Пять художников-графиков: Выбор Сергея Эстрина

Архитектор и график Сергей Эстрин – о пяти мастерах графики, чье творчество он считает созвучным себе.

15 Апреля 2016
mainImg
Сергей Эстрин: 
– Cложно выработать какой-то четкий критерий для оценки уровня графической работы. Если отталкиваться от противного, от того, что не нравится, – то однозначно не нравится, когда талантливые рисовальщики воспроизводят фотографии. Такая графика поразительна только тем, что передает изображения с высочайшей точностью, ее образы выглядят как живые. Для меня это совершенно точно не критерий выбора. Мне важно, чтобы при взгляде на работу сразу возникало желание додумывать ее. Чтобы появлялся целый ряд ассоциативных образов, аллюзий, даже ощущений и эмоций. Нравится, когда начинаешь следить за линией, за тем, как вел ее автор, и нравится размышлять, почему он сделал так, а не иначе. С архитектурой примерно так же – меня увлекают многозначные здания, когда можно наслаждаться разными ракурсами, разными возникающими образами и открытиями...

1.
Павел Бунин (1927-2008)

 
zooming
Павел Бунин. Иллюстрации. Изображение предоставлено Сергеем Эстриным

Очень люблю его графику. Она очень разная. У Бунина был, например, период, когда он рисовал пятнами. В детстве у меня были книжки с его иллюстрациями. Помню его потрясающие иллюстрации к Пушкину. Очень нравится, как он работал с лирикой Омара Хайяма. Или вот этот рисунок: по живости линии, по недосказанности – это интереснейшая работа. Бунину не нужно вырисовывать всю фигуру, весь объем, это лишнее, – сама линия, то, как она идет, и передает смысл образа. Где-то кажется, что рука задрожала, линия обрывается – но это не потому, что художник слабый, а потому что так надо для передачи смысла. И вот вы смотрите на эту линию – прерывистую, нервную, разную по толщине – и она рассказывает всё, что нужно. Для меня это высочайший уровень, совершенно потрясающая графика. Причем я уверен, что Бунин рисовал это без всякой подготовки, натурщица ему вряд ли позировала. Я сознательно пытаюсь повторять такую манеру ведения линии, рисую так горы... В такой манере – полулиниями – пытаются рисовать многие художники, но получается далеко не у всех.
***

2.
Станислав Ноаковский (1867-1928)

zooming
Станислав Ноаковский. Изображение предоставлено Сергеем Эстриным

С его творчеством я познакомился в институте. Ноаковский – русско-польский архитектор и график, жил на рубеже XIX–XX веков, до революции преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, был членом Императорской Академии Художеств. Он был великолепным акварелистом, рисовал архитектурные памятники. Студенты его обожали. Сохранилась фотография, где он во время лекции рисует мелом на грифельной доске, объясняя архитектурные стили. Я живо представляю себе, как он сначала показывает, что отличает, скажем, стиль рококо – пропорции, элементы, сочетания, соотношение масштабов стен и декора. И делает это все быстро, несколькими штрихами, но так, что схвачена суть. То есть на очень художественном и профессиональном уровне. Я могу себе представить, как было обидно студентам, когда он стирал одну вещь и начинал рисовать другую, возможно, не менее гениальную...
zooming
Станислав Ноаковский. Изображение предоставлено Сергеем Эстриным

Так же и в этих акварелях: здесь передано главное. Ноаковскому не нужно было прорисовывать каждую деталь, каждый рельеф, как если бы он копировал фотографию. Вместо этого он концентрируется на сути: передает пространство, мощь, ритм, пропорции, впечатления от них. Это очень сродни тому, как вообще работает наша память – стираются мелочи, остается общий впечатливший нас образ. Так и Ноаковский – он схватывает образ целиком. Очень архитектурный, очень правильный, как мне кажется, подход к рисунку.
***

3.
Джованни Баттиста Пиранези (1720-1778)

 
zooming
Джованни Баттиста Пиранези. Серия «Темницы». Изображение предоставлено Сергеем Эстриным

