Пять проектов. Сергей Эстрин

Топ-5 объектов, которые московский архитектор и художник-график Сергей Эстрин может изучать бесконечно.

mainImg
Архитектор:
Сергей Эстрин

Сергей Эстрин:
– Я назову только те объекты, которые видел своими глазами, не на фотографиях. Поскольку сейчас немало замечательных фотографов, картинка в журнале не всегда совпадает с живым впечатлением от здания – в особенности это касается современных зданий, но и для исторических также верно. Кроме того, фотографии не всегда передают ощущения, создаваемые средой, а контекст очень важен для понимания архитектуры. Один из критериев, которым я руководствовался при выборе «любимых» мест – возникает ли желание подолгу их рассматривать, вглядываться, обходить, фотографировать с разных ракурсов. Я считаю, что хорошая архитектура не должна быть понятна с первого взгляда, когда через пять минут уже не о чем и говорить. Те пять проектов, которые я выбрал – сложные, вплоть до того, что пятым будет целый город. Даже два сразу.

1.
Монастырь ордена Христа (Конвенту-де-Кришту)
Томар, Португалия, XII век

zooming
Сергей Эстрин
Монастырь ордена Христа (Конвенту-де-Кришту). Томар, Португалия, XII век. Фотография © Сергей Эстрин

Это целый комплекс зданий, он расположен на холме. Войдя, за крепостной стеной видишь церковь тамплиеров, где рыцари выстаивали службы, не слезая с коней. Архитектура и история здесь плотно смешаны, объединены общей фактурой, которая очень ощутимо воздействует, в нее буквально сразу погружаешься, как только попадаешь внутрь. Здесь перемешано множество стилевых и хронологических наслоений: романская крепостная архитектура тамплиеров, готика, барокко, стиль мануэлино. Много скульптуры, много декора, но он воспринимается очень цельно, прежде всего за счёт того, что всё сделано из камня одной породы. Обилие пластики создает великолепную светотень – мы провели там довольно много времени, с середины дня до заката, и имели возможность наблюдать, как все меняется при разном освещении. Ходить и рассматривать можно бесконечно. Есть море классных видовых точек, где хочется остановиться, сфотографировать, зарисовать, чтобы хоть как-то оставить в памяти. И вряд ли это случайные точки – мне кажется, что, хотя ансамбль складывался веками, он до мелочей продуман, ощущения просчитаны – пространственно и тематически они работают, формируя целостный и сильный образ.
Монастырь ордена Христа (Конвенту-де-Кришту). Томар, Португалия, XII век. Фотография © Сергей Эстрин
Монастырь ордена Христа (Конвенту-де-Кришту). Томар, Португалия, XII век. Фотография © Сергей Эстрин

Для меня это и есть настоящая архитектура – многообразная, со сложными пространственными композициями, но при этом очень функциональная и подчиненная конкретному идеологическому содержанию. Подобные элементы можно найти и в других объектах, но здесь важно то, что это целостный комплекс: когда ходишь по нему, кажется, что слушаешь законченное музыкальное произведение – в одной и той же «мелодии» всё время открывается что-то новое.

Там множество потрясающих окон с разными рельефами, разновременных – они могут быть разнесены по времени лет на двести, могут накладываться слоями, прятать одно за другим – к примеру, палладианская арка закрывает собой не менее великолепное, но раннее окно. За одно окно из этого комплекса англичане готовы были простить Португалии все долги – настолько оно прекрасно. Но португальцы окно не отдали, потому что для них это тоже была большая ценность, чем государственный долг.
Монастырь ордена Христа (Конвенту-де-Кришту). Томар, Португалия, XII век. Фотография © Сергей Эстрин
Монастырь ордена Христа (Конвенту-де-Кришту). Томар, Португалия, XII век. Фотография © Сергей Эстрин
***

2.
Центр Джона Хэнкока в Чикаго
Skidmore, Owings and Merrill, 1965
1969
Центр Джона Хэнкока в Чикаго. Skidmore, Owings and Merrill, 1965-1969. Фотография © Сергей Эстрин

Как строить небоскребы? Можно как у Миса ван дер Роэ – совсем ровненькие: они здорово смотрелись вначале, но потом стали повторяться. А можно изобрести какой-то новый язык. Здесь, как мне кажется, пластический язык родственен какому-то средневековому монастырю, но с поправкой на высоту в сто этажей. Фактура, цвет, детали – великолепны, металл до сих пор отлично смотрится и блестит в разных местах по-разному. Материалы подобраны очень сильные.

