Архсовет Москвы–3

На обсуждение третьего архитектурного совета, который состоялся 15 мая в Москомархитектуре, были вынесены три очень разных проекта – многофункциональный комплекс на Ленинградском проспекте, выставочной комплекс в Большом Чудовом переулке и проект реставрации усадьбы Останкино.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Многофункциональный комплекс на Ленинградском проспекте
Многофункциональный комплекс на Ленинградском проспекте. Заказчик – «Сокол Эстейт», проектировщик – ADM, автор – Андрей Романов
Многофункциональный комплекс на Ленинградском проспекте. Заказчик – «Сокол Эстейт», проектировщик – ADM, автор – Андрей Романов

Первым свой проект представлял Андрей Романов, руководитель бюро ADM. Здание комплекса расположено возле станции метро Сокол, на пересечении Ленинградского проспекта с Волоколамским шоссе. Проект представляет собой вторую очередь комплекса (преимущественно офисного) – здание, вытянутое вдоль трассы, планируется построить на месте советского фабричного корпуса, который снесут этой осенью. Над первой очередью тоже работает бюро ADM: четыре корпуса, расположенных в глубине участка, уже почти готовы. Архитекторы, как рассказал Андрей Романов совету, уделяют особенное внимание качеству благоустройства территории: примерно 2 гектара между корпусами и вокруг них станут открытым городу общественным пространством с хорошей вымосткой, подсветкой, скамейками и деревьями.
Многофункциональный комплекс на Ленинградском проспекте. Заказчик – «Сокол Эстейт», проектировщик – ADM, автор – Андрей Романов

Здание второй очереди, представленное совету, наследует образность корпусов, расположенных в глубине территории, но реагирует на проспект, укрупняя масштаб и добавляя пластики. Этажи объединены попарно в высокие ленты, и эти ленты изогнуты – неравномерными волнами, образно реагирующими на потоки автомобилей. Архитекторы предложили совету целых четыре варианта фасадов, в целом похожих, но варьирующих плотность поверхности: где-то больше терракотовых панелей, где-то стекла (совет выбрал четвертый вариант, который и показан здесь на картинках).

Два нижних яруса  полностью отданы магазинам и кафе, их немного отступающие в глубину здания фасады – целиком стеклянные, с плавно скругленными углами, ближе к центру здания расступаются двумя асимметричными криволинейными проходами, ведущими к зеленому скверу в глубине территории. Кроме того, предусматривается строительство подземного трехуровневого паркинга. Зона загрузки убирается под землю. А еще благоустраивается тротуар вдоль проспекта – по личной инициативе заказчика и архитектора.
Многофункциональный комплекс на Ленинградском проспекте. Заказчик – «Сокол Эстейт», проектировщик – ADM, автор – Андрей Романов

Рассмотрение проекта на совете было скорее благожелательным – все выступления начинались и заканчивались комплиментами авторам, а Сергей Чобан даже отозвался об ADM как о молодом и перспективном бюро, каких в Москве сейчас мало. Члены совета были, однако, очень внимательны к деталям и обсуждали долго. Обоснованные вопросы вызвал сразу замеченный Сергеем Кузнецовым участок сквера, отданный наземной парковке. По обоюдному согласию архитекторов и совета парковку решено было убрать, отдав всю территорию скверу.
Многофункциональный комплекс на Ленинградском проспекте. Заказчик – «Сокол Эстейт», проектировщик – ADM, автор – Андрей Романов

Дальнейшее обсуждение вращалось вокруг планировки прохода в нижнем ярусе здания. Дело в том, что между симметрично расставленными четырьмя корпусами первой очереди образуется своего рода пространственный крест: два коротких широких бульвара пересекаются в центре территории. Часть членов совета сочла получившуюся ось важным пространственным элементом, требующим «классического» выхода на проспект в виде одного крупного проема, а не двух скошенных проходов. Ханс Штимманн рассказал, что накануне посетил участок строительства и с удовольствием отметил для себя высокое качество архитектуры первой очереди, но рекомендовал сохранить ось, которая соединила бы уже построенный комплекс с новым. Алексею Воронцову, напротив, показалось необязательным выводить ось аллеи на Ленинградский проспект, по его словам, «два прохода создают куда большую интригу». Сергей Чобан тоже поддержал идею с двумя проходами, но предложил сделать их симметричными, расходящимися от внутренней оси двумя лучами.

В целом же все члены совета единодушно начинали свои выступления с комплиментов, подчеркивая, что сегодня в Москве настолько качественная, аргументированная и зрелая архитектура встречается крайне редко. Проект с минимальными доработками решено было согласовать.

Проект выставочного комплекса в Большом Чудовом переулке
Юрий Платонов. Фотография Аллы Павликовой

Проект входит в состав туристического маршрута, над которым Юрий Платонов работает уже довольно давно (он составляет своего рода цепочку проектов, куда входит, в частности, реконструкция Провиантских складов и многие другие участки между Киевским вокзалом и Зубовской площадью). В данном случае участок расположен между выходом из станции «Парк культуры» кольцевой линии и церковью Николы в Хамовниках, прекрасным и хорошо сохранившимся храмом XVII века. Впрочем от церкви участок теперь загорожен торговым центром «Акрополь», построенным в 1990-е в характерных для того времени масштабе и стилистике.

