СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет

Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.

mainImg

author photo

​Владимир Линов, доцент архитектурного факультета СПбГАСУ

Хотя и сказал классик, что «бывают сложные машины на свете, но театр сложнее всего…» (Михаил Булгаков, «Театральный роман»), бывают и более сложные вещи, чем театр. Бывают сложные процессы, из которых трудно вычленить их структуру, назвать основные элементы – обучение архитектуре, например. Обычный набор тем, обсуждаемый на дискуссиях об архитектурном образовании: навыки функциональной организации, параллельность академических занятий и практики на стройке, пространственное воображение, использование конструкций в формообразовании (пресловутая тектоника), роль контекста, приемы презентации проекта, тематика дипломных проектов... С разделением на два этапа обучения стало еще сложнее все это втиснуть в программу бакалавриата, то есть в 5 лет.

То, что успех возможен, видно по таким бакалаврским дипломам 2020 года, как, например, у Анны Чернояровой. Присутствует самая частая тема в работе архитектора – многоэтажная жилая застройка и жилой дом массового тиражирования. Присутствуют все профессиональные умения, перечисленные выше. Присутствует, плюс, некоторая модность: малоэтажная среда, применение деревянных конструкций и отделки.

А чему же учить еще два года в магистратуре? Если считать, что закончивший магистратуру архитектор сможет работать самостоятельно, без руководства другого, сможет разрабатывать вместе с заказчиком оригинальную концепцию постройки, то специфических профессиональных умений ему будет недостаточно. В программе обучения отражены новые навыки: психология общения с заказчиком, знание законодательства о профессиональной деятельности, методики прикладного научного анализа и так далее. Однако мы считаем, что этого недостаточно.

Нужна еще одна, самая сложная вещь, не отраженная в учебном плане – способность погружения в культуру, свойственную людям в той местности, для которой что-то проектируется, погружения в среду, пропитанную историями людей, в духовную и материальную части культуры. Археология культуры.

Три магистерских проекта 2020 года служат примером такого погружения.
Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
Анна Черноярова
© СПбГАСУ

Перед автором стояла задача интегрировать существующий зеленый каркас в квартал, сформировать фронт Финского залива, а также «пощупать» дерево в качестве нового материала для многоэтажного жилого строительства. Так родилась идея пяти разных по характеру жилых групп, объединенных стилобатами. Секционные каменные дома несут образ крепостной стены и образуют ритмичную набережную. Деревянных дома два: секционный, где первый этаж занят ритейлом, и дом-башня, первый этаж которой отдан мастерским и соседскому центру. Историческое здание в центре квартала приспособлено под детский сад и начальную школу с дополнительными пристройками, также облицованными деревом.
  • zooming
    1 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    4 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    5 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    6 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
Большая часть Кабардино-Балкарской республики – это горы. Наличие в них термальных источников позволяет создать оздоровительный комплекс, который улучшит привлекательность республики как туристического центра. Возможный участок для подобного центра расположен на территории урочища Джилы-су, где высота над уровнем моря составляет 2350 м, а уклон – 10-20 градусов. На востоке протекает река Каракая-Су, с запада проходит автодорога Кисловодск-Джилы-Су.
  • zooming
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ

Горизонтальная часть комплекса – это простая чистая форма, выполненная из стеклянных витражных конструкций. Вместе с тремя вертикальными башнями, форма и материал которых отсылает к традиционной культуре, она создает своеобразный силуэт, характеризующий местность.

На первом уровне располагается оздоровительная зона с бассейнами и банным комплексом, а также развлекательная зона, включающая зал с минеральной водой, кафе, магазины и вспомогательные помещения. Башни высотой почти 50 м отдаются под гостиничные номера. Крыша комплекса эксплуатируемая, на ней помещается небольшой ландшафтный парк и смотровая площадка. Проект благоустройства включает сеть прогулочных пешеходных дорожек, связывающих комплекс с природными объектами в радиусе 1 км.
  • zooming
    1 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    4 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    5 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ

Владимир Линов: В каменных башнях и глухих стенах видна очевидная отсылка к культуре кавказских народов, это сочетается с минималистической стилистикой современных конструкций. Простота божественна в архитектуре (угадали, кто это сказал первый?). Здания размещены среди обнаженных горных форм с хирургической точностью, так, чтобы выполнить завет «не навреди», не испортить высшую ценность места – горы. Пришлось сделать то, что невозможно показать на картинках: проанализировать виды на здание с десятков точек подъездов, начиная с самых удаленных.
Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде
В довоенные годы остров Кнайпхоф представлял собой центральный район с плотной брандмауэрной застройкой смешанного типа, имел отличную пешеходную и транспортную доступность. Все это было уничтожено бомбардировками Второй мировой войны. На месте похороненных под слоем земли руин разбили парк. Взамен утраченных мостов над островом воспарил эстакадный мост, что практически отрезало огромный участок земли от окружающей территории. Проект предполагает восстановить историческую сетку улиц и довоенные пешеходные мосты, а также построить новый мост и насытить остров новыми функциями с помощью культурного центра.
  • zooming
    1 / 3
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Было
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 3
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Сейчас
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 3
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Предложение
    © СПбГАСУ

