English version

Скрепление ландшафта

Федеральный спортивный центр в проекте бюро Виссарионова выглядит так, как будто он то ли приземлился из космоса и врос в землю, то ли вылупился из земли. Но очевидно желание авторов образно срастить с его помощью три города: мелкомасштабный уездный; крупный, резковатый промышленный – и город будущего, в данном случае спортивный.

15 Апреля 2015
mainImg
Архитектор:
Юрий Виссарионов
Мастерская:
ПТАМ Виссарионова
Проект:
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта»
Россия, Кашира, Московская область

Авторский коллектив:
Архитекторы - Ю.Г.Виссарионов, К.М.Савкин, Д.В.Зиборов, Р.В.Шумаев, Т.А.Москвина

2015
Подмосковная Кашира сейчас известна более всего как приокское дачное место, а вовсе не благодаря расположенным здесь нескольким заводам, среди которых есть один по производству спирта; и даже не из-за каширской ГРЭС, построенной под личным руководством Ленина. И надо сказать, что имя «городского поселения», сейчас присвоенное многим местностям, Кашире подходит больше, чем собственно «город»: город как таковой, в обычных урбанистических представлениях, здесь не сразу и найдешь. Кашира – город исторически разорванный, «переезжающий»: после Смутного времени ее перенесли на правый берег Оки с разоренного левого, где, в Старой Кашире, сохранилось городище. На правом берегу город существовал как уездный и мещанский, с широкими улицами и невысокими домами – пока его не решили развивать как промышленный центр, проложив к Оке несколько железнодорожных веток, что очень удобно, так как позволяет использовать сразу два вида транспорта, и устроив к востоку в трех километрах от уездной Каширы, за полем и железной дорогой, городок «Кашира-2», при заводах и электростанции. Позже на восточной окраине старого (ну, относительно старого) города построили микрорайон «Каширу-3», который пользователи сети сейчас окрестили «натуральным гетто»: блочные пяти- и десятиэтажки, «пойти некуда», но по советским нормам есть школы и детские сады. Поблизости, вот прямо на границе с полем и рядом с шоссе, которое ведет от трассы «Дон» в сторону Коломны – в конце восьмидесятых построили здание городской администрации, из обкомовского розового кирпича, но по индивидуальному проекту. Администрация оказалась геометрически может быть и в центре, а психологически – на самой окраине старой Каширы, прилепленной к не слишком развитому микрорайону. А посреди, а вернее между городками мещанским и промышленным – пустота, разрыв, который город-машина в семидесятые начал заполнять «Каширой-3», но осекся, не справился до конца.
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова

Вот здесь-то, на поле к востоку от офисов городской власти, сейчас планируется построить «Академию игровых видов спорта» – в масштабе Каширы, местечка с населением около сорока тысяч человек, – очень большой, федерального размаха, общая площадь всех запланированных помещений – 85 тыс. м2, что для Москвы средне, а для Каширы немало. Проект очень многофункциональный: помимо двух залов для собственно соревнований, большого и малого, тренировочного комплекса, бассейна и прочей спортивный инфраструктуры запланированы школа-интернат, жилье для преподавателей и межвузовский центр (в Кашире работают филиалы нескольких московских институтов), а также три торговых центра, которые продолжат дело магазина, уже сейчас примостившегося при дороге рядом с горадминистрацией. Чиновники говорят о важности новой «Академии» для развития города и «повышения его инвестиционной привлекательности». Проект утвержден на градсовете Подмосковья; архитектурную концепцию Академии спорта разработала ПТАМ Юрия Виссарионова, и показала ее среди своих новых проектов на стенде фестиваля «Зодчество», стилизованном в духе двадцатых (к слову, стенд бюро получил «золотой диплом» фестиваля).
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова
Генeральный план © ПТАМ Виссарионова

