Архсовет Москвы-65

Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».

12 Декабря 2019
mainImg
В начале заседания Сергей Кузнецов сообщил, что один из двух запланированных к обсуждению проектов – ЖК в составе ТПУ Мичуринский проспект, – сняли с повестки и отправили на доработку. Так что эксперты обсуждали всего один сюжет – об установке скульптуры на станции Лианозово, предпоследней на севере Люблинско-Дмитровской ветки (салатовой, №10) перед Физтехом. Зато разговор оказался оживленным и достаточно долгим для небольшого вопроса.

Архитектура и дизайн станции разработаны компанией Метрогипротранс по заказу Мосинжпроекта, так что проект представлял Николай Шумаков, недавно, как тонко напомнил присутствующим Сергей Кузнецов, получивший звание народного архитектора. Станция – колонная трехпролетная неглубокого залегания, с двумя вестибюлями, «компактная», по словам Николая Шумакова, распространенного сейчас в Москве типа, с венткамерами прямо над ней.
Станция метро Лианозово
© Метрогипротранс / предоставлено МКА
Станция метро Лианозово, план
© Метрогипротранс / альбом, представленный архсовету

Для украшения станции предложены две композиции – их автора Виктора Корнеева Николай Шумаков представил как скульптора с мировым именем, предложив присутствующим полистать каталог работ.
Слева Виктор Корнеев, справа Николай Шумаков
Фотография: Архи.ру

Одна из скульптур, предложенных для размещения в метро – «Вкусный арбуз», – уже выставлялась; ее первоначальный материал дерево, слегка подкрашенное штрихами белил и красным цветом в мякоти арбуза. Мальчик с крупной круглой головой одет в короткий комбинезон и сидит, держа надкусанный арбуз на вытянутых вперед руках. Вкупе с названием можно предположить, что мальчик не просто ест свою дольку, а делится, рекомендуя: на, попробуй, вкусный.
Скульптура «Вкусный арбуз»
© Виктор Корнеев / предоставлено МКА

С нашей субъективной точки зрения он мог бы напомнить русскую деревянную, к примеру пермскую, скульптуру XVIII века или шемякинского Петра I в Петропавловской крепости. Принадлежность скульптуры актуальному искусству достаточно несомненна, – в конце концов, это же Лианозово, одно из ключевых мест андеграунда 1960-х; впрочем, на совете эта аналогия никак не прозвучала, будучи оставлена за кадром. Николай Шумаков объяснил тему соседством детского парка, а автор скульптур Виктор Корнеев – так: «Люди идут на работу, с работы… У нас было желание вызвать теплое чувство у зрителя, в нашей жизни зачастую не хватает позитивных моментов».

На станции скульптуру предложено поставить напротив входа на эскалатор, увеличив в размерах, решив полностью в красном цвете; в качестве материалов были предложены пластик или фибробетон.
Станция метро Лианозово
© Метрогипротранс; Виктор Корнеев / предоставлено МКА
Станция метро Лианозово, разрез и места размещения скульптур
© Метрогипротранс / альбом, представленный архсовету

После первого обсуждения с Сергеем Кузнецовым авторы, согласно рассказу Николая Шумакова, уменьшили скульптуру до размера выставочного первоисточника и «подняли на постамент, свои желания сократили... со скульптором тоже поговорили, он готов перекрасить из кроваво-красного». Цвет стал золотисто-желтоватым, приближенным к цвету дерева. Хотя красной, как прозвучало в дальнейшем, скульптура стала для привлечения внимания, также как и увеличенные размеры.
Станция метро Лианозово, мальчик с арбузом, 2 вариант
© Метрогипротранс; Виктор Корнеев / Его не оказалось ни в показанном на архсовете альбоме, ни в материалах МКА. Показываем съемку с экрана в зале архсовета

Вторую скульптуру, изображающую детей на качелях, планируется поставить над тем же эскалатором, но несколько ниже, – таким образом, спускаясь, пассажиры будут видеть вначале одну, затем другую.
Скульптура «Дети играют. Солнечный день»
© Виктор Корнеев / предоставлено МКА
Станция метро Лианозово
© Метрогипротранс; Виктор Корнеев / предоставлено МКА

