юлия вместе с Антоном Кочуркиным – продюсеры фестиваля «Арт-Овраг», 2017-2019), например, мы столкнулись с  разными задачами от разных сообществ, потому что город – это плюрализм мнений, и нам пришлось  делать много подготовительной работы, чтобы выйти с конкретной концепцией развития.
Фотография предоставлена пресс-службой Бюро Никола-Ленивец
Фотография предоставлена пресс-службой Бюро Никола-Ленивец
Фотография предоставлена пресс-службой Бюро Никола-Ленивец

Наши механизмы работы  расширились и приобрели новый характер, начиная от исследования городского пространства и формирования у градообразующего предприятия понимания, кто такой житель Выксы, до создания новой круглогодичной городской культурной повестки. У Выксы появилась своя культурная идентичность, город начал выделяться на карте страны, а все частные и государственные, федеральные и региональные  премии в области урбанистики, культуры и архитектуры за последние три года хранятся сегодня в Выксе.
 
Кто еще ваши заказчики? Удается ли придерживаться вашей концепции или кто-то пока не готов к таким изменениям?
 
Ю.Б. Наши заказчики – это муниципальные власти, представители градообразующих предприятий, крупные девелоперы, задумывающиеся о корпоративной ответственности. Когда у тебя на заводе работает 30-50 тысяч человек, ты, конечно же, думаешь о том, как развиваются эти люди, как уровень квалификации и кругозора твоих сотрудников влияет и на развитие твоего бизнеса. Нам также очень важно в своих проектах думать про устойчивое развитие, потому что культура – это то поле, где быстрого результата быть не может. Мы объясняем заказчикам, что если они идут по этому пути, то должны понимать, что это долгий последовательный процесс, усилие многих. В случае с ОМК (Объединенная металлургическая компания в Выксе – вместе с Благотворительным фондом «ОМК-Участие» – организаторы «Арт-Оврага»), компания заботится не только о досуге сотрудников, но и той среде, где они живут. У нас получилось сделать так, чтобы горожане и работники предприятия гордились тем, что они живут именно в Выксе. Это как раз результат последовательной медленной стратегической работы, сочетающей и сам фестиваль, и проектирование, и исследования, и работу с сообществами, и выявление творческого потенциала города, и правильное позиционирование этого институционального роста на культурной карте нашей страны. В 2013-2014 гг. мы формировали коллекцию современного публичного искусства на территории технопарка Сколково. Это была очень интересная задача, так как жизнь там только зарождалась, и с помощью искусства нужно было поддержать пространственные связи и укрепить имидж Сколково как прогрессивного места для жизни  и работы. Также у нас был проект в Салехарде. Это край земли, место, которое живет за полярным кругом по своим законам. У всех северных городов одна большая проблема – там очень сложно работать с памятью места. Как правило, жители работают вахтовым методом, и совсем немногие остаются там навсегда. Но такие люди есть, 30-40% жителей. В Нефтеюганске мне хвалились, что у них появились свои пенсионеры, правда, для них нет никакой среды. В Салехарде такая же ситуация. Из шалашей для оленеводов город вырос в поселки рабочих бараков, и это не самая благоприятная среда для проживания. В администрации поняли, что без создания среды люди будут уезжать из города, а память места не будет зафиксирована, не станет культурной почвой. Нас попросили сделать якорный проект для города, основанный на традициях места, но при этом из сферы современного искусства. Художница Ольга Лесникова с этим справилась.
Фотография предоставлена пресс-службой Бюро Никола-Ленивец

Мы использовали ветер, как движущую силу, форму северных сиг и северное сияние. Из-за количества электричества, выделяемого городом, жители перестали видеть северное сияние и им нужно уезжать из города, чтобы на него посмотреть. Наш объект, двигаясь на ветру, напоминает северное сияние. Арт-объект стал одной из точек туристического маршрута по городу. 
 
