English version

Удвоение амбиций. У пермского конкурса два победителя

Подведены итоги открытого архитектурного конкурса на проект здания нового музейного центра в Перми, организованного Центром современной архитектуры (Ц:СА). Главный приз поделили пополам швейцарский архитектор Валерио Олджати и Борис Бернаскони. Третью премию присудили Захе Хадид. Петер Ноевер радуется «что остался жив», Петер Цумтор предложил построить отдельный музей для пермской деревянной скульптуры, а стилевые предпочтения меняются не в пользу дигитальности

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Марта 2008
mainImg

Конкурс PermMuseumXXI организаторы называют самым амбициозным в Новой России, и для этого есть все основания. Это первый открытый архитектурный конкурс, организованный для России, в котором наравне участвовали российские и иностранные архитекторы, в том числе и «звезды». Первый тур конкурса был проведен летом – тогда эксперты рассмотрели более 300 портфолио архитекторов из 50 стран, и выбрали из них 25 мастерских, которые участвовали во втором туре – собственно, проектировали музей. Для этих архитекторов устроили поездку в Пермь, показали коллекцию, для которой они будут проектировать.

Музей должен стать знаковым объектом, преобразить унылую часть города, привлечь туристов. Словом, стать «пермским Бильбао». Председатель жюри Петер Цумтор однако усложнил задачу: согласно его убеждению, такой конкурс должен не только создать знаковый объект, но и открыть новые имена – способствовать продвижению молодых дарований. Таким образом в идеале должен был возникнуть знаковый объект по проекту не-звезды, точнее, будущей звезды.

Итак, 24 марта были вскрыты конверты с результатами голосования, и оказалось, что два объекта набрали одинаковое количество баллов. Поэтому вместо первой ($100 000) и второй ($ 70 000) премий присудили одну общую на двоих, сложив награду и поделив пополам – каждому по $ 85 000. Равноправными победителями стали Борис Бернаскони и Валерио Олджати. Кто из двух победителей будет проектировать дальше и строить, неизвестно. По словам директора Ц:СА Ирины Коробьиной, заказчик, министерство культуры Пермского края, взял тайм-аут и размышляет, как именно поступить.

Проект швейцарского архитектора Валерио Олджати представляет собой башню, причудливый силуэт которой составлен из семи или восьми прямоугольных ярусов различной ширины, нанизанных на общий стержень. Все фасады расчерчены одинаковыми полуовалами, похожими на гигантскую уплощенную бахрому. Эта форма также напоминает дворец Алворада Оскара Нимейера, и еще больше – нечто советское. Можно подумать, что здесь был взят за основу собирательный образ брежневского музея, размножен в различном масштабе, а потом эти клоны поставлены друга на друга в произвольном порядке – получилась своего рода нерегулярная пирамида. Но здание достаточно высокое (многие другие проекты прижимаются к земле), а из больших окон открываются виды на пермские окрестности, на город и реку Каму.

Говоря об этом проекте, Петер Цумтор сразу признался, что все российские члены жюри возненавидели его с первого взгляда. Затем, отвечая на вопрос журналиста Сергея Хачатурова – по каким принципам выбрали эту пагоду? – Цумтор сказал, что здание «растет как дерево» и открывает виды вокруг себя. Вероятно, заметил председатель жюри конкурса, русские увидели в нем нечто из советского прошлого. Российские члены жюри, сказал он, назвали его кичем, сам же Петер Цумтор считает его своего рода провокацией.

«Я думал, русским понравится…» - произнес председатель жюри, и добавил: вероятно, так сказывается разница в мышлении европейцев и русских. От себя заметим – здесь скорее сказалось представление европейцев о России, как о чем-то советском, серьезном, но орнаментальном. Орнаментально-серьезном и к тому растущем как дерево, то есть без особенных правил, эдак по-восточному. Французский реставратор XIX века Виолле-ле-Дюк, например, прямо возводил русские купола и «горки кокошников» к индийской архитектуре. Ну а здесь – если «пагода» – что-то советско-китайское получается. Кто-то в зале сказал – намек на ближайшее будущее…
Такое представление о Сибири не кажется результатом очень тонкого погружения в контекст. Оно скорее находится на уровне уверенности в том, что «снега там много».