К тому же, разумеется, как в почти любом небоскребе впечатляет сам по себе размер, масштаб здания – но важно, что хотя в такой архитектуре человек неизбежно «говорит на языке великанов», – в данном случае «речь» понятна, ее можно воспринять, охватить сознанием. Масштаб не приводит к величаво-молчаливой замкнутости, напротив, здание все время что-то «рассказывает». Поэтому и смотреть на него тоже можно бесконечно, рассматривание превращается в насыщенное, информативное общение.
Центр Джона Хэнкока в Чикаго. Skidmore, Owings and Merrill, 1965-1969. Фотография © Сергей Эстрин

Там наверху ресторан – с одной стороны видно озеро Мичиган, оно грандиозно и сравнимо по масштабу с этим небоскребом, с другой стороны – город. И ты царишь над всем этим. На девяносто пятом этаже человек чувствует себя комфортно, и это огромное достоинство здания. Небоскреб почти всегда только оболочка, почувствовать его изнутри сложно, но в данном случае – получается.
Центр Джона Хэнкока в Чикаго. Skidmore, Owings and Merrill, 1965-1969. Фотография © Сергей Эстрин
Центр Джона Хэнкока в Чикаго. Skidmore, Owings and Merrill, 1965-1969. Фотография © Сергей Эстрин
***

3.
Музей на набережной Бранли в Париже
Жан Нувель, 2001
2006
Музей на набережной Бранли в Париже. Жан Нувель, 2001-2006. Фотография © Сергей Эстрин

Здание Музея примитивного искусства на набережной Бранли из недавних парижских построек мне нравится больше всего. Оно стоит в самом центре, напротив Трокадеро, рядом с Эйфелевой башней. Рядом – известнейшие постройки XIX века. Конечно, контраст очень жёсткий, не знаю, как бы я это воспринимал, если бы был парижанином. Но в данном случае мы говорим о том, как сделана архитектура. Ты заходишь с набережной – и идёшь сквозь травы, по холмам, то есть буквально попадаешь в другой мир. Таким образом тебя вырывают из городской среды и настраивают на что-то совершенно иное.
 
Музей на набережной Бранли в Париже. Жан Нувель, 2001-2006. Фотография © Сергей Эстрин
Музей на набережной Бранли в Париже. Жан Нувель, 2001-2006. Фотография © Сергей Эстрин
Музей на набережной Бранли в Париже. Жан Нувель, 2001-2006. Фотография © Сергей Эстрин

Архитектура музея – абсолютно современная. Я бы не сказал, что мне нравится именно такая архитектура, хотя там можно найти массу интересных ракурсов, скорее интересен подход – попытка выразить современным языком такую непростую тему, как искусство колоний, удержав интерес зрителей. В экспозицию музея попала малая часть того, что хранится в его запасниках, но то, что выставлено – безумно увлекает и заставляет поражаться таланту так называемых «примитивных» народов. Интересно выстроены маршруты, там легко ходить, пандусы провоцируют к движению, по ходу которого ты вдруг обнаруживаешь в совершенно незнакомой стилистике что-то, что начинает нравиться. Тебя погружают в среду, которая позволяет выработать новые критерии, и ты начинаешь почти любить то, что там показано. Многое в экспозиции сделано вручную: обтянутые кожей листы информации, выжженные по дереву планы. А снаружи стекло отражает подвижную парижскую жизнь. Здание «многословное», что очень хорошо для музея. 
***

4.
Здание Ллойд в Лондоне
Ричард Роджерс, 1978
1986
Здание Ллойд в Лондоне. Ричард Роджерс, 1978-1986. Фотография © Сергей Эстрин