С 2019 года мы работаем в Алуште и через фестиваль Алушта.Green создаем новый образ города, который заботится об окружающей среде, создает новые культурные ценности, привлекая креативные сообщества на свою территорию.
Фотография предоставлена пресс-службой Бюро Никола-Ленивец

На сколько опыт Никола-Ленивца актуален для работы над другими территориями. Можно ли этот опыт можно распространять шире?
 
И.П. Приёмы, проекты Никола-Ленивца совершенно не актуальны для других территорий. Странно звучит, после рассуждений о том, что мы делаем бюро для проектов на экспорт. Но это основа нашего подхода. В искусстве этот подход нами отработан лучше всех в стране. Site-specific. Делай только то, что как будто бы «растет» из этой земли. Поэтому опыт в широком смысле да, подходы да, но конкретные кейсы перенести нельзя. Никола-Ленивец для нас – большая «песочница», в которой мы спокойно можем проводить разные эксперименты.  Вот, например, мы работаем в Никола-Ленивце с темой инклюзии в этом году, и поворачиваем наш проект лицом к представителям разных групп инвалидности. На этом направлении другие музеи, уже, конечно, заняли недосягаемые высоты. Но мы расширяем границы, делаем то, что имеет значение для Никола-Ленивца. Скоро запустим 15-километровый природный треккинг через поля и леса, который можно будет проехать на коляске, – сложно такое сделать в городе. Или хотим сделать тактильные модели для тех, кто не видит. Таких моделей в музеях уже полно, мы движемся дальше, хотим сделать модель, которая рассказала бы о пейзаже вокруг, а не о самой скульптуре, или рассказала как эта скульптура работает на уровне формы, а не просто копирует ее в уменьшенном виде. Это эксперимент, и поиск уникальности, только так и создаются Места с большой буквы. Мы собрали подходы и видение того, как работать с творческим поиском на территории, с людьми и культурой, и готовы ими делиться. Именно поэтому мы запустили образовательный курс «Как и зачем строить рай на земле», где не только мы, как команда Никола-Ленивца, но и наши друзья, эксперты из смежных областей, расскажем о своем опыте по развитию территорий. Чем больше появится проектов, построенных на идентичности и ярких впечатлениях, тем быстрее будет расти экономика, тем больше людей будет в итоге приезжать в Никола-Ленивец. Наши знания и опыт – это не какая-то тайна, что мы держим за семью печатями и не хотим делиться.

Какие проблемы может решить современное искусство? Как местные жители воспринимают изменения?
 
И.П. Главная проблема, которую мы решаем, – это проблема упадка территорий, из которых уходит жизнь. На примере Никола-Ленивца нам удалось деревню, которая исчезала с карты после развала колхозов, где жили три последних жителя, превратить в известное место. Туда, где мы реализуем художественные проекты, возвращается жизнь и энергия. Это чудо, потому что искусство – это вещь в себе, оно не обещает никому никаких перемен. Это не завод и не новая дорога, это очень личное творчество художника.
 
Ю.Б. Дополню. Есть много исследований о том, как влияет искусство на жителей и город. Это гармонизации среды, когда есть гиблые места, которых боятся все жители, которые с помощью искусства можно сделать безопасными и обитаемыми.  Искусство может брендировать территорию, особенно в России, на постсоветском пространстве, где в течение очень долгого времени городская среда создавалась по образу и подобию, и с этим наследием мы будем жить еще долго. Проще говоря, все города похожи друг на друга. Путешествуя по стране, не понимаешь, чем один населенный пункт отличается от другого. А еще искусство объединяет сложные городские сообщества, помогая им коммуницировать, привлекать внимание к городским территориям и вершить много важных городских задач. Искусство публичное – это всегда предмет гордости, диалога, вовлечения. А еще – это элемент развития бизнес-среды, ведь оно повышает арендные ставки недвижимости. Вокруг заметных арт-объектов можно делать много параллельных связанных событий на протяжении долгого времени.
 
Как развитие территорий влияет на отношения между жителями и властью?
 
