Пауль Мёрс: «Мы все время продолжаем преобразовывать наследие»

Говорим с Паулем Мёрсом, основателем бюро SteenhuisMeurs, профессором Делфтского технического университета и автором книги «Reuse, Redevelop & Design. How the Dutch Deal With Heritage», посвященной голландскому опыту редевелопмента.

Беседовала:
Алена Савельева

mainImg
«Reuse, Redevelop & Design. How the Dutch Deal With Heritage» (NAI, 2017) – масштабное исследование, легло в основу выставки «Преобразовать. Приспособить. Сохранить. Голландский опыт работы с культурным наследием». Выставку показывают до 4 ноября в Москве (Токмаков переулок, 21/2); затем она переедет в Петербург. Беседуем с автором исследования. 

Как родилась идея вашего исследования?

Я работаю архитектором в Нидерландах, многих консультирую по вопросам наследия. В Нидерландах мы ценим историю и традиции, поэтому стараемся сохранять любое наследие. И новая архитектура, и редевелопмент, и дизайн – важные вещи, которые должны сосуществовать между собой. Путешествуя по другим странам, вы понимаете, что везде есть противники и сторонники редевелопмента. С этой точки зрения, если вы хотите показать, как работает то, что мы пытаемся принести во многие страны, всегда необходимы примеры хороших работ.

Сначала мы открыли выставку в Нидерландах, затем перевели книгу на английский язык. Посольства разных стран приглашали нас к ним. Первая зарубежная выставка прошла в Бразилии на португальском языке, затем мы перевели её на японский язык, затем на английский и сейчас на русский.

Мы не хотим указывать, как создавать ваши собственные проекты, а делимся опытом, показываем, как мы работаем. И да, нам интересно, как русские, индийские, японские и другие архитекторы работают, дабы повысить свой уровень.

В каких еще странах вы планируете представить эту выставку?

Не мы планируем – страны сами просят провести у них нашу выставку. Были запросы из Японии, Индии, Шри-Ланки и Бразилии. Конечно, я бы хотел провести подобные выставки в каждой стране, но здесь главное – интерес. Если посмотреть на опыт других стран, то можно обратить внимание, что во многих государствах присутствуют отличные проекты по вторичному использованию зданий, архитектурным интервенциям. Но эти проекты, по большей части – исключения, их всего несколько. Мы хотим показать на выставке, что вторичное использование может применяться для всех типов зданий, городов – с большими инвестициями или их отсутствием.

Какие особенности работы с историческими зданиями характерны для Голландии?

В Нидерландах мы сами создали страну, люди были творцами ландшафта. Здания и памятники являются частью этого пейзажа. У нас принят подход, который можно назвать «целостным»: памятники не являются чем-то исключительным, мы видим нашу страну как единое большое наследие. И хотя мы ценим нашу историю, нам нравится быть современными. Мы все время продолжаем преобразовывать наследие.
Пауль Мёрс, основатель бюро SteenhuisMeurs. Фотография предоставлена пресс-службой выставки «Преобразовать. Приспособить. Сохранить. Голландский опыт работы с культурным наследием»
Брёйсхёйс (Bruishuis). Превращение списанного дома престарелых на юге Арнема в общественный центр с социальными функциями. Фотография © Woningcorporatie Volkshuisvesting Arnhem, Green&SO

Что еще характерно: в Нидерландах нет особого режима для определения – это памятник или не памятник – мы смотрим на все как на ценность.

Есть ли еще причины сохранить здание, кроме историко-культурной «составляющей»?

Есть множество причин. Одна из них – благодаря любому зданию, вне зависимости от того, представляет ли оно ценность или нет, можно изучить свой город, попытаться идентифицировать его. Экономическая причина – не обязательно строить новое здание, можно модернизировать старое и, поверьте, получится точно не хуже! Да, иногда провести реконструкцию выходит дороже, чем начать с нуля, но все это зависит от вашей степени вовлеченности в проект.

Самое главное – что, реконструировав здание, вы сможете сотворить то, что у вас точно бы не получилось с нуля. Как-то я проектировал жилой массив на месте старой промзоны. Если бы мы убрали все заброшенные фабрики и заводы и построили на их месте дома, то в итоге в районе были бы только дома. Мы хотели создать более привлекательное место для жилья, поэтому оставили несколько зданий, объявили, что они представляют историческую ценность, но не являются памятниками архитектуры. В бывших цехах мы открыли бары, магазины, воркшопы – этих вещей не было бы в этом районе, не оставь мы несколько зданий от бывшей промзоны.

Ваша лекция в рамках проекта в Москве была посвящена принципам работы с объектами культурного наследия, ограничениям и возможностям сохранения исторических построек. Можете коротко перечислить основные принципы регулирования работы с объектами наследия? Что показывает опыт Нидерландов в этом вопросе?

