English version

Идите и смотрите

Анна Броновицкая – о выставке «Взгляни в глаза войны», пространство которой спроектировали Евгений и Кирилл Ассы и Надежда Корбут.

Автор текста:
Анна Броновицкая

03 Сентября 2014
mainImg
28 августа в московском Новом манеже открылась выставка «Взгляни в глаза войны. Россия в Первой мировой войне в кинохронике, фотографиях и документах». Авторы дизайна, а точнее даже – артикулирующего экспозицию архитектурного решения ее пространства, – Евгений Асс, Кирилл Асс и Надежда Корбут. В остальном кураторский состав сложный и многосоставный: помимо руководителя проекта (Зельфира Трегулова), научного руководителя (Сергей Мироненко), научных кураторов (Ольга Барковец, Алексей Литвин), дизайнеров (Александр Васин, Юлия Кондратьева), имеются режиссер-постановщик (Павел Лунгин) и просто режиссер (Елена Якович). Качественное исполнение обеспечила фирма «СпециальМонтажСервис» Александра Старовойтова. Разобраться во вкладе всех участников без инсайдерской информации нереально, но можно оценить результат: выставка исторических материалов подана как весьма эффектный спектакль, в котором архитектура играет одну из важнейших ролей. Она, собственно, и создает визуальность, ведь несмотря на присутствие ряда крупных картин, большинство экспонатов – это старые черно-белые фотографии, письменные документы и кинохроника, которую тоже надо было превратить в материальный компонент экспозиции. 
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Евгения Асса

Пространство Нового манежа, два расходящихся от вестибюля длинных зала, полностью трансформировано и совсем не напоминает привычный white box. Первая часть, посвященная годам перед войной и самому ее началу, оформлена в духе Адольфа Лооса. В пространство зала встроен, по сути, домашний интерьер с дощатыми полами и стенами, окрашенными в белый, серо-голубой и терракотовый цвет. Дом этот уютный и неуловимо венский, напоминающий сразу дом Штейнера, здание Сецессиона и музей прикладного искусства MAK. Австрийская ассоциация вполне уместна: при входе нам сразу напоминают, что мировая война началась с инцидента, случившегося в империи Габсбургов и что ей предшествовала локальная война на Балканах. Домашняя же атмосфера передает расслабленное состояние, в котором будущие враги пребывали вплоть до начала всеевропейской катастрофы. Большой зал похож на столовую благодаря тому, что всю его середину занимает стол вполне бытового вида, хотя и накрытый вместо обеденных приборов безупречно подсвеченными витринами с документами и фотографиями. Старинные отпечатки в аккуратных рамках вполне по-домашнему развешаны по стенам. Одна из них отдана встречам кузенов Николая, Вильгельма и Джорджа; тут же и непременный в таких случаях портрет их общей бабушки королевы Виктории. Безмятежность по инерции продолжается и после объявления войны. Ею проникнуты даже снимки трех сыновей великого князя Константина в военной форме и простых солдат, посетивших фотоателье перед отправкой на фронт. Только художники с присущей им чуткостью описывают происходящее в терминах Апокалипсиса: таковы и  «Мистические образы войны» Натальи Гончаровой и коллажи Ольги Розановой к рукотворной книге Алексея Крученых «Вселенская война». 
zooming
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Евгения Асса
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Анны Броновицкой
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Анны Броновицкой

Следующая секция, раскрывающая тему работы медицинской службы и участия женщин в войне, по контрасту, совершенно потусторонняя, отрешенная. Здесь вместо четких деревянных стен с проемами колышутся белые занавески, то разделяющие отсеки со столами-витринами, то служащие экранами, на которые проецируются кадры хроники. Решение очень простое и при этом эффективное: мы в палатке, палате госпиталя, но и в мире, где главенствуют женщины, и в облаках, то есть, может быть, уже на пути на небеса. Трансцендентальная нота заставляет вспомнить белые занавески на светящихся «окнах» из инсталляции «Цистерна», сделанной в 2011 году Александром Бродским.  Вероятно, это не случайное совпадение – Надежда Корбут и Кирилл Асс много лет работают в бюро Бродского.
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Анны Броновицкой
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Евгения Асса
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Анны Броновицкой

