Пауль Мёрс: «Мы все время продолжаем преобразовывать наследие»

Говорим с Паулем Мёрсом, основателем бюро SteenhuisMeurs, профессором Делфтского технического университета и автором книги «Reuse, Redevelop & Design. How the Dutch Deal With Heritage», посвященной голландскому опыту редевелопмента.

Беседовала:
Алена Савельева

mainImg
«Reuse, Redevelop & Design. How the Dutch Deal With Heritage» (NAI, 2017) – масштабное исследование, легло в основу выставки «Преобразовать. Приспособить. Сохранить. Голландский опыт работы с культурным наследием». Выставку показывают до 4 ноября в Москве (Токмаков переулок, 21/2); затем она переедет в Петербург. Беседуем с автором исследования. 

Как родилась идея вашего исследования?

Я работаю архитектором в Нидерландах, многих консультирую по вопросам наследия. В Нидерландах мы ценим историю и традиции, поэтому стараемся сохранять любое наследие. И новая архитектура, и редевелопмент, и дизайн – важные вещи, которые должны сосуществовать между собой. Путешествуя по другим странам, вы понимаете, что везде есть противники и сторонники редевелопмента. С этой точки зрения, если вы хотите показать, как работает то, что мы пытаемся принести во многие страны, всегда необходимы примеры хороших работ.

Сначала мы открыли выставку в Нидерландах, затем перевели книгу на английский язык. Посольства разных стран приглашали нас к ним. Первая зарубежная выставка прошла в Бразилии на португальском языке, затем мы перевели её на японский язык, затем на английский и сейчас на русский.

Мы не хотим указывать, как создавать ваши собственные проекты, а делимся опытом, показываем, как мы работаем. И да, нам интересно, как русские, индийские, японские и другие архитекторы работают, дабы повысить свой уровень.

В каких еще странах вы планируете представить эту выставку?

Не мы планируем – страны сами просят провести у них нашу выставку. Были запросы из Японии, Индии, Шри-Ланки и Бразилии. Конечно, я бы хотел провести подобные выставки в каждой стране, но здесь главное – интерес. Если посмотреть на опыт других стран, то можно обратить внимание, что во многих государствах присутствуют отличные проекты по вторичному использованию зданий, архитектурным интервенциям. Но эти проекты, по большей части – исключения, их всего несколько. Мы хотим показать на выставке, что вторичное использование может применяться для всех типов зданий, городов – с большими инвестициями или их отсутствием.

Какие особенности работы с историческими зданиями характерны для Голландии?

В Нидерландах мы сами создали страну, люди были творцами ландшафта. Здания и памятники являются частью этого пейзажа. У нас принят подход, который можно назвать «целостным»: памятники не являются чем-то исключительным, мы видим нашу страну как единое большое наследие. И хотя мы ценим нашу историю, нам нравится быть современными. Мы все время продолжаем преобразовывать наследие.
Пауль Мёрс, основатель бюро SteenhuisMeurs. Фотография предоставлена пресс-службой выставки «Преобразовать. Приспособить. Сохранить. Голландский опыт работы с культурным наследием»
Брёйсхёйс (Bruishuis). Превращение списанного дома престарелых на юге Арнема в общественный центр с социальными функциями. Фотография © Woningcorporatie Volkshuisvesting Arnhem, Green&SO

Что еще характерно: в Нидерландах нет особого режима для определения – это памятник или не памятник – мы смотрим на все как на ценность.

Есть ли еще причины сохранить здание, кроме историко-культурной «составляющей»?

Есть множество причин. Одна из них – благодаря любому зданию, вне зависимости от того, представляет ли оно ценность или нет, можно изучить свой город, попытаться идентифицировать его. Экономическая причина – не обязательно строить новое здание, можно модернизировать старое и, поверьте, получится точно не хуже! Да, иногда провести реконструкцию выходит дороже, чем начать с нуля, но все это зависит от вашей степени вовлеченности в проект.

Самое главное – что, реконструировав здание, вы сможете сотворить то, что у вас точно бы не получилось с нуля. Как-то я проектировал жилой массив на месте старой промзоны. Если бы мы убрали все заброшенные фабрики и заводы и построили на их месте дома, то в итоге в районе были бы только дома. Мы хотели создать более привлекательное место для жилья, поэтому оставили несколько зданий, объявили, что они представляют историческую ценность, но не являются памятниками архитектуры. В бывших цехах мы открыли бары, магазины, воркшопы – этих вещей не было бы в этом районе, не оставь мы несколько зданий от бывшей промзоны.

Ваша лекция в рамках проекта в Москве была посвящена принципам работы с объектами культурного наследия, ограничениям и возможностям сохранения исторических построек. Можете коротко перечислить основные принципы регулирования работы с объектами наследия? Что показывает опыт Нидерландов в этом вопросе?

