English version

Kleinewelt Architekten: «В каждом проекте мы стараемся чинить мир»

Говорим с Николаем и Сергеем Переслегиными и Георгием Трофимовым, партнерами-основателями бюро Kleinewelt Architekten об их взгляде на вещи, важные для профессии архитектора.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

02 Февраля 2017
mainImg
Бюро Kleinewelt Architekten было создано в 2013 году тремя партнерами: Николаем и Сергеем Переслегиными и Георгием Трофимовым. За прошедшие годы бюро успело реализовать проекты в Москве и регионах и выиграть несколько крупных закрытых конкурсов для частных компаний. Только за прошлый год количество сотрудников бюро увеличилось в три раза. Портал archi.ru встретился с партнерами, чтобы обсудить их восприятие профессии и принципы работы, которые позволяют им добиваться столь значимых результатов.

Archi.ru:
– Как вы выбрали профессию? Что для вас архитектура?

Николай Переслегин:
– С детства для меня самым интересным было придумывать и создавать какие-то миры, какие-то пространства. Но вначале я хотел поступать в МГИМО, чтобы изучать международные отношения. Правда, достаточно быстро понял, что это совершенно не моё, и остановил свой выбор на профессии архитектора, в которой, на мой взгляд, сфокусировано намного больше возможностей и сфер применения различных навыков. В том числе умение слышать, слушать, и, наоборот, отстаивать свою точку зрения. В какой-то период мне хотелось стать ученым, заниматься физикой или математикой, как мой дедушка (он физик-океанолог). Мои родители окончили МАРХИ, архитектором была и бабушка. Так что, отвечая на ваш вопрос, выбор профессии для меня – это и совокупность личных факторов, и общая атмосфера в семье. Архитектура интересней, чем экономика, чем юриспруденция, чем международные отношения и молекулярная физика. Я занимаюсь архитектурой потому, что она мне близка и сочетает в себе множество смежных сфер из самых разных областей. Возможно, это самая многогранная профессия. Вообще, я не представляю, как можно заниматься чем-то, если ты это не любишь, если ты этим не горишь каждый день. Многие люди каждый день ходят на работу, но с самого утра уже всё прокляли, а им нужно куда-то ехать, и там всё плохо. В архитектуре это точно невозможно, потому что так ни одно здания нельзя будет ни спроектировать, ни придумать, ни, тем более, построить.

Сергей Переслегин:
– Лично мне все время хотелось заниматься чем-то созидательным, абсолютно разным, но чем-то таким, что можно показать и что останется. Я рассматривал разные варианты, вплоть до микробиологии, что в моём случае было вполне реалистично. Но в какой-то момент понял, что абстрактная фундаментальная наука не для меня. Мне хотелось видеть результат своей работы, и чтобы люди его видели. Но элемент научного, исследовательского подхода я постарался сохранить, и он помогает нам в работе. Именно поэтому мы все рассматриваем то, чем занимаемся, в значительной части как изобретение.

Георгий Трофимов:
– Мой выбор профессии был абсолютно осознанный и неслучайный. Я с детства любил рисовать, собирать из конструктора дома и всё время что-то мастерил. Тяга к изобретениям, созиданию и привела меня в архитектуру. Но до того, как стать архитектором, я попробовал себя в разных творческих профессиях. В числе прочего был дизайнером-графиком и фотографом. Что позволило мне понять: 99% творческого продукта недолговечны и рассчитаны на короткий срок службы. В отличие от архитектуры. Осознание того, что ты работаешь на долгую перспективу, делаешь что-то серьёзное, то, что останется надолго, даёт колоссальную внутреннюю энергию. И это сказывается на нашем подходе.

Мы не любим какие-то «пакетные», готовые решения. Мы все время что-то придумываем, изобретаем, начиная от каких-то простых вещей и заканчивая целыми фасадами. Каждый элемент нашего продукта – это маленькое изобретение.

– А что является предметом ваших исследований? Формы? Сценарии существования человека внутри объекта? Или что-то ещё?

Н.П.: Предмет исследования, первичный импульс – это, как правило, сам человек. Самое интересное – посмотреть, как будут реагировать совершенно разные люди на какое-то наше решение. К примеру, люди, которые будут жить в наших домах или воспринимать их как часть города. Как это будет сказываться на их настроении и мироощущении. Вот это интересно – пытаться моделировать какие-то сценарии для людей, для конечных потребителей нашего продукта, и делать это не просто потому что нам это нравится, а для того, чтобы привнести в окружающую действительность какие-то ценности, которые для нас имеют значение. И мы надеемся, что люди почувствуют это.

