English version

Удвоение амбиций. У пермского конкурса два победителя

Подведены итоги открытого архитектурного конкурса на проект здания нового музейного центра в Перми, организованного Центром современной архитектуры (Ц:СА). Главный приз поделили пополам швейцарский архитектор Валерио Олджати и Борис Бернаскони. Третью премию присудили Захе Хадид. Петер Ноевер радуется «что остался жив», Петер Цумтор предложил построить отдельный музей для пермской деревянной скульптуры, а стилевые предпочтения меняются не в пользу дигитальности

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Марта 2008
mainImg
0

Конкурс PermMuseumXXI организаторы называют самым амбициозным в Новой России, и для этого есть все основания. Это первый открытый архитектурный конкурс, организованный для России, в котором наравне участвовали российские и иностранные архитекторы, в том числе и «звезды». Первый тур конкурса был проведен летом – тогда эксперты рассмотрели более 300 портфолио архитекторов из 50 стран, и выбрали из них 25 мастерских, которые участвовали во втором туре – собственно, проектировали музей. Для этих архитекторов устроили поездку в Пермь, показали коллекцию, для которой они будут проектировать.

Музей должен стать знаковым объектом, преобразить унылую часть города, привлечь туристов. Словом, стать «пермским Бильбао». Председатель жюри Петер Цумтор однако усложнил задачу: согласно его убеждению, такой конкурс должен не только создать знаковый объект, но и открыть новые имена – способствовать продвижению молодых дарований. Таким образом в идеале должен был возникнуть знаковый объект по проекту не-звезды, точнее, будущей звезды.

Итак, 24 марта были вскрыты конверты с результатами голосования, и оказалось, что два объекта набрали одинаковое количество баллов. Поэтому вместо первой ($100 000) и второй ($ 70 000) премий присудили одну общую на двоих, сложив награду и поделив пополам – каждому по $ 85 000. Равноправными победителями стали Борис Бернаскони и Валерио Олджати. Кто из двух победителей будет проектировать дальше и строить, неизвестно. По словам директора Ц:СА Ирины Коробьиной, заказчик, министерство культуры Пермского края, взял тайм-аут и размышляет, как именно поступить.

Проект швейцарского архитектора Валерио Олджати представляет собой башню, причудливый силуэт которой составлен из семи или восьми прямоугольных ярусов различной ширины, нанизанных на общий стержень. Все фасады расчерчены одинаковыми полуовалами, похожими на гигантскую уплощенную бахрому. Эта форма также напоминает дворец Алворада Оскара Нимейера, и еще больше – нечто советское. Можно подумать, что здесь был взят за основу собирательный образ брежневского музея, размножен в различном масштабе, а потом эти клоны поставлены друга на друга в произвольном порядке – получилась своего рода нерегулярная пирамида. Но здание достаточно высокое (многие другие проекты прижимаются к земле), а из больших окон открываются виды на пермские окрестности, на город и реку Каму.

Говоря об этом проекте, Петер Цумтор сразу признался, что все российские члены жюри возненавидели его с первого взгляда. Затем, отвечая на вопрос журналиста Сергея Хачатурова – по каким принципам выбрали эту пагоду? – Цумтор сказал, что здание «растет как дерево» и открывает виды вокруг себя. Вероятно, заметил председатель жюри конкурса, русские увидели в нем нечто из советского прошлого. Российские члены жюри, сказал он, назвали его кичем, сам же Петер Цумтор считает его своего рода провокацией.

«Я думал, русским понравится…» - произнес председатель жюри, и добавил: вероятно, так сказывается разница в мышлении европейцев и русских. От себя заметим – здесь скорее сказалось представление европейцев о России, как о чем-то советском, серьезном, но орнаментальном. Орнаментально-серьезном и к тому растущем как дерево, то есть без особенных правил, эдак по-восточному. Французский реставратор XIX века Виолле-ле-Дюк, например, прямо возводил русские купола и «горки кокошников» к индийской архитектуре. Ну а здесь – если «пагода» – что-то советско-китайское получается. Кто-то в зале сказал – намек на ближайшее будущее…
Такое представление о Сибири не кажется результатом очень тонкого погружения в контекст. Оно скорее находится на уровне уверенности в том, что «снега там много».

