Архсовет Москвы-63

Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.

Лара Копылова

Автор текста:
Лара Копылова

mainImg
Трехэтажное историческое здание по ул. Макаренко, д. 4, стр. 1 находится в аварийном состоянии. В феврале этого года начаты работы по его укреплению и реконструкции, завершение строительства вместе с надстройкой планируется в мае 2020 года.

Вначале главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов сообщил, что проект этого театра имеет большую предысторию, театр планировался в другом месте и другими бюро, и что все предложения вращались вокруг идеи наращивания этажей и контрастного решения, а не мимикрии под исторический город. Затем предоставил слово авторам.

Георгий Трофимов, партнер бюро Kleinewelt Architekten, изложил основные идеи проекта. Архитекторы исходили из того, что это не жилой дом, а театр, и это должно считываться. Хотя до революции трехэтажное здание на улице Макаренко было доходным домом, сейчас его надо переосмыслить. Архитекторы предложили два варианта: один условно исторический и два контрастных. Далее Георгий Трофимов перешел к защите первого варианта. Историчность должна быть иллюзорной, подчеркнул архитектор. С одной стороны, фасад должен восприниматься как исторический, с другой стороны, человек должен чувствовать, что здесь что-то не так. Верхние три этажа надстройки – это буквальное «зеркало» трех нижних, то есть отражение фасада наверх. В решении надстройки есть и аллюзии на древнегреческий театр с задником и проемами для выхода актеров, и на шекспировский театр «Глобус», с эркером, как он изображается в гравюре Фладда. По технологии Kleinewelt Architekten предполагали штукатурный фасад с деталями из фибробетона – в темно-серой металлизированной окраске, в отличие от исторического, выполненного в светлой пастельной гамме.
Проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на ул. Макаренко. 1-й вариант. Август 2018
© Kleinewelt Architekten & Паритет проект
Проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на ул. Макаренко. 1-й вариант. Август 2018
© Kleinewelt Architekten & Паритет проект

Второй вариант театра – контрастный по материалам и стилю. Он плоский, но за счет многослойности облегчается для восприятия. «Это сложная многослойная структура фасада из полированной нержавеющей стали и подложки из латунных листов. Такое решение, с одной стороны, формирует ощущение общественного здания, а с другой – полированные поверхности отражают небо и плавно соединяются с исторической частью фасада».
Проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на ул. Макаренко. 2-й вариант. Август 2018
© Kleinewelt Architekten & Паритет проект
Проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на ул. Макаренко. 2-й вариант. Август 2018
© Kleinewelt Architekten

Третий вариант – из матового стекла с окнами за ними, строгий и довольно типичный при расширении исторической постройки: стеклянная коробка, растворяющаяся в небе: «Стеклянная надстройка с раскрывающимся углом. Прозрачная поверхность, за которой мы видим некую глубину здания, противопоставлена глухой и плотной структуре исторического фасада».
Проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на ул. Макаренко. 3-й вариант. Август 2018
© Kleinewelt Architekten & Паритет проект
Проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на ул. Макаренко. 3-й вариант. Август 2018
© Kleinewelt Architekten

Последние два варианта Сергей Кузнецов назвал слишком часто встречающимися, в результате архсовет их практически не рассматривал. А вот первая идея вызвала живой отклик собравшихся.

Но прежде обсуждения фасадов Сергей Скуратов и Андрей Гнездилов обратили внимание на не до конца проясненную ситуацию с регистрацией земельного участка и охранным законодательством. Дело в том, что во дворе к театру примыкает вплотную дом, принадлежащий другой организации (исторически он был частью того же доходного дома), у театра нет собственного двора и собственной территории для проезда. Представитель департамента охраны культурного наследия Москвы дал справку, сообщив, что дом объектом охраны не является. Часть вопросов снял замдиректора театра Алексей Прудников в своем выступлении. Он объяснил также, почему театру необходимы три верхних этажа. Вначале в здании располагались репетиционные, затем были созданы театральный зал в объеме второго и третьего этажей и фойе на первом. Больше места не осталось, требуется расширение. Поскольку бюро Kleinewelt Architecten пригласили проектировать именно фасадное решение, то Сергей Кузнецов призвал архсовет сконцентрироваться на решении вопроса по фасадам.