Ю.Б. Мы не решаем проблемы, а раскрываем потенциалы. Жители всегда принимают активное участие в нашей работе, потому что хотят жить лучше, гордиться городом, влиять на его развитие. Со временем они получают компетенции взаимодействовать с властями города, собирают с жителей своего двора подписи на какие-то изменения, проводят фестивали, создают свои НКО. Власть гордится такими инициативами. Дистанция между жителями и властью сокращается, а лояльность повышается.
 
И.П. Главный тренд, который мы видим в регионах сейчас – это чудовищная конкуренция за  харизматичных, ярких, действующих людей. Все говорят, как важен человеческий капитал, люди – новая нефть и тд. Крупные города и столица перетягивают все эти ресурсы, самые смелые меняют даже страну. Работать сейчас можно из любой точки мира, но при этом важно, где ты находишься, где живет твоя семья. В отношениях между властью и жителями, в вопросах развития территорий, нужно ставить этот главный вопрос ребром: сколько сильных людей уехало или приехало. Да чиновники сами это знают, в провинции нанять себе в штат никого не могут. И вот мы приходим к вопросу: а можно ли изменить решение уехать в столицу расстановкой скамеек и строительством красивых домов? В этом суть проблемы отношения между жителями и властью: даже если власть хорошо расставляет скамейки, этого недостаточно, и все это понимают, но, увы, заниматься культурным проектированием пока не могут: нет ни ресурсов, ни технологий, иногда даже понимания, что это необходимо.
 
Недавно весь мир перешагнул новый рубеж – год жизни в условиях пандемии. Как вам кажется, как ковид повлиял на развитие территорий, на внутренний туризм, что изменилось?
 
Ю.Б. Этот год заставил всю отрасль посмотреть на качество и уровень предоставляемых услуг. И все без исключения – от Камчатки до Алушты – столкнулись с тем, что входящий запрос сложно обработать. Конечно, как только границы откроются, мы почувствуем отток и опять начнем конкурировать за внутреннего туриста. Здесь, мне кажется, каждая территория должна хорошо подумать над собственной идентичностью. Что мы сейчас имеем: Камчатка, Алтай, Карелия, Крым. Между этими точками – огромные просторы, которые требуют внимания и могут предложить уникальные продукты, а мы можем этому помочь.
 
Как дела у самого Никола-Ленивца, как у бизнеса, завязанного на внутренний туризм?
 
И.П. Конечно, 2,5 месяца мы просто не работали. Во время самоизоляции люди искали возможность куда-то вырваться хоть на немного. Никола-Ленивец, благодаря законодательству Калужской области, смог открыться, и мы увидели поток людей, которые приезжали к нам каждый день. Но напрямую я эти процессы не связываю. Любые кризисные ситуации не переворачивают все с ног на голову, они скорее ускоряют тренды. Внимание к Никола-Ленивцу основано на нашей идентичности. Туристическая экономика движется к экономике впечатлений, у людей уходит шаблонное отношение к туризму, им уже не интересна постановочная картинка, иллюзорное создание старины, воспроизводство чего-то не существовавшего, симулякры. Люди хотят видеть что-то аутентичное, как в Никола-Ленивце, достопримечательности, созданные трудом гениев, архитекторов и художников. Все честно и без обмана. Поэтому те изменения, что мы видим, нас очень вдохновляют.  В начале марта мы провели Масленицу, фото с которой опубликовало неожиданно большое количество международной прессы, потому что эти фото показывают другую Россию. Туристы смотрят на Россию прошлого – храмы, музеи, а Никола-Ленивец – это Россия настоящего и будущего. Создавать этот образ, ради которого есть смысл надеяться на что-то новое и современное, – в этом наша глобальная миссия. Мы понимаем, что «копать» потенциалы для туризма можно только в творческом подходе, с которым мы работаем, который развиваем, учимся сами и учим этому других. Паразитировать на том, что нам досталось из прошлого, больше не получится. Для нас очевидно, что тренд туризма в России – инвестиции в новое, в талант и творчество.
 
Что ждет Никола-Ленивец дальше, есть ли уже план работы на лето? Какие события станут ключевыми?
 
