author pht

Беседовала:
Лара Копылова

Сергей Чобан: «Мы делаем ставку на полифоничный город»

Сергей Чобан, куратор и председатель жюри Второй Российской молодежной архитектурной биеннале, – о логике решений жюри и двух моделях развития бывших промзон.

24-26 октября 2019 года состоялась Вторая Российская молодежная архитектурная биеннале. Проекты победителей смотрите здесь.

Archi.ru:
Сравните, пожалуйста, уровень проектов на первой и второй биеннале.

Сергей Чобан:
Уровень остался таким же высоким. Но учитывая, что сама задача, поставленная перед финалистами в этом году, была сложнее, думаю, справедливо будет сказать, что общий уровень участников 2019 года даже выше, чем на Первой биеннале. В этом году мы получили не просто интересные проекты, но полноценно разработанные стратегии развития двух конкретных участков.

Если видеть в промзонах ресурс для российских городов, можно ли выделить какие-то модели развития промзон по результатам биеннале?

Мы выделили две основных модели. Первая – рамочный мастер-план развития территории, предполагающий дальнейшее вовлечение в этот процесс самых разных архитекторов. Именно поэтому в этих проектах ставка делалась не на экстраординарную архитектуру, а, скорее, на стратегию ревитализации, ее этапность, основные планировочные и, скажем так, жанровые принципы. На мой взгляд, такой подход всецело оправдан: промзоны – это, как правило, большие территории, и город неизменно выигрывает от того, что в рамках одного сценария работают люди с разными подходами и разным художественным видением. Наши первые места в обеих номинациях – Александр Аляев в номинации «Сантехприбор» и ТО «Лето» в номинации «Элеватор», – это именно такие прагматичные сценарии развития территорий, дающие ясную стратегию и позволяющие сделать ставку на многоголосие архитектурных языков.
Александр Аляев. Проект ревитализации территории бывшего завода «Сантехприбор» в Казани.
© предоставлено пресс-службой Второй Российской молодежной архитектурной биеннале
А наши вторые призы, бюро «КБ11» и Megabudka, наоборот, предложили стратегию пассивного развития – и это вторая модель возможной ревитализации промзоны. Под пассивным развитием я имею в виду, что не вся территория преображается сразу, наоборот, какие-то ее части превращаются в рекреационные, но это не значит, что они будут таковыми всегда. Например, в случае с проектом бюро «КБ 11» для завода «Сантехприбор» у нас вызвало определенные вопросы то обстоятельство, что рядом с одним парковым пространством возникает другое. Но мы прочитали его не как парк навсегда, – и Филип Юань очень убедительно выступил на заседании жюри на эту тему, – а как шанс для последующего развития.
КБ11. Проект ревитализации бывшего завода «Сантехприбор» в Казани
© предоставлено пресс-службой Российской молодежной архитектурной биеннале
Многие обратили внимание на яркий проект бюро «Хвоя», но он был отмечен лишь специальным упоминанием жюри. Как вы прокомментируете выбор первого места для площадки завода «Сантехприбор»?

На мой взгляд, подход бюро «Хвоя» в меньшей степени ответил на ожидания жюри, связанные с контекстной и ресурсосберегающей философией строительства. «Хвоя» разработала очень поэтичный проект, обладающий сильной духовной составляющей и ярко выраженным пиранезианским настроением. Но этот подход очень односторонне освещает проблему ревитализации промышленных территорий. Наша цель – не монументализировать то, что уже имеется на участке, но вдохнуть в бывший пром новую жизнь. Позиция, когда все историческое сохраняется как руина, а все новое делается вне этого, по мнению членов международного жюри, не соответствует требованиям устойчивого развития. Если вы оставляете руину руиной, она начинает требовать очень чуткого и, как следствие, затратного ухода. С другой стороны, формирование всех дворов с помощью одного модуля – это прием, который говорит об одномоментном сценарии развития. Проект «Хвои» – очень красивый, индивидуальный, но экономически трудно реализуемый авторский жест.
Архбюро «Хвоя». Проект ревитализации территории бывшего завода «Сантехприбор» в Казани.
© предоставлено пресс-службой Второй Российской молодежной архитектурной биеннале
Как я уже сказал, мы искали гибкие сценарии, которые бы позволили проводить ревитализацию поэтапно, меняя при необходимости как размеры отдельных элементов, так и их функциональное назначение. Проект победителя Александра Аляева ответил на поставленную задачу более прагматичным образом: возможно, не столь поэтичным, но зато обращенным в будущее. Как мне кажется, такая архитектура и имеет будущее. Не барочный памятник на месте памятника, а здоровый прагматизм с высокой планкой вкуса и абсолютным чувством меры. Это и есть будущее – рачительное отношение к ресурсам, а не создание произведения архитектуры ради произведения архитектуры.

