СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет

Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.

mainImg

author photo

​Владимир Линов, доцент архитектурного факультета СПбГАСУ

Хотя и сказал классик, что «бывают сложные машины на свете, но театр сложнее всего…» (Михаил Булгаков, «Театральный роман»), бывают и более сложные вещи, чем театр. Бывают сложные процессы, из которых трудно вычленить их структуру, назвать основные элементы – обучение архитектуре, например. Обычный набор тем, обсуждаемый на дискуссиях об архитектурном образовании: навыки функциональной организации, параллельность академических занятий и практики на стройке, пространственное воображение, использование конструкций в формообразовании (пресловутая тектоника), роль контекста, приемы презентации проекта, тематика дипломных проектов... С разделением на два этапа обучения стало еще сложнее все это втиснуть в программу бакалавриата, то есть в 5 лет.

То, что успех возможен, видно по таким бакалаврским дипломам 2020 года, как, например, у Анны Чернояровой. Присутствует самая частая тема в работе архитектора – многоэтажная жилая застройка и жилой дом массового тиражирования. Присутствуют все профессиональные умения, перечисленные выше. Присутствует, плюс, некоторая модность: малоэтажная среда, применение деревянных конструкций и отделки.

А чему же учить еще два года в магистратуре? Если считать, что закончивший магистратуру архитектор сможет работать самостоятельно, без руководства другого, сможет разрабатывать вместе с заказчиком оригинальную концепцию постройки, то специфических профессиональных умений ему будет недостаточно. В программе обучения отражены новые навыки: психология общения с заказчиком, знание законодательства о профессиональной деятельности, методики прикладного научного анализа и так далее. Однако мы считаем, что этого недостаточно.

Нужна еще одна, самая сложная вещь, не отраженная в учебном плане – способность погружения в культуру, свойственную людям в той местности, для которой что-то проектируется, погружения в среду, пропитанную историями людей, в духовную и материальную части культуры. Археология культуры.

Три магистерских проекта 2020 года служат примером такого погружения.
Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
Анна Черноярова
© СПбГАСУ

Перед автором стояла задача интегрировать существующий зеленый каркас в квартал, сформировать фронт Финского залива, а также «пощупать» дерево в качестве нового материала для многоэтажного жилого строительства. Так родилась идея пяти разных по характеру жилых групп, объединенных стилобатами. Секционные каменные дома несут образ крепостной стены и образуют ритмичную набережную. Деревянных дома два: секционный, где первый этаж занят ритейлом, и дом-башня, первый этаж которой отдан мастерским и соседскому центру. Историческое здание в центре квартала приспособлено под детский сад и начальную школу с дополнительными пристройками, также облицованными деревом.
  • zooming
    1 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    4 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    5 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
  • zooming
    6 / 6
    Анна Черноярова. Жилой комплекс на берегу Финского залива
    © СПбГАСУ
Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
Большая часть Кабардино-Балкарской республики – это горы. Наличие в них термальных источников позволяет создать оздоровительный комплекс, который улучшит привлекательность республики как туристического центра. Возможный участок для подобного центра расположен на территории урочища Джилы-су, где высота над уровнем моря составляет 2350 м, а уклон – 10-20 градусов. На востоке протекает река Каракая-Су, с запада проходит автодорога Кисловодск-Джилы-Су.
  • zooming
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ

Горизонтальная часть комплекса – это простая чистая форма, выполненная из стеклянных витражных конструкций. Вместе с тремя вертикальными башнями, форма и материал которых отсылает к традиционной культуре, она создает своеобразный силуэт, характеризующий местность.

На первом уровне располагается оздоровительная зона с бассейнами и банным комплексом, а также развлекательная зона, включающая зал с минеральной водой, кафе, магазины и вспомогательные помещения. Башни высотой почти 50 м отдаются под гостиничные номера. Крыша комплекса эксплуатируемая, на ней помещается небольшой ландшафтный парк и смотровая площадка. Проект благоустройства включает сеть прогулочных пешеходных дорожек, связывающих комплекс с природными объектами в радиусе 1 км.
  • zooming
    1 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    4 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ
  • zooming
    5 / 5
    Кантемир Езиев. Оздоровительный комплекс на базе минеральных источников Джилы-Су
    © СПбГАСУ

Владимир Линов: В каменных башнях и глухих стенах видна очевидная отсылка к культуре кавказских народов, это сочетается с минималистической стилистикой современных конструкций. Простота божественна в архитектуре (угадали, кто это сказал первый?). Здания размещены среди обнаженных горных форм с хирургической точностью, так, чтобы выполнить завет «не навреди», не испортить высшую ценность места – горы. Пришлось сделать то, что невозможно показать на картинках: проанализировать виды на здание с десятков точек подъездов, начиная с самых удаленных.
Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде
В довоенные годы остров Кнайпхоф представлял собой центральный район с плотной брандмауэрной застройкой смешанного типа, имел отличную пешеходную и транспортную доступность. Все это было уничтожено бомбардировками Второй мировой войны. На месте похороненных под слоем земли руин разбили парк. Взамен утраченных мостов над островом воспарил эстакадный мост, что практически отрезало огромный участок земли от окружающей территории. Проект предполагает восстановить историческую сетку улиц и довоенные пешеходные мосты, а также построить новый мост и насытить остров новыми функциями с помощью культурного центра.
  • zooming
    1 / 3
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Было
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 3
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Сейчас
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 3
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Предложение
    © СПбГАСУ

