Архсовет Москвы – 75. Между принятием и отвержением

Обсуждение высокоплотного жилого комплекса на Пресненском валу-27 вылилось в дискуссию о допустимых параметрах застройки промзон мегаполиса в целом и полномочиях Архсовета в частности. Проект отправили на доработку с ремаркой, что радикальная переработка все же не требуется. Рассказываем о проекте и об обсуждении.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Юрий Григорян
Мастерская:
Меганом http://meganom.moscow/
Проект:
Жилой комплекс Пресненский вал, 27
Россия, Москва, Пресненский вал, 27

2022
0 ЖК на Пресненском валу-27 проектируется на территории бывшего Московского электромашиностроительного завода памяти революции 1905 года, к востоку от ЖК Пресня Сити и к западу от строящегося бизнес-центра AFI-Square. Протяженный участок – его длина больше 600 м, – вытянут между Пресненским валом и железнодорожными путями белорусского направления. Общая площадь комплекса – 400 000 м2, помимо 11 жилых башен в его состав входит 4 сохраняемых кирпичных промышленных здания завода, дом по реновации, офисное здание и детский сад, общественный бульвар вдоль Пресненского вала, музей железных дорог и гастрономический центр – с двумя последними работает бюро Ильи Ценциппера.
Распределение функций. Жилой комплекс Пресненский вал, 27 / мастер-план и дизайн-код
© Меганом
Генплан. Жилой комплекс Пресненский вал, 27 / мастер-план и дизайн-код
© Меганом

К западу от участка планируется построить автомобильную дорогу с выездом на ТТК. Ранее, в течение 2020 и 2021 гг., для территории уже было разработано несколько проектов. 

Новый проект представлял Юрий Григорян, который сразу оговорился, что выступает в данном случае как «так называемый суперархитектор», то есть консультант мастер-плана и автор дизайн-кода (хотя и не любит это слово). Но не автор всех зданий, распределенных между разными архитекторами, среди которых четыре иностранных: Стив Браун, бюро Симпсон Хо, Эйден Поттер, а также Макс Дудлер, и два российских – Wall Рубена Аракеляна и Меганом. Благоустройством занимается Gillespies. По словам заказчика, ни один из иностранцев не отказался от авторства и работа по их концепциям продолжается. 
Авторы зданий. Жилой комплекс Пресненский вал, 27 / мастер-план и дизайн-код
© Меганом

По словам Юрия Григоряна, объемно-пространственное решение и распределение высот было разработано другими авторами и досталось Меганому «в наследство» вместе с ТЭПами и высотными ограничениями: плотность проекта 55 200 м2/га, ограничение высоты 120 м. В процессе работы «масинг» предшествующего проекта был переработан как в сторону усложнения силуэта и большего разнообразия высотных отметок отдельных зданий, так и разделения объемов башен на несколько ярусов пластическими средствами, уступами и ступенями. Три типа высот превратили в восемь. Наметили пояса, общие по высоте для ряда башен. Юрий Григорян также заострил внимание на попытках «экструдии» для усложнения общего объемного решения. 

Кроме того авторы отказались от краснокирпичных фасадов предшествующей концепции, сохранив кирпич только на двух домах, спроектированных Стивом Брауном. Архитекторам всех остальных башен были предложены разные цвета и материалы. Кирпич, однако, также появляется в цокольных ярусах, напоминая о промышленном прошлом места и о краснокирпичных корпусах завода. Выбор материала был оставлен за архитекторами, в дизайн-коде определены только оттенки. 
Распределение объемов и оттенков. Жилой комплекс Пресненский вал, 27 / мастер-план и дизайн-код
© Меганом
Башни Стива Брауна, единственные полностью кирпичные в проекте. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
Предоставлено Москомархитектурой

Реализацию проекта планируется разделить на 6 очередей. 
Очередность реализации. Жилой комплекс Пресненский вал, 27 / мастер-план и дизайн-код
© Меганом

Юрий Григорян отдельно акцентировал, что все деревья в демонстрируемом проекте – «честные», то есть привязаны к тем местам, где их действительно можно посадить в обход подземных сетей. Внутри комплекса – закрытая часть, приватные дворы для жильцов, они тяготеют к западу, снаружи, вдоль Пресненского вала – озелененный общественный бульвар, его авторы назвали «Зеленая Пресня», ведущий к общественному скверу в восточной части, ближе к Белорусскому вокзалу. В первых этажах домов, выходящих на бульвар, запланированы арендные помещения: магазины и прочее.
  • zooming
    1 / 6
    Общественный бульвар вдоль Пресненского вала. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    Предоставлено Москомархитектурой
  • zooming
    2 / 6
    Бывшая вагоносборочная мастерская, расположенная в центре территории, амфитеатр перед ней, часть городского бульвара. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    © Меганом
  • zooming
    3 / 6
    Общественный бульвар вдоль Пресненского вала. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    © Меганом
  • zooming
    4 / 6
    Дворовые пространства. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    © Меганом
  • zooming
    5 / 6
    Дворовые пространства. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    © Меганом
  • zooming
    6 / 6
    Общественный сквер перед музеем. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    Предоставлено Москомархитектурой

