Австралийский модернизм

Отчет о выставке в галерее ВХУТЕМАС, посвященной 90-летию со дня рождения архитектора Гарри Сайдлера.

Автор текста:
Анна Сансиева

mainImg
Выставка «Австралия: модернизм Сайдлера» куратора Владимира Белоголовского успела попутешествовать по миру, от Таллина до Сан-Паулу, пока не добралась, наконец, до Москвы. Она посвящена крупнейшему австралийскому архитектору XX столетия: именно Сайдлер принес в Австралию принципы модернизма и «стиль Баухауза».
Гарри Сайдлер,1973 Фото: Макс Дюпен
Дом Розы Сайдлер, Варунга, Сидней, Австралия, 1948-50 гг. Фото © Harry Seidler

Экспозицию составляют фотографии, копии чертежей и эскизов, видеоматериалы. На фотографиях Сайдлер предстает открытым человеком с приятной улыбкой – на одном снимке он позирует с фотографом Максом Дюпеном около дома, проект которого разработал для своей матери Розы Сайдлер, на другом – прохаживается вместе с Вальтером и Изой Гропиус. Однако его судьба складывалась непросто: после аншлюса Австрии Германией 15-летнему Сайдлеру пришлось покинуть родную Вену и начать череду путешествий по разным материкам. Зато во время этих странствий он вобрал в себя опыт лучших архитекторов середины XX века: его учителями были мастера Баухауза Вальтер Гропиус, Йозеф Альберс, Марсель Бройер, а также Оскар Нимейер. Архитектура Гарри Сайдлера – это синтез модернистских исканий его учителей и современников, воплотившийся в зданиях на далекой от актуальных течений австралийской земле.
Дом Розы Сайдлер, Варунга, Сидней, Австралия, 1948-50 гг. Фото © Harry Seidler

На выставке представлены самые знаменитые из 120 построек архитектора в Австралии, Европе, Северной Америке и Азии. Среди них – небоскреб Australia Square, построенный в Сиднее в 1961–1967 годах; на чертеже его конструктивное решение, разработанное Сайдлером совместно с Пьерлуиджи Нерви, напоминает детскую пирамидку: точно так же его части «нанизаны» друг на друга. У здания посольства Австралии в Париже (1973–1977) изогнут фасад, что напоминает фантастическую и свободную архитектуру Оскара Нимейера, то же самое можно сказать о North Apartments (2004) и Horizon Apartments (1998) в Сиднее. По словам жены архитектора Пенелопы Сайдлер, такие изгибы становятся излюбленным мотивом в работах Сайдлера лишь в конце жизни, хотя в мастерской Нимейера в Рио он работал еще в конце 1940-х, до переезда в Австралию.
Собственный дом четы Сайдлер. Киллара близ Сиднея, 1966-67; фото Макса Дюпена

Но ключевая тема творчества Сайдлера и выставки – частные резиденции. Это эффектные модернистские виллы с огромными остекленными плоскостями, поднятые над землей на сваях – вполне в духе заветов Ле Корбюзье. В экспозицию включены и первый проект Гарри Сайдлера в Австралии – дом его матери Розы Сайдлер, построенный под Сиднеем в 1950, и известный дом Берманов со смело изогнутой крышей (1999), и собственная вилла Пенелопы и Гарри Сайдлеров (1966–1967).
Дом четы Берман. Джоаджа близ Сиднея. 1999 © Eric Sierins

Центральное место на экспозиции занимает собрание из множества фотографий произведений архитектуры и скульптуры, а также репродукций картин, которые повлияли на творчество Гарри Сайдлера. Здесь можно встретить все: от чертежа виллы Барбаро Андреа Палладио и барочных фасадов Франческо Борромини до силуэтов построек Оскара Нимейера и цветного плана сада на крыше Роберто Бурле-Маркса. Путешествуя по миру и изучая все новое, Гарри Сайдлер объединил в своем творчестве эпохи и виды искусства (он искал вдохновение не только в архитектуре, но и в скульптуре, живописи и дизайне) и выплеснул эти впечатления в своих проектах. При этом архитектор на протяжении всего своего 60-летнего творческого пути оставался твердым приверженцем этических принципов модернизма – идей о социальном жилье, рациональном строительстве, экономии электроэнергии за счет продуманного использования дневного освещения и т.д.
MLC Centre в Сиднее, фойе театра с арт-объектом “Mercator” работы Чарльза Перри, 1972-75; фото Макса Дюпена

Выставка о Гарри Сайдлере невелика по размеру, однако позволяет подробно познакомиться с работами архитектора в камерной обстановке. Отдельный плюс – ее расположение на территории МАРХИ, поэтому новому поколению архитекторов будет особенно легко познакомиться с опытом одного из классиков мирового модернизма.
Правительственный комплекс зданий им. Эдмунда Бартона, Канберра, 1974 Фото: Макс Дюпейн
Гарри Сайдлер. Посольство Австралии в Париже. 1973-77; фото Макса Дюпена
Гарри Сайдлер. Посольство Австралии в Париже. 1973-77; фото Макса Дюпена
Здание Гонконг-Клуба, Гонконг, 1980-84 гг. Фото © Max Dupain, Max Dupain & Associates
Здание Гонконг-Клуба, Гонконг, 1980-84 гг. Фото © Max Dupain, Max Dupain & Associates
Гарри Сайдлер. Штаб-квартира Shell в Мельбурне, 1985-89. Фото: John Gollings


19 Марта 2014

Автор текста:

Анна Сансиева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.