Сейчас, как уже говорилось, территория, будущей «Академии спорта» представляет собой чистое поле с небольшим перелеском на дальнем плане, там, где запланировано жилье педагогов. Но по плану развития города ее должна разрезать дорога, которая продолжит улицу Центролит, ведущую через поля от Каширы к расположенному чуть южнее литейному заводу – тогда от завода до города станет возможно проехать по прямой. Новая дорога это, с одной стороны, плюс для новой «академии», так как она обеспечит удобный подъезд и к самому спортивному комплексу и к его общественно-административному центру, а с другой стороны минус, потому что транспортная артерия неизбежно разделит ансамбль на две части. Поэтому архитекторы предложили «накрыть» транспортный водораздел зеленым мостом бульвара. Широкий бульвар служит общественным центром и зеленой сердцевиной комплекса, по нему, в частности, можно будет пройти пешком от старого микрорайона «Кашира-3» до центральной части «Академии». Вообще говоря, главный спортивный центр похож на овальный бублик, подобие космического корабля из фантастического романа, приземлившийся на траву немного по косой и от этого отчасти вросший в землю. Его впрочем, плотно прижимают к земле пять пологих треугольников, в которых уместились фитнес-центр, тренировочный комплекс и продолжение основного спорткомплекса. Получается что-то вроде гигантского осьминога (точнее пятинога), или даже пуговицы, которая, если посмотреть сверху, как будто бы стремится соединить собой разбросанные в ландшафте разные части Каширы. Этакая пространственная скрепка.

Крыши треугольных объемов, условных «ног» нашей скрепки, превращены в бульвары-горки, с которых зимой будет удобно кататься на лыжах. Возникает сомнение в образе космического корабля: а вдруг «бублик», наоборот, вырос из-под земли? И тут представляется какая-нибудь секретная подземная «Кашира-4» – удивительно ведь, что части города строили так далеко друг от друга, должна быть какая-то причина, – так вот, был под землей секретный «бублик», какой-нибудь коллайдер, и тектонические сдвиги заставили его подняться на поверхность – что-то там случилось, как в подводной лодке, и он вылез наружу, а массивные крепления, которые держали его там, поневоле поднялись – ну и превратились в удобные для лыжников и детей с санками склоны. У Дмитрия Быкова в романе «ЖД» есть похожий образ, когда «земля встает». Разумеется, всё это фантастика сродни космической, но получившийся образ она объясняет довольно точно.
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова

Зеленые склоны на крышах вместе с прогулочным бульваром над дорогой превращают комплекс в очень ландшафтный, принадлежащий рельефу и даже отчасти парковый, хотя деревьев не так много, больше травы и особенно много наземных парковок: подземных нет, и асфальт под автомобили занимает около 12% все территории. Сращивание построек с ландшафтом, их уподобление результатам тектонических сдвигов и разрезанным холмам – распространенный прием современной архитектуры из разряда экологических, проявляющих уважение к среде. К тому же благодаря бульварам-якорям спортивное сооружение, совершенно очевидно великоватое для этого города и этого места, приобрело необходимую сомасштабность своему ближнему и дальнему окружению: вписалось в городскую-пригородную среду.
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова

Проблема соответствия масштабу здесь решается деликатно. Расположение «Академии» между существующей жилой застройкой и живописным ландшафтом ближайшего пригорода предопределяет рациональное распределение административной, жилой, торговой, учебно-спортивной и иных функций по всей территории центра. При этом архитекторам нужно было найти правильные пропорциональные решения, растопить, растворить столь значимый объект, «врастить» его в город. Что удалось: утрированный ритм крупных объемов средней части ансамбля к периферии трансформируется в россыпь небольших прямоугольных в плане призм, формируя точную топографию комплекса. В западной части территории, рядом в микрорайоном «Кашира-3», группируются офисы администрации, гостиница и торговые центры. На востоке, около леса – семейные общежития тренеров и воспитателей, реабилитационный центр и детский сад. А там – дальше, на так называемых «резервных» территориях, в будущем запланировано «малоэтажное жилье»: апартаменты, мини-гостиницы и пансионаты, чей масштаб к границам территории уменьшается до коттеджа, плавно врастая с образ уездной Каширы, стремясь преодолеть свойственному этому месту фрагментарность полугородской ткани, срастить ее настолько, насколько это вообще возможно в таких случаях. 
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта» © ПТАМ Виссарионова


Архитектор:
Юрий Виссарионов
Мастерская:
ПТАМ Виссарионова
Проект:
Спортивно-образовательный центр «Академия игровых видов спорта»
Россия, Кашира, Московская область

Авторский коллектив:
Архитекторы - Ю.Г.Виссарионов, К.М.Савкин, Д.В.Зиборов, Р.В.Шумаев, Т.А.Москвина

2015

15 Апреля 2015

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Анна Городинская
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.