Третья же часть экспозиции, целиком занимающая второй зал, не только не минималистична, а по-барочному экспрессивна, и не зря: здесь рассказывается о боевых действиях, героизме и гибели, патриотических призывах и бесславном выходе из войны страны, которая перестала быть прежней Россией. По контрасту со светлой первой половиной, здесь темно. Из темноты вырываются световые пятна: лайтбоксы с фотографиями военных, карты фронтов, подсвеченные витрины, экраны с кинохроникой, прямоугольники живописных полотен. Драматический контраст света и тени усугубляется противопоставлением порядка и хаоса. В прямоугольную логику стен врываются косые штрихи – витрины и экраны будто пришли в движение. Пространственную дезориентацию еще больше усиливает покрытие пола мятыми металлическими листами. Они бликуют как поверхность моря, в котором все плывет и будто тонет, и при этом тревожно гремят под ногами зрителей. Хаос несет смерть: расчерченная на клеточки стена с портретами георгиевских кавалеров похожа на стену колумбария, черные подиумы витрин – на гробы. Самый крупный архитектурный элемент здесь – «здание ставки», поднявшись в которое, можно окинуть взглядом пространство зала, продленное зеркальной торцовой стеной, и прочувствовать беспомощность командования. Как ни удивительно, экспозиция в комнатах «ставки» посвящена не верховному командованию, а генералу Брусилову, заявившему, что верность России для него превыше верности императору. Логика экспозиции ведет зрителя от начала зала, где главная тема – воинская слава и патриотические призывы, к последнему экспонату: электронной копии Брест-Литовского договора. Посмотрев назад, зритель видит, что напоминающие хоругви текстильные экраны обернулись красными стягами. 
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Анны Броновицкой
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Анны Броновицкой

В принципе, можно не оборачиваться, а просто поднять голову и увидеть перспективу зала отраженной в зеркале, вместе с самим собой. Впечатление неожиданное, даже шокирующее: световые условия таковы, что ты до последнего момента не сознаешь, что впереди – зеркало, и вдруг видишь себя среди плывущих по темному морю гробов. Это самый сильнодействующий, но не единственный из приемов, использованных авторами экспозиции для сворачивания исторического времени и актуализации послания выставки, в названии которой указаны три даты: 1914/1918/2014. В первой, «домашней» части таких трюков два. Один из них – своего рода автоматический монархический алтарь. На стене висит вполне китчевого вида платок с портретами императора Николая и императрицы Александры, а под ним стоит довольно низкий стол-витрина со страницей первой всероссийской переписи населения с их именами («Николай Александрович Романов, хозяин земли русской, Александра Федоровна Романова, хозяйка земли русской»). Чтобы рассмотреть записи, зритель наклоняется – и невольно бьет поклон монаршей чете. Второй фокус – чисто визуальный. Листы «Вселенской войны» Крученых-Розановой собраны по восемь в черное паспарту, похожее на переплет окна: так нам намекают, что события, в ответ на которые они появились, не остались в прошлом, отделенном от сегодняшнего дня безопасной дистанцией. Ну а в госпитальной части просто достигается иллюзия слияния с потусторонним миром. Занавески полупрозрачные, и просвечивающие за ними фигуры посетителей кажутся столь же нематериальными, что и движущиеся тени людей, живших и умиравших сто лет назад. 
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Анны Броновицкой

Выставочные проекты с крупным бюджетом и международным участием делаются долго, и в начале подготовки никто, разумеется, не мог предугадать, что «Взгляни в глаза войны» откроется на фоне сообщений о боевых действиях и бесплодных переговорах первых лиц государств, что она окажется столь пугающе актуальной. Выбор зала, огромное количество изображений членов царской семьи и тот факт, что на открытии выступал Дмитрий Медведев, заставляют предположить, что выставка задумывалась, как государственно-патриотическая. Но получившееся в итоге художественное высказывание несет совсем другой смысл. Идите и смотрите.
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Евгения Асса
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Евгения Асса
Выставка «Взгляни в глаза войны». Фотография Евгения Асса

03 Сентября 2014

Автор текста:

Анна Броновицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.