Петер Цумтор, однако, по ходу рассуждений о контексте высказал интересную идею – построить для пермской коллекции деревянной скульптуры, которая составляет главное сокровище музея отдельное небольшое и камерное здание. Идея представляется очень красивой, но вот только она не была заявлена в условиях конкурса. Если вынести из пермской коллекции ее главное сокровище в другое здание, то что тогда останется? ЦДХ?

Равноправный победитель – Борис Бернаскони – хорошо известен в Москве, в основном, концептуальными приколами. На прошлогодней Арх-Москве он показал музей Церетели в виде памятника Петру I, забранного в стеклянный параллелепипед, годом раньше дом-матрешку. Сейчас он занимается дизайном экспозиции первой московской биеннале архитектуры. Архитектор, определенно, имеет имя, но не имеет заметных построек. В этом смысле победа (пусть даже пол-победы) на пермском конкурсе Ц:СА для Бернаскони – важное событие, и оно хорошо отвечает программе Цумтора по продвижению новых имен. Из российских участников, во всяком случае, Борис Бернаскони – самый молодой (сейчас ему 37).

Пермский музей в интерпретации Бориса Бернаскони – светящийся ночью параллелепипед. Один из его торцов обращен к реке – проект включает комплексное обустройство прибрежной зоны, превращение ее в полноценную набережную (что было названо одним из важных достоинств). Вдоль «длинных» сторон тянутся широкие и протяженные симметричные пандусы, выводящие посетителей на кровлю. Отличительная особенность проекта – он включает в интерьер музея железнодорожные пути, устраивая внутри станцию, с которой посетители, по-видимому, будут попадать непосредственно в музей. Этот подход, напоминающий аэропорт, вызвал сомнение присутствовавшего на пресс-конференции журналиста Григория Ревзина, который попытался выяснить, не запрещен ли такой эксперимент российскими стандартами проектирования. На что Ирина Коробьина процитировала Петера Цумтора «законы пишутся для людей, и их надо исправлять, если это требуется».   

Третью премию ($ 50 000) присудили Захе Хадид, продемонстрировав предпочтение молодым в ущерб признанным «звездам». Ее проект, как и всегда, очень пластичен, но как-то более сдержан и спокоен, чем обычно: узнаваемая гибкая форма свернута в строгое овальное кольцо. Такая «скромность» кажется реакцией на позицию Петера Цумтора, который – и он повторил это вновь на пресс-конференции – против обезличенной «звездной» архитектуры, за местный колорит и контекст. Что, кстати, было одним из критериев выбора, озвученных жюри.

Пример Хадид показателен. Итога второго тура демонстрируют любопытную тенденцию – жюри очень прохладно отнеслось к криволинейности. Красиво, гибко нарисованный проект Асимптоты ограничился поощрительной премией, блистательная Заха свернулась в клубок и заслужила третье место, первую премию поделили отчаянно-прямоугольные проекты. Прямо-таки декларативно прямоугольные. Что это – смена стилевых приоритетов? Или мнение иностранцев о российском контексте, а россиян о себе? Тоска по авангарду, о которой говорил Юрий Гнедовский? Сложно сказать почему, но модная дигитальность вдруг оказалась в загоне. Возможно, она представляет тот самый интернациональный стиль, от которого предостерегал Петер Цумтор.

О другом критерии упомянул Александр Кудрявцев – предпочтение, помимо прочего, отдавалось «реализуемым» проектам. Вероятно, поэтому проект Тотана Кузембаева в виде моста-радуги, перекинутой с берега на остров посреди Камы, получил лишь поощрительную награду. Хотя он, на мой взгляд, как раз мог бы оказаться знаковым: ясный образ насыщен эмоциями и смыслом – радуга, как известно, символизирует надежду, в данном случае ее можно было бы интерпретировать как надежду на возрождение города. Символ, правда, очень уж известный, что, по-видимому, также помешало проекту победить.

