English version

Kleinewelt Architekten: «В каждом проекте мы стараемся чинить мир»

Говорим с Николаем и Сергеем Переслегиными и Георгием Трофимовым, партнерами-основателями бюро Kleinewelt Architekten об их взгляде на вещи, важные для профессии архитектора.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

02 Февраля 2017
mainImg
0 Бюро Kleinewelt Architekten было создано в 2013 году тремя партнерами: Николаем и Сергеем Переслегиными и Георгием Трофимовым. За прошедшие годы бюро успело реализовать проекты в Москве и регионах и выиграть несколько крупных закрытых конкурсов для частных компаний. Только за прошлый год количество сотрудников бюро увеличилось в три раза. Портал archi.ru встретился с партнерами, чтобы обсудить их восприятие профессии и принципы работы, которые позволяют им добиваться столь значимых результатов.

Archi.ru:
– Как вы выбрали профессию? Что для вас архитектура?

Николай Переслегин:
– С детства для меня самым интересным было придумывать и создавать какие-то миры, какие-то пространства. Но вначале я хотел поступать в МГИМО, чтобы изучать международные отношения. Правда, достаточно быстро понял, что это совершенно не моё, и остановил свой выбор на профессии архитектора, в которой, на мой взгляд, сфокусировано намного больше возможностей и сфер применения различных навыков. В том числе умение слышать, слушать, и, наоборот, отстаивать свою точку зрения. В какой-то период мне хотелось стать ученым, заниматься физикой или математикой, как мой дедушка (он физик-океанолог). Мои родители окончили МАРХИ, архитектором была и бабушка. Так что, отвечая на ваш вопрос, выбор профессии для меня – это и совокупность личных факторов, и общая атмосфера в семье. Архитектура интересней, чем экономика, чем юриспруденция, чем международные отношения и молекулярная физика. Я занимаюсь архитектурой потому, что она мне близка и сочетает в себе множество смежных сфер из самых разных областей. Возможно, это самая многогранная профессия. Вообще, я не представляю, как можно заниматься чем-то, если ты это не любишь, если ты этим не горишь каждый день. Многие люди каждый день ходят на работу, но с самого утра уже всё прокляли, а им нужно куда-то ехать, и там всё плохо. В архитектуре это точно невозможно, потому что так ни одно здания нельзя будет ни спроектировать, ни придумать, ни, тем более, построить.

Сергей Переслегин:
– Лично мне все время хотелось заниматься чем-то созидательным, абсолютно разным, но чем-то таким, что можно показать и что останется. Я рассматривал разные варианты, вплоть до микробиологии, что в моём случае было вполне реалистично. Но в какой-то момент понял, что абстрактная фундаментальная наука не для меня. Мне хотелось видеть результат своей работы, и чтобы люди его видели. Но элемент научного, исследовательского подхода я постарался сохранить, и он помогает нам в работе. Именно поэтому мы все рассматриваем то, чем занимаемся, в значительной части как изобретение.

Георгий Трофимов:
– Мой выбор профессии был абсолютно осознанный и неслучайный. Я с детства любил рисовать, собирать из конструктора дома и всё время что-то мастерил. Тяга к изобретениям, созиданию и привела меня в архитектуру. Но до того, как стать архитектором, я попробовал себя в разных творческих профессиях. В числе прочего был дизайнером-графиком и фотографом. Что позволило мне понять: 99% творческого продукта недолговечны и рассчитаны на короткий срок службы. В отличие от архитектуры. Осознание того, что ты работаешь на долгую перспективу, делаешь что-то серьёзное, то, что останется надолго, даёт колоссальную внутреннюю энергию. И это сказывается на нашем подходе.

Мы не любим какие-то «пакетные», готовые решения. Мы все время что-то придумываем, изобретаем, начиная от каких-то простых вещей и заканчивая целыми фасадами. Каждый элемент нашего продукта – это маленькое изобретение.

– А что является предметом ваших исследований? Формы? Сценарии существования человека внутри объекта? Или что-то ещё?

Н.П.: Предмет исследования, первичный импульс – это, как правило, сам человек. Самое интересное – посмотреть, как будут реагировать совершенно разные люди на какое-то наше решение. К примеру, люди, которые будут жить в наших домах или воспринимать их как часть города. Как это будет сказываться на их настроении и мироощущении. Вот это интересно – пытаться моделировать какие-то сценарии для людей, для конечных потребителей нашего продукта, и делать это не просто потому что нам это нравится, а для того, чтобы привнести в окружающую действительность какие-то ценности, которые для нас имеют значение. И мы надеемся, что люди почувствуют это.