Петер Цумтор, однако, по ходу рассуждений о контексте высказал интересную идею – построить для пермской коллекции деревянной скульптуры, которая составляет главное сокровище музея отдельное небольшое и камерное здание. Идея представляется очень красивой, но вот только она не была заявлена в условиях конкурса. Если вынести из пермской коллекции ее главное сокровище в другое здание, то что тогда останется? ЦДХ?

Равноправный победитель – Борис Бернаскони – хорошо известен в Москве, в основном, концептуальными приколами. На прошлогодней Арх-Москве он показал музей Церетели в виде памятника Петру I, забранного в стеклянный параллелепипед, годом раньше дом-матрешку. Сейчас он занимается дизайном экспозиции первой московской биеннале архитектуры. Архитектор, определенно, имеет имя, но не имеет заметных построек. В этом смысле победа (пусть даже пол-победы) на пермском конкурсе Ц:СА для Бернаскони – важное событие, и оно хорошо отвечает программе Цумтора по продвижению новых имен. Из российских участников, во всяком случае, Борис Бернаскони – самый молодой (сейчас ему 37).

Пермский музей в интерпретации Бориса Бернаскони – светящийся ночью параллелепипед. Один из его торцов обращен к реке – проект включает комплексное обустройство прибрежной зоны, превращение ее в полноценную набережную (что было названо одним из важных достоинств). Вдоль «длинных» сторон тянутся широкие и протяженные симметричные пандусы, выводящие посетителей на кровлю. Отличительная особенность проекта – он включает в интерьер музея железнодорожные пути, устраивая внутри станцию, с которой посетители, по-видимому, будут попадать непосредственно в музей. Этот подход, напоминающий аэропорт, вызвал сомнение присутствовавшего на пресс-конференции журналиста Григория Ревзина, который попытался выяснить, не запрещен ли такой эксперимент российскими стандартами проектирования. На что Ирина Коробьина процитировала Петера Цумтора «законы пишутся для людей, и их надо исправлять, если это требуется».   

Третью премию ($ 50 000) присудили Захе Хадид, продемонстрировав предпочтение молодым в ущерб признанным «звездам». Ее проект, как и всегда, очень пластичен, но как-то более сдержан и спокоен, чем обычно: узнаваемая гибкая форма свернута в строгое овальное кольцо. Такая «скромность» кажется реакцией на позицию Петера Цумтора, который – и он повторил это вновь на пресс-конференции – против обезличенной «звездной» архитектуры, за местный колорит и контекст. Что, кстати, было одним из критериев выбора, озвученных жюри.

Пример Хадид показателен. Итога второго тура демонстрируют любопытную тенденцию – жюри очень прохладно отнеслось к криволинейности. Красиво, гибко нарисованный проект Асимптоты ограничился поощрительной премией, блистательная Заха свернулась в клубок и заслужила третье место, первую премию поделили отчаянно-прямоугольные проекты. Прямо-таки декларативно прямоугольные. Что это – смена стилевых приоритетов? Или мнение иностранцев о российском контексте, а россиян о себе? Тоска по авангарду, о которой говорил Юрий Гнедовский? Сложно сказать почему, но модная дигитальность вдруг оказалась в загоне. Возможно, она представляет тот самый интернациональный стиль, от которого предостерегал Петер Цумтор.

О другом критерии упомянул Александр Кудрявцев – предпочтение, помимо прочего, отдавалось «реализуемым» проектам. Вероятно, поэтому проект Тотана Кузембаева в виде моста-радуги, перекинутой с берега на остров посреди Камы, получил лишь поощрительную награду. Хотя он, на мой взгляд, как раз мог бы оказаться знаковым: ясный образ насыщен эмоциями и смыслом – радуга, как известно, символизирует надежду, в данном случае ее можно было бы интерпретировать как надежду на возрождение города. Символ, правда, очень уж известный, что, по-видимому, также помешало проекту победить.