Второй иностранный член жюри, директор музея МАК Петер Ноевер, прокомментировал его работу следующим так: «хорошо, что я жив остался» и намекнул на крайне напряженное  обсуждение, а также на то, что кворум набрали с трудом, так как несколько заявленных судей отказались. Выяснилось, что в жюри не участвовал сославшийся на болезнь Арата Исодзаки, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, который прислал свое мнение по электронной почте – жюри, однако, отказалось учитывать голос по почте, сосредоточившись на очном обсуждении работ. Не участвовал в работе Министр культуры Пермского края Олег Ощепков, которого в этот период сняли с должности. Вместо Пиотровского голосовала директор Пермской картинной галереи Надежда Беляева, а вместо Олега Ощепкова – сенатор Сергей Гордеев, основатель фонда «Русский авангард». Архитектор из Нидерландов Бен Ван Беркель отказался за три недели до начала и его никем не заменяли. По утверждению директора Ц:СА Ирины Коробьиной, все замены были проведены в соответствии с законодательством и следовательно, кворум был.

Еще Петер Ноевер сказал: «мне грустно, что мы не смогли дать ясную рекомендацию», и это действительно грустно. Можно порадоваться за обоих финалистов второго тура, но за ним неминуемо вырисовывается третий тур. Проекты несовместимы, это так или иначе признали и Ноевер и Цумтор. О том, чтобы делать музей сообща, тоже нет речи. Как бы восходящие звезды не остались на бумаге. Что-то там еще решит заказчик, краевое министерство и администрация, состав которой обновился как раз приблизительно тогда, когда работало жюри конкурса.

Архитектор Петер Цумтор. Председатель жюри конкурса. Фото Ю. Тарабариной
Слева направо: директор музея МАК Петер Ноевер, председатель жюри конкурса архитектор Петер Цумтор, директор Ц:СА Ирина Коробьина
zooming
Valerio Olgiati. Шур, Швейцария. Первая премия
zooming
Valerio Olgiati. Шур, Швейцария. Первая премия
zooming
Студия Б Е Р Н А С К О Н И. Первая премия
zooming
Студия Б Е Р Н А С К О Н И. Первая премия. Железная дорога внутри музея
zooming
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
zooming
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
zooming
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
zooming
Acconci Studio + Guy Nordenson and Associates LLP. Нью-Йорк, США. Специальная премия
zooming
Asymptote Architecture PLLC, Hani Rashid and Lise Anne Couture. Нью-Йорк, США. Специальная премия
zooming
Esa Ruskeepaa. Хельсинки, Финляндия. Специальная премия
zooming
Meili, Peter Architekten AG. Цюрих, Швейцария. Специальная премия
zooming
Soren Robert Lund Arkitekter. Копенгаген, Дания. Специальная премия
zooming
А-Б (Андрей Савин, Андрей Чельцов, Михаил лабазов). Москва. Специальная премия
zooming
Бюро Александр Бродский. Москва. Специальная премия
zooming
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Москва. Специальная премия
zooming
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Москва. Специальная премия

