Павел Андреев: «Дом на Б.Никитской, 17 – исторический, подлинный»

Беседуем с автором реконструкции 1992-1995, рассказываем, что именно реконструировано, и публикуем чертежи, доказывающие, что историческое ядро дома сохранено внутри и снаружи.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Павел Андреев

Мастерская:

Архитектурная мастерская Павла Андреева

Проект:

Гринхаус. Реконструкция здания на Большой Никитской, 17 строение 1
Россия, Москва, Большая Никитская 17 стр.1

Авторский коллектив:
Павел Андреев совместно с арх: А. Беланом, инж. Г.Марова.

1992 – 1995

Заказчик – АО Гринхаус
zooming
Дом Булошникова, Большая Никитская, 17 стр.1.
Фотография: Фонд сохранения исторического наследия
zooming
Вероятность сноса так называемого «доходного дома Булошникова» на Большой Никитской, 17 корпус 1, вкупе с возможностью строительства там жилого дома высотой до 9 этажей, стала одним из самых шумных московских скандалов начала текущего года. Параллельно возник вопрос: подлинный ли дом, который защищают общественники? Или его полностью построили заново в 1990-е? Мы встретились с автором реконструкции, архитектором Павлом Андреевым, и расспросили его о проекте. Спойлер – дом сохранили, хотя и достроили со двора. Так что он настоящий.
Обмер до реконструкции, подвальный и 1 этажи. Дом по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
В 1995 году, когда вы работали над реконструкцией дома 17к1 по Большой Никитской, в чем заключалась работа? Была это реставрация, реконструкция или дом полностью сломали и построили заново?

Дом был целиком сохранен, и капитальные конструкции, и декор фасадов. Мы провели длительное обследование – насколько помню, начали работать с ним в 1992 году. Дом был достаточно сильно поврежден, испорчен протечками, заражен грибком, в подвале было очень сыро, вероятно, из-за прорывов коммуникаций. Мы углубили подвал примерно на метр и укрепили его, вылечили стены от грибка. Одновременно на Большой Никитской строился коллектор, и подземные работы оказались достаточно сложными, прежде всего из-за решения сохранить капитальные конструкции. Довольно долгим был период инъектирования стен, пенетрации и так далее. Стены всех трех этажей, как наружные несущие, так и внутренние поперечные и весь объем остался подлинным, что хорошо видно на планах стадии РД.

обмеры до реконструкции: 
Обмер до реконструкции, 2 и 3 этажи. Дом по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
План подвала. Проект. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев

проектная документация: 
План 1 этажа. Проект. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
План 2 этажа. Проект. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
Проект. План 3 этажа. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
Поперечный разрез. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
В подвале заметны шесть сводчатых ячеек…

Мы вычистили своды, отпескоструили и открыли их кирпич. С учетом понижения пола подвала высота внутреннего пространства стала около 2,5 м. Там некоторое время работал пивной ресторан – один из инвесторов был австрийцем, что и определило специфику. Заказчик купил где-то много фотографий старой Москвы, развесил их там, получилось довольно атмосферно.
Мансардный этаж. Проект. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
Что вы добавили при реконструкции?

В эскизном проекте было три варианта, в одном планировалась протяженная пристройка в глубину Малого Кисловского переулка. В конечном счете был выбран вариант с продольной пристройкой, которая сделала объем здания более «толстым», но позволила поднять высоту конька кровли, не меняя традиционный угол ее наклона. Там мы разместили вентиляционное оборудование, полностью скрыв его под кровлей. Чердак холодный, забор воздуха происходит через слуховые окна, забранные решетками. Удивительно, что сейчас многие архитекторы оформляют технический этаж в виде коробок, когда его можно вот таким образом спрятать.

Со стороны улицы карниз проходит над небольшим аттиковым выступом, со стороны двора поднят чуть выше, и в центральной части, под чердаком образовался достаточно просторный аттиковый этаж.
Купол. Проект. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
Кто предложил купол на углу?

Я предложил. Там был скругленный угол без двери, мы устроили в углу вход, за которым внутри расположился вестибюль банка. Вход потребовал акцента, им стал купол. Должен сказать, он появился в последних вариантах, поначалу этой идеи не было.
Боковой фасад. Проект. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
Фасад по ул. Б. Никитская (бывш. Герцена). Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
Эскизное предложение, подвальный этаж; обсуждение варианта с подземной парковкой. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
Насколько подлинный декор фасадов?

