Спасительная пропорция

В среду в галерее ВХУТЕМАС открылась выставка «Иван Николаев. Наука русского авангарда». Мы попытались разобраться, о какой именно науке идет речь и какую роль она сыграла в жизни советского архитектурного авангарда.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

04 Ноября 2011
mainImg
0 Отправным пунктом для этой выставки стало издание книги Ивана Николаева «Акведуки античного Рима». В книгу вошла докторская диссертация архитектора, защищенная им в 1945 году, затем переработанная автором в течение нескольких лет, но полностью так и не изданная (часть материалов Николаева вошла в тома Всемирной истории архитектуры). Сейчас внучка архитектора Мария Шубина собрала и отредактировала весь текст, дополнила иллюстрации и издала – частично на собственные средства, частично на грант МАрхИ; нынешний ректор института Дмитрий  Швидковский написал к этой книге вступительную статью. Вторым поводом к организации выставки стал юбилей Николаева, со дня рождения которого в июне исполнится 110 лет.

Издание текста докторской диссертации известного авангардиста добавило в название выставки обязывающее слово «наука», слово, которое вообще-то на выставках авангарда встречается редко. Вероятно, оно побудило организаторов не ограничиваться рамками обычной экспозиции, а насытить кратковременную выставку событиями, превратив ее в повод для обсуждения – и изучения разнообразных проблем авангарда. В день открытия состоялся круглый стол, посвященный сохранению самой известной в наше время постройки Николаева  – Дома-коммуны на ул. Орджоникидзе. В понедельник, 7 ноября во ВХУТЕМАСе покажут фильм о московском конструктивизме, расскажут об архивных исследованиях истории того же дома-коммуны и еще презентуют недавно вышедшую в свет книгу «Архитектура авангарда Москвы второй половины 1920-х–1930-х годов». Затем, в среду запланирована экспериментальная лекция – сопоставление музыки и архитектуры 1920-х годов, и наконец, в четверг, 10 ноября сам ректор Дмитрий Швидковский представит книгу Ивана Николаева об акведуках. Программа более чем насыщенная – понятно, почему центральную часть галереи занимают ряды стульев для слушателей. В данном случае экспозиция, размещенная на нескольких лаконичных белых, под цвет галереи, стендах, становится дополнением к циклу встреч.

Впрочем, очень приятным дополнением. Она ни в коем случае не претендует на полноту ретроспективы – это подборка подлинных работ Николаева разных лет, извлеченных из фондов музея МАрхИ и из собрания семьи архитектора. Этих работ не очень много, и хронология читается не очень ясно, а как-то по ленинской спирали. Самая ранняя (и поэтому самая интересная) зарисовка времени учебы Николаева на архитектурном отделении МВТУ – соседствует с проектами НЭР, инициатором которых, оказывается, Николаев был в период его ректорства МАрхИ в 1958-1970 годах. Рядом с эскизом конкурсного проекта павильона СССР на Всемирной выставке в Нью-Йорке 1964 года обнаруживаем на стене ленту, посвященную дому-коммуне на ул. Орджоникидзе. Вначале этот разброс несколько сбивает с толку, но пространство выставочного зала невелико и зритель достаточно быстро переходит от растерянности к размышлениям о перипетиях жизни Ивана Николаева. И прежде всего, конечно же, о самом болезненном для всех без исключения авангардистов – о сталинском насильственном переходе к классике в 1930-е годы.

Особенность выставки в том, что она показывает очень понемногу, но – работы разных лет, жизнь известного архитектора целиком, без акцента на авангарде или классике. Неожиданно для себя обнаруживаешь, что Иван Николаев, биография которого, написанная С.О. Хан-Магомедовым, заканчивается коротким послесловием на 1930-х годах – был успешен практически в течение всей своей жизни. Были авангардисты, жизнь которых в 1930-е буквально рушилась, а Николаев миновал все стилистические бури не то чтобы без потерь, но без видимых травм – поэтому Дмитрий Швидковский в своем предисловии к новой книге назвал его «железным человеком».

