author pht

Беседовала:
Лара Копылова

English version

Сергей Чобан: «Мы делаем ставку на полифоничный город»

Сергей Чобан, куратор и председатель жюри Второй Российской молодежной архитектурной биеннале, – о логике решений жюри и двух моделях развития бывших промзон.

24-26 октября 2019 года состоялась Вторая Российская молодежная архитектурная биеннале. Проекты победителей смотрите здесь.

Archi.ru:
Сравните, пожалуйста, уровень проектов на первой и второй биеннале.

Сергей Чобан:
Уровень остался таким же высоким. Но учитывая, что сама задача, поставленная перед финалистами в этом году, была сложнее, думаю, справедливо будет сказать, что общий уровень участников 2019 года даже выше, чем на Первой биеннале. В этом году мы получили не просто интересные проекты, но полноценно разработанные стратегии развития двух конкретных участков.

Если видеть в промзонах ресурс для российских городов, можно ли выделить какие-то модели развития промзон по результатам биеннале?

Мы выделили две основных модели. Первая – рамочный мастер-план развития территории, предполагающий дальнейшее вовлечение в этот процесс самых разных архитекторов. Именно поэтому в этих проектах ставка делалась не на экстраординарную архитектуру, а, скорее, на стратегию ревитализации, ее этапность, основные планировочные и, скажем так, жанровые принципы. На мой взгляд, такой подход всецело оправдан: промзоны – это, как правило, большие территории, и город неизменно выигрывает от того, что в рамках одного сценария работают люди с разными подходами и разным художественным видением. Наши первые места в обеих номинациях – Александр Аляев в номинации «Сантехприбор» и ТО «Лето» в номинации «Элеватор», – это именно такие прагматичные сценарии развития территорий, дающие ясную стратегию и позволяющие сделать ставку на многоголосие архитектурных языков.
Александр Аляев. Проект ревитализации территории бывшего завода «Сантехприбор» в Казани.
© предоставлено пресс-службой Второй Российской молодежной архитектурной биеннале

А наши вторые призы, бюро «КБ11» и Megabudka, наоборот, предложили стратегию пассивного развития – и это вторая модель возможной ревитализации промзоны. Под пассивным развитием я имею в виду, что не вся территория преображается сразу, наоборот, какие-то ее части превращаются в рекреационные, но это не значит, что они будут таковыми всегда. Например, в случае с проектом бюро «КБ 11» для завода «Сантехприбор» у нас вызвало определенные вопросы то обстоятельство, что рядом с одним парковым пространством возникает другое. Но мы прочитали его не как парк навсегда, – и Филип Юань очень убедительно выступил на заседании жюри на эту тему, – а как шанс для последующего развития.
КБ11. Проект ревитализации бывшего завода «Сантехприбор» в Казани
© предоставлено пресс-службой Российской молодежной архитектурной биеннале

Многие обратили внимание на яркий проект бюро «Хвоя», но он был отмечен лишь специальным упоминанием жюри. Как вы прокомментируете выбор первого места для площадки завода «Сантехприбор»?

На мой взгляд, подход бюро «Хвоя» в меньшей степени ответил на ожидания жюри, связанные с контекстной и ресурсосберегающей философией строительства. «Хвоя» разработала очень поэтичный проект, обладающий сильной духовной составляющей и ярко выраженным пиранезианским настроением. Но этот подход очень односторонне освещает проблему ревитализации промышленных территорий. Наша цель – не монументализировать то, что уже имеется на участке, но вдохнуть в бывший пром новую жизнь. Позиция, когда все историческое сохраняется как руина, а все новое делается вне этого, по мнению членов международного жюри, не соответствует требованиям устойчивого развития. Если вы оставляете руину руиной, она начинает требовать очень чуткого и, как следствие, затратного ухода. С другой стороны, формирование всех дворов с помощью одного модуля – это прием, который говорит об одномоментном сценарии развития. Проект «Хвои» – очень красивый, индивидуальный, но экономически трудно реализуемый авторский жест.
Архбюро «Хвоя». Проект ревитализации территории бывшего завода «Сантехприбор» в Казани.
© предоставлено пресс-службой Второй Российской молодежной архитектурной биеннале

Как я уже сказал, мы искали гибкие сценарии, которые бы позволили проводить ревитализацию поэтапно, меняя при необходимости как размеры отдельных элементов, так и их функциональное назначение. Проект победителя Александра Аляева ответил на поставленную задачу более прагматичным образом: возможно, не столь поэтичным, но зато обращенным в будущее. Как мне кажется, такая архитектура и имеет будущее. Не барочный памятник на месте памятника, а здоровый прагматизм с высокой планкой вкуса и абсолютным чувством меры. Это и есть будущее – рачительное отношение к ресурсам, а не создание произведения архитектуры ради произведения архитектуры.

