English version

Башни, но не близнецы

Закончена реконструкция отеля «Белград» на Смоленской площади, вошедшего теперь в сеть Azimut Hotels. Рассказываем о том, как она проходила, какие преподнесла сюрпризы и что получилось в итоге.

mainImg
Архитектор:
Александр Бровкин
Полина Воеводина
Сергей Труханов
Мастерская:
Т+Т Architects https://tt-arch.ru/
Проект:
Azimut Отель Смоленская
Россия, Москва, ул. Смоленская, д. 8

Авторский коллектив:
Руководитель мастерской: Труханов С.
Главный архитектор проекта: Бровкин А.
Руководитель группы архитекторов: Репина Д.
Ведущий архитектор проекта: Моисеев А.
Архитекторы: Стружкин А., Орехова Е.
Визуализации: Чередникова О., Караджан Д.

2015 — 2015 / 2017

Заказчик: ООО «АЗИМУТ Хотелс Компани»
Кажется, буквально только что состоялось «торжественное закрытие» гостиницы «Белград», ознаменовавшее собой старт ее капитальной реконструкции, и вот уже «Azimut Отель Смоленская» принимает первую волну путешественников. Авторы проекта реконструкции, бюро Т+Т Architects, в целом довольны и скоростью строительства, и полученным результатом.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская
© T+T Architects

Напомним, что «Белград» – точнее, «Белград-1» – представляет собой часть ансамбля Смоленской площади и одно из пары зданий-близнецов, построенных в 1970-х гг. архитекторами Владимиром Гельфрейхом, Виталием Соколовым и Александром Кузьминым. Гельфрейх был также одним из авторов здания МИДа, представляющего собой доминанту и смысловой центр площади, и руководителем проекта всего ансамбля. После нескольких десятилетий безбедного существования «Белграда» в качестве одной из самых престижных советских гостиниц и, кстати, излюбленной точки московской «фарцы» власть переменилась, и судьбы башен-сестер разошлись. Сначала повезло младшей – «Белграду-2», она пережила реконструкцию, превратившись в отель «Golden Ring». Попытки реконструкции «Белграда-1» в течение последних двадцати лет предпринимали дважды, причем во второй раз так и не завершили: к моменту приобретения здания «Азимутом» в нем функционировала хорошо если половина этажей, остальные застыли в состоянии недоремонта, зато еще один, последний, целиком занимала семья собственника.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Из четырех вариантов проекта реконструкции, представленных Т+Т Architects, к реализации был выбран тот, который максимально возвращал общий вид здания к первоначальному, задуманному еще Гельфрейхом и его соавторами. За одним исключением – чтобы вернуть ощущение ансамбля, а также, в немалой степени, из соображений бизнес-целесообразности – в самом деле, жаль было бы потерять такую уникальную видовую точку! – на кровле, так же как и на «Голден ринге», решено было возвести надстройку-ресторан. Больше ни в чем зданию напротив подражать не стали – ни архитектурным деталям сомнительной ценности, вроде «короны» с названием отеля по верхней кромке шайбы, ни непонятно откуда взявшемуся цветовому решению. Высотные отметки у обеих гостиниц в итоге получились практически одинаковыми, но у «Азимута» надстройка двухуровневая и за счет сплошного витражного остекления без корон и «юбок»-куполов выглядит заметно стройнее. Несколько добавил высоты ресторану декоративный экран, скрывающий выведенное на кровлю инженерное оборудование.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Сначала, кстати, надстройку хотели сделать прямоугольной – такая форма лучше отвечала тектонике здания, да и с точки зрения интерьера осваивать прямоугольный объем значительно удобнее. Но в итоге, опять же из соображений ансамбля, остановились на эллипсе. Сочетание таких разных по форме «кубиков», кстати, вполне в духе модернизма 1970-х. Однако конструктивно это добавило строителям проблем: за счет разницы планов пришлось сооружать разгружающие платформы, которые закрывают весь периметр и передают нагрузку на нижележащие конструкции. Впрочем, укреплять пришлось весь каркас здания снизу доверху, за исключением внешних колонн; даже фундамент был несколько усилен.
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Вариант 1 © T+T Architects

Изначально планировалось, что надстройка будет полностью реализована в гнутом стекле – никаких профилей, ничего лишнего, только чистая форма, игра отражений, растворяющихся в небесах. Но поскольку возможности изготовителей стекла ограничены, пришлось разбить поверхность на секции. Еще несколько месяцев ушло на поиск производителя, который смог бы сделать 6-метровые раздвижные слайдерные витражи – таково было пожелание будущего арендатора. В итоге производителя нашли в одной из европейских стран, но по теплотехническим характеристикам его продукция даже близко не соответствовала российским требованиям к энергоэффективности. Так что вместо одного широкого прохода, раздвигающегося по радиусу, получилось несколько более узких – по сегментам. Тоже компромисс, но вполне приемлемый.