Причин такой устойчивости обнаруживается как минимум две: первая очень точно названа там же, в послесловии С.О. Хан-Магомедова – это принадлежность Николаева к промышленному направлению авангарда. Воспитанный в МВТУ, он, по-видимому, считал главным не поиски совершенно новой (чистой, пролетарской, далее везде), формы, а – рациональное решение практических, функциональных задач. Он проектировал заводы и общежития при них, жилища пролетариата, придумывал способы расселить рабочих как можно эффективнее (читай – теснее), его дома-коммуны получили название «социальных конденсаторов». Его архитектура не притворялась машиной, она ею попросту была: хорошим отлаженным механизмом, причем (это уже в силу политэкономических причин) она была скорее комбайном, чем личным автомобилем.  Если стилевые и формальные изыски для Николаева были наименее важны, то и авторитарный поворот к классике не мог затронуть его в эмоциональном плане столь же сильно, как, например, Леонидова, для которого форма была – всем.

Вторая причина, это, вероятно, та самая наука, которая фигурирует в названии выставки. Николаев начал преподавать сразу же, как только окончил институт, в 1925 году, и практически не прекращал этого занятия. В 1929 он защитил кандидатскую диссертацию по промышленным зданиям, а в 1930-е, как раз с момента поворота к классике, он начинает готовить ту самую, уже упомянутую докторскую про римские акведуки. И ведь нельзя сказать, что архитектор ушел от классики в науку. Наукой он занимается параллельно, и в 1930-е активно проектирует, и вовсе даже не в классике – его проект Куйбышевской ГЭС 1938 года это совершенно промышленное здание, без намеков на декор. Скорее уж он похож на Центр Жоржа Помпиду в Париже, чем на «сталинский ампир».

Можно, конечно, было бы сказать, что помимо науки и «прома» архитектор «убежал» от сталинской классики… в Турцию, где он, вместе с И.Ф. Милинисом, А.Л. Пастернаком и Е.М. Поповым проектирует (1932-1933) и строит (1935-1936) текстильный комбинат. Этот, малоизвестный непосвященным турецкий комбинат получается одним из главных героев выставки, где можно увидеть и проект, и эскизы – красивые, прямо-таки итальянские сангины. Формы комбината, однако, лишь слегка затронуты веяниями классики (тонкие опоры его пропилей отдаленно напоминают портики московской РГБ).

Итак, Николаев начал заниматься изучением акведуков. Тема формально вполне классическая, но в то же время он изучает не портики и капители, а инженерные сооружения. То есть, ведущий архитектор «прома» 1920-х выбирает в античном наследии, раз уж им приказано заняться, самый промышленный, в сущности, раздел. И начинает исследовать истоки своей промышленной архитектуры. Он с упоением изучает конструктивные особенности акведуков, а заодно – орудия труда древних римлян и прочие сопутствующие (очень увлекательные) вещи, но главное – пропорции.

Измерение пропорций – это любопытное направление в истории архитектуры. Одним из главных его идеологов был Кирилл Николаевич Афанасьев, измерявший абсолютно все: от галерей Софии Киевской до иконы Богоматери Владимирской (если поставить иглу циркуля в глаз Богоматери и отмерить несколько расстояний, получалась стройная схема). Если посмотреть на измерение пропорций как на метод, то главная особенность этого метода – то, что он не дает для изучения истории архитектуры совершенно ничего. Тогода, когда использование формул архитекторами прошлого теоретически можно доказать, разговор о пропорциях имеет смысл, но в большинстве случаев он на поверку оказывается чистой игрой ума тех, кто измеряет, исторически чуть более осмысленной по отношению к культурам, увлеченным математикой (египетским пирамидам или римским акведукам Николаева), и совершенно бессмысленной для изучения древнерусской архитектуры (о ней Иван Сергеевич Николаев тоже написал книгу, под редакцией К.Н. Афанасьева).

Зато история жизни архитектора и ученого Ивана Николаева, наглядно показанная на выставке в галерее ВХУТЕМАС, очень хорошо демонстрирует, какова настоящая, жизненная и действительная ценность пропорциональных теорий.