С.П.: Я добавлю, что чаще всего предмет исследований – информация. На первом этапе решения любой стоящей перед нами задачи мы занимаемся сбором любой информации, которая поможет нам конкретизировать объект и его особенности. Это может быть информация из совершенно разных слоев, от исторического до социального, от культурного до функционального и самого простого бытового. В недрах этой информации заключается какая-то правда, которая присуща этому объекту. Она не выдуманная, не высосанная из пальца.

Г.Т.: Мы не занимаемся пустым формотворчеством. У нас ко всему осознанный подход.

Н.П.: Первый этап любого нашего проекта – это научное исследование. Огромное количество данных, графики. Эскизы появляются позже.

С.П.: Именно исследование дает возможность сделать проект изобретением, открытием.

Н.П.: Изначально мы стараемся себя ограничивать, чтобы отнестись к новому проекту без эмоций. Потому что эмоция может перебить фактуру, не даст увидеть какое-то индивидуальное качество. Только потом мы начинаем рефлексировать, реагировать, эмоционально воспринимать собранную информацию.
zooming
Руководители архитектурного бюро Kleinewelt Architekten: Николай Переслегин, Сергей Переслегин, Георгий Трофимов. Фотография © К.А. Шелухин
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на ул. Новокузнецкая. Реализация, 2014 Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на ул. Новокузнецкая. Реализация, 2014. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на ул. Новокузнецкая. Реализация, 2014. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на ул. Новокузнецкая. Существующее положение до реконструкции (строительство – 1932 г) © Kleinewelt Architekten

– Анализ потенциального потребителя и сбор информации может продолжаться бесконечно. В какой момент вы переходите к проектированию?

Н.П.: У нас в бюро достаточно жесткий менеджмент, и мы сами это всячески культивируем, в том числе и в своей личной части работы. Чёткая и даже жёсткая организация процесса, в первую очередь, с точки зрения сроков. Я считаю, что это сильная сторона нашего бюро. И это даёт нам возможность спокойно заниматься работой. Сначала наукой и исследованиями, потом – реакцией на эту науку, выработкой концепции, учитывающей всю массу собранной информации.

С.П.: Да, можно бесконечно накапливать информацию. Но в какой-то момент наступает понимание, что её достаточно и можно дальше с ней работать.

Г.Т.: И конечно, мы не исключаем из процесса интуицию.

– Как интуиция встраивается в проектную историю?

Г.Т.: Наука тоже интуитивна. Как совершаются открытия? Никто же не знает. Точно так же мы собираем информацию, обдумываем, а дальше зарождаются какие-то мысли, понимание, что правильно, что неправильно. Начинается творческий поиск.
Винодельня в Гай-Кодзоре. Реализация, 2013-2017. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Винодельня в Гай-Кодзоре. Реализация, 2013-2017. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Винодельня в Гай-Кодзоре. Реализация, 2013-2017. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Винодельня в Гай-Кодзоре. Проект, 2013 © Kleinewelt Architekten
Винодельня в Гай-Кодзоре. Реализация, 2013-2017. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов

– Что же тогда для вас форма? Какое значение она имеет?

С.П.: Мы получаем удовлетворение, когда понимаем, что форма обоснована, когда она соответствует и функции, и месту, и целому ряду функций.

Н.П.: Мы считаем непрофессиональным обсуждать отдельно форму, планировку или материалы. Когда вы садитесь в автомобиль «Тесла», вы можете не знать, как он едет, какое количество изобретений и научных разработок в нем собрано, какой гигантский труд огромного количества людей в нем заложен. Но вы получаете удовольствие от совершенства этой машины, от ощущения того, что перед вами качественный продукт.

Мы не считаем себя какими-то творцами великого искусства, которые провели некую кривую линию – и все должны побежать её реализовывать. Это совсем не так. Просто мы качественно и очень хорошо делаем свою работу. Так же как хороший учитель хорошо учит детей, хороший врач очень хорошо лечит своих пациентов, хороший почтальон очень хорошо разносит почту. То, чем занимаемся мы, называется архитектурой. Это то, что мы делаем очень хорошо, соединяя воедино огромное количество самых разных элементов и решений, чтобы создать качественное и очень интересное пространство. Но самое главное – ощущение, настроение людей и, в итоге, стиль их жизни. Мы продюсируем жизнь.
Кинотеатр «Великан» в Парке Горького. Проект реконструкции многофункционального кинотеатра в здании администрации Парка Горького, 2015 © Kleinewelt Architekten
Кинотеатр «Великан» в Парке Горького. Проект реконструкции многофункционального кинотеатра в здании администрации Парка Горького, 2015 © Kleinewelt Architekten

– Какое же настроение должно возникать у людей?

