18.01.2015

Пять проектов. Елизавета Клепанова

Постоянный автор Архи.ру, работающий в Германии российский архитектор Елизавета Клепанова рассказывает о пяти объектах, которые произвели на нее самое сильное впечатление.

Елизавета Клепнова
Елизавета Клепнова

За всю мою писательскую жизнь составление списка из пяти любимых объектов оказалось самой сложной задачей. Я всегда очень лично подхожу к каждой своей статье и вообще ко всему, что делаю, и для меня творчество, люди, эмоции, города очень тесно связаны между собой. Так что сегодня я поделюсь с вами не просто интересными с моей точки зрения вещами, но частью самой себя.

1. Отель Sofitel Stephansdom в Вене
Архитектор Жан Нувель, художник Пипилотти Рист.

 
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова

Это была моя «первая Вена». Часовой перелет из Милана по приглашению на симпозиум по советскому модернизму. До симпозиума оставался еще день, который я рассчитывала провести, изучая новый для себя город. В Вене меня уже ждал друг нашей семьи –российский архитектор, который, собственно, и настоял на моем прилете на симпозиум. И потому первое, что я услышала по сотовому, приземлившись в 8 утра в аэропорту, было «Я здесь уже заказал водку и черную икру, ты голодная?». Я быстро зарегистрировалась в своей гостинице, и мы, встретившись с ним на берегу Дуная, пошли знакомить меня с австрийской столицей. Он небрежно бросил, что был в Вене уже одиннадцать раз, и его здесь уже ничем не удивишь. А я тогда подумала, что никогда не устану удивляться этому городу.
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова

Архитектор рассказывал мне про Холляйна и показывал шикарные барочные церкви, Музейный квартал, здание Сецессиона и прочие достопримечательности. А поздно вечером мы опять вернулись на набережную Дуная и увидели новую гостиницу Sofitel Stephansdom, спроектированную Жаном Нувелем. Ее здание почти исчезало на фоне темного неба: было видно лишь несколько световых полос окон. Когда мы обходили вокруг него, стало понятным, почему отель назван в честь главного венского собора – часть кровли Sofitel точно повторяет орнамент кровли собора Святого Штефана. Потом мы попытались попасть в бар на последнем этаже отеля, потому что очень хотелось увидеть потолки работы художника Пипилотти Рист. Нас попросили подождать, так как все места были зарезервированы: бар оказался страшно модным среди местного населения. Пришлось с печальными глазами объяснить, что мы русские архитекторы и, если мы не увидим сию же минуту интерьер бара, то наше чувство прекрасного этого не переживет. Через несколько минут для нас нашли свободный столик. Это было прекрасно: из окон открывался вид на всю Вену, с потолка «падали» осенние листья и мигал большой глаз. Нувель любит говорить: «Если в архитектуре нет магии, она ему неинтересна». Здесь эта магия была: магия театра, хорошо продуманного спектакля, где каждый актер на своем месте и играет свою роль талантливо и профессионально. А примой была Вена, которая – в тон осенних листьев на потолке – в тот вечер была золотой.
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова

На следующий день я пошла фотографировать гостиницу при солнечном освещении. Она выглядела просто и элегантно, уже не растворяясь в среде, но поблескивая серебром на фоне утреннего неба.
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова
Отель Sofitel Stephansdom в Вене © Елизавета Клепнова

На симпозиуме мы, устав от обсуждения советского модернизма, тихонько перебрасывались впечатлениями от Sofitel. И мой спутник очень печально, даже мрачно говорил, что много было подобных идей, но с такими заказчиками, как у нас, как же их можно воплотить? Они не понимают, что в архитектуре должна быть магия, и как им это объяснить?

2. Парк Портелло в Милане.
Ландшафтные архитекторы Чарльз Дженкс и бюро LAND.

Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова

Это было невыносимо: видеть рендеры прекрасного парка – дела рук Чарльза Дженкса и миланской студии LAND и знать, что строительство завершится еще нескоро и парк откроют, в лучшем случае, через полгода, и при этом ощущать его непосредственную близость и даже видеть частично реализованные участки сквозь решетку ограды. Я была котом, а этот парк – недосягаемой сметаной, не дававшей мне покоя.
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова

Одним ранним воскресным утром мною было принято волевое решение во что бы то ни стало попасть в парк. Я благополучно перелезла через забор и оказалась в окружении красоты. Я пробыла в парке около часа: поднималась на искусственные холмы, смотрела на панораму Милана с его заводами, несущимися с огромной скоростью автомобилями, старинными соборами и немногочисленной зеленью. Я ходила по мягкому настилу с травой, смотрела на «лягушачий пруд» и все больше понимала значение фразы «искусственно созданная естественная среда».
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова
Парк Портелло в Милане © Елизавета Клепнова

Этот парк, сейчас уже открывшийся – интроверт, как и большинство вещей в Милане. Он расположен вдали от проторенных туристических троп, не слишком близко от центра, рядом с очень простым районом, который только-только начинает становиться модным, и у этого парка – крайне «невнятный» вход, который удается найти далеко не всем. Но, если вы все же туда попали, то, я уверена, меня поймете и полюбите это место потому, что не полюбить его просто невозможно.

