Современность без компромиссов

Вышла в свет книга Владимира Белоголовского о Гарри Сайдлере — крупнейшем австралийском архитекторе 2-й половины XX века.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Когда речь заходит об архитектуре Австралии, в первую очередь в голову приходит Оперный театр в Сиднее — несомненно, самая знаменитая постройка континента, но все же работа иностранца – датчанина Йорна Утсона. Потом вспоминается единственный на сегодняшний день австралийский лауреат Притцкеровской премии – Глен Меркат, чье творчество, однако, составляют почти исключительно бунгало в сельской местности. При этом половина населения страны живет в Сиднее и Мельбурне (не считая обитателей других городов), и их окружают постройки совсем иных авторов.
 
Комплекс Австралия-сквер в Сиднее. 1967. Фото: Max Dupain © Penelope Seidler

Одним из тех, кто определил облик ныне существующей австралийской «застроенной среды» и был Гарри Сайдлер, чей вклад на самом деле значительно больше: он принес туда новейшие архитектурные идеи из Европы и США, когда местные архитекторы лишь только осваивали язык модернизма. Но имя Сайдлера часто выпадает из истории мировой архитектуры (при том, что его постройки очень интересны и вне его «прогрессорской» роли), и адресованная международной аудитории книга Владимира Белоголовского «Harry Seidler LifeWork» (Rizzoli, 2014) призвана исправить эту несправедливость.
 
Гарри Сайдлер. Штаб-квартира Shell в Мельбурне, 1985-89. Фото: John Gollings

Московской публике Сайдлер уже знаком благодаря прошедшей этой весной в Галерее ВХУТЕМАС выставке; эта экспозиция, созданная Владимиром Белоголовским как куратором, была показана во многих странах мира, от Бразилии до Эстонии. История жизни и творчества Гарри Сайдлера также приобрела особую актуальность благодаря своей перекличке с темой текущей венецианской биеннале «Поглощение современности», потому что книга Белоголовского рассказывает об австралийском варианте этого «поглощения» гораздо ярче, чем павильон этой страны в Венеции, посвященный крупным нереализованным проектам прошлого столетия.
 
MLC Centre в Сиднее, фойе театра с арт-объектом “Mercator” работы Чарльза Перри, 1972-75; фото Макса Дюпена

Гарри Сайдлер родился в Вене, был вынужден в 1938, после аншлюса, перебраться в Англию, там был интернирован и перевезен в Канаду. Освободившись, он поступил на архитектурный факультет университета Манитобы, где получил образование с сильным инженерным уклоном, а затем окончил магистерский курс в Гарварде под руководством Вальтера Гропиуса. Сайдлер также учился у Йозефа Альберса и стал первым сотрудником мастерской Марселя Бройера, поэтому принципы модернизма он освоил в изводе Баухауса. Также он успел немного поработать с Алваром Аалто в США, и более длительно — с Оскаром Нимейером в Рио-де-Жанейро, причем влияние бразильской архитектуры в работах Сайдлера весьма ощутимо.
 
Здание Гонконг-Клуба, Гонконг, 1980-84 гг. Фото © Max Dupain, Max Dupain & Associates

В Сидней архитектор приехал в 1948, чтобы спроектировать дом для обосновавшихся там родителей, но остался там навсегда. Он сразу же отметил, что австралийская архитектура отстает от мировых стандартов, и поставил себе задачу – исправить это положение, предложив вместо традиционных кирпичных коттеджей и общественных зданий в формах ар деко постройки в русле модернизма. Но, несмотря на очень успешно сложившуюся карьеру (он реализовал почти 120 проектов, включая крупные жилые, офисные и административные комплексы в Австралии и за рубежом, получил множество австралийских наград и Золотую медаль RIBA), Сайдлер постоянно встречал сопротивление отвечавших за согласование его проектов чиновников, коллег и журналистов, так как его работы (и интернациональный стиль в целом) воспринимались ими как не-австралийские. При этом сложно понять, что тогда можно считать австралийским: все более ранние постройки были типичным для британских колоний экспортом из метрополии. Тем не менее, Австралия «поглощать современность» не торопилась, причем сопротивление новому середины XX века сменилось в конце столетия постмодернистской критикой, также обвинившей Сайдлера в пренебрежении национальной идентичностью. Возможно, он так бы и не дождался крупных заказов, если бы не другой иммигрант – голландец-застройщик Герардус Дюссельдорп, основатель Lend Lease Corporation, не поверил в него. Особенно поразительно читать в вошедшем в книгу интервью вдовы мастера Пенелопы Сайдлер о том, что по-настоящему уважительно относиться к ее мужу и его творчеству стали лишь после его смерти в 2006.
 