Свое решение вынести идею размещения скульптур на архсовет Сергей Кузнецов объяснил некоторым беспокойством относительно недоброжелательной реакции пассажиров: через станцию метро проходит в день около 50 000 человек, и «...если завтра появятся в интернете фотографии этой скульптуры...» [далее читалось – с негативными комментариями] «...если бы стояла в Третьяковке… Но мы это ставим в метро, где другой зритель». Так что главный архитектор города предложил рассмотреть, «насколько уместно такой проект реализовывать не в музее, а на объекте массового посещения – станции метро».

Заметим от себя, что сомнения главного архитектора Москвы, хотя и были высказаны им с максимальной деликатностью, по-человечески совершенно понятны: актуальное искусство не всегда находит широкое признание в постсоветском российском обществе.

Однако архитектурный совет единодушно поддержал идею установки скульптур. Аргументы распределились следующим образом: художественная вещь не обязательно должна стоять в музее, в московском метро есть станции с нестандартной скульптурой, и, как сказал выступавший первым Тимур Башкаев, уже сейчас в метро встречаются и «путти», и девушки с обнаженной грудью, жители принимают такую скульптуру – «это гигантская заслуга Николая Ивановича: понимая риски, все же рискнуть, поддержать традицию».

Между тем Сергей Скуратов заметил, что актуальное искусство «проходит мимо метро», а зрителя, по словам Александра Асадова, надо воспитывать. «Это некая форма идиотизма, которой нам не хватает. Важно, чтобы в городе появлялись странности», – поддержал Евгений Асс, назвавший композицию «Будда, сидящий в метро» (сравнение с Буддой сразу же было подхвачено коллегами). Владимир Плоткин привел пример новой центральной станции метро в Амстердаме.

Эксперты столь же единодушно высказывали желание воздержаться от обсуждения художественных качеств собственно скульптуры и вторжения в область творчества скульптора. Когда Александр Асадов, высказавшись за уменьшенный вариант – мальчика на высокой табуретке, предложил поддержать усилить возникающий в нем «эффект парения», Сергей Скуратов заметил: «мы не на худсовете, давайте не будем давать советы художнику», хотя и сам все же не удержался от предложения – «одевать его не надо», такие примеры уже есть в московском метро [надо думать, сравнение указывает на Ромула и Рема в переходе станции Римская, – прим. ред.]. В этом Сергея Скуратова поддержал Евгений Асс: «одетый он странно выглядит», оговорившись, однако: «Бог с ним, скульптор сделал и сделал». Но два куска арбуза, с точки зрения Евгения Асса, лишние: нарушают вневременной покой и симметрию. Своего рода итог вкусовым высказываниям подвел Александр Цимайло – скульптура может нравиться или не нравиться, это личное дело каждого зрителя: «...мне кажется, что она хорошая, но это ничего не значит».

Между тем относительно личной оценки предпочтительных вариантов так или иначе высказались все: Александру Асадову, как уже говорилось, больше понравился уменьшенный мальчик с арбузом, большинству экспертов – большой, а некоторым и красный. Хотя цвет всерьез не обсуждали, затронули материал: архсовет поддержал идею сделать скульптуру деревянной несмотря на слова Николая Шумакова, сказанные вначале, о пожаробезопасности [как известно, современные пропитки и прочие меры позволяют очень хорошо защитить дерево от огня, – прим. ред.]. Дерево как материал для первой скульптуры поддержал и Сергей Кузнецов, сказав на пресс-подходе: «Мы прорабатываем вопрос. Мое мнение, что нужно делать конечно в дереве, однозначно в оригинальном материале».