Второй иностранный член жюри, директор музея МАК Петер Ноевер, прокомментировал его работу следующим так: «хорошо, что я жив остался» и намекнул на крайне напряженное  обсуждение, а также на то, что кворум набрали с трудом, так как несколько заявленных судей отказались. Выяснилось, что в жюри не участвовал сославшийся на болезнь Арата Исодзаки, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, который прислал свое мнение по электронной почте – жюри, однако, отказалось учитывать голос по почте, сосредоточившись на очном обсуждении работ. Не участвовал в работе Министр культуры Пермского края Олег Ощепков, которого в этот период сняли с должности. Вместо Пиотровского голосовала директор Пермской картинной галереи Надежда Беляева, а вместо Олега Ощепкова – сенатор Сергей Гордеев, основатель фонда «Русский авангард». Архитектор из Нидерландов Бен Ван Беркель отказался за три недели до начала и его никем не заменяли. По утверждению директора Ц:СА Ирины Коробьиной, все замены были проведены в соответствии с законодательством и следовательно, кворум был.

Еще Петер Ноевер сказал: «мне грустно, что мы не смогли дать ясную рекомендацию», и это действительно грустно. Можно порадоваться за обоих финалистов второго тура, но за ним неминуемо вырисовывается третий тур. Проекты несовместимы, это так или иначе признали и Ноевер и Цумтор. О том, чтобы делать музей сообща, тоже нет речи. Как бы восходящие звезды не остались на бумаге. Что-то там еще решит заказчик, краевое министерство и администрация, состав которой обновился как раз приблизительно тогда, когда работало жюри конкурса.

Архитектор Петер Цумтор. Председатель жюри конкурса. Фото Ю. Тарабариной
Слева направо: директор музея МАК Петер Ноевер, председатель жюри конкурса архитектор Петер Цумтор, директор Ц:СА Ирина Коробьина
zooming
Valerio Olgiati. Шур, Швейцария. Первая премия
zooming
Valerio Olgiati. Шур, Швейцария. Первая премия
zooming
Студия Б Е Р Н А С К О Н И. Первая премия
zooming
Студия Б Е Р Н А С К О Н И. Первая премия. Железная дорога внутри музея
zooming
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
zooming
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
zooming
Zaha Hadid Architects Trading. Лондон, Великобритания. Третья премия
zooming
Acconci Studio + Guy Nordenson and Associates LLP. Нью-Йорк, США. Специальная премия
zooming
Asymptote Architecture PLLC, Hani Rashid and Lise Anne Couture. Нью-Йорк, США. Специальная премия
zooming
Esa Ruskeepaa. Хельсинки, Финляндия. Специальная премия
zooming
Meili, Peter Architekten AG. Цюрих, Швейцария. Специальная премия
zooming
Soren Robert Lund Arkitekter. Копенгаген, Дания. Специальная премия
zooming
А-Б (Андрей Савин, Андрей Чельцов, Михаил лабазов). Москва. Специальная премия
zooming
Бюро Александр Бродский. Москва. Специальная премия
zooming
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Москва. Специальная премия
zooming
Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Москва. Специальная премия