С.П.: Я добавлю, что чаще всего предмет исследований – информация. На первом этапе решения любой стоящей перед нами задачи мы занимаемся сбором любой информации, которая поможет нам конкретизировать объект и его особенности. Это может быть информация из совершенно разных слоев, от исторического до социального, от культурного до функционального и самого простого бытового. В недрах этой информации заключается какая-то правда, которая присуща этому объекту. Она не выдуманная, не высосанная из пальца.

Г.Т.: Мы не занимаемся пустым формотворчеством. У нас ко всему осознанный подход.

Н.П.: Первый этап любого нашего проекта – это научное исследование. Огромное количество данных, графики. Эскизы появляются позже.

С.П.: Именно исследование дает возможность сделать проект изобретением, открытием.

Н.П.: Изначально мы стараемся себя ограничивать, чтобы отнестись к новому проекту без эмоций. Потому что эмоция может перебить фактуру, не даст увидеть какое-то индивидуальное качество. Только потом мы начинаем рефлексировать, реагировать, эмоционально воспринимать собранную информацию.
zooming
Руководители архитектурного бюро Kleinewelt Architekten: Николай Переслегин, Сергей Переслегин, Георгий Трофимов. Фотография © К.А. Шелухин
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на ул. Новокузнецкая. Реализация, 2014 Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на ул. Новокузнецкая. Реализация, 2014. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на ул. Новокузнецкая. Реализация, 2014. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на ул. Новокузнецкая. Существующее положение до реконструкции (строительство – 1932 г) © Kleinewelt Architekten

– Анализ потенциального потребителя и сбор информации может продолжаться бесконечно. В какой момент вы переходите к проектированию?

Н.П.: У нас в бюро достаточно жесткий менеджмент, и мы сами это всячески культивируем, в том числе и в своей личной части работы. Чёткая и даже жёсткая организация процесса, в первую очередь, с точки зрения сроков. Я считаю, что это сильная сторона нашего бюро. И это даёт нам возможность спокойно заниматься работой. Сначала наукой и исследованиями, потом – реакцией на эту науку, выработкой концепции, учитывающей всю массу собранной информации.

С.П.: Да, можно бесконечно накапливать информацию. Но в какой-то момент наступает понимание, что её достаточно и можно дальше с ней работать.

Г.Т.: И конечно, мы не исключаем из процесса интуицию.

– Как интуиция встраивается в проектную историю?

Г.Т.: Наука тоже интуитивна. Как совершаются открытия? Никто же не знает. Точно так же мы собираем информацию, обдумываем, а дальше зарождаются какие-то мысли, понимание, что правильно, что неправильно. Начинается творческий поиск.
Винодельня в Гай-Кодзоре. Реализация, 2013-2017. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Винодельня в Гай-Кодзоре. Реализация, 2013-2017. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Винодельня в Гай-Кодзоре. Реализация, 2013-2017. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов
Винодельня в Гай-Кодзоре. Проект, 2013 © Kleinewelt Architekten
Винодельня в Гай-Кодзоре. Реализация, 2013-2017. Kleinewelt Architekten. Фотография © И. Иванов

– Что же тогда для вас форма? Какое значение она имеет?

С.П.: Мы получаем удовлетворение, когда понимаем, что форма обоснована, когда она соответствует и функции, и месту, и целому ряду функций.

Н.П.: Мы считаем непрофессиональным обсуждать отдельно форму, планировку или материалы. Когда вы садитесь в автомобиль «Тесла», вы можете не знать, как он едет, какое количество изобретений и научных разработок в нем собрано, какой гигантский труд огромного количества людей в нем заложен. Но вы получаете удовольствие от совершенства этой машины, от ощущения того, что перед вами качественный продукт.

