Наталья Нефедова: «Цифры не врут»

В преддверии форума Woman Who Matters беседуем с коммерческим директором бюро T+T Architects Натальей Нефедовой о том, как спасти архитекторов от разорения.

14 Ноября 2018
mainImg
Позиция коммерческого директора довольно специфична для архитектурного бюро, мы ведь все привыкли, что архитекторы – люди творческие. Зачем нужен собственный отдел продаж?

Наталья Нефедова: Исторически архитектура всегда была привязана к личности архитектора, и классическое развитие бюро проходило через личный бренд конкретного человека. Но в современном бизнесе это не всегда срабатывает. Мне нравится пример с бочкой с неравными по высоте стенками: воды в нее можно налить ровно столько, какова высота самой низкой стенки. Так же и в бизнесе – если какой-то отдел или направление отстает от остальных, оно будет тормозить всю команду и результат будет средний, пусть даже при очень сильных позициях у других отделов или у отдельно взятого архитектора. Моя задача – следить за состоянием внутреннего баланса в бюро и добиваться равномерно высокого уровня во всех областях, это является гарантом успеха и стабильности бизнеса.

В случае бюро T+ T Architects мы делаем ставку на командную работу и уникальность выдаваемого продукта, а не конкретной персоналии в команде. На этом выстраивается лояльность клиентов и партнеров, и это, к слову сказать, часть моей работы. Отдел продаж, безусловно, нужен, поскольку надо быть постоянно на передовой – оценивать движения, происходящие на рынке коммерческой недвижимости, координировать коллег-архитекторов в части развития отношений с заказчиками, совместно выстраивать презентации и защиты проектов.

До работы в «Т+T» вы не занимались архитектурой. Как вы думаете, здесь работают общие законы бизнеса?

До прихода в бюро я работала в международных финансах. На архитектуру я смотрю как на стандартный бизнес. T+T Architects работает в секторе B2B и правила для этого сектора едины: контроль сроков, качество, командная работа, отслеживание бюджетов, качественный документооборот. Бизнес диктует четкие правила игры для всех, конечно, если занятие архитектурой мы рассматриваем как коммерческий продукт, а не хобби.

Роль коммерческого директора – это исключительно управленческая роль? Вы участвуете в творческом процессе команды или работаете только с экономическими стандартами?

Безусловно, это творческий процесс! Ранее мой профессиональный опыт был четко обусловлен наличием определенных знаний, сертификатов и карьерный рост был довольно логичен и понятен. В текущей роли этого нет. Я сама должна задавать критерии профессионального роста и зоны для проработки и улучшения профессиональных и личностных компетенций. С другой стороны, позиция коммерческого директора жестко привязана к финансовым показателям деятельности. И как бы мы не хотели уйти в мир прекрасного, цифры всегда возвращают на землю. Одна из моих любимых фраз – «цифры не врут», наша деятельность коммерческая, направлена на получение прибыли. Отчет в формате P&L всегда в моей голове, без финансовой грамотности и в архитектуре никуда не денешься.

Зачастую архитекторы готовы идти на сильные уступки, лишь бы им дали реализовать идею. Тратятся годы на проект, а заказчика через пару месяцев признают банкротом. Бюро работает себе в убыток. Вам приходилось когда-нибудь убеждать архитекторов ценить свой труд?

Да, это о наболевшем, ситуации бывают разные – и мне приходится уговаривать, а где-то и коллеги меня останавливают. Создавая финансовую модель проекта, мы закладываем конкретные риски, что отражается на себестоимости. Второй момент – это коллективно принять решение, насколько интересен проект с профессиональной и финансовой точек зрения. Безусловно, проекты с финальным знаком минус по результатам закрытия были, но профессиональный результат оказывался важнее. В архитектуре нет быстрых побед, большие проекты – это года, а состоявшиеся реализации – всегда подарок для архитекторов. У нас в команде все работают на серьезные результаты, пусть даже далеко не всегда это серьезные финансовые результаты. Иногда признание со стороны заказчиков, профессионального сообщества и общества в целом – тоже значимый результат.

За время работы в команде с архитекторами у вас появились какие-то свои принципы работы, к примеру – не отдавать никаких чертежей, пока не заплатили или не тратить финансы, которых еще нет?

Да, только так и работаем, утром деньги – вечером стулья. Работа с рынком B2B просто обязывает придерживаться этих правил. В части не тратить деньги, которых еще нет – это даже не обсуждается: последнее, что должен себе позволять бизнес, это залезать в долги. Я всегда выступаю противником такой схемы, как в личных финансах, так и в работе. Единственное отступление – это можно делать, если четко понимать продолжительность кассового разрыва и высокую целесообразность таких трат.

И все же: приходилось ли спасать проекты за свой счет, чтобы довести работу до желаемого качества?