Какие моменты были принципиальными для жюри в проекте бюро «Лето», получившем «золото» в номинации «Портовый элеватор»?

Это единственный в номинации проект, который уделил пристальное внимание проблеме соотношения масштабов элеватора и его окружения. Элеватор – мощное монументальное сооружение, но это не значит, что вокруг должно быть чистое поле. Вокруг должна быть среда, не пытающаяся перекричать элеватор, но создающая интересные пространства вокруг. У бюро «Лето» получился малоэтажный европейский город с красивым потенциалом развития соседней территории. Кроме того, нас убедила идея создания общественного пространства на крыше элеватора.
Творческое объединение «Лето». Проект ревитализации портового элеватора в Казани.
© предоставлено пресс-службой Российской молодежной архитектурной биеннале
Творческое объединение «Лето». Проект ревитализации портового элеватора в Казани.
© предоставлено пресс-службой Российской молодежной архитектурной биеннале

Мы даже рекомендовали конкурсантам не трогать элеватор, а использовать его структуру в качестве подиума для здания, развиваемого выше общественного пространства. Фактически это единственная из 15 работ в номинации, в которой элеватор не менял своего облика максимально кардинально, а использовался как данность, служа основой для создания чего-то принципиально нового. Это убедивший всех градостроительный сценарий.

Вообще должен признать, элеватор оказался непростым вызовом для финалистов. Почему-то 90% участников поняли поставленную перед ними задачу так, что необходимо видоизменить элеватор. А ведь ревитализация данной территории – не в том, чтобы сделать что-то эдакое с бетонным колоссом, но в том, чтобы создать убедительный сценарий развития пространства вокруг элеватора, условно говоря, город вокруг собора. Я все время спрашивал себя: почему никто не пришел к идее вообще не трогать элеватор? Оставить его, как есть? Использовать как существующий памятник, а не вырезать эти кольца? Ведь вырезать – это то же самое, что делать заново. Все эти радикальные преобразования – это заново сделанные здания в форме элеватора. Тройное усилие и тройные затраты, не соответствующие принципам устойчивого развития.

Каковы перспективы промзон в России?

На мой взгляд, наиболее важно понимание инвесторами и архитекторами тех возможностей и шансов, которые нашим городам дают такие территории. Они обладают исторической памятью, и очень важно не пытаться застраивать их одномоментно, а отталкиваться от контекста, быть внимательным к следам времени, сохранившимся там. У нас нет ресурсов и возможностей создать сегодня за короткий отрезок времени среду, которая бы была настолько сложной и в хорошем смысле противоречивой, чтобы интриговать и радовать нас на протяжении долгого времени в будущем. Именно поэтому бережное сохранение исторических следов является для нас шансом. Думаю, сейчас уже и инвесторы понимают, что одномоментная застройка территории однообразными коробками, – а коробки остаются однообразными, даже если обладают разным паттерном, и таких примеров в Москве много, – это не путь. Путь – в создании контрастной среды, выявляющей и уважающей абсолютно все исторические слои. И делать это, повторюсь, нужно последовательно, во времени, используя языки разных архитекторов. Тогда возникает полифоничный город, у которого есть будущее.

08 Ноября 2019

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
FAQ по Молодежной биеннале
Организаторы II Российской молодежной архитектурной биеннале собрали список самых часто задаваемых вопросов об участии в конкурсе и подготовили на них ответы.
Биеннале: шанс для молодых архитекторов
Разговор с Сергеем Чобаном, куратором Второй российской молодежной биеннале, которая пройдет в октябре в Казани, и Наталией Фишман-Бекмамбетовой, директором биеннале и помощником президента Татарстана.
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.