26 Марта 2008

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Пресса: Дом Божий
Еще до того как возник Марат Гельман и сделал Музей современного искусства PERMM, пермские власти вынашивали свой грандиозный музейный проект — PermMuseumXXI. Чиновники хотели построить новое ультраактуальное здание для Пермской художественной галереи.
Архитектурные конкурсы: сослагательное наклонение
В прошлую пятницу, 18 декабря, в ЦДА прошел круглый стол, посвященный международным архитектурным конкурсам. Формально приуроченный к выставке премии Dedalo Minosse в «ПИРогово», он неожиданно вылился в бурную дискуссию о специфике организации архитектурных состязаний в России. Участие или неучастие в них иностранцев, как оказалось, имеет второстепенное значение. Своими корнями проблема уходит в юридические и экономические основы существования отечественного архитектурно-строительного рынка.
Пресса: Бернаскони против Олджати
Наконец-то объявлены результаты конкурса, который организаторы называют «самым амбициозным архитектурным конкурсом новой России». Чтобы обеспечить Пермскую галерею знаковым зданием, были задействованы мощные силы — одна Заха Хадид чего стоит
Пресса: Свет BERNASKONI
Завершен самый амбициозный архитектурный конкурс современной России. В конкурсе на лучший архитектурный проект здания нового музейного центра /рабочее название центра – PermMuseumXXI/ в г.Перми приняли участие как архитектурные бренды – Заха Хадид, Хани Рашид, Вито Аккончи, так и совсем молодые архитекторы
Пресса: Архитекторы всего мира бились за проект музея в Перми
Сегодня стали известны имена победителей конкурса с международным участием на лучший архитектурный проект здания музейного центра в Перми PermMuseumXXI. Ими стали проекты архитекторов Бориса Бернаскони (Москва) и Валерио Олджати (Цюрих, Швейцария)
Пресса: Заху Хадид объехали на Транссибе. Конкурс на проект...
В Перми прошел конкурс на проектирование художественного музея. Он окончился сенсацией — первое место занял молодой российский архитектор Борис Бернаскони, а мировая звезда архитектуры Заха Хадид — только третье. Это все равно, как если бы вдруг Россия выиграла чемпионат мира по футболу, причем силами игроков, о которых раньше знали только профессионалы. Проект-победитель стоило бы реализовать хотя бы ради утверждения этого национального триумфа, считает ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН
Удвоение амбиций. У пермского конкурса два победителя...
Подведены итоги открытого архитектурного конкурса на проект здания нового музейного центра в Перми, организованного Центром современной архитектуры (Ц:СА). Главный приз поделили пополам швейцарский архитектор Валерио Олджати и Борис Бернаскони. Третью премию присудили Захе Хадид. Петер Ноевер радуется «что остался жив», Петер Цумтор предложил построить отдельный музей для пермской деревянной скульптуры, а стилевые предпочтения меняются не в пользу дигитальности
Пресса: В Перми выбрали лучший архитектурный проект здания...
В Перми названы имена победителей конкурса с международным участием на лучший архитектурный проект суперсовременного здания музейного центра PermMuseumXXI, которыми стали работы архитекторов Бориса Бернаскони (Москва) и Валерио Олджати (Цюрих, Швейцария), сообщает пресс-служба губернатора и правительства Пермского края
Пресса: 25 марта назовут победителя PermMuseum XXI
Во вторник станет известно, как будет выглядеть новое здание Пермской художественной галереи. Члены международного жюри уже два дня находятся в Перми. Обсуждение 25 проектов, отобранных в результате конкурса PermMuseum XXI, ведется в закрытом режиме в здании галереи. Как удалось установить "Известиям", в Пермь приехали не все члены жюри. По разным причинам не смогли присутствовать на обсуждении Бен Ван Беркель архитектор из Нидерландов, Арата Исодзаки (Япония), директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Принимать решение за своих коллег будут Петер Ноевер, директор музея МАК (Австрия), президент Союза архитекторов России Юрий Гнедовский и архитектор из Швейцариии Петер Цумтор
Пресса: Кама грядеши
В Перми готовится музейная революция. Если все будет удачно, на берегу Камы появится новый музей, сделанный по образу и подобию Гуггенхайма в Бильбао. В самом разгаре второй тур конкурса на проект здания музея, в котором участвуют 25 архитекторов, в том числе звезды первой величины — от Захи Хадид до Эрика Мосса. Чтобы выяснить, как такое может быть, в Пермь отправилась Александра Рудык. А Михаил Абов выяснил, как зарабатывают в нынешних условиях главные музеи мира
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Сейчас на главной
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.