NEXT Architects – за рациональную архитектуру

Нидерландское бюро NEXT Architects занимается как архитектурой, так и дизайном, совмещая разработку отдельных предметов с проектированием зданий, мостов и проведением урбанистических исследований. На лекции в рамках московской архитектурной биеннале Барт Ройзер (Bart Reuser) изложил результаты новейших разработок архитекторов NEXT в сфере рационального планирования жилья. Лекция получилась очень теоретической, хотя и примеры новых работ архитектор тоже показал

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

mainImg
Мастерская:
NEXT architects

На нынешнюю биеннале Барт Голдхоорн пригласил два архитектурных бюро из родной Голландии – это крупная компания KCAP Architects & Planners, известные градостроители, выступающие партнером Рема Колхаса. Они показаны на выставке в Международном павильоне. А вторым Голдхорн выбрал как раз бюро NEXT, которые также есть на выставке и 28 мая выступили с лекцией. Барту Голдхоорну они понравились своими исследованиями в области рациональности городской застройки. По словам куратора биеннале, «эта рациональность важна, чем лучше она продумана, тем больше остается денег на архитектуру. Дальше уже архитектор выбирает, куда ему потратить сэкономленные деньги, на какие-то необычные вещи, на деталировку».

Барт Ройзер
Барт Голдхоорн и Барт Ройзер

Одно из направлений работы бюро NEXT Architects – исследования в сфере урбанизма и жилой архитектуры, которую они проводят совместно с Делфтским институтом, где Барт Ройзер, кстати, преподает. Результатом теоретических изысканий стали компьютерные программы, разработанные для быстрого определения типа застройки, исходя из заранее заданных параметров плотности. Свою лекцию Барт Ройзер в целом посвятил именно этой теоретической части их работы.

вот такие наиболее эффективные варианты, исходя из показателей плотности, выдает программа

Исследование различных аспектов плотности застройки в соотношении с пространством NEXT Architects проводили на примере Амстердама. По мнению Барта Ройзера, «плотность – это весьма относительная проблема, когда вы говорите о ней, подразумевая различные масштабы». Свою мысль он проиллюстрировал на карте Амстердама.

так выглядят 2 разных типа застройки при одинаковой плотности

Барт Ройзер:
–  «По мере того, как мы въезжаем или вплываем в город, мы видим все больше полностью застроенных территорий, расчерченных улицами. По мере углубления к историческому центру эта застройка начинает меняться по типологии, здания становятся меньше. Если в 1900 году 5 человек обычно жили в квартирах площадью 40 кв. м. и в среднем эти дома имели 4 этажа, то теперь это 2.5 человека на квартиру в 90 кв. м  и здания  высотой в 3 этажа. То есть, то же количество людей заняло гораздо большее жилое пространство. Плюс к этому увеличились пространства между зданиями для нужд парковок. Выходит, что за 100 лет для того же населения понадобилось в 8 раз больше пространства».

эта картинка иллюстрирует трансформацию основных типов зданий из каталога Blocklibrary

Барт Ройзер показал, как такую же динамику можно выяснить для состояния земельного фонда, т.е. свободных земель по ходу роста города. Учитывая, что показатели плотности непрерывно растут вверх, бюро NEXT Architects интересует, главным образом, «создание и развитие «открытых пространств» в рамках уже застроенных территорий». Барт Ройзер имеет ввиду не открытые площадки, а пространства внутри зданий, вспоминая классическое модернистское противоречие: здание, стоящее в открытом пространстве, и открытое пространство внутри здания. Так вот второе – это про них.

zooming
Villa Overgooi

К проблеме развития города, считает Барт Ройзер, существуют различные концептуальные подходы, из которых подход с позиции плотности кажется ему наиболее рациональным, поскольку «может дать выигрыш пространства для будущего». NEXT разработали несколько моделей, позволяющих найти различные варианты решения проблемы плотности застройки в отношении к глубине и ширине здания и расстояния между ними. 

zooming
Villa Overgooi

Программа действительно умная, но с другой стороны и слишком рациональная, выдает прямолинейные, и, скажем так, малоинтересные варианты. Например, она произвела линейную модель, состоящую из нескольких параллельных элементов при заданных параметрах. Может быть она наиболее эффективна, но для жизни не подходит. «Вопрос в том, считает Барт Ройзер, можем ли мы создать более умные модели с тем, чтобы сделать более богатую городскую среду. Модель позволяет подойти к тем результатам, которые мы даже не могли себе четко представить».

zooming
Villa Overgooi

Еще одна разработка бюро NEXT Architects  – это так называемая Blocklibrary, или изучение самого здания и его отношений со средой, итогом которого стал каталог из 880 типичных зданий, в масштабе от 5х5х5 метров до 50х50х50. Среди основных типов, из которых затем складываются различные вариации, Барт Ройзер назвал такие: простейший кубический отдельно стоящий домик; затем, если он растет вверх, получается тип «башня»; поставив рядом несколько, получается «ряд»; если они сливаются между собой, тогда «слиток», и, наконец, «блок».

zooming
Villa Overgooi

«Естественно, это весьма упрощенное мышление, говорит Барт Ройзер, так как все промежуточные понятия мы упускаем из виду. Для нас интересно узнать, что находится между этими ключевыми типами, т.е. некие промежуточные решения и их возможности». Поскольку матрица различных типов зданий часто дает неоригинальные, но эффективные решения, для архитекторов это полезная вещь. NEXT попытались улучшить ее за счет охвата «пробелов», т.е. того, что находится между основными типами. Барт Ройзер пояснил это на примере.