Проект Юрия Платонова несколько раз менял функцию: сейчас это выставочный комплекс (раньше был торговым). Стеклянное здание с дугообразным пассажем внутри окружено тонким портиком в духе классицистических веяний 1970-х. На открытых террасах планируется разворачивать летние экспозиции и кафе.
Проект выставочного комплекса в Большом Чудовом переулке. Заказчик – «Фирма Парк Культуры», проектировщик – ФГУП ГИПРОНИИ РАН, ТПО-5 Бюро Платонов, авторы – Ю. Платонов, Л. Барщ, В. Трошин

На участке Зубовской эстакады предлагается расположить подземный паркинг. Пешеходные потоки от метро пойдут вдоль Комсомольского проспекта, а также позади проектируемого здания. В связи с этим запланированы сквозные проходы через вестибюль. Также существует диагональный проход, ориентированный на храм. На первом этаже созданы общественные пространства – вестибюль и кафе. Остальные этажи занимают экспозиционные залы – односветные, двусветные и антресольные.
Проект выставочного комплекса в Большом Чудовом переулке. Заказчик – «Фирма Парк Культуры», проектировщик – ФГУП ГИПРОНИИ РАН, ТПО-5 Бюро Платонов, авторы – Ю. Платонов, Л. Барщ, В. Трошин

Проект выставочного комплекса в Большом Чудовом переулке. Заказчик – «Фирма Парк Культуры», проектировщик – ФГУП ГИПРОНИИ РАН, ТПО-5 Бюро Платонов, авторы – Ю. Платонов, Л. Барщ, В. Трошин

Члены совета не рассматривали архитектуру проекта (хотя в целом чувствовалось, что ее оценили скорее доброжелательно), – потому, что главным предметом обсуждения стала юридическая проблема участка. По словам Александра Кибовского, почти половина застраиваемого по проекту участка находится в охранной зоне, установленной правительством Москвы еще в 1997 году. А по ныне действующему законодательству какое-либо новое строительство в охранной зоне запрещено. По словам Кибовского, экспертиза этот проект не пропустит: «Чудовищный торговый центр «Акрополь», ранее построенный в охранной зоне, не оправдывает ее дальнейшую застройку. Либо надо корректировать ее границы, либо умещать проект на участке за ее пределами». Вокруг этой мысли вращалась вся дальнейшая дискуссия.

Алексей Куренной подтвердил, что данный проект был согласован Москомархитектурой более пяти лет назад: «Проект получил ГПЗУ, затем рассматривался на градостроительно-земельной комиссии. На основании ГПЗУ коллектив Юрия Платонова разработал концепцию с соблюдением указанных объемов». На это Александр Кибовский заметил, что все помнят, каким образом согласовывались проекты пятилетней давности и как в то время относились к охранным зонам. К тому же, по словам Кибовского, ГПЗУ формирует предельно допустимые параметры, и это не означает, что нужно целиком застроить весь участок.

«В первую очередь нужно определиться с параметрами объема, – присоединился к обсуждению Алексей Воронцов. – Следовать нужно сегодняшнему законодательству, а значит, необходимо уменьшать объем. Это сделать гораздо проще, чем изменить границы охранной зоны. Но самое главное – нужно откорректировать градостроительные документы, чтобы авторы проекта не попадали в такую неприятную ситуацию».

А вот Андрею Бокову ситуация представилась не столь уж безнадежной. Он предложил авторам использовать ресурс воссоздания в пределах охранной зоны, а также подземные пространства.

Своего рода итог обсуждения подвел Рустам Рахматуллин с выступлением из зала. По словам Рахматуллина возможности для проектирования на данном участке есть, но только в режиме регенерации (то есть – строительства зданий в объемах ранее утраченной застройки, прим. ред.), и подчеркнул, что будет неправильно, если архитектурный совет выскажется за изменение границ охранной зоны.

Проект был отклонен. Авторам рекомендовали изменить проект, выйдя за линию охранной зоны, либо предложить обоснование для изменения ее границ.