Кстати об арендаторе – на момент реконструкции он был уже известен: это известный ресторатор Борис Зарьков. До строительства ресторана на крыше «Белграда» его проект White Rabbit мог похвастаться лучшим видом в этом районе столицы, так что превентивный «захват» конкурирующей высоты стал мудрым стратегическим решением.

Ресторан распланирован таким образом, что на обоих его этажах зал выходит на сторону Кутузовского проспекта. Набережные Москвы-реки, Сити, гостиница «Украина» – виды здесь действительно уникальные. А что касается МИДа, то на него лучше смотреть с террасы – архитекторы предусмотрели по периметру полутораметровый экран из триплекса – для дополнительной безопасности и защиты от ветра.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

По фасадам, геометрия которых в ходе реконструкции никак не менялась, главной задачей архитекторов было вернуть зданию первозданный вид, но в современных, высокотехнологичных материалах. Алюминий, из которого были сделаны ригели, за сорок лет эксплуатации пожелтел, а изначально это был, конечно, серый металлик – к этому тону и стремились вернуться. Уже к нему подбирали оттенок стемалита, закрывающего навесные бетонные панели: сначала из двух десятков выбрали несколько образцов, а окончательно определялись уже в сочетании со стеклопакетами. С ними тоже, конечно, все было не так просто: в «конкурсе» участвовали две компании-производителя, шедшие ноздря в ноздрю до самого финиша. В конце концов каждая из них привезла на стройку по два образца стеклопакетов, их смонтировали непосредственно на объект в сочетании с несколькими видами стемалита и уже в полевых условиях оценивали результат, причем с двух сторон здания – северной и южной. Остановились на продукции марки Asahi Glass: они прокрашивают стекло по всей глубине, в результате оттенок получается ближе к старым фасадам – зеленоватый тон, идеально гармонирующий с бежевым стемалитом.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Единственное, что сохранилось от оригинальных фасадов, – это массивные мраморные пилоны, закрывающие второй и третий этажи. Поменяли только углы, где камень совсем уже отваливался. Тут, правда, архитекторов ждал сюрприз: когда камень почистили, из серого он стал белым, как сахар, и уже смонтированные углы явно выбивались по цвету. Решить проблему удалось путем двойной гидрофобизации. Бежевый пояс между первым или вторым этажом, заворачивая за угол, переходит в не заметную с улицы четырехэтажную административную пристройку, облицованную этим же камнем.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Первый этаж оставили полностью стеклянным, причем стекло здесь, в отличие от основного объема, где необходим высокий уровень солнцезащиты, выбрано с максимальным коэффициентом прозрачности. Витражи теперь раздвигаются – это важно для связи с уличным пространством, поскольку весь первый уровень занимают рестораны и бары. По желанию заказчика зона ресепшн была перенесена на четвертый этаж, здесь же располагаются обеденная зона и лобби-бар.
Azimut Отель Смоленская © T+T Architects

Дальше, до 19-го, – номерной фонд, на 20-м расположилась фитнес-зона, а в цоколе удалось разместить небольшой паркинг. Главная лестница, которая в оригинальном здании была сделана с переброской по четыре этажа, уместилась теперь в одном «стакане», что и удобно, и красиво, и практично с точки зрения безопасности.
Azimut Отель Смоленская. Интерьер © T+T Architects
Azimut Отель Смоленская. Интерьер © T+T Architects

Что касается интерьеров номеров, то тут Т+Т ориентировались на брендбук Azimut Hotels – у этой международной сети есть отели в Германии, Австрии, российских регионах, а в Москве «Белград» стал уже третьим по счету и позиционируется как флагманский. Фирменный цвет сети определил и облик входной группы, которая обведена массивным черным контуром с логотипом «Азимута». В проекте присутствовал также граненый стеклянный козырек, он даже прошел экспертизу, но по контуру несколько выступал за красную линию – и согласовать эту архитектурную деталь, к сожалению, не удалось.
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Входная группа без козырька © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Входная группа с козырьком © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Входная группа с козырьком © T+T Architects

Итак, ансамбль Смоленской площади так или иначе восстановлен. До идеала в этом смысле, конечно, еще далеко – бывшие «близняшки» все же порядком отличаются друг от друга, но их значение «пропилей» Смоленской площади возрождено, функция гостиницы сохранена, фасады «Белграда-1» обновлены бережно, с сохранением узнаваемых элементов архитектуры семидесятых. Башни, как и было задумано авторами первоначального проекта, по-прежнему подчеркивают и развивают силуэт «сталинской» высотки МИДа. Ну а нюансы и различия в городе, пожалуй, естественны и неизбежны.
 