26 Марта 2008

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Сохранить спонтанное?
О том, как эксперты Нижнего Новгорода обсуждали судьбу Караваихи – городского района, сложившегося в 1920-е – 1950-е годы, а сейчас ставшего территорией КРТ.
Арх Москва 2022: награды
Наград Арх Москвы, как всегда, много, на сей раз даже очень много. Рассказываем, кого за что отметили, вспоминаем прошедшую выставку. Важно: звание лучших архитекторов NEXT и обязанность делать экспозицию молодого архитектора получило бюро Надежды и Ильи Кореневых KRNV – за объект «Экзистенция».
Устоять на трех китах
В Гостином дворе открылась Арх Москва. Ее тема – «Устойчивость», но только редкие участники исследуют известные темы sustainability. Больше внимания уделено разного рода балансу и постоянству творческих поисков. Много разных и качественных арт-объектов, да и сама экспозиция тонко сбалансирована.
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Сцена и графика
Или графика на сцене. В театре Мастерская Петра Фоменко открылась выставка акварелей и рисунков Сергея Кузнецова. Небольшой фоторепортаж.
Первая легальная
Руководство Винзавода и Москомархитектуры открыли выставку граффити на бетонной железнодорожной стене при Курском вокзале. По словам организаторов, это первый опыт легального граффити в городском пространстве Москвы. Он интересным образом соседствует с нелегальными надписями напротив.
Архсовет Москвы – 74
Проект ЖК на территории ПВСВ, построенной по проекту архитекторов мастерской Весниных, тесно соседствует с известным «Домом-Самолетом», но сохранных памятников конструктивизма на его территории немного. Авторы – АБ ЦЛП, – уделили много внимания памяти о конструктивистском прошлом места, так же как и парку. Но главной темой обсуждения совета стала проницаемость территории в будущем хотя бы для транзитного прохода.
Сгорание
В воскресенье в Никола-Ленивце сожгли объект молодого архитектора Екатерины Поляковой, Вавилонскую башню. Решение о том, чтобы не отменять готовое действо, было принято не без труда; согласно заявлению организаторов, Масленица 2022 года – не праздник, а невеселое художественное высказывание, призыв к прощению и примирению.
Стирание
В четверг (или в среду?) в Анфиладе Музея архитектуры открылась выставка Валерия Кошлякова Domus Maxima. Открытие началось с обсуждения возможности открывать выставку в кризисные времена вообще – но сама живопись, пожалуй, дает ответ на этот вопрос. Выставка очень красивая, ее даже можно понять как вариант истории архитектурной культуры, увиденной через призму личного взгляда художника.
Суметь посметь
Выставка в галерее «Беляево» объединяет советское и современное монументальное искусство – и стрит-арт, поднимая тему их сходств и отличий, в которых, если подумать, не все так просто, как кажется.
Ценность подлинности
Музей Третьяковых в 1-м Голутвином переулке – пример нестандартного подхода к формированию экспозиции там, где невозможна мемориальная обстановка дома-музея. Другая особенность – проект реставрации вырос из дизайна экспозиции, и оба нацелены на демонстрацию подлинности и акцентирование аутентичности. Такое сращение экспозиции и проекта реставрации возможно только при очень последовательной работе от идеи к воплощению. Показываем, рассказываем, беседуем с автором проекта Наринэ Тютчевой.
Градсовет Петербурга 26.01.2022
Парадокс с сохранением дореволюционной застройки, Покрас Лампас и правило брандмауэра: эксперты повторно рассмотрели проекты санатория в Репино и гостиницы на Уральской улице.
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстраивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Маленькое нефтяное подсознание
«Музей подсознания Москвы» Павла Пепперштейна и Сони Стереостырски, дополненный виртуальрной реальностью от Immerse Lab и спектаклем Дмитрия Мелкина «Солярис», представляет подсознание российской столицы как Нефтяриса, нефтяного океана, генерирующего образы, созвучные шаблонному мышлению. Нейросеть Алиса в другой части выставки шепчет про кроссовки.
Пресса: Дом Божий
Еще до того как возник Марат Гельман и сделал Музей современного искусства PERMM, пермские власти вынашивали свой грандиозный музейный проект — PermMuseumXXI. Чиновники хотели построить новое ультраактуальное здание для Пермской художественной галереи.
Архитектурные конкурсы: сослагательное наклонение
В прошлую пятницу, 18 декабря, в ЦДА прошел круглый стол, посвященный международным архитектурным конкурсам. Формально приуроченный к выставке премии Dedalo Minosse в «ПИРогово», он неожиданно вылился в бурную дискуссию о специфике организации архитектурных состязаний в России. Участие или неучастие в них иностранцев, как оказалось, имеет второстепенное значение. Своими корнями проблема уходит в юридические и экономические основы существования отечественного архитектурно-строительного рынка.