Какие моменты были принципиальными для жюри в проекте бюро «Лето», получившем «золото» в номинации «Портовый элеватор»?

Это единственный в номинации проект, который уделил пристальное внимание проблеме соотношения масштабов элеватора и его окружения. Элеватор – мощное монументальное сооружение, но это не значит, что вокруг должно быть чистое поле. Вокруг должна быть среда, не пытающаяся перекричать элеватор, но создающая интересные пространства вокруг. У бюро «Лето» получился малоэтажный европейский город с красивым потенциалом развития соседней территории. Кроме того, нас убедила идея создания общественного пространства на крыше элеватора.
Творческое объединение «Лето». Проект ревитализации портового элеватора в Казани.
© предоставлено пресс-службой Российской молодежной архитектурной биеннале
Творческое объединение «Лето». Проект ревитализации портового элеватора в Казани.
© предоставлено пресс-службой Российской молодежной архитектурной биеннале
Мы даже рекомендовали конкурсантам не трогать элеватор, а использовать его структуру в качестве подиума для здания, развиваемого выше общественного пространства. Фактически это единственная из 15 работ в номинации, в которой элеватор не менял своего облика максимально кардинально, а использовался как данность, служа основой для создания чего-то принципиально нового. Это убедивший всех градостроительный сценарий.

Вообще должен признать, элеватор оказался непростым вызовом для финалистов. Почему-то 90% участников поняли поставленную перед ними задачу так, что необходимо видоизменить элеватор. А ведь ревитализация данной территории – не в том, чтобы сделать что-то эдакое с бетонным колоссом, но в том, чтобы создать убедительный сценарий развития пространства вокруг элеватора, условно говоря, город вокруг собора. Я все время спрашивал себя: почему никто не пришел к идее вообще не трогать элеватор? Оставить его, как есть? Использовать как существующий памятник, а не вырезать эти кольца? Ведь вырезать – это то же самое, что делать заново. Все эти радикальные преобразования – это заново сделанные здания в форме элеватора. Тройное усилие и тройные затраты, не соответствующие принципам устойчивого развития.

Каковы перспективы промзон в России?

На мой взгляд, наиболее важно понимание инвесторами и архитекторами тех возможностей и шансов, которые нашим городам дают такие территории. Они обладают исторической памятью, и очень важно не пытаться застраивать их одномоментно, а отталкиваться от контекста, быть внимательным к следам времени, сохранившимся там. У нас нет ресурсов и возможностей создать сегодня за короткий отрезок времени среду, которая бы была настолько сложной и в хорошем смысле противоречивой, чтобы интриговать и радовать нас на протяжении долгого времени в будущем. Именно поэтому бережное сохранение исторических следов является для нас шансом. Думаю, сейчас уже и инвесторы понимают, что одномоментная застройка территории однообразными коробками, – а коробки остаются однообразными, даже если обладают разным паттерном, и таких примеров в Москве много, – это не путь. Путь – в создании контрастной среды, выявляющей и уважающей абсолютно все исторические слои. И делать это, повторюсь, нужно последовательно, во времени, используя языки разных архитекторов. Тогда возникает полифоничный город, у которого есть будущее.

08 Ноября 2019

author pht

Беседовала:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.