чертежи объекта временно
не публикуются по требованию заказчика

 
Azimut Отель Смоленская
© T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Фасад © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Фасад © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Фасад © T+T Architects
Проект перепланировки гостиницы «Белград». Фасад © T+T Architects
Архитектор:
Александр Бровкин
Полина Воеводина
Сергей Труханов
Мастерская:
Т+Т Architects https://tt-arch.ru/
Проект:
Azimut Отель Смоленская
Россия, Москва, ул. Смоленская, д. 8

Авторский коллектив:
Руководитель мастерской: Труханов С.
Главный архитектор проекта: Бровкин А.
Руководитель группы архитекторов: Репина Д.
Ведущий архитектор проекта: Моисеев А.
Архитекторы: Стружкин А., Орехова Е.
Визуализации: Чередникова О., Караджан Д.

2015 — 2015 / 2017

Заказчик: ООО «АЗИМУТ Хотелс Компани»

16 Января 2018

Т+Т Architects: другие проекты
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Геопластический подход
T+T architects сообщают о завершении благоустройства двора 1 очереди ЖК «Александровский сад» в Екатеринбурге – ландшафт дополняет контекстуальную архитектуру, приспособленную к предпочтениям покупателей и к центру города, смелыми неомодернистскими росчерками и пышной разнообразной зеленью.
Максимальная гибкость
Недавно открывшийся в БЦ «Арена» Multispace Dinamo – пример проекта, целиком нацеленного на остросовременные подходы и технологии. Он управляется через приложение, для него написан собственный софт, а пространства не просто мульти-функциональны, но и продуманно перемешаны, как своего рода пазл, позволяющий сотрудникам миксовать свой рабочий быт для большей эффективности.
Мультитон
Новый интерьер офиса «Актион» можно понять как попытку создать идеальный «дом» для компании, не просто удобный, но транслирующий ценности современного делового девелопмента. Он откликается на контекст и выстроен на контрасте, он свеж, но уютен, располагает и к динамике, и к релаксу – но все это сочетается довольно гармонично, вероятно, потому, что для каждой темы авторы нашли свое место.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Золотое очелье
Новый стеклянный объем с параболической аркой из корабельной стали между башнями штаб-квартиры Сбербанка – общественное пространство, открытое для посещения. Архитектурную концепцию предложили Evolution Design. Ниже рассказ о сложностях и тонкостях.
Очень гибкое решение
После обновления по проекту T+T architects офисное здание в 1-м Щипковском переулке приобрело более простую и строгую форму снаружи и исключительную, поддержанную «умной» электронной системой управления, функциональную и образную гибкость внутри. Осовремененная внешность соответствует agile-ной начинке. Новое название – MULTISPACE.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Депо постиндустриальной жизни
Проект реновации заброшенного здания депо отличается вниманием к деталям и эмоциональной «фактуре» общественных пространств, разнообразием функционального наполнения и романтическим отношением к идее руины, которая превращается к дополнительный сюжет проекта.
Сергей Труханов: «Наше основное направление – мультинаправленность»
О пользе многозадачности, гибкости и выхода в области, смежные с архитектурным проектированием, такие как BigData и маркетинг – и о пользе проектов для общества как тенденции в архитектуре и градостроительстве.
Социальная сеть
Бюро T+T Architects победило в конкурсе на проектирование научно-информационного кластера в Екатеринбурге с проектом, цель которого – отразить дух одной из самых динамичных компаний российского рынка.
Офисы «Новой Земли»
Бюро «Т+Т Architects» спроектировало интерьеры бизнес-центра Neo Geo, полностью адаптировав бывшее промышленное здание под жизнь офисных служащих. В пространстве, где прежде работал завод «Красный пролетарий», теперь вальяжно разместились красные манекены.
Импровизация на заданную тему
Жёсткие предписания корпоративного стиля заказчика не помешали бюро T+T Architects найти индивидуальные решения для московского представительства французской компании Orange Business Services.
Сергей Труханов: «Работа с территорией – как сценарий...
О благоустройстве в актуальном понимании этого слова, о том, зачем оно нужно застройщику, и сверхидее как основе планирования территории – в интервью с руководителем мастерской Т+Т Architects Сергеем Трухановым.
Преображение «Белграда»
Проект реконструкции гостиницы «Белград» превратит её в практичный и хорошо оснащенный отель, но бережно сохранит узнаваемую стилистику советского модернизма и даже восстановит симметрию Смоленской площади.
Архсовет Москвы–32
Архсовет поддержал проект многофункционального жилого комплекса на Большой почтовой улице, но не одобрил предложения по реконструкции гостиницы «Белград».
Закрепление успеха
Среди региональных лауреатов премии International Property Awards в этом году почти три десятка российских проектов. На следующий этап конкурса, борьбу за звание «лучшее в мире» – попадают двенадцать.
В духе Бажова
Пояс-оберег по внешней линии квартала, потайной сад и гостиница, спрятанная в зазеркалье внутреннего двора: проект Т+Т Architects выиграл конкурс на реновацию комплекса зданий Уральского приборостроительного завода в Екатеринбурге.
Город-сад
Работая над проектом благоустройства территории офисного центра, Т+Т architects насытили его большим количеством идей, способных придать фрагменту бывшей промзоны качества уютного и осмысленного общественного пространства.
Похожие статьи
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.