Пресса: Бернаскони против Олджати
Наконец-то объявлены результаты конкурса, который организаторы называют «самым амбициозным архитектурным конкурсом новой России». Чтобы обеспечить Пермскую галерею знаковым зданием, были задействованы мощные силы — одна Заха Хадид чего стоит
Пресса: Свет BERNASKONI
Завершен самый амбициозный архитектурный конкурс современной России. В конкурсе на лучший архитектурный проект здания нового музейного центра /рабочее название центра – PermMuseumXXI/ в г.Перми приняли участие как архитектурные бренды – Заха Хадид, Хани Рашид, Вито Аккончи, так и совсем молодые архитекторы
Пресса: Архитекторы всего мира бились за проект музея в Перми
Сегодня стали известны имена победителей конкурса с международным участием на лучший архитектурный проект здания музейного центра в Перми PermMuseumXXI. Ими стали проекты архитекторов Бориса Бернаскони (Москва) и Валерио Олджати (Цюрих, Швейцария)
Пресса: Заху Хадид объехали на Транссибе. Конкурс на проект...
В Перми прошел конкурс на проектирование художественного музея. Он окончился сенсацией — первое место занял молодой российский архитектор Борис Бернаскони, а мировая звезда архитектуры Заха Хадид — только третье. Это все равно, как если бы вдруг Россия выиграла чемпионат мира по футболу, причем силами игроков, о которых раньше знали только профессионалы. Проект-победитель стоило бы реализовать хотя бы ради утверждения этого национального триумфа, считает ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН
Удвоение амбиций. У пермского конкурса два победителя...
Подведены итоги открытого архитектурного конкурса на проект здания нового музейного центра в Перми, организованного Центром современной архитектуры (Ц:СА). Главный приз поделили пополам швейцарский архитектор Валерио Олджати и Борис Бернаскони. Третью премию присудили Захе Хадид. Петер Ноевер радуется «что остался жив», Петер Цумтор предложил построить отдельный музей для пермской деревянной скульптуры, а стилевые предпочтения меняются не в пользу дигитальности
Пресса: В Перми выбрали лучший архитектурный проект здания...
В Перми названы имена победителей конкурса с международным участием на лучший архитектурный проект суперсовременного здания музейного центра PermMuseumXXI, которыми стали работы архитекторов Бориса Бернаскони (Москва) и Валерио Олджати (Цюрих, Швейцария), сообщает пресс-служба губернатора и правительства Пермского края
Пресса: 25 марта назовут победителя PermMuseum XXI
Во вторник станет известно, как будет выглядеть новое здание Пермской художественной галереи. Члены международного жюри уже два дня находятся в Перми. Обсуждение 25 проектов, отобранных в результате конкурса PermMuseum XXI, ведется в закрытом режиме в здании галереи. Как удалось установить "Известиям", в Пермь приехали не все члены жюри. По разным причинам не смогли присутствовать на обсуждении Бен Ван Беркель архитектор из Нидерландов, Арата Исодзаки (Япония), директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Принимать решение за своих коллег будут Петер Ноевер, директор музея МАК (Австрия), президент Союза архитекторов России Юрий Гнедовский и архитектор из Швейцариии Петер Цумтор
Пресса: Кама грядеши
В Перми готовится музейная революция. Если все будет удачно, на берегу Камы появится новый музей, сделанный по образу и подобию Гуггенхайма в Бильбао. В самом разгаре второй тур конкурса на проект здания музея, в котором участвуют 25 архитекторов, в том числе звезды первой величины — от Захи Хадид до Эрика Мосса. Чтобы выяснить, как такое может быть, в Пермь отправилась Александра Рудык. А Михаил Абов выяснил, как зарабатывают в нынешних условиях главные музеи мира
Технологии и материалы
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Сейчас на главной
Бакалавры Академии Глазунова 2022: Концепция развития...
Публикуем дипломные проекты бакалавров кафедры архитектуры Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Они посвящены гармонизации значимых мест Садового кольца путем восстановления памятников архитектуры, устройства парков и создания традиционной застройки.
Несколько штрихов
Зона отдыха на берегу озера Тургояк создана малыми средствами, что не отменяет эффект преображения: насыпь, амфитеатр и несколько шезлонгов превратили бывший недострой в востребованную локацию.
Изобретая восток
Чтобы погрузить гостей ресторана Saiko в атмосферу азиатской роскоши, команда IZI Design самостоятельно спроектировала все элементы дизайна – от созданного вручную рельефа скалы на стенах до напечатанных с помощью 3D-принтера подставок для палочек.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.