Villa Overgooi

Барт Ройзер:
– «Например, есть некая простая конструкция размером 50х50 м, плоская, и лучшее решение для дневного света в таком варианте – это внутренние дворики. Допустим, она начинает расти вверх, и тогда эта концепция со светом уже не работает и надо искать другие способы доступа солнца внутрь здания. Теперь нам нужно сделать разрезы по бокам здания и.т.п.». Таким образом, программа, оперирующая разными типами зданий и их трансформациями, дает некую подсказку, основу для дальнейших манипуляций архитектора. Тут задача заключается в том, по мнению Барта Ройзера, что необходимо поменять концептуальный подход к проблеме плотности и эффективности использования пространства и уйти от таких традиционных форм, как «блоки», «ряды» и пр. Все свои программные инновации Барт Ройзер называет «элементами стратегии дизайна». «Интерес в таком способе мышления заключается в том, что вы делите проблему на несколько составляющих и уже с ними начинаете отдельно работать. И таким образом  вы создаете различные инструменты и подходы к изучению урбанистической ситуации, или состояния города». 

zooming
Общежитие в Пекине

Под конец лекции Барт Ройзер обратился от теоретических схем к тому, как все это работает на практике, и показал два примера инновационного жилья. Первый – это необычный жилой дом в пригороде Амстердама под названием Villa Overgooi. Во-первых, необычен сам способ его реализации – дом строит не девелопер, а сами жильцы, это пять семей, сложивших свои средства и самостоятельно выбравших проект. Для Нидерландов такое в новинку, самому же Барту Ройзеру это явление кажется очень рациональным: «Это подвижная система, люди сами становятся девелоперами, и все исходит от их финансовых возможностей, что удешевляет проект, и они сами к тому же определяют размер своего дома».

Перед архитекторами NEXT встала нестандартная задача – разработать 5 жилых блоков общей площадью в 5 000 кв. м. одновременно учитывая требование, чтобы все это выглядело как одна большая вилла. В результате ряда трансформаций с объемом здания, а также семинара, который они провели с этими пятью семьями, получились пять индивидуальных апартаментов, непохожих друг на друга, но соединенных в единый объем. Причем каждый этаж был повернут относительно двух других, что давало исключительную ориентацию всему зданию, максимально комфортную инсоляцию и пространство. Впоследствии вся вилла была приподнята еще на один этаж, чтобы дать каждым апартаментам превосходный вид через близлежащую дамбу на расстилающийся за ней пейзаж с озером.

Барт Ройзер:
– «Первый этаж дома приподнят, а верхний «положен» на него в противоположном направлении. Это произошло из-за того, что с одной стороны был сад, а с другой озеро, и мы развернули верхний этаж и подняли его, чтобы у всех семей был прекрасный вид из окна. Верхний этаж застроен не целиком, здесь жильцы сэкономили. У них общий 1-й наземный этаж, через который все входят к себе домой. Следующий главный этаж – это пять квартир, спроектированные в одном направлении. А на верхнем этаже все расположено перпендикулярно. Наиболее важным мне кажется пространство под зданием, это как раз то, что я называю «пространством внутри здания», о чем я говорил вначале. Это абсолютно новая концепция пространства, где могут встречаться все жители дома, особенно дети».

В 2004 году NEXT Architects открыли офис в Пекине. Очень многие проекты в сфере жилого строительства сделаны ими совместно с китайскими партнерами. У них своеобразное разделение труда, как рассказал Барт Ройзер, «мы работаем над концепцией, участвуем на стадии дизайна, а наши партнеры уже на стадии создания чертежей и непосредственно строительства». Последний проект, который Барт Ройзер показал на лекции, расположен как раз в Пекине – это студенческое общежитие на 3500 человек. «Это типичный пример недорогой массовой застройки. Невзирая на то, что здесь все унифицировано и студенты живут в одинаковых условиях, тем не менее, каждому из жильцов мы хотели дать ощущение индивидуальности его пространства». 

Общежитие напоминает в плане две латинские буквы L, поставленные друг напротив друга. Это продиктовано стремлением максимально отделить корпус для мальчиков от второго, для девочек – в Китае с этим строго. Первый корпус обращен к югу, он на пару этажей пониже, и благодаря понижению высотности солнечный свет может проникать в два закрытых внутренних дворика. Оба здания соединяются рекреационным блоком, наподобие галереи, которым могут пользоваться обе стороны. Все комнаты стандартны, по 12 кв. м каждая, рассчитаны на 4 студентов, и имеют закрытый балкон. Эти балконы охватывают здание целиком, создавая, по мнению Барта Ройзера, некую «игру» между индивидуальными комнатами и комплексом в целом. 

Вот с такой интересной и нестандартной моделью в области планирования жилой архитектуры познакомил на своей лекции голландский архитектор, причем все, что касалось виллы на 5 семей, это еще и очень новое явление, практически никому не известное. Подводя итог лекции, Барт Голдхоорн заметил, что у нас «по-прежнему панельные дома считаются единственной возможностью достичь высокой плотности. В то время как расчеты помогли бы найти более экономичный вариант». Так что слушайте и учитесь…



Мастерская:
NEXT architects

31 Мая 2008

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.