Башни, но не близнецы

Закончена реконструкция отеля «Белград» на Смоленской площади, вошедшего теперь в сеть Azimut Hotels. Рассказываем о том, как она проходила, какие преподнесла сюрпризы и что получилось в итоге.

Автор текста:
Лилия Аронова

16 Января 2018
mainImg

Архитектор:

Александр Бровкин
Полина Воеводина
Сергей Труханов

Мастерская:

Т+Т Architects

Проект:

Azimut Отель Смоленская
Россия, Москва, ул. Смоленская, д. 8

Авторский коллектив:
Руководитель мастерской: Труханов С.
Главный архитектор проекта: Бровкин А.
Руководитель группы архитекторов: Репина Д.
Ведущий архитектор проекта: Моисеев А.
Архитекторы: Стружкин А., Орехова Е.
Визуализации: Чередникова О., Караджан Д.

2015 – 2017

Заказчик: ООО «АЗИМУТ Хотелс Компани»
Кажется, буквально только что состоялось «торжественное закрытие» гостиницы «Белград», ознаменовавшее собой старт ее капитальной реконструкции, и вот уже «Azimut Отель Смоленская» принимает первую волну путешественников. Авторы проекта реконструкции, бюро Т+Т Architects, в целом довольны и скоростью строительства, и полученным результатом.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская
© T+T Architects

Напомним, что «Белград» – точнее, «Белград-1» – представляет собой часть ансамбля Смоленской площади и одно из пары зданий-близнецов, построенных в 1970-х гг. архитекторами Владимиром Гельфрейхом, Виталием Соколовым и Александром Кузьминым. Гельфрейх был также одним из авторов здания МИДа, представляющего собой доминанту и смысловой центр площади, и руководителем проекта всего ансамбля. После нескольких десятилетий безбедного существования «Белграда» в качестве одной из самых престижных советских гостиниц и, кстати, излюбленной точки московской «фарцы» власть переменилась, и судьбы башен-сестер разошлись. Сначала повезло младшей – «Белграду-2», она пережила реконструкцию, превратившись в отель «Golden Ring». Попытки реконструкции «Белграда-1» в течение последних двадцати лет предпринимали дважды, причем во второй раз так и не завершили: к моменту приобретения здания «Азимутом» в нем функционировала хорошо если половина этажей, остальные застыли в состоянии недоремонта, зато еще один, последний, целиком занимала семья собственника.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Из четырех вариантов проекта реконструкции, представленных Т+Т Architects, к реализации был выбран тот, который максимально возвращал общий вид здания к первоначальному, задуманному еще Гельфрейхом и его соавторами. За одним исключением – чтобы вернуть ощущение ансамбля, а также, в немалой степени, из соображений бизнес-целесообразности – в самом деле, жаль было бы потерять такую уникальную видовую точку! – на кровле, так же как и на «Голден ринге», решено было возвести надстройку-ресторан. Больше ни в чем зданию напротив подражать не стали – ни архитектурным деталям сомнительной ценности, вроде «короны» с названием отеля по верхней кромке шайбы, ни непонятно откуда взявшемуся цветовому решению. Высотные отметки у обеих гостиниц в итоге получились практически одинаковыми, но у «Азимута» надстройка двухуровневая и за счет сплошного витражного остекления без корон и «юбок»-куполов выглядит заметно стройнее. Несколько добавил высоты ресторану декоративный экран, скрывающий выведенное на кровлю инженерное оборудование.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Сначала, кстати, надстройку хотели сделать прямоугольной – такая форма лучше отвечала тектонике здания, да и с точки зрения интерьера осваивать прямоугольный объем значительно удобнее. Но в итоге, опять же из соображений ансамбля, остановились на эллипсе. Сочетание таких разных по форме «кубиков», кстати, вполне в духе модернизма 1970-х. Однако конструктивно это добавило строителям проблем: за счет разницы планов пришлось сооружать разгружающие платформы, которые закрывают весь периметр и передают нагрузку на нижележащие конструкции. Впрочем, укреплять пришлось весь каркас здания снизу доверху, за исключением внешних колонн; даже фундамент был несколько усилен.
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Вариант 1 © T+T Architects

Изначально планировалось, что надстройка будет полностью реализована в гнутом стекле – никаких профилей, ничего лишнего, только чистая форма, игра отражений, растворяющихся в небесах. Но поскольку возможности изготовителей стекла ограничены, пришлось разбить поверхность на секции. Еще несколько месяцев ушло на поиск производителя, который смог бы сделать 6-метровые раздвижные слайдерные витражи – таково было пожелание будущего арендатора. В итоге производителя нашли в одной из европейских стран, но по теплотехническим характеристикам его продукция даже близко не соответствовала российским требованиям к энергоэффективности. Так что вместо одного широкого прохода, раздвигающегося по радиусу, получилось несколько более узких – по сегментам. Тоже компромисс, но вполне приемлемый.

Кстати об арендаторе – на момент реконструкции он был уже известен: это известный ресторатор Борис Зарьков. До строительства ресторана на крыше «Белграда» его проект White Rabbit мог похвастаться лучшим видом в этом районе столицы, так что превентивный «захват» конкурирующей высоты стал мудрым стратегическим решением.