Все хорошо знают, что классика (шире исторические стили) и авангард – враги. Они могут временно мириться, находить точки соприкосновения, и одна из таких точек – стереометрическая классика французской революции от Булле и Леду, а вторая – это пропорции. Что почувствовал и Ле Корбюзье, и мастера советского авангарда, особенно когда зашла речь о классическом повороте. Архитекторы классицизмов, правда, хотя и уважали Золотое сечение, никогда не делали из их измерения столь сложной и разветвленной науки, какую сделали из него бывшие авангардисты в сталинское время.

Говоря просто, ситуацию можно представить себе так: если лишить классику всех украшений, то останется коробка, спропорционированная определенным образом. В общем-то, похожая на архитектуру авангарда. Когда авангард чувствовал себя непримиримым врагом и победителем старых стилей, то есть в 1920-е годы, он придумал принципиально противоположные пропорции, чтобы не быть похожим даже на «раздетую» классику. Когда же сверху потребовали заняться классикой, то переходные проекты начала 1930-х получили, перво-наперво, новые пропорции: квадратные окна вместо ленточных, и проч. Пропорции – это та часть классического наследия, которую архитектор-модернист может применить к своим зданиям, не опасаясь окончательно потерять лицо и быть обвиненным в «преступлении» орнамента (другое дело, что сталинское время компромиссов не терпело, и все, кто проектировал, уже после войны использовали и орнаменты тоже. В том числе и Николаев, см. его проект арочной проходной Волгоградского завода, украшенный рельефами. Теперь рельефы ободраны, остались только арки).

Так или иначе, пропорции – точка соприкосновения враждующих парадигм, и тогда, когда советское правительство нашло нужным столкнуть эти парадигмы лбами, изучение пропорций стало нейтральной территорий выживания для архитекторов, воспитанных на авангарде 1920-х. И если этот метод помог бывшим авангардистам выжить или не свихнуться, его надо признать очень полезным. С житейской точки зрения и с позиций истории искусства XX века.

Тем более, что с конца 1950-х Николаев вновь возвращается к тематике «прома» двадцатых и, будучи ректором МАрхИ, становится, вероятно, одним из инициаторов темы НЭР (нового элемента расселения, которым занимались впоследствии и А.Э. Гутнов, и И.Г. Лежава). Он делает авторскую прививку авангардного «прома» послевоенному модернизму. Хотя надо признать, что сейчас действие прививки, кажется, закончилось – в нашей современной архитектуре это наследие ощущается редко и слабо.
Страница из книги И.С. Николаева. Фотографии Юлии Тарабариной
Книга И.С. Николаева «Акведуки античного Рима». Москва, 2011
Внучка архитектора и издатель его монографии Мария Шубина показывает журналистам чертеж Гардского моста, исполненный И.С. Николаевым для докторской диссертации.
Страница из новоизданной книги И.С. Николаева «Акведуки античного Рима» с авторскими схемами конструкций.
Выставка в галерее ВХУТЕМАС. Слева чертеж Гардского моста И.С.Николаева, справа - акварель его работы.
Выставка в галерее ВХУТЕМАС. Слева планшеты НЭР, справа портрет И.С.Николаева.
Выставка в галерее ВХУТЕМАС. Планшеты НЭР
Выставка в галерее ВХУТЕМАС. Графическая работа И.С. Николаева 1923 года.
Выставка в галерее ВХУТЕМАС. И.С.Николаев. Эскизы проекта общежития текстильного института. 1928.

04 Ноября 2011

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Пресса: Дом-коммуна на фоне акведука. В галерее Вхутемас вспоминают...
Исполнилось 110 лет со дня рождения известного архитектора, градостроителя, ученого, одного из основоположников отечественной промышленной архитектуры Ивана Николаева (1901-1979). К этой дате в галерее Вхутемас подготовлена программа «Иван Николаев. Наука русского авангарда».
Пресса: К 110-летию Ивана Николаева в галерее ВХУТЕМАС открылась...
Чертеж Гардского моста архитектор Иван Николаев сделал по одной лишь фотографии, не выезжая во французский город Ним. В 1939 году за границу его не пустили, тем не менее, удалось подробнейшим образом описать устройство, изобразить даже орудия и механизмы, которые римляне использовали при строительстве акведука.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.