Крайний дом в западной части строится по программе реновации. Офисное здание фланкирует территорию с востока. В четырех сохраняемых красно-кирпичных корпусах завода разместятся общественные функции: в восточной части музей и гастроцентр, в центральном – бассейн. По словам Юрия Григоряна, интерьеры сохраняемых корпусов «невероятные и волшебные», хотя на картинке пока показан референс, а не проект приспособления исторических корпусов. 
Жилой комплекс Пресненский вал, 27
Предоставлено Москомархитектурой

Забегая вперед скажем, что замглавы ДКН Леонид Кондрашев высказал сомнения в том, что в памятнике конца XIX века можно размещать «мокрые зоны» бассейна, а также отметил, что проектная документация по трем другим сохраняемым заводским корпусам в ДКН пока не предоставлена. 

Башня Юрия Григоряна под названием C6 или «Железный рыцарь» (Metal Knight) – одна из двух самых высоких, 160 м. Она полностью состоит из стеклянных эркеров, блестящих, как металлические, и расположена в северо-восточной части, рядом с двумя старыми заводскими корпусами, поэтому между эркерами «прорастает» сетка кирпичного «фона», уподобленная, хотя не буквально, растянутой по фасаду тени от памятника архитектуры. 
  • zooming
    1 / 7
    Жилой комплекс Пресненский вал, 27. Башня «Железный рыцарь», АБ Меганом
    © Меганом
  • zooming
    2 / 7
    Жилой комплекс Пресненский вал, 27. Башня «Железный рыцарь», АБ Меганом
    © Меганом
  • zooming
    3 / 7
    Жилой комплекс Пресненский вал, 27. Башня «Железный рыцарь», АБ Меганом
    © Меганом
  • zooming
    4 / 7
    Башни Симпсон Хо. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    Архсовет Москвы, 20.04.2022
  • zooming
    5 / 7
    Башни Симпсон Хо. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    Архсовет Москвы, 20.04.2022
  • zooming
    6 / 7
    Башни Wall. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    Архсовет Москвы, 20.04.2022
  • zooming
    7 / 7
    Башни Wall. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
    Архсовет Москвы, 20.04.2022

Участие берлинского архитектора Макса Дудлера – идея Юрия Григоряна. Одна из его башен, светлая – высотой тоже 160 м, как и у Меганома, вторая, красная – 89 м. Фасады – лаконично-клетчатые. 
Башни Макса Дудлера. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
Архсовет Москвы, 20.04.2022
zooming
Башни Макса Дудлера. Жилой комплекс Пресненский вал, 27
Архсовет Москвы, 20.04.2022

Детский сад на 175 человек, как рассказал представитель заказчика, подразделения FORMA компании ПИК Илья Чепрасов, планируется разместить в историческом заводском корпусе 8, бывшей чугунно-литейной мастерской, – причем корпус передвинут примерно на 100 м на запад относительно его сегодняшнего положения. 

Кроме того запланирован БМК – школа на 375 человек и еще один детский сад на 175 мест; они расположатся западнее рассматриваемой территории, но жители ЖК смогут ими пользоваться. К слову: комплекс Пресненский-27 это не апартаменты, а жилье. 

Комплекс – приблизительно на 2500 квартир. В них будет жить, по словам Чепрасова, около 4000 человек. На что Сергей Скуратов возразил, что вероятное количество жителей надо рассчитывать как большее – до 7000 человек. 
Вид с севера. Жилой комплекс Пресненский вал, 27 / мастер-план и дизайн-код
Архсовет Москвы, 20.04.2022

Обсуждение получилось достаточно бурным – совет затянулся больше чем на 1.5 часа, – и несколько парадоксальным. В выступлениях экспертов чувствовалось некоторое замешательство, вызванное сочетанием значительных показателей высотности и плотности проекта – и участием знаменитого, талантливого и чуткого архитектора Юрия Григоряна, который свою часть работы выполнил «на отлично».

Все выразили уважение к работе коллеги, и одновременно, в разной степени, недоумение показателями проекта. Сомнения вызвала не только социальная инфраструктура, но и инсоляция башен, стоящих близко друг к другу и вытянутых вдоль северного края участка, и близость железной дороги: «метров 18 до нее», недостаточность предложенного заказчиком 7-метрового защитного экрана. «Ряд деревьев и 7-метровая стена не защищают от шума выше 2 этажа. Достаточно сделать диаграмму шума, чтобы понять, что это имитация шумозащиты. Это не решает проблемы», – подчеркнул Сергей Скуратов. Заказчик парировал: вся сложная инсоляция просчитана, а от шума будет защищать не только экран, но и шумозащитные окна. Владимир Плоткин также указал на недопустимость близкого соседства железной дороги: «нужна буферная зона; или первые этажи, до пятого или шестого, можно насытить нежилыми помещениями; или хотя бы можно решить планировку квартир так, чтобы до шестого или даже десятого этажа в сторону железной дороги выходили не жилые комнаты, а технические помещения». Михаил Посохин и Александр Асадов предложили накрыть железную дорогу, может быть, даже устроить над ней парк; Александр Асадов высказал идею пешеходной связи над путями в сторону Ипподрома. 