3. Вилла Ротонда в Виченце
Архитектор Андреа Палладио

 
Вилла Ротонда в Виченце © Елизавета Клепнова
Вилла Ротонда в Виченце © Елизавета Клепнова

В конце 2-го курса МАРХИ на занятие по основам архитектурного проектирования нам нужно было принести макет и буклет с аналитическими материалами по любимому жилому дому. Во мне боролись студенческая лень и желание сделать что-то «по любви». Лень подсказывала выбрать какой-нибудь японский кубик с квадратными окошками и покончить с этим заданием за пару часов непыльной работы. Любовь требовала сделать макет и анализ виллы Фоскари («Мальконтента») Палладио, что предполагало уже значительно больший объем труда. Моя рациональность всегда оставляла желать лучшего, и любовь победила. После бессонной ночи я взахлеб рассказывала перед преподавателями и одногруппниками про достоинства виллы и показывала их на макете. Я была счастлива и получила свою первую десятку.
Вилла Ротонда в Виченце © Елизавета Клепнова
Вилла Ротонда в Виченце © Елизавета Клепнова

Через несколько лет после этого я училась в Миланском политехническом и уговаривала друзей-латышей, у которых была машина, поехать смотреть виллы Палладио. В тот сезон Мальконтента была закрыта для посещений, а вот Ротонда и несколько других – открыты.
Вилла Ротонда в Виченце © Елизавета Клепнова
Вилла Ротонда в Виченце © Елизавета Клепнова

Именно здесь, в Ротонде, я поняла, что такое архитектура и какой она должна быть – независимо от того, к какому стилю и эпохе она относится. Здесь были покой, величие и вечность, застывшая в воздухе. Здесь не было ни сегодня, ни завтра, ни вчера, а было что-то особое. Кто-то назвал бы это четвертым измерением, а я думаю, что это была душа.

4. Большая мечеть Хасана II в Касабланке
Архитектор Мишель Пинсо

 
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова

В Касабланке носят смешные тапочки с загнутыми носами, как у Маленького Мука, терракотовые халаты-джелабба с капюшонами, готовят кус-кус в тажине и делают очень неплохую современную архитектуру. Последнее, кстати, стало для меня абсолютной неожиданностью. Здесь работают, в основном, французские архитекторы и марокканцы, которые прошли французскую архитектурную школу.
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова

Для меня Марокко – страна очень традиционная – стала, как ни странно, показателем того, что все границы в архитектуре могут быть преодолены, даже если они вообще и существуют. Подумайте сами: как король Марокко Хасан II мог заказать строительство самой большой мечети в стране французскому архитектору – не мусульманину Мишелю Пинсо? И как он, архитектор, мог так прекрасно прочувствовать традиции незнакомых ему культуры и религии, чтобы сделать абсолютно современную мечеть на воде?
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова

Она невероятно красива, и ее обязательно нужно увидеть собственными глазами. Поэтому я не буду заранее рассказывать вам о прекрасных пропорциях этого здания, окружающего его религиозного комплекса и новой площади, их вписанности в ландшафт, завораживающих орнаментах из итальянского камня, созданной там атмосфере. Не буду потому, что вы должны прочувствовать это место сами, неспешно подходя к нему из центра Касабланки через трущобы, вдыхая соленый воздух океана под звуки волн и азана
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова
Большая мечеть Хасана II в Касабланке © Елизавета Клепнова

И еще про границы в архитектуре: в Касабланке – огромное число мечетей на любой вкус, но местные жители сотнями приходят именно сюда – в мечеть современную, созданную архитектором другой страны и иной веры, где так хорошо, что эти детали кажутся условностями.

5. Альдо Росси.
 
Альдо Росси
Альдо Росси

Недавно я была на ужине у одного мюнхенского профессора архитектуры и его супруги – архитектора из Швейцарии. В неспешных разговорах об архитектуре, музыке, вкусной еде прошел ужин, и наступило время чая. И вдруг на столе появился чайный сервиз Альдо Росси, а у меня – ощущение абсолютного счастья.
Пятый элемент моего списка – это человек, который для меня был целой эпохой в архитектуре. Я люблю его книги. Я люблю его философию. И мне безумно жаль, что у меня никогда не будет возможности с ним поговорить или послушать его лекции. Я разговаривала с его учениками, расспрашивала о нем своих миланских профессоров, которые были с ним лично знакомы, я ездила на все выставки, посвященные его творчеству.
Мои родители-архитекторы с самого детства говорили мне, что архитектура – профессия комплексная, сочетающая в себе творчество, психологию, экономику, менеджмент, философию и многое другое. К сожалению, сейчас эти качества в архитектуре и архитекторах сочетаются редко: всегда есть ощущение, что та или иная сторона превалирует. Мне хочется верить, что в Росси все эти аспекты сочетались гармонично, но нам об этом уже никогда не узнать точно – что, в конечном счете, может быть и к лучшему.