Чтобы новый объект стал символом исторического города, автор предлагает использовать три приема: строить на основе сохранившихся под землей конструкций, воссоздать силуэт кровли исторического города, а также материализовать иллюзию сплошного фронта застройки улиц. Все функциональные зоны, конструкции кровель, наземные павильоны располагаются четко в соответствии с контурами исторического плана острова.

Кровли-навесы с дальних дистанций создают эффект присутствия исторической застройки. Однако попав на остров зритель не наблюдает никакой застройки, лишь миражи фасадов исторических домов – стеклянные стены с нанесенным на них рисунком. В интерьер комплекса включены конструкции стен подвалов старого города с подлинной кирпичной кладкой, которые можно наблюдать с улицы, сквозь стеклянный «фонарь» дорожного полотна.

Таким образом, считывается образ и старого утраченного Кенигсберга, и выросшего на его руинах нового Калининграда. Если описывать проект в двух словах, то это «обитаемый город-призрак».
  • zooming
    1 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Вода
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Интерьер
    © СПбГАСУ
  • zooming
    4 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Улица
    © СПбГАСУ
  • zooming
    5 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Научная часть
    © СПбГАСУ
  • zooming
    6 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Приемы
    © СПбГАСУ
  • zooming
    7 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. План подземного этажа
    © СПбГАСУ
  • zooming
    8 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Разрез
    © СПбГАСУ

Владимир Линов: Культура современных жителей Кенигсберга страдает комплексом неполноценности, тоской по полностью утраченной городской среде, почитаемой некогда всей Европой. Максим, житель Кенигсберга, сразу отринул идею стилизованных построек на руинах и засыпанных фундаментах. Да и огромные деревья, выросшие за 70 лет на месте улиц центра, представляют ценность в глазах многих людей. Решение пришло после анализа того, что на самом деле важно для культуры современных жителей, и оно было таким: овеществленная память, формы, напоминающие о прошлом. Это ведь не обязательно дома в исторически стилях. Это могут быть и другие сооружения, например, прозрачные стены с рисунком подлинных фасадов. А вот подвалы, превращенные в подземную улицу – подлинные.
Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря / арт-резиденции
Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
© СПбГАСУ

Для проектирования выбрана территория заброшенного детского оздоровительного лагеря «Ласточка», расположенного в 60 км от Санкт-Петербурга в Курортном районе, возле поселка Смолячково.

Пятно застройки имеет диагональное линейное развитие, что позволяет сохранить наибольшее количество деревьев. На эту основную ось нанизываются «блоки» с различным функциональным наполнением и отдельными входами, что делает резиденцию всесезонной. Ось начинается от Приморского шоссе, где располагается остановка общественного транспорта, и заканчивается на корпусе спортивного комплекса.

Вдоль набережной проходит променад с обильным озеленением и спусками на пляж. Рекреационная зона включает в себя площадки для отдыха, площадки для возведения арт-объектов и уличную эстраду с деревянным настилом.

Главные акценты – деревянный каркас и скатная кровля. Открытые конструкции, наглядный пример скелета здания, поддерживают идеологическую составляющую резиденции. Монолитные стены лестничных клеток, лифтовых шахт и воздуховодов облицованы фасадными панелями под светлый кирпич. Они выступают над кровлей, добавляя силуэтности и навевая воспоминания о судах, которые когда-то пришвартовывались к берегам поселка Смолячково.
  • zooming
    1 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    4 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    5 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    6 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    7 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ

Владимир Линов: Культура Домов творчества работников искусства и литературы тоже могла бы исчезнуть, как застройка Кенигсберга, но пока существует. Тема создания новых подобных центров каждый год возникает в работах магистрантов, они обосновывают в своих исследованиях потребность и экономическую реальность таких объектов. А где же еще молодой архитектор может получить прямой доступ к душе юной балерины, как не на загородном семинаре творческой молодежи? На историческом фоне пригородной культуры Санкт-Петербурга и Ленинграда: Комарово, Репино, Зеленогорск… Прибрежная дюна, корабельные сосны, деревянные стены… Тут и Иосиф Бродский недалеко.

20 Января 2021

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.