Если честно, не все в творчестве Пиранези меня трогает. Античные памятники, виды Рима, его архитектурные пейзажи не вызывают у меня сильных ощущений. Это очень здорово сделано, продумано, выверено, но не заставляет волноваться. И совсем другое – это его фантазии на тему тюрем, его «Темницы» – серия из 16 листов. Архитектурные безумства, совершенно невозможные в реальности, в которых он уже себя ничем не ограничивал. В этих листах он построил запредельный мир, сложный, увлекательный, мистический, захватывающий. Я однажды купил целую книгу ради нескольких репродукций «Темниц» Пиранези. Эти работы очень личные, эмоциональные, и, главное, очень современные, хотя и были впервые изданы в середине XVIII века.
***

4.
Савва Бродский (1923-1982)

zooming
Савва Бродский. Иллюстрации к роману «Дон Кихот» М. Сервантеса. Изображение предоставлено Сергеем Эстриным

Отец Александра Бродского. Закончил МАРХИ. И в его книжной графике, действительно, чувствуется архитектор. Здесь есть контраст, пропорции, какая-то суровость, безусловно, чувство линии и формы – все вместе это производит сильное впечатление. Он умеет мастерски нагнетать тему – посмотрите на эти горланящие головы, их так много, что кажется, вы уже слышите, физически ощущаете их смех. Фигуры Дон Кихота и Санчо в центре этого моря голов прорисованы так, как будто их делал скульптор. Очень хорошая графика. За иллюстрации к «Дон Кихоту» Савва Бродский получил золотую медаль московской книжной ярмарки, Испанская королевская академия изящных искусств избрала его академиком-корреспондентом.
Савва Бродский. Иллюстрация к «Ромео и Джульетте» В. Шекспира.

А его листы к «Ромео и Джульетте» – тоже потрясающие и очень архитектурные. Об этом говорит и уже сам тот факт, что это серия, – то есть автор задает ритм и, значит, работает как архитектор. Здесь есть и оси, и уходящая в бесконечность перспектива, и скульптурно прорисованные фигуры, задающие масштаб этой колоннаде и нефу. Очень красиво. Бродский умеет передать точку зрения человека, который смотрит на гигантов. Как архитектору мне тут абсолютно все понятно, может быть, поэтому и нравится.
***

5.
Эгон Шиле (1890-1918)

zooming
Эгон Шиле. Обнаженный в красном полотенце.

Австрийский художник, ученик Климта, после его смерти был фактически художник номер один в Австрии, но умер в 28 лет от испанки. У него много живописных картин и несколько тысяч рисунков. Его работы очень интересны. Удивительный талант. И узнаваемый, и разнообразный. Возможно, если бы он прожил долгую жизнь, то стал бы и скульптором, потому что его вещи очень скульптурны, а может, и архитектором... Он очень правильно видит, убирает лишнее и добавляет какую-то необычайно острую эмоцию. У него невероятно замечательная линия, словно обнаженный нерв. Его живопись не отделима от графики. Даже те вещи, которые раскрашены, абсолютно графичны.
Его портреты – ни в коей мере не шарж, не карикатура, где тоже стараются ухватить главное. Он тоже немного меняет пропорции, вытягивает их. У Шиле замечательная школа, он, безусловно, знает и пропорции, и анатомию, но умеет заострить их и передать так, что каждая линия начинает звенеть натянутым нервом, ее практически слышно.
zooming
Эгон Шиле. Изображение предоставлено Сергеем Эстриным

А его архитектурные рисунки, которые гораздо реже публикуются, чем портреты, просто великолепны по какой-то своей простоте. И здесь он тоже видит главное. Казалось бы, самые обычные домики, никому не придет в голову их запечатлеть. Но несколько акцентов – и вы по ним узнаете начало 1900-х, настроение модерна, хотя ни одной линии от модерна, от ар нуво здесь нет.
***


15 Апреля 2016

Беседовали:

Лилия Аронова, Анна Сансиева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.