Ю.Б. В этом году мы запустили большой проект по инклюзии «Никола-Ленивец. Доступно. Для всех», которые пронизывает все сферы жизни арт-парка. Изменится не только территория, инфраструктура и коммуникация Никола-Ленивца, но и внутренне отношение. Это амбициозный проект мы реализуем в рамках федерального гранта по адаптации парка для людей с дополнительными потребностями. Мы обучаем всю команду парка, адаптируем инфраструктуру, провели большой конкурс на инклюзивный арт-объект для «Архстояния», как уже говорили, делаем треккинговый маршрут для маломобильных групп населения. По итогам этого проекта мы проведем конференцию в сентябре, где поделимся тем, что нам удалось сделать и зафиксируем этот опыт. И, конечно, наши главные события. Тема «Архстояния»-2021 – Личное. Каждый автор – Сергей Кузнецов, Тотан Кузембаев, Владимир Наседкин и другие – представят свой экзистенциальный опыт, пережитый во время пандемии. Кроме того, фестиваль продолжает осваивать новые территории арт-парка и снова выйдет на новую территорию. Это как поставить первую точку на белом листе бумаги – очень волнительно, потому что ты не знаешь, как и какая жизнь на ней сформируется. На «Архстоянии Детском» мы поговорим про профессии будущего вместе с разными художественными и научными институции, включая «Сколково». На нашей территории также пройдет большой Sport-Marafon и фестиваль электронной музыки Signal.
 
И.П. И глэмпинг. Мы планомерно развиваем нашу инфраструктуру, для нас это процесс медленный. Мы выиграли субсидию в Ростуризме на возведение глэмпинга – палаточного лагеря, где можно будет романтично отдохнуть на природе, но с максимальным уровнем комфорта и экологичности. Откроем его в середине мая. Также у нас большие планы по строительству чего-то более капитального.

06 Апреля 2021

Беседовала:

Марта Сахарова
Похожие статьи
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Технологии и материалы
Инновационные фасадные и интерьерные решения КНАУФ...
Экономичные и разнообразные, влагостойкие и противопожарные: КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® подходят для зданий, расположенных в сложных климатических условиях, и позволяют реализовать уникальные идеи, в том числе фасады и интерьеры с развитой пластикой. Они могут быть окрашены, оштукатурены и облицованы. Собрали для вас примеры интересных зданий в России и за рубежом.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Сейчас на главной
Критерии доступности
Организаторы конференции «Комфортный город», которая прошла на прошлой неделе в Москве, поделились с нами стенограммой мероприятия – публикуем.
«Иллюминаторы» в окружающий мир
Zaha Hadid Architects представили проект нового здания Научного центра в Сингапуре: музея, знакомящего детей и взрослых с основами точных и естественных наук, а также с принципами устойчивого развития.
WAF 2022: строить мосты
Всемирный фестиваль архитектуры подвел итоги. Выбор жюри указывает на важность взаимодействия людей друг с другом и опытом прошлого: победила реконструкция офисной башни, маршрут-мост и программа восстановления традиционного ландшафта. Рассказываем о проектах, взявших гран-при, а также приводим комментарии очевидцев, добравшихся до фестиваля.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления
Трапеза с видом
Для интерьера ресторана Da Vittorio в основании башни Allianz в Милане Андреа Маффеи выбрал стиль, который по его мнению больше всего подходит крупным современным мегаполисам и ориентирован на активную городскую молодежь.
Путь завода
На прошлой неделе в новом центре изучения конструктивизма «Зотов» открылась первая выставка: «1922. Конструктивизм. Начало». Идея создания центра принадлежит Сергею Чобану, а проект ближайших домов, приспособления здания хлебозавода к музейной функции, и дизайн его первой экспозиции архитектор разработал в соавторстве с коллегами по АБ СПИЧ. Мы решили, что такой комплексный проект надо рассматривать целиком – так получился лонгрид о конструктивизме на Пресне, консервации, новациях, многослойном подходе и надежде.
Храм спорта
В Ла-Пас началось строительство стадиона для футбольного клуба «Боливар», сильнейшего в Боливии. Авторы проекта – испанцы L35 Arquitectos.
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.