От «АрхСтояния» к «АрхДвижению»

В минувшие выходные ежегодный фестиваль «Архстояние» встречал зрителей знаками движения. Так, по фестивальной «улице» можно было не идти, а прыгать, арка, помимо своего прямого назначения, выполняла функции обзорной площадки и колодца, а башня из лестниц буквально подпирала облака, штурмуя небо.

Автор текста:
Алла Павликова

31 Июля 2012
mainImg
Центральную тему фестиваля – «знаки движения» – подсказала сама фестивальная площадка, охваченная разнонаправленными динамическими процессами, которые постепенно складывались в единое мощное движение, в вихрь. Это и работа по формированию города мастеров – «АрхПолис», и создание «Арт-резиденции», и появление фермы, и планирование круглогодичных художественно-производственных мастерских в Звизжах, где уже функционируют техдвор и склад стройматериалов.

Фестиваль «Архстояние-2012». Фрагмент «Арки» Бориса Бернаскони. Фотографии Д.Павликова.
Завораживающий ландшафт Никола-Ленивца и «Ротонда» Александра Бродского.
Никола-ленивецкий парк как хранилище художественных экспонатов, по словам куратора фестиваля Антона Кочуркина, и сам таит внутри себя движение. Чтобы охватить накопленные за семь лет существования фестиваля артефакты, человеку приходится преодолевать километр за километром (парковая территория занимает около 600 га), выстраивая свой вектор движения. Организаторы решили упорядочить этот процесс и в нынешнем году предложили свои версии маршрутов, превращающихся в увлекательное путешествие. При этом сценарии передвижения можно выбирать, исходя из собственных эмоциональных и эстетических предпочтений.

В программе фестиваля было заявлено несколько таких маршрутов – например, марш-бросок от АБ «MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE» под названием «20 точек за 20 часов» или маршрут журнала «Большой город», предлагающий охватить за один день добрую половину реализованных на территории «Архстояния» объектов. Для самостоятельного передвижения по маршрутам всем посетителям были предложены подробные карты с указанием «остановок» в точках средоточия художественной и архитектурной мысли.

Куратор фестиваля Антон Кочуркин.
Кураторский маршрут Антона Кочуркина начинался у подножия «Арки» Бориса Бернаскони. Ее впечатляющий монолитный объем насыщенного черного цвета обозначил границу между парком и лесом в зоне «Версаль».
Со стороны леса «Арка» показалась неприступной крепостной башней, форпостом. А приближаясь со стороны раскаленной под жарким солнцем площадки «LABSCAPE», каждый мечтал найти в ней спасительную прохладу. И, действительно, внутри посетителей ждала тень и, как ни удивительно, холодная колодезная вода.


«Арка» Бориса Бернаскони. Вид со стороны леса.
Простая снаружи, «Арка» оказалась весьма сложной и многослойной внутри. По крученой широкой лестнице можно было взобраться на верхнюю обзорную площадку. Оттуда парковая территория видна как на ладони. А еще там же, наверху, расположился самый настоящий деревенский колодец, который заманчиво поскрипывая воротом, зазывал утомленных жарой путников.

Вниз участникам маршрута было предложено спуститься по другой, узкой лестнице, расположенной в левой части сооружения. Приятным сюрпризом стала встреченная где-то на полпути, в потайной комнатке «Арки», флейтистка. Звуки музыки оживили и без того наполненное таинственностью внутреннее пространство.

«Арка» Бориса Бернаскони. Колодец.
Как рассказал Антон Кочуркин, «Арка» целиком выполнена из дерева и прошита стальными тросами. На возведение грандиозного объекта ушло около 2-х месяцев, еще столько же времени потребовалось для разработки проекта. И результат оправдал ожидания. «Арка» стала, пожалуй, главным знаком прошедшего фестиваля и даже попыталась создать конкуренцию «Ротонде» Александра Бродского.

Автор проекта Борис Бернаскони задумал свой объект как некий антипод «Ротонде». Противопоставление наблюдается и в форме – круг / квадрат, и в цвете – черное / белое, и в наполнении – в «Ротонде» предусмотрен очаг, а в «Арке» – колодец с водой.

