Биеннале: шанс для молодых архитекторов

Разговор с Сергеем Чобаном, куратором Второй российской молодежной биеннале, которая пройдет в октябре в Казани, и Наталией Фишман-Бекмамбетовой, директором биеннале и помощником президента Татарстана.

Беседовал:
Дмитрий Леонов

mainImg
Сергей Чобан, куратор и председатель жюри второй российской молодежной архитектурной биеннале, руководитель архитектурных бюро SPEECH (Россия) и TchobanVossArchitekten (Германия)

Сейчас идет прием заявок участников второй молодежной биеннале в Казани. Каковы критерии отбора?

Сергей Чобан: Критерии отбора с момента проведения первой биеннале в 2017 году не изменились: участвовать в конкурсе могут российские архитекторы в возрасте до 35 лет, имеющие профессиональное образование не ниже бакалавриата и опыт реализации хотя бы 1-2 проектов в качестве самостоятельно практикующего проектировщика или в составе авторского коллектива. Важное уточнение про последний вариант также не изменилось по сравнению с прошлым разом: потенциальный участник биеннале должен входить именно в число авторов проекта. Для меня как для куратора это очень значимый критерий: поскольку победа в Российской молодежной архитектурной биеннале предполагает возможность быть представленным широкому кругу профессионалов в области проектирования и строительства, подтвержденный опыт практической деятельности имеет принципиальное значение. Кроме того, в этом году, в связи с тематикой самого конкурсного задания, мы просим участников, по возможности, представить опыт, так или иначе связанный с тематикой переосмысления промышленных объектов и территорий. Но это, подчеркну, лишь пожелание, а не обязательное требование.

Почему в 2019 году для молодежной биеннале выбрана именно тема промышленных территорий?

С.Ч.: Работа с архитектурой прошлого, в частности, с промышленными постройками, которые уже не используются по своему первоначальному назначению и должны быть адаптированы под новые функции, – это тема едва ли не самая актуальная для современных российских (и не только российских) городов. Практически каждый город сегодня сталкивается с необходимостью переосмысления индустриальных построек, и от того, какие именно стратегии используются по отношению к бывшим промышленным территориям, во многом зависит и облик мегаполиса, и уровень его комфортности как для местных жителей, так и для туристов. Далеко не все здания бывших заводов и фабрик находятся под охраной государства, однако я глубоко убежден в том, что это не может служить поводом к их бездумному уничтожению. Наоборот, на повестке дня – понимание ценности исторической субстанции, конструкций самых разных эпох, в том числе относительно недавних. И именно над будущим таких территорий мы и предлагаем подумать финалистам биеннале. Их проекты должны будут продемонстрировать понимание промзоны как исторического ландшафта, открытого к универсальным трансформациям, и содержать аргументированный, подкрепленный самостоятельно выработанной программой подход к их ревитализации.
zooming
zooming
Наталия Фишман-Бекмамбетова, директор Второй российской молодежной архитектурной биеннале, помощник президента Республики Татарстан

По какому принципу выбирались объекты для технического задания? Чем интересны территории «Сантехприбора» и Казанского элеватора? Какие принципы позволяют отработать эти объекты?

Наталия Фишман-Бекмамбетова: Мы постарались выбрать объекты, максимально раскрывающие тему нашей Биеннале – переосмысление промышленных пространств. Обе территории представляют собой особый интерес в этой части: там есть воздух для полёта фантазии – чем станут эти места, зависит только от авторов концепции, они имеют достаточно исторического бэкграунда, который можно обыграть, и, наконец, находятся в привлекательных для развития районах. Можно было бы сказать, что, по сути, выбор самих объектов уже определяет 50% успеха проектов на конкурсе, но это не так. Нам важно, чтобы архитекторы научились создавать концепции, способные в дальнейшем обеспечивать коммерческую жизнедеятельность пространства. Это и так сделать непросто, а в нашем случае ещё и осложняется такими важными нюансами, как, например, наличие объекта культурного наследия на территории завода «Сантехприбор». О том, как работать с историческими объектами, приглашённые эксперты расскажут архитекторам на установочной сессии в Казани. В свою очередь финалистам Биеннале останется сделать самое интересное – продумать нестандартные подходы при проектировании, которые дадут промышленному пространству новую жизнь.
  • zooming
    1 / 5
    Промзона «Элеватор», площадка проектирования II Российской молодежной архитектурной биеннале
    Фотография © Азат Давлетшин
  • zooming
    2 / 5
    Промзона «Элеватор», площадка проектирования II Российской молодежной архитектурной биеннале
    Фотография © Азат Давлетшин
  • zooming
    3 / 5
    Промзона «Элеватор», площадка проектирования II Российской молодежной архитектурной биеннале
    Фотография © Азат Давлетшин
  • zooming
    4 / 5
    Промзона «Элеватор», площадка проектирования II Российской молодежной архитектурной биеннале
    Фотография © Азат Давлетшин
  • zooming
    5 / 5
    Промзона «Элеватор», площадка проектирования II Российской молодежной архитектурной биеннале
    Фотография © Анна Фан-Юнг

Какие вопросы будут обсуждаться в деловой части? Что сейчас показалось наиболее актуальным в свете новой биеннале?