Елизавета Клепанова окончила в 2013 МАРХИ (факультет «Жилые и общественные здания»; специалист архитектуры) и Миланский политехнический университет (магистр архитектуры).
В 2008–2011 – архитектор в АБ «А. Клепанов А-С-Д». В 2012–2013 – автор интернет-портала Architectural Digest Russia. С 2013 – автор интернет-портала Archi.ru. С января 2014 – архитектор бюро Peter Ebner and friends (Мюнхен).

Комментарии
comments powered by HyperComments

ссылки:

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Владимир Плоткин
  • Олег Мединский
  • Сергей Сенкевич
  • Юрий Сафронов
  • Константин Ходнев
  • Дмитрий Васильев
  • Тотан Кузембаев
  • Антон Бондаренко
  • Александр Бровкин
  • Михаил Канунников
  • Сергей Орешкин
  • Юлия Тряскина
  • Антон Яр-Скрябин
  • Андрей Романов
  • Антон Лукомский
  • Юлий Борисов
  • Наталия Шилова
  • Марк Сафронов
  • Игорь Шварцман
  • Екатерина Грень
  • Олег Карлсон
  • Полина Воеводина
  • Всеволод Медведев
  • Александр Попов
  • Василий Крапивин
  • Валерия Преображенская
  • Наталия Зайченко
  • Иван Кожин
  • Никита Токарев
  • Вера Бутко
  • Арсений Леонович
  • Павел Андреев
  • Александр Скокан
  • Илья Уткин
  • Андрей Асадов
  • Наталья Сидорова
  • Сергей Труханов
  • Иван Рубежанский
  • Даниил Лоренц
  • Никита Бирюков
  • Роман Леонидов
  • Владимир Ковалёв
  • Андрей Гнездилов
  • Рустам Керимов
  • Илья Машков
  • Антон Надточий
  • Екатерина Кузнецова
  • Николай Миловидов
  • Станислав Белых
  • Олег Шапиро
  • Сергей Скуратов
  • Александра Кузьмина
  • Сергей Кузнецов
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Валерий Лукомский
  • Зураб Басария
  • Александр Асадов
  • Евгений Герасимов
  • Сергей Чобан
  • Карен Сапричян
  • Анатолий Столярчук
  • Алексей Гинзбург
  • Левон Айрапетов
  • Дмитрий Ликин
  • Никита Явейн

Постройки и проекты (новые записи):

  • Вилла-BG_019
  • Концепция благоустройства пешеходных зон и общественных пространств на намывных территориях Невской губы
  • Храм в честь иконы Божией Матери «Умиление»
  • Павильон виртуальной реальности или VR-павильон
  • Концепция модернизации центрального парка в Красногорске
  • Театр Mercury в Барвиха Luxury Village
  • Архитектурно-градостроительная концепция развития села Кубенского
  • Проект реконструкции сельского клуба в культурный центр в селе Косаричи
  • Жилой комплекс «Стрижи»

Технологии:

12.03.2019

Игра контрастов титан-цинка

История о превращении домика-стилизации в небольшой, но свежий пример современной архитектуры, в разговоре Леонида Голованова, директора российского представительства компании RHEINZINK, с ее авторами – архитекторами Алексеем Афоничкиным и Сергеем Марковым, партнерами Архитектурного бюро А4.
RHEINZINK
04.03.2019

Российский завод уникального кирпича ручной формовки «Донские Зори» приглашает в Крокус Экспо на MosBuild!

Посетителей ждут новые архитектурные каталоги, технические консультации и специальные скидки!
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
26.02.2019

«Братья» с разным характером клинкерного фасада

Различия между корпусами жилого комплекса «Братья Гершвин» в Амстердаме подчеркнуты насыщенными тонами клинкера Hagemeister.
АО «Фирма «КИРИЛЛ»
25.02.2019

Гладкая фактура и линейная разгранка: новые панели KMEW на российском рынке

Рассматриваем, каким образом американские и канадские архитекторы используют три самые популярные фактуры японских панелей из фиброцемента.
КМ-Технология - официальный дистрибьютор KMEW в России
13.02.2019

Ворота от «ZABOR–MODERN.RU» – технологично, стильно и надежно

От эконом-версии до складывающейся механики «гармошка». Ворота – Ваша визитная карточка, на которой нельзя экономить.
Zabor Modern
11.02.2019

Клинкер “Brick to Click” для мегафасадов

О надежности, легкости крепления и других достоинствах вентилируемой навесной конструкции из клинкерной плитки – на примере масштабного и очень высокого жилого комплекса «Сердце столицы».
Ströher
другие статьи