Мы не считаем себя какими-то творцами великого искусства, которые провели некую кривую линию – и все должны побежать её реализовывать. Это совсем не так. Просто мы качественно и очень хорошо делаем свою работу. Так же как хороший учитель хорошо учит детей, хороший врач очень хорошо лечит своих пациентов, хороший почтальон очень хорошо разносит почту. То, чем занимаемся мы, называется архитектурой. Это то, что мы делаем очень хорошо, соединяя воедино огромное количество самых разных элементов и решений, чтобы создать качественное и очень интересное пространство. Но самое главное – ощущение, настроение людей и, в итоге, стиль их жизни. Мы продюсируем жизнь.
Кинотеатр «Великан» в Парке Горького. Проект реконструкции многофункционального кинотеатра в здании администрации Парка Горького, 2015 © Kleinewelt Architekten
Кинотеатр «Великан» в Парке Горького. Проект реконструкции многофункционального кинотеатра в здании администрации Парка Горького, 2015 © Kleinewelt Architekten

– Какое же настроение должно возникать у людей?

Н.П.: Для нас важны общечеловеческие ценности и мы хотим, чтобы в результате нашей работы люди были добрее, больше думали о том, как создавать и созидать, чем разрушать и конфликтовать. Мы стараемся апеллировать к каким-то высоким ценностям, каким-то понятиям, которые достаточно абстрактны, но при этом их важно и можно донести через конкретные проектные решения. Сочетая знание технологий и высокоэмоциональную составляющую, мы стараемся сделать так, чтобы жизнь, которая будет происходить в наших зданиях и пространствах, каждую секунду делала людей счастливыми. Это очень важно.

С.П.: Форма – это итоговый ответ. Каждый проект – это многогранная, многоуровневая история, которая становится ответом на изначальный вопрос и складывается в общий образ здания, в котором найденные решения развиваются на каждом уровне, вплоть до последней детали. Этот первый вопрос очень важно правильно сформулировать – он как раз и требует изучения, исследования.
Павильон на ВДНХ. Реализация, 2014. Kleinewelt Architekten. Фотография © А. Белов
zooming
Павильон на ВДНХ. Реализация, 2014. Kleinewelt Architekten. Фотография © А. Белов

– Что такое архитектура Kleinewelt Architekten? Какие её черты вы могли бы выделить?

Г.Т.: Конечно, все мы индивидуальности, но любой наш продукт – результат работы целого коллектива. Любое решение, которое можно увидеть в нашем объекте – результат многократных обсуждений, внутренних споров. У нас всегда бывают внутренние конкурсы, какие-то маленькие внутренние клаузуры, когда буквально на час всё бюро отрывается, и каждый делает какие-то эскизы, а потом мы садимся и все вместе обсуждаем, выбираем какие-то лучшие решения или определяем направление движения вперед.

Н.П.: Индивидуальность нашей архитектуры формируется благодаря трём слоям, из которых состоит каждый проект. Первый слой – это наука. Второй слой – это рефлексия, наши эмоции, наше отношение. И третий слой – это уже работа над проектом. И это, конечно, накладывает отпечаток на любое решение, на любой фасад, на любое пространство, на любую структуру, которая выходит из нашего бюро. Благодаря этому методу, каждое решение обосновано и индивидуально.

С.П.: Большой отпечаток накладывают наши внутренние установки, тот внутренний кодекс, на который мы опираемся, независимо ни от чего. Он сложился в результате многократных обсуждений и охватывает основные принципы нашей работы. И формообразование, и работу с материалами. Например, мы точно знаем, что никогда не сделаем имитацию, не будем выдавать за камень или дерево пластик. Это можно назвать материальной честностью.
Дилерский центр для Mercedes-Benz и Audi на территории ЗИЛа. Проект, 2016
© Kleinewelt Architekten
Дилерский центр для Mercedes-Benz и Audi на территории ЗИЛа. Проект, 2016
© Kleinewelt Architekten

– Существует ли для вас вопрос поиска оригинального архитектурного языка?

Г.Т.: Этот вопрос решается в рамках каждого проекта и зависит от конкретной задачи. Например, если место или функция требуют какого-то яркого высказывания, мы, конечно, не будем стесняться.

Н.П.: В каждом своём проекте мы пытаемся заштопать кусочек порванной или потертой от времени ткани, чтобы эта ткань жила дальше. В каждом своём проекте мы стараемся чинить мир, и каждый раз пытаемся найти правильный гаечный ключ или отвертку, чтобы всё ювелирно подходило, чтобы резьбу ни в коем случае не сорвать. Но когда мы понимаем, что починить ничего уже нельзя и можно только создать новое, идём на это, заново создавая фрагмент мира, полностью отдавая себе отчет в той мере ответственности, которую возлагаем на себя. И если мы берёмся какой-то мир строить, то будьте уверены, что он будет очень хорошим. 

02 Февраля 2017

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.