В Нидерландах есть разные способы регулирования: у нас есть памятники, их много. Но в наших схемах городского планирования мы можем определять здания как имеющие историческую ценность – они не памятники архитектуры, но они ценны. Это означает, что мы можем убирать некоторые строения и менять статус объектов, если нам смогут доказать, что с редевелопментом ситуация будет лучше.

Речь идет о преобразовании зданий, которые представляют историческую ценность. Самое главное, что вы начинаете работать с тем состоянием, в котором находится здание, а не пытаетесь заранее ранжировать его основные качества… То, что мы пытаемся сделать в нашей работе, это сказать: вот важное качество памятника, попробуйте его использовать.

Здорово, когда современная архитектура современна, но в то же время она должна быть создана с учетом окружающей местности. Старое здание? Не беда! С интересной композицией, с ярким цветом или с другим материалом оно будет выглядеть ничуть не хуже современного. Это симбиоз старого и нового. Мы всегда стараемся не только устанавливать правила, что можно, а что нельзя, но также вдохновлять и бросать вызов архитекторам, чтобы они выкладывались на 100 процентов.

Кстати, хорошо, что в архитектурном ежегоднике из 30 важных проектов года половина – здания, которые подверглись редевелопменту. Раньше было всего несколько, а сейчас такой прогресс!

В чем преимущества редевелопмента перед девелопментом? Ведь реконструкция всегда сложнее и дороже?

Это связано с обществом, с людьми. Если вы уничтожаете что-то в действующем городе, то вы разрушаете чью-то жизнь, общественные связи – понятия, которые мы в Нидерландах очень уважаем. Да, можно строить красивые дома, но необходимо сохранять традиции, монументы, дорожить своей идентичностью.

Преимущество состоит в том, что если вы используете редевелопмент, то можете сделать множество креативных программ. Например, дома для пожилых людей объединить с детским садом – пожилые люди и дети всегда отлично ладят, или соединить несколько маленьких офисов, а освободившееся место переделать в ресторан, – все это не получится проделать при новом девелопменте.

Расскажите о проектах редевелопмента, в которых вы сами принимали участие.

Я не архитектор, который делает собственно проект, я занимаюсь исследованиями и стараюсь понять, что важно, а что нет, устанавливаю критерии для создания чего-то нового. Иногда мы осуществляем надзор за строящимися или реконструируемыми зданиями. Я работал и над редевелопментом индустриальных зон, вроде здания фабрики Philips – там было принято решение переоборудовать все под жилой массив.
Стрейп Р (Strijp R). Трансформация завода Philips в Эйндховене в общественный и культурный центр с жилыми корпусами, место проведения ежегодного фестиваля Dutch Design Week. Фотография © Архив Philips (Trudo), Igor Vermeer
Стрейп С (Strijp S). Трансформация завода Philips в Эйндховене в жилой комплекс с дизайн-центром. Фотография © Thomas Mayer, Piet Hein Eek

Также я работаю в нашем правительстве, которое курирует реконструкцию амстердамского аэропорта Схипхол, точнее, одного из терминалов, который хотят сделать современным. Но для того, чтобы понять, как все будет выглядеть в будущем, нужно заглянуть в прошлое – как этот терминал строился, какое будущее ему пророчили, что закладывали в него.

Известны ли вам удачные примеры российского редевелопмента?

Знаете, мое мнение о России ограничено Москвой и Санкт-Петербургом. Петербург вообще сам по себе интересен, потому что это древний город, очень монументальный, но вместе с этим невероятно современный. Какое бы место я там выделил? «Новую Голландию»! В Москве мне нравится индустриальная зона «Красного октября», «Гараж», Парк Горького – здорово, что в эти исторические для города места вдохнули новую жизнь.

Вы стали одним из руководителей проведения российско-голландского воркшопа, проходившего в рамках выставочного проекта на Пуговичной фабрике им. Н.Д. Балакирева. Воркшоп был посвящен практической работе с исторической застройкой. Какие общие впечатления об участниках и результатах работы?

Потрясающее место! Оно находится немного вдали от центра, фабрика выглядит несколько устаревшей, но в то же время современной. Она – свидетель истории Москвы, особенно революций. Когда-то очень давно это было, наверное, общество в обществе – труженики здесь жили и работали. Сейчас же место пустует… Сразу возникает вопрос: как снова связать это место с городом? Я был приятно удивлен энергией студентов, с которыми мы спорили и предлагали разные идеи. Они видят потенциал в работе с исторической застройкой. Если сравнивать с другими странами, русские архитекторы очень любят говорить, строить планы. Я очень надеюсь, что однажды все их задумки реализуются, ведь архитектура – это больше про воплощение, чем про планы на бумаге.
 

26 Октября 2018

Беседовала:

Алена Савельева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.

Сейчас на главной

Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.