Разворот книги Harry Seidler LifeWork

Возможно, часть этого неприятия коренится в бескомпромиссном подходе Сайдлера к работе: он продумывал проекты до деталей, причем порой очень быстро, за несколько дней, и был готов даже отказаться от проекта, лишь бы сохранить свой замысел в неприкосновенности — пусть и лишь на бумаге.
 
Дом Гарри и Пенелопы Сайдлер в Килларе, Сидней. 1967. Фото: Max Dupain © Penelope Seidler

Его творческий метод, подробно описанный в книге Белоголовского, показателен для ученика Гропиуса, Альберса и Бройера, но необычен для представителя позднего модернизма, направления, потерявшего свои позиции в том числе и из-за ослабевшей связи с современным искусством. Сайдлер очень тесно сотрудничал с художниками и скульпторами и явно вдохновлялся их работами. Особенно интересны созданные специально для книги Белоголовского две схемы — основных геометрических «матриц» полотен Френка Стеллы из серии Protractor и планов построек Сайдлера: количество аналогий убеждает в тесной связи архитектора и работавших с ним художников. Кроме Стеллы, это были скульпторы Норман Карлберг (ученик Альберса) и Чарльз Перри, керамист Лин Утсон, дочь Йорна Утсона. Их работам Сайдлер тщательно подбирал место в общественных зонах своих построек, нередко указывая авторам, какие цвета и материалы надо использовать для заказанных им произведений.
 
Разворот книги Harry Seidler LifeWork

Для издания Владимир Белоголовский взял интервью не только у Пенелопы Сайдлер, но у работавших с мастером художников; также туда вошли написанные специально для него тексты Нормана Фостера, Оскара Нимейера, Кеннета Фремптона. Собственно творчество Гарри Сайдлера представлено в книге подборкой из 30 зданий. 10 частных домов в Сиднее, пожалуй, ярче всего демонстрируют творческую эволюцию мастера на протяжении полувека: от подражания Бройеру через интерес к «грубому бетону» Ле Корбюзье до легких «неомодернистских» вилл; а вот постмодернизм Сайдлер никогда не принимал. Десяток крупных построек в Сиднее показывают, насколько он повлиял на облик этого города: его округлые и многогранные небоскребы со сложными, защищающими интерьер от солнца фасадами почти всегда снабжены продуманными, комфортными общественными пространствами, в которых можно увидеть то влияние итальянского барокко, то Бурле Маркса. И заключительные десять построек — это сооружения Сайдлера в других городах страны и за рубежом, включая посольство Австралии в Париже — пожалуй, самую легкодоступную для российского читателя работу архитектора, выполненную, как и другие ключевые его работы, при участии Пьер Луиджи Нерви.
 
Разворот книги Harry Seidler LifeWork

Книга Владимира Белоголовского о Гарри Сайдлере восполняет важный пробел в истории современной архитектуры, позволяя взглянуть на архитектуру модернизма не как на армию однотипных безликих проектов, растоптавшую идентичность отдельных стран и регионов, но как на разнообразный ландшафт, готовящий для пытливого исследователя много открытий.
Разворот книги Harry Seidler LifeWork
Гарри Сайдлер. Посольство Австралии в Париже. 1973-77; фото Макса Дюпена
Гарри Сайдлер. Посольство Австралии в Париже. 1973-77; фото Макса Дюпена
Разворот книги Harry Seidler LifeWork
Выставка «Гарри Сайдлер: архитектура, искусство и творческое сотрудничество» в Сан-Паулу. Февраль-апрель 2014. Фото предоставлено Владимиром Белоголовским
zooming
Выставка «Гарри Сайдлер: архитектура, искусство и творческое сотрудничество» в Риге. Февраль-март 2013. Фото предоставлено Владимиром Белоголовским
Выставка «Гарри Сайдлер: архитектура, искусство и творческое сотрудничество» в Университете Виргинии. Ноябрь-декабрь 2013. Фото предоставлено Владимиром Белоголовским

14 Июля 2014

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Листья травы
О книге Валерия Нефедова «Как вернуть город людям», посвященной ландшафтному урбанизму и проблеме качества городской среды.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.