Чтобы новый объект стал символом исторического города, автор предлагает использовать три приема: строить на основе сохранившихся под землей конструкций, воссоздать силуэт кровли исторического города, а также материализовать иллюзию сплошного фронта застройки улиц. Все функциональные зоны, конструкции кровель, наземные павильоны располагаются четко в соответствии с контурами исторического плана острова.

Кровли-навесы с дальних дистанций создают эффект присутствия исторической застройки. Однако попав на остров зритель не наблюдает никакой застройки, лишь миражи фасадов исторических домов – стеклянные стены с нанесенным на них рисунком. В интерьер комплекса включены конструкции стен подвалов старого города с подлинной кирпичной кладкой, которые можно наблюдать с улицы, сквозь стеклянный «фонарь» дорожного полотна.

Таким образом, считывается образ и старого утраченного Кенигсберга, и выросшего на его руинах нового Калининграда. Если описывать проект в двух словах, то это «обитаемый город-призрак».
  • zooming
    1 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Вода
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Интерьер
    © СПбГАСУ
  • zooming
    4 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Улица
    © СПбГАСУ
  • zooming
    5 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Научная часть
    © СПбГАСУ
  • zooming
    6 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Приемы
    © СПбГАСУ
  • zooming
    7 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. План подземного этажа
    © СПбГАСУ
  • zooming
    8 / 8
    Максим Бежков. Многофункциональный культурный центр в Калининграде. Разрез
    © СПбГАСУ

Владимир Линов: Культура современных жителей Кенигсберга страдает комплексом неполноценности, тоской по полностью утраченной городской среде, почитаемой некогда всей Европой. Максим, житель Кенигсберга, сразу отринул идею стилизованных построек на руинах и засыпанных фундаментах. Да и огромные деревья, выросшие за 70 лет на месте улиц центра, представляют ценность в глазах многих людей. Решение пришло после анализа того, что на самом деле важно для культуры современных жителей, и оно было таким: овеществленная память, формы, напоминающие о прошлом. Это ведь не обязательно дома в исторически стилях. Это могут быть и другие сооружения, например, прозрачные стены с рисунком подлинных фасадов. А вот подвалы, превращенные в подземную улицу – подлинные.
Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря / арт-резиденции
Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
© СПбГАСУ

Для проектирования выбрана территория заброшенного детского оздоровительного лагеря «Ласточка», расположенного в 60 км от Санкт-Петербурга в Курортном районе, возле поселка Смолячково.

Пятно застройки имеет диагональное линейное развитие, что позволяет сохранить наибольшее количество деревьев. На эту основную ось нанизываются «блоки» с различным функциональным наполнением и отдельными входами, что делает резиденцию всесезонной. Ось начинается от Приморского шоссе, где располагается остановка общественного транспорта, и заканчивается на корпусе спортивного комплекса.

Вдоль набережной проходит променад с обильным озеленением и спусками на пляж. Рекреационная зона включает в себя площадки для отдыха, площадки для возведения арт-объектов и уличную эстраду с деревянным настилом.

Главные акценты – деревянный каркас и скатная кровля. Открытые конструкции, наглядный пример скелета здания, поддерживают идеологическую составляющую резиденции. Монолитные стены лестничных клеток, лифтовых шахт и воздуховодов облицованы фасадными панелями под светлый кирпич. Они выступают над кровлей, добавляя силуэтности и навевая воспоминания о судах, которые когда-то пришвартовывались к берегам поселка Смолячково.
  • zooming
    1 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    2 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    3 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    4 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    5 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    6 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ
  • zooming
    7 / 7
    Полина Козлова. Проект загородного архитектурного лагеря/ арт-резиденции
    © СПбГАСУ

Владимир Линов: Культура Домов творчества работников искусства и литературы тоже могла бы исчезнуть, как застройка Кенигсберга, но пока существует. Тема создания новых подобных центров каждый год возникает в работах магистрантов, они обосновывают в своих исследованиях потребность и экономическую реальность таких объектов. А где же еще молодой архитектор может получить прямой доступ к душе юной балерины, как не на загородном семинаре творческой молодежи? На историческом фоне пригородной культуры Санкт-Петербурга и Ленинграда: Комарово, Репино, Зеленогорск… Прибрежная дюна, корабельные сосны, деревянные стены… Тут и Иосиф Бродский недалеко.

20 Января 2021

comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.