Более существенно разошлись мнения относительно второй скульптуры – детей на качелях. Александру Асадову он показалась ярче первой, Сергею Скуратову, наоборот – снижающей эффект от мальчика с арбузом, хотя саму по себе композицию архитектор назвал очень хорошей. Евгению Ассу «совершенно не понравилась скульптура с качелями», он даже назвал ее «гораздо более банальной в каком-то отношении».
Макет скульптуры «Дети играют. Солнечный день» в зале архсовета
Фотография: Архи.ру

Собственно расположение скульптур в пространстве и их соотношение с архитектурой станции вызвали больше всего замечаний членов совета. Начал их высказывать Михаил Посохин: «нужно видео движения, взаимодействия эскалатора и арбуза» (возможно, уловив тем самым часть имманентного смысла скульптуры, а может быть и нет). Более ощутимым с точки зрения архитектуры оказались сомнения Сергея Скуратова: «Меня немного смущает неготовность станции принять скульптуру. Не может ничего не произойти с архитектурой, если в ней появляется скульптура», Евгения Асса: «невнятное архитектурное окружение», Владимира Плоткина: «станция никакая, нужно размочить сухость»; Александра Кудрявцева: «нужен некий сценарий привыкания к этому художественному языку, чтобы тема началась на улице, чтобы человек привык». Все они в целом прозвучали как предложение переосмыслить архитектуру станции под стать яркой скульптуре (здесь вспоминаются слова Владимира Высоцкого о балладах для фильма «Робин Гуд», но не будем об этом).
Станция метро Лианозово
© Метрогипротранс / предоставлено МКА

Другая группа замечаний отнеслась к расположению собственно скульптур в пространстве и их непосредственному окружению. По словам Владимира Плоткина и Сергея Скуратова, возможно, стоит поднять потолок или даже сделать в нем отверстие над монументальной фигурой, сформировать архитектурное пространство, чтобы было понятно, «как он туда попал». Что, впрочем, Сергей Кузнецов парировал, вспомнив про статую Зевса в Олимпии. «Нимб», который появляется над головой мальчика в виде круглого фонаря, тоже никто не поддержал. По мнению Александра Цимайло, «место должно быть специально создано», – в этом смысле расположение второй группы в нише архитектор счел лучшим, поскольку пиетет перед произведением искусства должен выражаться в пространстве, которое его окружает. Между тем его коллеги по архсовету предложили перенести качели либо на улицу, поскольку скульптура скорее парковая, либо на перрон, где ее можно будет полировать руками, как известный собачий нос или револьвер системы наган на станции Площадь революции. По словам Евгения Асса также неправильно, что скульптуры именно две, это случайно: «их должно быть или больше, или одна. Если все это про детей, они должны присутствовать на полу, на стенах...».

Спокойно выслушав все замечания, Николай Шумаков возразил: «естественно все это сделано намеренно» – посреди самой обычной станции, людской суеты вдруг появляется такая скульптура: «он такой же пассажир, не хочу делать ему какое-то специальное обрамление».

Сергей Кузнецов резюмировал заседание сказав, что идея размещения скульптур принята: «...Это необычно и странно, но это не значит, что в городе не должно быть странных вещей». И подчеркнул – необычные решения привлекают внимание. Так, «Солнцево» именно за счет архитектуры стала одной из самых посещаемых станций метро, прошла по выставкам, добавила популярности городу и району. «Наша цель – сделать районы Москвы более узнаваемыми, а метрополитен – более ярким. В современном городе мы живем впечатлениями, и город интересен тем, что в нем есть обсуждаемого». И однако – «если мы идем на эту провокацию, станцию-провокацию, посмотрим, как ее можно усилить. Попробуем, как можно сделать прием более радикальным».

Так обсуждение, которое началось с опасения, закончилось радикализацией. Мне нравятся слова «усилить провокацию», – сказал в завершение Николай Шумаков. И то верно, в конце концов, это же Лианозово, хотя о Лианозовской группе на архсовете не сказали ни слова. 

12 Декабря 2019

author pht author pht

Авторы текста:

Наталья Володина, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурные советы. Москва

Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Архсовет Москвы – 51
Архсовет отклонил проект высотной жилой застройки на Ленинградском проспекте и принял концепцию многофункционального офисного и торгово-развлекательного центра в Новой Москве.
Архсовет Москвы–50
Разработанная МКА концепция развития бывшей территории Военной академии на Москворецкой набережной – исторического Воспитательного дома – получила одобрение Архитектурного совета.

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.