Предпроектное предложение по приспособлению территории усадьбы Останкино
Станислав Пошвыкин. Фотография Аллы Павликовой

Знаменитая усадьба Останкино, загородная резиденция графов Шереметевых с роскошным деревянным дворцом и театром, хорошо известна всем, кто хоть сколько-нибудь знает Москву. С прошлого года дворец закрыт на реставрацию. Архсовету был показан полный проект будущей реставрации, в рамках которой планируется построить (а точнее сказать, выкопать) довольно-таки большой объем новых музейных помещений на территории бывшего хозяйственного двора усадьбы.
Предпроектное предложение по приспособлению территории усадьбы Останкино. Заказчик – «Мосреставрация», проектировщик – ГУП «Моспроект-2» им. М.В. Посохина, авторы – М. Посохин, С. Повышкин, Д. Минеева, М. Голубин, О. Галаничева, Н. Мухин, М. Морина, О. Жибуртович, М. Мордвинова, О. Волковская

Один из авторов проекта Станислав Пошвыкин, показывая его совету, рассказал, что усадьба всегда была двухчастной и разделялась на территорию «праздника», балов и парадных зал – и хозяйственную часть, где располагались комплекс оранжерей, конный двор и подсобные флигеля. Помимо реставрации сохранившихся зданий усадьбы проект предполагает восстановление в прежних формах всех оранжерей, хозпостроек, конного двора и устройство под ними на территории хозяйственного двора обширной подземной части, где поместятся музейное фондохранилище, реставрационные мастерские, лекционный, театральный и несколько экспозиционных залов и парковка.

Единственным ново-внедрением, по словам авторов, станет понижение уровня конного двора более чем на четыре метра. Вниз можно будет спуститься по длинному пандусу. За все время существования музея в нем скопилось порядка 30 тысяч экспонатов, которые сегодня складируются во флигеле и в самом дворце, занимая почти половину музейных площадей. Поэтому прежде чем браться за реставрацию усадебного комплекса необходимо его освободить, построив фондохранилище. Специально для этих нужд правительство Москвы выделило музею участок площадью более 5 га рядом с парком. Предлагается сделать главным вход в музей со стороны храма (а не со стороны дворца, как сейчас) и провести газ для круглогодичной работы музея (раньше Останкино было закрыто зимой).
«Моспроект-2» им. М.В. Посохина, авторы – М. Посохин, С. Повышкин, Д. Минеева, М. Голубин, О. Галаничева, Н. Мухин, М. Морина, О. Жибуртович, М. Мордвинова, О. Волковская

Глава Москомнаследия Александр Кибовский, выступающий в данном проекте в роли технического заказчика, с горячностью рассказал о стадиях его реализации. Начать предполагается с хозяйственных построек и фондохранилища, и лишь предположительно к 2018 году можно будет приступать к реставрации дворца. Восстановление будет происходить за счет бюджетных средств, запланированный бюджет около 9 млрд. рублей, которые планируется выделять постепенно. Кибовский высказал надежду, что эта работа станет образцово-показательной (и уникальной по масштабам восстановления усадьбы) среди всех реставрационных работ не только в России, но и в мире.
«Моспроект-2» им. М.В. Посохина, авторы – М. Посохин, С. Повышкин, Д. Минеева, М. Голубин, О. Галаничева, Н. Мухин, М. Морина, О. Жибуртович, М. Мордвинова, О. Волковская

Обсуждение проекта сосредоточилось вокруг вопросов деликатности и аутентичности реконструкции. По словам Сергея Чобана, если речь о восстановлении, то строить необходимо только из аутентичных, то есть аналогичных историческим, материалов; а современные пандусы, понижение уровня земли и т.п., неуместны. «В этом случае нужно строить так, как строили в XVIII веке, не должно быть ни одной видимой современной детали», – уверен Сергей Чобан. Андрею Гнездилову современное решение входной части, напротив, показалось остроумным и деликатным. Ханс Штимманн обратил внимание собравшихся на то, что речь идет о новой, присоединенной к парку территории, на которой вполне закономерно появляются новые постройки. Делать пандус внутри конного двора, по мнению Штимманна, не вполне оправданно, а вот оставить на границе с улицей какой-нибудь знак современной архитектуры, напоминающий, что реставрация происходила в XXI веке, имеет смысл.
«Моспроект-2» им. М.В. Посохина, авторы – М. Посохин, С. Повышкин, Д. Минеева, М. Голубин, О. Галаничева, Н. Мухин, М. Морина, О. Жибуртович, М. Мордвинова, О. Волковская

Проект активно поддержали музейные сотрудники, напомнив, что речь идет о сохранении подлинного до каждой дверной ручки и половицы памятника, подобных которому практически не осталось в России и в мире.

Под занавес развернулась напряженная дискуссия между Рустамом Рахматуллиным и Александром Кибовским. Рахматуллин интересовался очередностью рассмотрения: почему проект показывают в первую очередь на архсовете и какую юридическую силу имеет в таком случае протокол архсовета. Ответом Кибовского было: мы хотим показать проект коллегам и узнать их мнение. «Этот проект рано или поздно попадет на согласование в ведомство, начальником которого я являюсь, – сказал Александр Кибовский, – И мне хотелось бы знать все мнения компетентных людей, прежде чем запустить столь серьезный и затратный проект».


03 Июня 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурные советы. Москва

Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Архсовет Москвы – 51
Архсовет отклонил проект высотной жилой застройки на Ленинградском проспекте и принял концепцию многофункционального офисного и торгово-развлекательного центра в Новой Москве.
Архсовет Москвы–50
Разработанная МКА концепция развития бывшей территории Военной академии на Москворецкой набережной – исторического Воспитательного дома – получила одобрение Архитектурного совета.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.