Ресторан распланирован таким образом, что на обоих его этажах зал выходит на сторону Кутузовского проспекта. Набережные Москвы-реки, Сити, гостиница «Украина» – виды здесь действительно уникальные. А что касается МИДа, то на него лучше смотреть с террасы – архитекторы предусмотрели по периметру полутораметровый экран из триплекса – для дополнительной безопасности и защиты от ветра.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

По фасадам, геометрия которых в ходе реконструкции никак не менялась, главной задачей архитекторов было вернуть зданию первозданный вид, но в современных, высокотехнологичных материалах. Алюминий, из которого были сделаны ригели, за сорок лет эксплуатации пожелтел, а изначально это был, конечно, серый металлик – к этому тону и стремились вернуться. Уже к нему подбирали оттенок стемалита, закрывающего навесные бетонные панели: сначала из двух десятков выбрали несколько образцов, а окончательно определялись уже в сочетании со стеклопакетами. С ними тоже, конечно, все было не так просто: в «конкурсе» участвовали две компании-производителя, шедшие ноздря в ноздрю до самого финиша. В конце концов каждая из них привезла на стройку по два образца стеклопакетов, их смонтировали непосредственно на объект в сочетании с несколькими видами стемалита и уже в полевых условиях оценивали результат, причем с двух сторон здания – северной и южной. Остановились на продукции марки Asahi Glass: они прокрашивают стекло по всей глубине, в результате оттенок получается ближе к старым фасадам – зеленоватый тон, идеально гармонирующий с бежевым стемалитом.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Единственное, что сохранилось от оригинальных фасадов, – это массивные мраморные пилоны, закрывающие второй и третий этажи. Поменяли только углы, где камень совсем уже отваливался. Тут, правда, архитекторов ждал сюрприз: когда камень почистили, из серого он стал белым, как сахар, и уже смонтированные углы явно выбивались по цвету. Решить проблему удалось путем двойной гидрофобизации. Бежевый пояс между первым или вторым этажом, заворачивая за угол, переходит в не заметную с улицы четырехэтажную административную пристройку, облицованную этим же камнем.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Первый этаж оставили полностью стеклянным, причем стекло здесь, в отличие от основного объема, где необходим высокий уровень солнцезащиты, выбрано с максимальным коэффициентом прозрачности. Витражи теперь раздвигаются – это важно для связи с уличным пространством, поскольку весь первый уровень занимают рестораны и бары. По желанию заказчика зона ресепшн была перенесена на четвертый этаж, здесь же располагаются обеденная зона и лобби-бар.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Дальше, до 19-го, – номерной фонд, на 20-м расположилась фитнес-зона, а в цоколе удалось разместить небольшой паркинг. Главная лестница, которая в оригинальном здании была сделана с переброской по четыре этажа, уместилась теперь в одном «стакане», что и удобно, и красиво, и практично с точки зрения безопасности.
Azimut Отель Смоленская. Интерьер © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская. Интерьер © T+T Architects

Что касается интерьеров номеров, то тут Т+Т ориентировались на брендбук Azimut Hotels – у этой международной сети есть отели в Германии, Австрии, российских регионах, а в Москве «Белград» стал уже третьим по счету и позиционируется как флагманский. Фирменный цвет сети определил и облик входной группы, которая обведена массивным черным контуром с логотипом «Азимута». В проекте присутствовал также граненый стеклянный козырек, он даже прошел экспертизу, но по контуру несколько выступал за красную линию – и согласовать эту архитектурную деталь, к сожалению, не удалось.
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Входная группа без козырька © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Входная группа с козырьком © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Входная группа с козырьком © T+T Architects

Итак, ансамбль Смоленской площади так или иначе восстановлен. До идеала в этом смысле, конечно, еще далеко – бывшие «близняшки» все же порядком отличаются друг от друга, но их значение «пропилей» Смоленской площади возрождено, функция гостиницы сохранена, фасады «Белграда-1» обновлены бережно, с сохранением узнаваемых элементов архитектуры семидесятых. Башни, как и было задумано авторами первоначального проекта, по-прежнему подчеркивают и развивают силуэт «сталинской» высотки МИДа. Ну а нюансы и различия в городе, пожалуй, естественны и неизбежны.
 
чертежи объекта временно
не публикуются по требованию заказчика

 
Azimut Отель Смоленская
© T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Фасад © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Фасад © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Фасад © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Фасад © T+T Architects


Архитектор:

Александр Бровкин
Полина Воеводина
Сергей Труханов

Мастерская:

Т+Т Architects

Проект:

Azimut Отель Смоленская
Россия, Москва, ул. Смоленская, д. 8

Авторский коллектив:
Руководитель мастерской: Труханов С.
Главный архитектор проекта: Бровкин А.
Руководитель группы архитекторов: Репина Д.
Ведущий архитектор проекта: Моисеев А.
Архитекторы: Стружкин А., Орехова Е.
Визуализации: Чередникова О., Караджан Д.

2015 – 2017

Заказчик: ООО «АЗИМУТ Хотелс Компани»

16 Января 2018

Автор текста:

Лилия Аронова

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.