Н.П.: Для нас важны общечеловеческие ценности и мы хотим, чтобы в результате нашей работы люди были добрее, больше думали о том, как создавать и созидать, чем разрушать и конфликтовать. Мы стараемся апеллировать к каким-то высоким ценностям, каким-то понятиям, которые достаточно абстрактны, но при этом их важно и можно донести через конкретные проектные решения. Сочетая знание технологий и высокоэмоциональную составляющую, мы стараемся сделать так, чтобы жизнь, которая будет происходить в наших зданиях и пространствах, каждую секунду делала людей счастливыми. Это очень важно.

С.П.: Форма – это итоговый ответ. Каждый проект – это многогранная, многоуровневая история, которая становится ответом на изначальный вопрос и складывается в общий образ здания, в котором найденные решения развиваются на каждом уровне, вплоть до последней детали. Этот первый вопрос очень важно правильно сформулировать – он как раз и требует изучения, исследования.
Павильон на ВДНХ. Реализация, 2014. Kleinewelt Architekten. Фотография © А. Белов
zooming
Павильон на ВДНХ. Реализация, 2014. Kleinewelt Architekten. Фотография © А. Белов

– Что такое архитектура Kleinewelt Architekten? Какие её черты вы могли бы выделить?

Г.Т.: Конечно, все мы индивидуальности, но любой наш продукт – результат работы целого коллектива. Любое решение, которое можно увидеть в нашем объекте – результат многократных обсуждений, внутренних споров. У нас всегда бывают внутренние конкурсы, какие-то маленькие внутренние клаузуры, когда буквально на час всё бюро отрывается, и каждый делает какие-то эскизы, а потом мы садимся и все вместе обсуждаем, выбираем какие-то лучшие решения или определяем направление движения вперед.

Н.П.: Индивидуальность нашей архитектуры формируется благодаря трём слоям, из которых состоит каждый проект. Первый слой – это наука. Второй слой – это рефлексия, наши эмоции, наше отношение. И третий слой – это уже работа над проектом. И это, конечно, накладывает отпечаток на любое решение, на любой фасад, на любое пространство, на любую структуру, которая выходит из нашего бюро. Благодаря этому методу, каждое решение обосновано и индивидуально.

С.П.: Большой отпечаток накладывают наши внутренние установки, тот внутренний кодекс, на который мы опираемся, независимо ни от чего. Он сложился в результате многократных обсуждений и охватывает основные принципы нашей работы. И формообразование, и работу с материалами. Например, мы точно знаем, что никогда не сделаем имитацию, не будем выдавать за камень или дерево пластик. Это можно назвать материальной честностью.
Дилерский центр для Mercedes-Benz и Audi на территории ЗИЛа. Проект, 2016
© Kleinewelt Architekten
Дилерский центр для Mercedes-Benz и Audi на территории ЗИЛа. Проект, 2016
© Kleinewelt Architekten

– Существует ли для вас вопрос поиска оригинального архитектурного языка?

Г.Т.: Этот вопрос решается в рамках каждого проекта и зависит от конкретной задачи. Например, если место или функция требуют какого-то яркого высказывания, мы, конечно, не будем стесняться.

Н.П.: В каждом своём проекте мы пытаемся заштопать кусочек порванной или потертой от времени ткани, чтобы эта ткань жила дальше. В каждом своём проекте мы стараемся чинить мир, и каждый раз пытаемся найти правильный гаечный ключ или отвертку, чтобы всё ювелирно подходило, чтобы резьбу ни в коем случае не сорвать. Но когда мы понимаем, что починить ничего уже нельзя и можно только создать новое, идём на это, заново создавая фрагмент мира, полностью отдавая себе отчет в той мере ответственности, которую возлагаем на себя. И если мы берёмся какой-то мир строить, то будьте уверены, что он будет очень хорошим. 

02 Февраля 2017

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
Похожие статьи
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Озерный город
Максим Атаянц спроектировал крупный жилой комплекс на озере Черном в городе Кургане. Его каналы напоминают о «Городе набережных», а колокольня на острове призвана перекликаться с калязинской.