В Нидерландах есть разные способы регулирования: у нас есть памятники, их много. Но в наших схемах городского планирования мы можем определять здания как имеющие историческую ценность – они не памятники архитектуры, но они ценны. Это означает, что мы можем убирать некоторые строения и менять статус объектов, если нам смогут доказать, что с редевелопментом ситуация будет лучше.

Речь идет о преобразовании зданий, которые представляют историческую ценность. Самое главное, что вы начинаете работать с тем состоянием, в котором находится здание, а не пытаетесь заранее ранжировать его основные качества… То, что мы пытаемся сделать в нашей работе, это сказать: вот важное качество памятника, попробуйте его использовать.

Здорово, когда современная архитектура современна, но в то же время она должна быть создана с учетом окружающей местности. Старое здание? Не беда! С интересной композицией, с ярким цветом или с другим материалом оно будет выглядеть ничуть не хуже современного. Это симбиоз старого и нового. Мы всегда стараемся не только устанавливать правила, что можно, а что нельзя, но также вдохновлять и бросать вызов архитекторам, чтобы они выкладывались на 100 процентов.

Кстати, хорошо, что в архитектурном ежегоднике из 30 важных проектов года половина – здания, которые подверглись редевелопменту. Раньше было всего несколько, а сейчас такой прогресс!

В чем преимущества редевелопмента перед девелопментом? Ведь реконструкция всегда сложнее и дороже?

Это связано с обществом, с людьми. Если вы уничтожаете что-то в действующем городе, то вы разрушаете чью-то жизнь, общественные связи – понятия, которые мы в Нидерландах очень уважаем. Да, можно строить красивые дома, но необходимо сохранять традиции, монументы, дорожить своей идентичностью.

Преимущество состоит в том, что если вы используете редевелопмент, то можете сделать множество креативных программ. Например, дома для пожилых людей объединить с детским садом – пожилые люди и дети всегда отлично ладят, или соединить несколько маленьких офисов, а освободившееся место переделать в ресторан, – все это не получится проделать при новом девелопменте.

Расскажите о проектах редевелопмента, в которых вы сами принимали участие.

Я не архитектор, который делает собственно проект, я занимаюсь исследованиями и стараюсь понять, что важно, а что нет, устанавливаю критерии для создания чего-то нового. Иногда мы осуществляем надзор за строящимися или реконструируемыми зданиями. Я работал и над редевелопментом индустриальных зон, вроде здания фабрики Philips – там было принято решение переоборудовать все под жилой массив.
Стрейп Р (Strijp R). Трансформация завода Philips в Эйндховене в общественный и культурный центр с жилыми корпусами, место проведения ежегодного фестиваля Dutch Design Week. Фотография © Архив Philips (Trudo), Igor Vermeer
Стрейп С (Strijp S). Трансформация завода Philips в Эйндховене в жилой комплекс с дизайн-центром. Фотография © Thomas Mayer, Piet Hein Eek

Также я работаю в нашем правительстве, которое курирует реконструкцию амстердамского аэропорта Схипхол, точнее, одного из терминалов, который хотят сделать современным. Но для того, чтобы понять, как все будет выглядеть в будущем, нужно заглянуть в прошлое – как этот терминал строился, какое будущее ему пророчили, что закладывали в него.

Известны ли вам удачные примеры российского редевелопмента?

Знаете, мое мнение о России ограничено Москвой и Санкт-Петербургом. Петербург вообще сам по себе интересен, потому что это древний город, очень монументальный, но вместе с этим невероятно современный. Какое бы место я там выделил? «Новую Голландию»! В Москве мне нравится индустриальная зона «Красного октября», «Гараж», Парк Горького – здорово, что в эти исторические для города места вдохнули новую жизнь.

Вы стали одним из руководителей проведения российско-голландского воркшопа, проходившего в рамках выставочного проекта на Пуговичной фабрике им. Н.Д. Балакирева. Воркшоп был посвящен практической работе с исторической застройкой. Какие общие впечатления об участниках и результатах работы?

Потрясающее место! Оно находится немного вдали от центра, фабрика выглядит несколько устаревшей, но в то же время современной. Она – свидетель истории Москвы, особенно революций. Когда-то очень давно это было, наверное, общество в обществе – труженики здесь жили и работали. Сейчас же место пустует… Сразу возникает вопрос: как снова связать это место с городом? Я был приятно удивлен энергией студентов, с которыми мы спорили и предлагали разные идеи. Они видят потенциал в работе с исторической застройкой. Если сравнивать с другими странами, русские архитекторы очень любят говорить, строить планы. Я очень надеюсь, что однажды все их задумки реализуются, ведь архитектура – это больше про воплощение, чем про планы на бумаге.
 

26 Октября 2018

Беседовала:

Алена Савельева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Учреждение рая
Бюро BIG выиграло конкурс на мастерплан трех насыпных островов на 375 000 жителей у берега малазийского острова Пинанг в Малаккском проливе.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.