Дальше посыпались предложения по существу, причем вектор был направлен от довольно критических высказываний к заинтересованно-одобрительным.

Тимур Башкаев отметил оригинальную идею первого варианта с отраженным театральным фасадом. Он лишь предложил поменять цвета: вместо «светлый низ – темный верх» сделать «темный низ – светлый верх», чтобы верхняя часть здания казалась легче. Третий вариант стеклянных листов на металлических рамах Тимур Башкаев назвал щадящим, но «мы его десятки раз видели, более оригинально было бы нанести контуры исторического фасада на стекло с помощью светодиодной подсветки или иным способом».

Сергей Скуратов призвал, говоря о реконструкциях, соблюдать методику разбора: 1) с точки зрения среды; 2) с точки зрения стиля, собственно фасада; 3) в общекультурном плане («какой фасончик нынче модно носить»). В целом мастер был строг. Он сказал, что вариантов мало, и его не устраивает ни один из них: перевернутый фасад – это семидесятые, постмодернизм, стеклянный и металлический фасады плохо соотносятся с исторической улицей. «Мы уже тридцать лет назад ругали муляжи на Лубянке. Есть несколько способов реконструировать здание, начиная с шутих Херцога и де Мерона, фасада из стеклянных кирпичей MVRDV (бутик Chanel в Амстердаме), и заканчивая историческим способом вроде надстройки московской мэрии на Тверской (казаковского дома генерал-губернатора двумя этажами в 1945 году – Л.К.).

Александр Цимайло, выступавший после мэтра, возразил ему, что перевернутый фасад – это ок, только надо в надстраиваемых трех этажах сохранить цвет нижней части. Верхняя трехэтажная часть сейчас тяжелее за счет темно-серого цвета, надо нивелировать тяжесть, сохранив нюансы отражения». А в целом такое направление мысли Александр Цимайло счел перспективным.
Проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на ул. Макаренко. 1-й вариант. Август 2018
© Kleinewelt Architekten

В похожем духе высказался Андрей Гнездилов. Для театра всегда важен новый фасад. Театр Олимпико Палладио – рискованный эксперимент, перспектива целого города. Это бутафория, игра в фасад, а в данном случае по замыслу получилась игра, а по воплощению – серьезно и тяжело. Если б отражение было голографией, цель была бы ближе. «Вы близки к находке, но это еще не окончательный вариант», – сказал архитектор.

Дальше обсуждение шло крещендо. Владимир Плоткин привел английскую поговорку о частной шутке в публичном пространстве. «Я считаю, что шутка уместна, – резюмировал он по поводу проекта театра. – Мне нравится это предложение». «Без шутки мегаполис не мегаполис. Пошутить один-два раза можно, тем более с театром. Я – за», – сказал Владимир Плоткин.

Вадим Греков конкретизировал вариант облегчения верхней части фасада, предложив вогнутый рельеф.

Николай Шумаков предположил, что авторы нашли остроумное решение, но испугались его до конца реализовать, а именно: отражение нижнего фасада есть, а цоколя в отражении нет. Слова авторами выбраны правильные – «театр», «задник». Надо принять за основу эти идеи, но найти более легкие материалы.

Юлия Бурдова была краткой: «Ирония в архитектуре – это всегда трудно, я – за развитие первого варианта».

Итог подвел Сергей Кузнецов: «Давайте дорабатывать первый вариант, идея хорошая, но есть замечания, авторам надо их проработать и показать проект повторно», – сказал главный архитектор. Позже во время пресс-подхода Сергей Кузнецов рекомендовал учесть опыт бюро SPEECH и Tchoban Voss Architekten на Каменноостровском проспекте, где в 2006 году был построен дом Лангензипен с принтами скульптур на стеклянном фасаде, который прекрасно выглядит спустя 13 лет после строительства. Это перспективный способ работы в исторической среде, считает главный архитектор.
 

16 Августа 2019

Лара Копылова

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Архсовет Москвы – 51
Архсовет отклонил проект высотной жилой застройки на Ленинградском проспекте и принял концепцию многофункционального офисного и торгово-развлекательного центра в Новой Москве.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.