Процесс проектирования – это машина, которую невозможно быстро остановить, и если проект начат, мы понимаем одно – его надо довести до финального результата. За свой счет проекты я не спасала, но на уровне компании были такие ситуации, когда себестоимость работ превышала стоимость договора, но все понимали, что бросить нельзя и надо сделать любой ценой. Подобная ситуация чаще возникает на проектах «большой архитектуры». Такие проекты для меня сравнимы с детьми – все не быстро, порою сложно, порою очень сложно, но зато результат всегда впечатляет. Это фундаментальность, вклад в развитие города и страны, понимание, что твоя работа – часть большого и важного аспекта жизни людей. К примеру, один из любимых объектов, реализованный силами бюро T+T Architects – это гостиница Azimut Смоленская, серьезная командная работа. Проезжая по Зубовскому бульвару, всегда отмечаю наш объект среди прочих зданий.

В чем корни успеха компании «T+T», которая сравнительно быстро вышла на рынок больших проектов?

В T+T Architects очень сплочений коллектив, основной костяк сотрудников трудится с момента основания бюро. И это ценно. В бюро действует два отдела: «большая архитектура» и «интерьеры». Проекты коммерческих интерьеров – офисов, гостиниц, МОПов в жилых и бизнес-центрах – реализуются значительно быстрее, что для команды крайне ценно; все хотят видеть реализацию. Портфолио пополняется, внешний рынок всегда реагирует на это и дает новые проекты. В части «большой архитектуры» стимулом становится упорство и желание работать на данном рынке. Вход в него совсем не быстрый – все заказчики хотят видеть опыт, реализованные объекты. В этом смысле T+T Architects уже прошло самый сложный период становления: набран качественный объем материалов в портфолио, серьезное число проектов получило реализацию, сохранена команда исполнителей. Ранее мы намеренно ассоциировали себя с молодым архитектурным бюро, но сейчас «T+T» переходит уже в статус активного, состоявшегося игрока архитектурного рынка.

Как вы думаете, почему на междисциплинарном форуме Woman Who Matters целая секция посвящена именно архитектуре и урбанистике? И почему девелоперу «Инград» стало интересно поддержать эту историю?

Архитектура и урбанистка крайне важная часть нашего бытия. Каждый из нас мечтает о красивом, уютном, функциональном пространстве, будь то место, где мы живем либо работаем. В свете этого возникает прямая связь женщина – очаг. С древнейших веков вопросы обустройства быта были на женских плечах. Мужчины мыслили глобально, а женщины создавали те самые детали, из которых и формируется ощущение комфорта и уюта. Женщины просто хорошо чувствуют проблематику, поскольку каждый день сталкиваются с ней в быту. И девелоперы тут смотрят вперед. Основной покупатель коммерческого жилья – это частные лица, в большей степени семьи. А теперь давайте подумаем – как принимается и кто принимает по большей части решения о покупке жилья – конечно, женщины! Именно женщина первая ощущает потребность в смене локации или в изменении площади квартиры, или же потребности в ремонте. Именно ей достается ощутить все плюсы и минусы инфраструктуры района, где живет семья. Именно она четко чувствует потребности семьи и формирует запрос девелоперам – что нужно частному покупателю. Такие девелоперы как «Инград» умеют слушать и слышать потребности рынка, а где как не на форуме обсудить эти вопросы с целевой аудиторией…

Разделяете ли вы мнение, что в профессии архитектора до сих пор сильны гендерные предрассудки, и мужчины легче заслуживают авторитет, получают заказы и бонусы, чем женщины?

Неравенство женщин и мужчин в архитектурной среде, похоже, не вызывает сомнений. Сколько имен женщин-архитекторов можно вспомнить навскидку? Наверное, только имя Захи Хадид. Если обратиться к интернету в поисках знаменитых архитекторов, то в результатах можно будет обнаружить списки мужчин-архитекторов. Чтобы увидеть женщин, запрос должен содержать словосочетание «женщины-архитекторы». Но ведь архитектор – это одна профессия, так почему же она делится на две категории: архитекторы и женщины-архитекторы? С другой стороны, архитектура – это профессия, которой надо жить и не отвлекаться на вопросы быта, и мужчинам по своей природе это сделать проще. Будем честны, с момента появления семьи и детей отвлечься от бытовых вопросов женщинам крайне тяжело, безусловно, это сказывается и на работе. И пусть даже у каждой из нас будет сто нянь и домработниц, но когда твой ребёнок болеет, а работа требует полной отдачи – выбор крайне очевиден. Бонусы, регалии, признание в профессии никто не отменял и, безусловно, есть женщины, умеющие виртуозно совмещать семью и работу, но это личный выбор каждой из нас.

Напоминаем, форум, на котором будет вручена премия, пройдет 15-16 ноября в Москве.
В этом году большая часть форума и сразу две номинации премии будут посвящены проектам в сфере архитектуры и урбанистики, созданным женщинами или в поддержку женщин. Учредителем и партнером архитектурного блока стал один из крупнейших девелоперов России INGRAD.
zooming
Наталья Нефедова, коммерческий директор T+T Architects


14 Ноября 2018

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.