У меня множество фотографий этого здания, в том числе и вместе с соседними постройками, и в отражениях. Каждый раз, когда приезжаю в Лондон, я стараюсь к нему подойти. Судя по ощущениям, по тому, как его хочется рассматривать, – это современное барокко. Классный, интересный язык, обогащающий городскую среду. Тут и матовый металл, и затертый, и загнутый, и повторяющиеся элементы, которые усиливают впечатление, стекло с напечатанным рисунком, бетон… Сзади совсем фантастика, половина труб наверняка пустые, потому что инженерия наверняка не требует их так много, но в рамках данной эстетики такая «избыточность» необходима. Между тем оно очень близко классической архитектуре, даже Палладио: ритмы, пропорции, основные принципы – пусть не буквально, но узнаваемы, ощутимы.

Здание стоит рядом с «Огурцом», который, конечно, известен гораздо лучше. Но его мне почему-то вообще не хотелось фотографировать. Да, мастерски придумано, замечательно, интересно, крупная форма, заметная, узнаваемая. Но вокруг Ллойда можно бесконечно ходить, фотографировать в разном масштабе, потрясающие ракурсы с любого угла, а с «Огурцом» всё ясно – спасибо, посмотрели!
Здание Ллойд в Лондоне. Ричард Роджерс, 1978-1986. Фотография © Сергей Эстрин
Здание Ллойд в Лондоне. Ричард Роджерс, 1978-1986. Фотография © Сергей Эстрин
Здание Ллойд в Лондоне. Ричард Роджерс, 1978-1986. Фотография © Сергей Эстрин
***

5.
Город Бат в Англии и город Ното на Сицилии

Город Бат. Англия. Конец XVIII в. Фотография © Сергей Эстрин

Все объекты, о которых я тут рассказывал, активно взаимодействуют со средой. Это то, что мне нравится в архитектуре. Я покажу ещё два объекта, но разговор будет об одном и том же.

Город Бат построен во времена увлечения палладианством. Он цельный, из одного материала, в единой стилистике. Разные по функции здания гармонично работают в пространстве. Но архитектура каждого из них индивидуальна, не думаю, что тут есть какие-то типовые решения. Всё вместе смотрится живо и вместе с тем гармонично. Город выстроен на месте старых римских терм, что и определило выбор стилистики: невероятно красивой, мощной, комфортной. Этот город – практически один объект. Ходишь, ловишь ракурсы, и хочется жить в этой архитектуре, ходить по улицам. Совсем не тянет уйти и посмотреть что-то, сделанное, предположим, в резко современной манере.
Город Бат. Англия. Конец XVIII в. Фотография © Сергей Эстрин
Город Бат. Англия. Конец XVIII в. Фотография © Сергей Эстрин
Город Бат. Англия. Конец XVIII в. Фотография © Сергей Эстрин

Очень похожий объект – город Ното на Сицилии, который был сделан тремя архитекторами в течение тридцати лет, после того как античный Ното полностью разрушило землетрясение 1693 года. Не знаю, откуда у них взялись деньги в то время, но они построили город полностью из камня, используя одну и ту же породу, что хорошо работает на целостность образа. Три основные улицы параллельны друг другу и пересекаются площадями. Некоторые здания не достроены, так как замысел был грандиознее, чем то, на что хватило средств. Важно и то, что здания объединены барочной стилистикой – это делает ансамбль города едва ли не уникальным. На той же Сицилии – множество барочных построек, но когда они смешиваются с архитектурой XIX века или с современной архитектурой, то впечатление становится уже другим. Здесь же ты как будто находишься в одном большом здании – это практически идеальный город с внятной концепцией, которая понятна и привлекательна, как я считаю, не только для специалистов.
Город Ното. Сицилия. Начало XVIII в. Фотография © Сергей Эстрин
Город Ното. Сицилия. Начало XVIII в. Кафедральный собор. Фотография © Сергей Эстрин
Город Ното. Сицилия. Начало XVIII в. Фотография © Сергей Эстрин

 

Архитектор:
Сергей Эстрин

15 Января 2016

Беседовали:

Анна Сансиева, Лилия Аронова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.