Подлинного очень много, мы обмерили все детали и докомпоновали разрушенные места – причем, заметьте, штукатуркой, а не пенополистиролом. Думаю, нашу работу с фасадом вполне можно определить как реставрацию, что и записано в альбоме. Цвет фасадов мы подобрали к названию – Грин хаус, причем он не слишком-то соответствовал цветовой концепции, которую в то время разрабатывали для Москвы.

Тогда, в 1992-1995, дом стоял на охране?

Нет, не стоял.

Решение сохранить дом со всеми капитальными конструкциями как ценную часть среды было принято коллегиально экспертами Управления охраны памятников, которым руководил Владимир Ильич Соколовский. В обсуждении принимал участие такой видный эксперт как Виктор Иванович Шередега, также как и Алексей Михайлович Куренной, Владимир Иосифович Чернышенко. Тогда все решалось на уровне людей, заинтересованных в охране наследия: в процессе обсуждения вырабатывались принципы охраны, которые становились основой для ТЗ и затем, будучи облечены в форму проекта, рассматривались на совете при Управлении охраны памятников, после чего приобретали форму официальных согласований.

В том-то и дело, что когда профессионально грамотные люди рассматривают какой-то вопрос, они могут рассматривать неклассифицированные вещи, в частности, не имеющие определенного статуса памятника, определять принцип дозволенного в работе с ними. В то время памятников было меньше, чем сегодня, сегодня их около четырех тысяч.

Если вы меня спросите, что важнее, памятник или среда, я однозначно отвечу что важнее среда. Можно все снести, а оставить несколько памятников – и потерять город начисто, хотя в нем будет несколько безумно красивых вещей. Такой город – Самарканд, там есть несколько отдельных достопримечательностей, но города нет. А в Бухаре и Хиве есть среда. И если потерять в Москве среду, то отдельные памятники можно будет смотреть как, скажем чернильницу на зеленом сукне на столе В.И. Ленина, как вещь, которую можно переставить в любое место.

Памятник можно, переместить в любое место и лишить окружения, но его ценность будет потеряна – лично для меня – на 99 процентов. Атмосфера уйдет. Объекты, в которыми мы работали на протяжении 20 лет, как раз и составляли то, что называется Москвой – контекст, подтекст, называйте как хотите. Потому что отдельные объекты – даже если среди них есть шедевры – город не создадут.

Кто был заказчиком реконструкции 1992-1995?

Валерий Федорович Баранов, директор фирмы Гринхаус, которая владела овощным магазином в этом доме. Реконструкция делалась под супермаркет, кулинарию и ресторан, там был достаточно большой торговый зал – витрины, расположенные ближе к центру, занимал магазин. Отсюда название – «Зеленый дом». Позже банк, расположенный на углу, вытеснил магазин.

Должен сказать, это еще один важный аспект – сохранение не только здания, но и привычной, реперной, в чем-то культовой, если хотите, функции – ориентира в контексте города. Овощной магазин был достаточно известным в Москве, теперь его нет. В конце улицы Герцена был известный магазин Рыба – на этом месте будет гостиница Bulgari; или был не менее известный магазин Сладости на Никитских воротах, теперь на его месте Villroy&Boch… Есть, конечно, вещи, которые можно менять в городе, но вот подумайте: если в Париже убрать с площади Мадлен кондитерскую Fauchon – Париж уже будет не тот.

Как вы считаете, можно ли сейчас переделать дом под жилье? 

Он ведь строился как жилой – доходный дом. Вначале был двухэтажным, затем, еще в конце XIX века, настроили третий этаж. Приспособить его, разумеется, можно – мы же сейчас говорим о сохранении внешности ради сохранения среды, а не о функции. Может быть, можно было бы надстроить один-два этажа с отступом в глубину... Но, думаю, не более того.
 
Эскизное предложение, план 1 этажа. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев
Эскизное предложение, разрез. Гринхаус. Реконструкция дома по Большой Никитской, 17к1. Архитектурная мастерская АБВ, Павел Андреев


Архитектор:

Павел Андреев

Мастерская:

Архитектурная мастерская Павла Андреева

Проект:

Гринхаус. Реконструкция здания на Большой Никитской, 17 строение 1
Россия, Москва, Большая Никитская 17 стр.1

Авторский коллектив:
Павел Андреев совместно с арх: А. Беланом, инж. Г.Марова.

1992 – 1995

Заказчик – АО Гринхаус

29 Января 2019

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.