Другим вопросом стало – не слишком ли деликатно Юрий Григорян обошелся с исходным проектом? Прозвучало даже замечание о «косметических изменениях». Может быть его следовало радикально изменить, получив те же ТЭПы в иной объемно-пространственной композиции? Где-то увеличить высоту, но получить большие паузы? Дошло до предположения, что осторожность вмешательства Григоряна – вынужденная, иными словами, архитектору не позволили вмешаться больше, поскольку утвержденная высотность давала возможность только для «косметики». Это предположение он с негодованием опроверг, уточнив, что не стремился перерабатывать «масинг» предшествующего проекта из соображений sustainability, поскольку не хотел «выбрасывать на помойку» работу коллег в очередной раз. И в то же время понимал, что вряд ли здесь позволят высотность 300 м и, с другой стороны, вряд ли возможно уменьшить ТЭПы. Но обещал подумать над несколько более радикальной корректировкой. 

Прозвучало и противоположное мнение: что железная дорога в современном городе это не минус, а плюс, романтический пейзаж (Юрий Григорян со ссылкой на Илью Ценциппера). Что соседство железной дороги надо принять, а не отгораживаться от нее; отгораживаться вообще, по словам Юрия Григоряна, – вчерашний день, чуть ли не начало XX века, а город надо принимать как он есть.

А также – что рост и уплотнение мегаполиса это нормальная новая реальность, и ее тоже необходимо принять: «уплотнение идет по своим законам, которые не вполне вписываются в наши нормативы. Это говорит о том, что нормативы устарели, требования города таковы, что такие высокоплотные эффективные застройки необходимы <...> Нужно каким-то новым способом это регулировать. Это точки сингулярности в городе. <...> Реальность уже здесь и надо на нее реагировать, иначе мы не сможем формировать новый город с современным качеством жизни», – подчеркнул Тимур Башкаев. А вот как высказался на ту же тему Юрий Григорян: «надо признать, что вся эта застройка относится к новому поколению зданий, которые вторгаются в существующий ландшафт, привнося совершенно новый высотный масштаб в город. Они появляются везде. Если раньше здание 75-метровой высоты считалось крупным, то здания такого [120-160 м, – прим. авт.] представляют собой «новый черный». Это видно даже по соседним постройкам [Пресне Сити, – прим. авт.]». Сергей Кузнецов подчеркнул, что высокоплотная застройка дала серьезный рост экономики города, качества его среды и качества жизни. 

В конечном счете обсуждение пришло к известному вопросу – должны ли эксперты архитектурного совета управлять высотностью и разрешенной плотностью, чего они сейчас делать не могут, – или это дело других инстанций, которые предоставляют архитекторам и заказчикам «готовые ТЭПы». Сергей Скуратов назвал параметры проекта «насильственной эскалацией плотности и высотности в этом месте». По словам Сергея Чобана, плотность, заложенная в этот проект, абсолютно избыточна для своего места, но Архсовет не уполномочен ее изменять. А стоит ли, в таком случае, совету рассматривать такие проекты, чтобы «давать им алиби», поддерживая их своими обсуждениями и решениями? – задал вопрос архитектор. И тут же прокомментировал не без горечи: «мы сидим в стеклянном доме и боимся бросить камень» – в том смысле, что многие бюро получают заказы с подобными параметрами и работают с ними. 

На что Сергей Кузнецов возразил, что если члены совета не хотят рассматривать какие-то проекты, то они могут их не рассматривать, но «в городе есть порядок принятия решения, он многоступенчатый, есть комиссия ГЗК, экономический блок и транспортный». 

В итоге голоса разделились примерно поровну, хотя, по словам Сергея Кузнецова, позитивных оценок было больше. Полностью против высказался Михаил Посохин. Полностью за – Тимур Башкаев, Петр Кудрявцев и Юлия Бурдова, последняя – сославшись на презентацию Юрия Григоряна. Сергей Скуратов, Владимир Плоткин, Вадим Греков воздержались. По словам Вадима Грекова, в «поединке между тонкостью Григоряна и грубостью ситуации» победила грубость. Александр Цимайло заметил: «было сделано все что можно, хочется верить, что лучше нельзя», намекнув на радикальную переделку проекта как лучшее решение; подобную же позицию озвучил и Сергей Скуратов. 

Сергей Кузнецов резюмировал обсуждение так: критики много, проект отправим на доработку, рекомендовав лучше рассмотреть вопросы социальной инфраструктуры, транспорта, наследия. Но в радикальной переделке он не нуждается, – подчеркнул главный архитектор города, обратив данную ремарку к заказчику. 
Архитектор:
Юрий Григорян
Мастерская:
Меганом http://meganom.moscow/
Проект:
Жилой комплекс Пресненский вал, 27
Россия, Москва, Пресненский вал, 27

2022

20 Апреля 2022

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.