С.Ч.: Повестка деловой программы пока находится в стадии формирования, но уверен, одной из центральных тем профессиональных дискуссий станет как раз «вторая жизнь» промышленных территорий, в том числе возможные сценарии развития и приспособления объектов советского модернизма. А также, конечно, темы архитектурного образования в России и дальнейшего развития института профессиональных и творческих конкурсов, особенно среди молодых архитекторов с целью их скорейшей интеграции в профессиональное сообщество.

Что дает конкурс молодым архитекторам? Какова судьба проектов, победивших в Первой биеннале? 

Н.Ф-Б.: Смотрите, три призера Первой биеннале получили реальные заказы на проектирование жилых кварталов в микрорайоне Салават Купере в Казани и сейчас их проекты на стадии согласования. Бюро CITIZENSTUDIO, золотому призёру, сразу после конкурса поступил заказ на дизайн-программирование района в Набережных Челнах, серебряный призёр Надя Коренева начала получать со своим мужем заказы, которые подтолкнули к решению создать собственное бюро – KRNV. Благодаря третьему месту Олега Манова бюро Futura Architects обратило на себя внимание бывшего клиента и подписало договора на проектирование двух объектов в Санкт-Петербурге: здания общественно-делового центра и фитнес-клуба. И я здесь не говорю о том, что у ребят изменились подходы к проектированию, что профессиональный багаж позволил брать более сложные проекты. Спустя два года мы видим, что архитекторы нарастили свой опыт и профессионализм. Поэтому, кстати, и было решено включить призеров Первой биеннале в жюри Второй биеннале наравне с мировыми экспертами. Думаю, ответ на второй вопрос позволяет раскрыть и ответ на первый.
  • zooming
    1 / 3
    Промзона «Сантехприбор», площадка проектирования II Российской молодежной архитектурной биеннале
    Фотография © Анна Фан-Юнг
  • zooming
    2 / 3
    Промзона «Сантехприбор», площадка проектирования II Российской молодежной архитектурной биеннале
    Фотография © Анна Фан-Юнг
  • zooming
    3 / 3
    Промзона «Сантехприбор», площадка проектирования II Российской молодежной архитектурной биеннале
    Фотография © Анна Фан-Юнг

Исходя из вашего опыта, реализованного в Татарстане, какое значение для формирования архитектурного сообщества имеют подобные формы поддержки?

Н.Ф-Б.: Я считаю, что надо довериться молодым специалистам. Именно на них мы сделали ставку с самого начала реализации программы по благоустройству парков и скверов в Татарстане и довольно быстро поняли, что поступили верно. Первая биеннале показала, что у нас в стране очень много классных молодых архитекторов, которым лишь нужно дать толчок – и будьте уверены, они себя еще покажут. И, кстати, география финалистов тогда приятно удивила – представляете себе, сколько хороших специалистов в регионах! Оказывается, они не сидят только в Москве и Санкт-Петербурге. Раньше об этом не сильно задумывались, но в Россию наконец приходит осознание важности роли архитектора, а Биеннале показывает, что не нужно искать специалистов на стороне – они есть у себя в регионе, им просто надо дать возможность работать и развиваться.

У нас в стране, к сожалению, пока не так много форм поддержки для молодых архитекторов и Биеннале, на мой взгляд, уже вносит и может внести еще больше вклада в становление нового профессионального сообщества. Для этого в том числе впервые пройдет и детская биеннале – в рамках основной программы мы проведем конкурс среди воспитанников архитектурных школ, так скажем заложим импульс для их дальнейшего развития.

Чем на ваш взгляд отличается вторая биеннале от первой? Как использован опыт двухлетней давности?

С.Ч.: Первая биеннале прошла очень успешно, а ее призеры вошли в число наиболее известных и востребованных молодых архитекторов России. Иными словами, конкурс всецело оправдал связанные с ним ожидания, показал, что является работающим социальным лифтом. Уверен, это обеспечит гораздо большую численность желающих участвовать в Российской молодежной архитектурной биеннале: собственно, насколько я знаю, уже сейчас заявок подано больше, чем в 2017 году, и их прием еще продолжается.

25 Июня 2019

Беседовал:

Дмитрий Леонов
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
FAQ по Молодежной биеннале
Организаторы II Российской молодежной архитектурной биеннале собрали список самых часто задаваемых вопросов об участии в конкурсе и подготовили на них ответы.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.