«Арка» Бориса Бернаскони. Фрагмент интерьера. Фото А.Леонтьева.
От «Арки» маршрут пролегал к объекту эстонских архитекторов из компании «Salto architects». «Fast track» – это вариация на тему движения. Авторы попытались пересмотреть общепринятые представления о способах движения. Они создали «прыгучую» дорогу. Любой желающий мог пробежаться, пройтись или попрыгать по натянутому батуту, символизирующему еще один архетип – улицу. Таким образом «Fast track» стал не только инсталляцией, но и увлекательным аттракционом для детей и взрослых.



«Fast track» от эстонской команды «Salto architects» – и инсталляция, и аттракцион.
По словам куратора, объект эстонских архитекторов – это рефлексия на необъятные общероссийские расстояния в целом и на никола-ленивецкие бесконечные просеки и тропы – в частности. Изначально предполагалось, что «Fast track» вытянется на 200 м в длину. В результате удалось реализовать только 50-метровую дорогу. Но и этого было более чем достаточно и для развлечения гостей фестиваля, и для проведения зрелищных перформансов на батуте.



Перформанс на батуте «Буто-Батут».
Перформанс на батуте «Буто-Батут».
«Штурм неба» – ажурная башня, напоминающая сразу и о памятнике III Интернационалу, и о графических композициях Якова Чернихова, и о знаменитой Шуховской башне. А если судить по названию, то ближе всех к ней оказывается башня Вавилонская. Ведь, строя ее, люди тоже стремились добраться до недостижимой цели – до неба.



«Штурм неба». АБ MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE.
При ближайшем рассмотрении оказалось, что башня, спроектированная АБ MANIPULAZIONE INTERNAZIONALE, собрана из множества лестниц. Лестница символизирует здесь движение вверх, хотя залещать на них запрещено и неудобно: ступеньки расположены слишком далеко друг от друга, так что символ остается символом.

Высота инсталляции около 15 метров, ее собрали из 72 модулей, по четыре лестницы в каждом. Лестницы мастерили заранее на техдворе в Звизжах. А непосредственно на площадке объект был собран как из конструктора и ушло на это всего лишь два дня.

«Штурм неба». Фрагмент конструкций башни. Фото А.Леонтьева.
«Штурм неба». Ночной вид.
Финальной точкой маршрута стала инсталляция «Путь света», где движение представлено в виде тонкой невещественной материи света. Крутая тропа, прорубленная в лесу командой Василия Щетинина, объединила две ранее никак не связанные фестивальные площадки – Версальский парк и Лабиринт. По проекту Антона Кочуркина тропу обозначили множеством разноцветных шариков-светильников. Их цвета выбраны в соответствии с фирменными цветами банка «Связной» – стратегического партнера фестиваля.



«Путь света» между «Версалем» и «Лабиринтом».
Что касается событийной части, то тут рука устанет писать – так много было задумано и реализовано под ясным небом Никола-Ленивца. Отдельно хочется упомянуть перформанс Андрея Бартенева «Поцелуй дерева», устроенный в поле у «Ротонды» Бродского. Молчаливое шествие зеленых человечков оставило неизгладимое впечатление, наверное, у всех, кто видел это шоу.



Перформанс Андрея Бартенева «Поцелуй дерева».
Перформанс Андрея Бартенева «Поцелуй дерева».
Музыкально-театральная программа фестиваля развернулась на трех основных площадках: в пространстве «Вселенского разума» Николая Полисского, где разыгрывалось действо лаборатории «Театрика» и медиа-опера «Арфисток в аду», на сцене «Labscape» рядом с главным танцполем, и на площадке «Лабиринт». Там музыка не стихала до самого утра.



Умиротворение среди движения. Фото А.Леонтьева.
На три дня умиротворенное пространство «Архстояния» целиком обратилось в движение. Такое концентрированное раскрытие темы провоцирует хотя бы из шалости переименовать «Архстояние» в «Архдвижение».


31 Июля 2012

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

С акцентом на тепло: обзор алюминиевых профильных...
Алюминий не случайно стал одним из самых востребованных материалов в современном строительстве. Благодаря своей легкости он может использоваться там, где необходима минимальная нагрузка на крепления конструкции. При этом «крылатый металл» является прочным и долговечным, способен выдерживать значительные перепады температур, не подвержен коррозии. Пожалуй, единственный недостаток алюминия – его высокая теплопроводность, однако эту проблему удалось решить. Например, Группа компаний «АЛЮТЕХ» разработала сразу несколько алюминиевых профильных систем с высокими теплоизоляционными характеристиками. Подробнее о них – в нашей статье.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.